Вісник - Випуск 44 - Спеціальний випуск - 2011

Уровень потребления спиртных напитков рабочими Поволжья в период нэпа 

Рівень споживання спиртних напоїв робочим Поволжя в період непу. У статті розглядається повсякденне життя робітників, пов'язана звживанням алкоголю. Автор приходить до висновку, що пияцтво в робочому середовищі стало традиційним елементом робочого дозвілля. Робітники виявилися найбільш питущою групою міського населення, що, безсумнівно, несло величезні збитки на виробництві за рахунок п'яних прогулів, шлюбу, виробничого травматизму.

Ключові слова: алкоголь, робочі, пияцтво, виробництво, порушення трудової дисципліни, рух за тверезість, міста Поволжя. 

Употребление спиртных напитков всегда составляло неотъемлемую часть культурно-антропологического процесса. В период нэпа существовал целый спектр отрицательных черт, определенным образом обусловливавших ход повседневной жизни. В это время жизнь населения проходила на фоне грандиозных и драматичных событий, переживаемых государством в целом. Ситуация, в которой находились обыватели, явилась прямым следствием разразившейся мировой войны, затем вспыхнувшей революции, последовавшей за ней гражданской междоусобицы и введением рыночных отношений в экономику страны.

После окончания гражданской войны в среде фабрично-заводских рабочих стали возрождаться обычаи бытового пьянства: традиция «первой получки», с которой необходимо было напоить коллег по работе, «обмывание нового сверла» и т.д. Возобновилась традиция походов в гости. В гости ходили по праздничным дням. Выходными днями по-прежнему считались 12 религиозных праздников. Активно стали отмечаться и новые советские праздники: 7 ноября, 1 мая и т.д. Культура проведения торжеств была одинаковой: приготовление праздничной еды, прием или посещение гостей. Походы в гости, по данным С. Г. Струмилина, в 1913-1924 гг. являлись самой распространенной формой проведения досуга всех слоев городского населения России. Как правило, они сопровождались употреблением алкоголя. Согласно официальным данным, взрослые рабочие в начале 1920-х г. тратили на спиртное 4% своего дохода. В промышленности процент пьющих рабочих в среднем равнялся 90% и, как отмечала, И. Такала: «пьянство ежедневное, хроническое, то, которое население считает вполне допустимым, растет быстрее, чем пьянка по случаю».

В первой половине 20-х годов в условиях запрета водки, самогон занял ведущее место среди спиртных напитков потребляемых рабочими. Эго подтверждают данные статистики. В Пензе в 1922 г. милицией было раскрыто 280 точек по производству самогона, в 1923 г. - 591, а 1924 г. - 594. В Астрахани за 1923 год милицией составлено 6917 самогонных протоколов (из которых за распитие самогона - 67% дел, за варку самогона - 24%, за торговлю - 5 %, за хранение - 4%). Согласно данным пензенского историка С. Е. Панина, анализ «Индивидуальных карт по обследованию здоровья рабочих и лиц, живущих в общежитиях» за 1924 г. показал, в 90% случаев самым популярным напитком рабочих г. Пензы являлся самогон.

В Нижегородской губернии в 1923 г. за изготовление и сбыт спиртосодержащих веществ было привлечено 5523 человека, на следующий год эта цифра поднялась до 9880 случаев. В Саратовской губернии за первую половину 1925 г. выявлено 5745 случаев самогоноварения. Следует обратить внимание, что после начала продажи водки в розничной торговли число случаев привлеченных за самогоноварение резко падает. Так в Нижегородской губернии эти данные опустились в 1925 г. до 1800 случаев, а в 1926 г. до 599.

Явления массового пьянства в рабочей среде были характерны для большинства предприятий исследуемого региона. Так, начальник артели на Самарском лесопильном заводе «Волго-Каспий-Лес» Ельцов варил самогон и спаивал рабочих до потери сознания.

В 1924 г. в Астрахани в неделю масленицы (с 4-9 марта) прошла облава: в 12 столовых и ресторанах было обнаружено 159 бутылок без патентного пива и около 30 литров самогона, у частных лиц конфисковано 18 самогонных аппаратов и около 150 литров произведенного самогона. В Нижегородской губернии за 1924 г. за сбыт и хранение спиртных напитков, спиртосодержащих веществ было осуждено 9880 человек.

