Украина: история. Субтельный Орест

Имперская экспансия

Начиная еще с XV в. экспансия Москвы становится доминантой истории всей Восточной Европы и в частности Украины. Цифры говорят сами за себя: если в 1462 г. восходящее Московское государство занимало всего лишь 24 тыс. кв. км, то в 1914 г. территория Российской империи составляла 23,8 млн кв. км, т. е. шестую часть всей земной суши. По подсчетам историков, империя росла со средней скоростью 80 кв. км в день!

В конце XVIII в. Российская империя собрала все свои силы для великого завоевания Юга. Ее главными целями стали широкие степи Причерноморья, находящиеся под властью крымских татар, а также контролируемые Турцией морские пути — ключ к Средиземноморью и ко всей мировой торговле.

Покуда империя для осуществления указанных планов нуждалась в помощи украинцев, она позволяла им сохранять свою автономию (Гетманщину). Но как только Россия подписала с Турцией Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1774 г., закрепивший военный успех екатерининской империи и признавший ее присутствие на Черном море и сюзеренитет над Крымским ханством,— стало ясно, что Гетманщина обречена. Та же судьба ожидала и все другие земли, лежавшие между Россией и Черным морем.

Разрушение Запорожской Сечи. После возвращения под власть России в 1734 г. запорожцы получили обратно свои прежние земли. Неподалеку от места старой Сечи (разрушенной в 1709 г. войсками Петра) они построили Новую Сечь. Впрочем, имперское правительство особой радости от этого возвращения не испытывало.

С одной стороны, запорожцы, конечно, незаменимы в войнах с турками — в этом смысле Екатерина не могла ими нахвалиться и не жалела для них медалей. С другой же стороны, с этими запорожцами у «государыни императрицы» вечные хлопоты. Настоящий рай для беглых крестьян, Сечь не знала крепостного права и имела вдоволь непаханой земли для новых поселенцев. И только где вспыхнет антидворянский бунт — запорожцы тут как тут. В 1768 г. они играют первую скрипку в кровавой Гайдамаччине на Правобережной Украине. И они же в 1772 г. укрывают от гнева царицы многих участников не менее кровавой уральской Пугачевщины.

Впрочем, и среди самих запорожцев насилие и социальные конфликты стали к тому времени обычным делом. С быстрым заселением запорожских земель (а к 1770 г. здесь проживало уже 200 тыс. человек, в основном казаков) интенсивное развитие получают земледелие, скотоводство и торговля. Всю эту хозяйственную деятельность контролировали запорожские старшины. Последний кошевой атаман Запорожья Петро Калнышевский имел 14 тыс. голов скота. Его старшины мало уступали ему в богатстве. На Запорожье, как и в Гетманщине, все более углублялась социальная и имущественная пропасть между казацкой старшиной и голотой, и бедные часто шли войной на богатых. В 1768 г. запорожская старшина едва не стала жертвой казацкого погрома: переодевшись монахами, казацкие начальники бежали с Сечи и искали спасения в близлежащих российских гарнизонах. И лишь вмешательство имперских войск помогло восстановать порядок.

Постоянные конфликты на Сечи, упрямое сопротивление запорожцев правительственным попыткам колонизации Причерноморья — все это убеждало Екатерину в том, что проблема требует радикального решения. Война с турками закончилась победой, татарской угрозы больше не существовало — теперь уже ничто на мешало императрице разрушить Сечь вторично.

4 июня 1775 г., когда большинство запорожцев все еще находилось на турецком фронте, возвращающаяся оттуда же российская армия под командованием генерала Текели окружила Сечь, захватила ее и сравняла с землей. Калнышевский и старшина, несмотря на свою пророссийскую ориентацию, были арестованы и сосланы на Соловки. Большой отряд запорожцев из 5 тыс. человек нашел приют на турецкой территории, недалеко от устья Дуная. Около половины запорожских земель были поделены между российскими вельможами, остальные переданы немецким и сербским колонистам. Объявив о ликвидации Сечи, Екатерина пыталась стереть ее даже из памяти народа, заявляя, что само употребление слов «запорожец», «запорожский казак» впредь будет рассматриваться как оскорбление ее императорского величества.

