Украина: история. Субтельный Орест

Традиционное хозяйство

Вплоть до середины XVI в. в имении феодала производились продукты преимущественно на потребу самого феодала с чадами и домочадцами, для домашнего скота, для следующего сева и т. п. Всю жизнь проводя в военных походах и вечно нуждаясь в наличности, дворянин меньше всего мог думать о коммерции, а если бы даже и захотел заняться ею, то вряд ли нашел бы в ту эпоху сколько-нибудь развитые рынки для сбыта продуктов своего имения. Вот почему все свои земли, кроме тех, где находились их собственные усадьбы, шляхтичи обычно отдавали в крестьянское пользование. Это было золотое время для крестьян — время, когда знать не вмешивалась в их дела, время колонизации новых земель и важных усовершенствований сельскохозяйственных орудий. Условия панщины, оговоренное количество оброка веками не менялись, в то время как доходы крестьян неуклонно росли.

В те времена не так уж редко можно было встретить зажиточного селянина, семья которого обрабатывала надел размером 8—12 га, имела лошадь и одного-двух волов, две-три коровы, несколько свиней, десятки кур и гусей. Дневной рацион среднего украинца включал около 0,6 кг хлеба, 2,5 л пива, яйца, кашу, сыр, овощи и фрукты по сезону. Правда, мясо ели только по праздникам. Дворяне питались примерно тем же, но мясо ели чаще да изредка на их столах появлялись заморские деликатесы вроде специй, изюма, инжира. Кондитерские изделия были редкостью, и даже богатые шляхтичи лишь по особым поводам могли позволить себе вино.

При этом даже в лучшие времена множество беднейших крестьян и горожан постоянно голодали. Из-за плохих условий жизни большинства населения, частых эпидемий, высокой детской смертности средняя продолжительность жизни не превышала 25—30 лет.

Для городских жителей XIV—XV века также были временем относительного благополучия. И литовские, и польские правители прекрасно понимали, что города служат не только важным источником дохода, но и надежным союзником в возможных конфликтах центральной власти с местными феодалами. Поэтому все верховные властители способствовали развитию старых городов и строили новые. Правда, в погоне за барышом многие правители обкладывали города грабительскими налогами, сами устанавливали, каким городам с какими странами торговать, лишь некоторым из них давая разрешение на торговлю привозными товарами. Но при этом, как уже было сказано, города пользовались значительной автономией, а их жители — определенными правами, и это способствовало постоянному росту городского населения.

В начале XV ст. крупнейшим городом Украины становится Львов, насчитывающий приблизительно 10 тыс. жителей (Киев, обойденный новыми торговыми путями и оставленный на разграбление татарам, в это время населяло не более 3 тыс. человек). Среди львовян были представители 36 различных профессий, объединенные в 14 цехов. Надо сказать, что цехи, или гильдии, занесенные в Украину немецкими ремесленниками, были удобной формой сплочения горожан для защиты своих интересов и контроля над количеством и качеством производимой продукции. Только в одном Львове насчитывалось около 500 мастеров-ремесленников, объединенных в свои собственные или родственные гильдии. Поскольку быстро растущее городское население нуждалось в продуктах питания, а жители деревень — в изделиях городского труда, местная торговля — опора всякой коммерции — процветала на регулярно устраиваемых городских ярмарках. Жители украинских (и особенно западноукраинских) городов успешно занимались и внешней торговлей, поскольку Львов и Каменец-Подольский находились на главных торговых путях из Западной Европы в Крым и страны Востока.

И все же по сравнению с другими европейскими странами в Украине городов было мало. Так, на Волыни, где общая плотность населения была относительно высокой, на 300 кв. км приходился всего один город. Не только малое количество, но и этнический состав городов ограничивали их роль в жизни украинцев. Ведь литовские и польские правители для развития городов в Украине приглашали сюда множество иммигрантов — немцев, евреев, поляков, армян и греков, так что вскоре именно они и их потомки стали составлять большинство населения украинских городов, особенно таких крупных, как Львов. При этом самой многочисленной религиозной общиной во многих городах становились католики — немцы и поляки. А после того как Польша аннексировала Галичину, а позднее и другие украинские земли, культурно-языковая полонизация украинских городов пошла полным ходом.