Советские и партийные органы в это время были чрезвычайно озабочены пьянством рабочих. Пензенский горрайженотдел в январе 1924г. поставил вопрос о хроническом пьянстве в семьях рабочих. На заседании отмечалось, что никаких улучшений ситуации не происходит, а жены стали панически бояться своих мужей. Еазета «Трудовая правда» свидетельствовала о том, что рабочий Лесозавода № 11 вздумал отпраздновать Рождество 1925 года. Зашел в шинок и за отсутствием денег начал закладывать одежду. Заложил френч, потом бекешу, а дальше ... и брюки. Идти из шинка оказалось не в чем. Жена обратилась к милиционеру за помощью и он выручил рабочему бекешу, но под расписку, что рабочий уплатит за выпивку.

«Рыковка» появилась осенью 1925 г. после принятия декрета СНК СССР от 28.VIII. 1925 г., по которому разрешалось продавать водку в органах госторговли. Ситуация усугублялась еще и тем, что винно-водочные изделия, продававшиеся населению, приносили государству немалый доход, который затем шел на нужды индустриализации. В середине 1920-х г. наблюдалось массовое явление - посещение рабочими, в особенности в праздничные дни, различных пивных и биллиардных. Характернее всего было то, что с разрешением продажи алкогольных напитков у магазинов зачастую можно наблюдать целые очереди рабочих.

Пьянство рабочих стало вообще жестоким бичом для администрации предприятия: рабочие пили не только в нерабочее время, но и прямо у станков. Доходило до того, что из-за пьянства рабочих останавливались предприятия. Вот некоторые выдержки из информсводок ОГПУ за 1926 г. В Сталинграде на заводе «Баррикады» употребление спиртных напитков отмечается не только среди рабочих, но и мастеровых. В Самаре рабочие частенько во время пьянки пропивали выданную спецодежду. На писчебумажной ф-ке «Маяк революции» в г. Пензе пьянство охватило всех трудящихся завода, встретить трезвого стало большой редкостью. На суконной фабрике «Творец Рабочий» поголовное пьянство рабочих с 14-15 лет». «Повальное пьянство на стеклозаводе № 1 «Красный Гигант», и т.д. На фабрике «Саратовская мануфактура» отмечалось сильное пьянство рабочих. В помещении кооператива рабочие и служащие устроили встречу нового года, пьянство, пляски шли всю ночь. Прибывшая милиция прекратила празднование. Ни один день отдыха не обходиться без пьянства.

Потребление алкоголя рабочими с 1924 по 1928 гг. увеличилось в 8 раз. По материалам обследования, в 1927 г. в крупных городах Европейской части РСФСР расходы на пиво и вино только у молодых рабочих составляли 16-17% заработка, что в полтора раза превышало затраты на книги. Так, например, в 1924 г. рабочие Ульяновска на пигцу тратили 26,6 руб. ежемесячно и 5,75 руб. на выпивку (т.е. в 4,6 раза меньше), в то же время американские рабочие на выпивку тратили в 6,2 раза меньше, чем на питание. НаЕрманских лесозаводах часть рабочих на алкоголь тратили до 70-80% заработной платы.

Наиболее активно употребляли спиртные напитки рабочие, выходцы из деревни 1900-1908 годов рождения. Пьянство среди рабочих вело к снижению производительности труда и нарушению трудовой дисциплины. Пьянство порождали многие социально-экономические причины, среди которых следует отметить безработицу и беспризорность в городах, вовлечение в производство выходцев из деревни, тяжёлые жилищные условия. Положение усугублялось также неудовлетворительной культурно-воспитательной работой государственных органов, снисходительным отношением к пьянству молодежи со стороны взрослых, неумением комсомола организовать досуг молодёжи. Этому способствовали и разговоры о том, что «раз государство разрешает продал^ вина, то какая может быть борьба?».

В марте 1927 г. Совнарком РСФСР издает постановление «О мерах ограничения продажи спиртных напитков». Этим постановлением была запрещена продажа спиртных напитков малолетним и лицам, находящимся в состоянии опьянения; продажа алкоголя в культурно-просветительских учреждениях иорганизациях, а главное - вводилось право местного запрета на водку. В городах Поволжья стали закрывать места продажи крепких напитков, расположенные вблизи заводов, фабрик и жилищ рабочих. Отмеченной мерой достигались некоторые положительные результаты, поскольку она применялась к местам распивочной продажи напитков. Из подобных мест торговля производилась обыкновенно значительно дольше, чем из прочих торговых зданий, в том числе из заведений для выносной торговли спиртными напитками. Поэтому употреблявший крепкие напитки рабочий, вернувшись с завода или фабрики, имел возможность в течение нескольких часов приобретать эти напитки в заведениях для распивочной торговли. В Астрахани в 1928 г. в пятом районе, на углу улиц Суханова и Степнова, в магазине «Мукзани» в воскресные дни была распространена торговля спиртными напитками с черного хода. Рабочие, купив спиртное, садились на тротуаре около магазина и распивали приобретенные напитки.