История Запорожской Сечи имеет свой эпилог. Те 5 тыс. запорожцев, что ушли за турецкий кордон, получили разрешение султана поселиться в устье Дуная. Чтобы создать им противовес, правительство в 1784 г. переселяет остаток бывших запорожцев в междуречье Буга и Днестра. В 1792 г. «бугских» казаков переименовывают в «черноморских» и переводят на Кубань. В 1828 г. часть задунайских казаков во главе с Йосипом Гладким возвращается в Российскую империю и вскоре присоединяется к своим побратимам на Кубани. Так что кубанские казаки — прямые потомки запорожцев.

Покорение Крымского ханства. После неудачной кампании 1686 г. Российская империя в течение почти целого столетия пыталась завоевать Крым. Во время войны 1734—1739 гг. российские и украинские войска прорвались на полуостров, но эпидемии и нехватка продовольствия заставили их отступить. Однако в 1774 г. они вернулись в Крым, захватили весь полуостров и заставили турецкого султана в Кючук-Кайнарджийском договоре отречься от своего сюзеренитета над Крымским ханством. Ханству этому, впрочем, оставались считанные годы: в 1783 г.— одновременно с Гетманщиной — оно прекратило свое существование.

Трудно переоценить значение этого события для истории Украины да и всей Восточной Европы. Крымское ханство было последним в Европе бастионом тюркских кочевников, и еще совсем недавно, в 1769 г., десятки тысяч татар совершили свой последний опустошительный набег на Украину. Теперь с набегами было покончено — равно как и со всей тысячелетней угрозой Великой степи. Перестав быть смертельно опасной для оседлых жителей порубежья, степь отныне и навсегда покорилась крестьянскому плугу.

Разделы Речи Посполитой. Даже некогда мощная Речь Посполита, чье население в описываемую эпоху составляло 11 млн, а территория простиралась на 733 тыс. кв. км, не была защищена от российской экспансии. «Златые вольности» довели эту страну до шляхетского беспредела, и она стала практически неуправляемой. В состоянии почти полной анархии, поощряемой и местными магнатами, и иностранными державами (тем и другим анархия была на руку), провела она, пожалуй, весь XVIII век. И, конечно, соседняя Россия, извлекая максимум политической выгоды из своего традиционного статуса защитницы православия и православных Речи Посполитой, с особым успехом расстраивала все планы поляков по реформированию и оживлению государственной власти в их стране.

Наконец, агрессивные соседи Речи Посполитой — Россия, Пруссия и Австрия — решили открыто воспользоваться ее плачевным состоянием. В результате трех разделов— 1772, 1793 и 1795 годов — польско-литовское государство исчезло с карты Европы. Львиная доля бывшей Речи Посполитой — 62 % территории и 45 % населения — досталась России; 18 % территории и 32 % населения отошли к Австрии и соответственно 20 и 23 % — к Пруссии.

На Украине все эти радикальные перемены в Восточной Европе сказались самым непосредственным образом: в 1772 г. украинцы Галичины и Буковины попали под власть Австрии, а Правобережная Украина в 1795 г. вошла в состав Российской империи. История Украины отныне вступала в новую фазу.

* * *

На протяжении почти целого столетия Гетманщина была центром политической жизни Украины. Хотя московские, а затем и петербургские цари не только контролировали ее внешние связи и военные кампании, но и постоянно вмешивались во внутренние дела, однако гетманская администрация, суды, финансы, армия, социально-экономическая политика — все это создавалось, осуществлялось и поддерживалось самими украинцами.

Самоуправление способствовало появлению новой украинской дворянской элиты. Новое дворянство было предано своим традициям и гордилось ими. Даже на закате Гетманщины представители казацкой старшины, делегированные в имперскую законодательную комиссию, были искренне убеждены в превосходстве своих законов и обычаев над всеми прочими — и с этих позиций открыто отвергли екатерининские реформы. Таким образом, значение Гетманщины как исторического прецедента украинского самоуправления поистине трудно переоценить — вплоть до начала XX в., когда вопрос о самоопределении украинской нации будет поставлен ребром.

Более чем через полвека после ликвидации Гетманщины Тарас Шевченко писал:

Була колись Гетьманщина,

Та вже не вернеться!

Було колись панували,

Та більше не будем.

Тої слави козацької

Повік не забудем.

Гетманщину не только не забыли — память о ней помогла начать новую эру в украинской истории. Многие украинские интеллигенты, формировавшие национальное самосознание начала XX в., вышли именно из потомков казацкой старшины. Гетманщина — ключевой компонент истории Украины, ее национальный миф, важный исторический пример, вдохновляющий и современных украинцев к укреплению своей государственности.