Все это привело к суровым ограничениям для мещан-украинцев. Заявляя, что права и привилегии горожан распространяются только на католиков, полонизированная городская элита вытесняла православных украинцев из городских учреждений и судов. Наконец, дошло и до установления лимитов на число постоянных жителей-украинцев. Например, права жить во Львове были удостоены лишь 30 православных домовладельцев на маленькой, тесной Русской улице. В городе были запрещены православные процессии, зато от налога на поддержание католических храмов не были освобождены и православные горожане. Так города Украины стали для большинства украинцев чужой территорией, каковой и оставались на протяжении столетий.

Великий зерновой бум. XVI век стал для многих европейских стран веком экономического подъема. Население Европы росло не по дням, а по часам. Но соответственно росли и цены на питание. Была к тому же еще одна причина, вызвавшая так называемую революцию цен между 1500 и 1600 годами, — приток золота и серебра из Нового Света. Все это привело к беспрецедентному вздорожанию продуктов питания — на 400—500, а кое-где и на 800—1000 %, И в то время как на западе Европы, в ее перенаселенных городах голодные толпы требовали хлеба, на востоке, средь широких равнин, землевладельцы потирали руки в предвкушении сказочных барышей,

Речь Посполита естественно становилась главной житницей Европы, В ее центральных и северных землях едва успевали нагружать зерном все новые и новые суда, отправлявшиеся вниз по Висле до Гданьска, а там по Балтийскому морю в Голландию, откуда хлеб растекался по всей Западной Европе В южных же землях Речи Посполитой, лежащих далеко в стороне от «великого хлебного пути» по Висле, выгоднее было разводить скот, Так и поступали, например, на Подолье, откуда громадные стада перегоняли в Южную Германию и Италию Итак, начиналась великая восточноевропейская «продовольственная лихорадка» — процесс немаловажный по своим последствиям, и Украине предстояло сыграть р нем не последнюю роль,

Отныне все меняется в хозяйстве феодала, Оно преобразуется в плантацию, четко ориентированную на то, чтобы без лишних затрат производить как можно больше продукции на продажу Такие имения-плантации по-польски назывались «фольварки» (в Украине — «фільварки»), Для феодала больше не имело смысла собирать медленно растущий оброк с мелких и неэффективных крестьянских хозяйств, Вместо этого землевладельцу требовалось теперь по-настоящему прибрать к рукам все те участки, которые раньше он со спокойной душой отдавал в полное ведение крестьян, а оброк заменить усиленной панщиной.

Правда, в Украине, в отличие от Польши, где фольварковое хозяйство получило быстрое и широкое распространение, этот процесс проходил более вялыми темпами. Сказывались удаленность от основных рынков сбыта и нехватка рабочей силы: в меньшей степени — на Волыни, Подолье и в Галичине (кстати, там вскоре и появились первые в Украине фольварки) и в гораздо большей — в Центральной и Восточной Украине, для интенсивного хозяйственного освоения которых требовалась предварительная колонизация обезлюдевших равнин

Тем не менее именно огромные, малонаселенные земли Центральной и Восточной Украины более всего привлекали польских и полонизированных магнатов, чьи связи при дворе позволяли им надеяться получить эти земли даром. А получив их, следовало первым делом позаботиться о привлечении рабочих рук. Для этого новые земли объявлялись «слободами», т. е территориями, на которых крестьяне на 15—30 лет освобождались и от оброка, и от панщины. Таким образом, в малонаселенном Днепровском бассейне введение фольварков было отсрочено на период, необходимый для первоначального освоения земель. Когда же, наконец, Поднепровье созрело для фольварочной системы, оказалось, что ввиду особенностей местного развития эта система неминуемо должна претерпеть здесь значительные видоизменения.