Параллельно с административными мерами с 1928 г. резко активизировалось и трезвенническое движение. В 1924 г. по инициативе врачей, в разных районах страны стали создаваться на общественных началах «группы по борьбе с наркотизмом», которые затем выросли в общественные комиссии по оздоровлению труда и быта. Члены этих комиссий организовывали «показательные суды» над алкоголиками противоалкогольные вечера, с обязательным докладом в программе и «живой газетой» местного коллектива самодеятельности. Но это не были массовые общественные организации, «государственным делом» трезвенническое движение становится лишь после XV съезда ВКП(б).

16 февраля 1928 г. в Москве, в Колонном зале Дома Союзов, на собрании «энтузиастов противоалкогольной борьбы» было создано «Общество по борьбе с алкоголизмом» (ОБСА). Учредителями его стали советские, партийные, комсомольские работники, представители Наркомздрава, Мосздравотдела, Наркомторга, ученые. Целью общества была «помощь Советской власти в развитии культуры быта и борьбе с алкоголизмом как социальным злом».

Несмотря на усилия руководителей ОБСА, трезвенническое движение не стало массовым, численность общества к 1929 г, достигла лишь 250 тыс. членов. Главным образом, это были рабочие с большим производственным стажем, молодежи в обществе было мало. Аскетические лозунги («Алкоголизм и социализм не совместимы!», «Изгоняй, кто поит, выгоняй, кто пьет!», «Даешь получку без вина!» и т.д.), как и конечная цель движения - борьба не со злоупотреблением, а вообще с употреблением, то есть борьба за трезвость, не могли привлечь много сторонников. Ценности «продвинутых» рабочих были далеки абсолютному большинству российских мужчин, которые продолжали пить и считали это правильным. Да и с точки зрения властей радикализм лидеров трезвеннического движения вскоре стал серьезной помехой на пути к большому скачку в индустриализации и построении социализма.

Рост пьянства вызвал недовольство у близких. Жёны пьющих мужчин требовали немедленного прекращения торговли винно-водочными изделиями.В дни получки на проходных заводов и фабрик собирались женщины, чтобы встретить своих мужей, так как многие зарплату до дома не доносили. В городе Троцке перед каждой получкой жёны встречали своих мужей с целью забрать у них хотя бы часть зарплаты, а то всё будет пропито.

Алкоголизм стал проблемой всего населения страны, так как в той или иной степени каждый гражданин соприкасался с этой бедой. Рост пьянства заставил президиум Ленсовета принять в октябре 1926 г. решение об организации первых в СССР вытрезвителей. В городах Поволжья вскоре тоже появились вытрезвители. В сентябре 1928 г. в Самаре было введено лечение алкоголиков ультрафиолетовыми лучами.

ЦК ВЛКСМ призвал комсомольцев вовлекать в работу детей и пионеров. Так, весьма целесообразным считалось устройство детских демонстраций ко дню получки или обход рабочих квартир под лозунгом: «Мы против пьяных отцов». В Сталинграде 14 октября 1928 г. состоялась детская демонстрация протеста против пьянства с плакатами: «Долой пьянство!», «Каждая бутылка вина стоит 2-3 школьных учебника!», «Родители! Бросьте пьянство, организуйте в школах горячие завтраки», «Взрослый, помоги ребёнку быть здоровым!». В Сталинграде 27 ноября 1928 г. в демонстрации приняло участие 12 тыс. пионеров и детворы. Над колонами ребят пестрели полотнища с лозунгами: «Требуем закрыть все пивные», «Отец, вместо бутылки вина, купи книжку».

Таким образом, пьянство в рабочей среде стало традиционным элементом рабочего досуга. Рабочие оказались наиболее пьющей группой городского населения. Без сомнения усиливались конфликты в семьях, а также, в следствие пьянства отцов - основных кормильцев, ухудшилось материальное положение семей рабочих. Огромные убытки несло производство за счет пьяных прогулов, брака, производственного травматизма.