Украина: история. Субтельный Орест

Сословная система в Украине

Хотя средневековье близилось к концу, характерная для этой эпохи сословная система все еще была в диковинку на Руси. Лишь с окончательным переходом Украины под власть Польши в украинском обществе быстро утверждаются сословия западноевропейского типа

В отличие от разделения общества на классы, отражающего фактический социально-экономический статус групп населения, возникающая сословная система основывалась на правах, обязанностях или привилегиях, установленных юридически. Как мы помним, в Киевской Руси человек в принципе мог легко перейти из одного «сословия» в другое, ибо четких юридических отличий между дворянами и духовенством, мещанами и крестьянством в то время не существовало. Однако со временем границы между сословиями, и особенно границы, отделившие дворянское сословие от всех прочих, становятся наследственными и практически непреодолимыми. По-видимому, уже к началу польского господства в Украине сословная принадлежность человека становится столь же (если не более) важной категорией его самосознания и самоопределения, как вероисповедание или национальность.

Дворянство. Первое и главное среди всех сословий, сформировавшихся в XIV—XV вв.,— дворянское. Его привилегии проистекали, во всяком случае теоретически, из «пролитой им крови» на королевской или великокняжеской службе. На деле же дворянское сословие составили самые различные социальные группы.

Во времена Великого княжества Литовского сердцевину украинского дворянства образовывали 20—30 княжеских (магнатских) родов, ведущие свою родословную от некогда суверенных правителей из династий Рюриковичей и Гедиминасов. Большинство этих княжеских семейств проживало на Волыни — этой твердыни украинской аристократии. Богатейший из них — род князей Острожских — имел огромные земельные владения общей площадью 14 тыс. кв. км (т. е. треть всей территории Волыни), где находилось 100 городов и более 1300 деревень. Среди других богатых и знатных домов стоит назвать Сангушков, Чарторыйских, Збаражских, Вишневецких, Заславских и Четвертинеких. Именно эти семейства всегда занимали большинство высших постов в Великом княжестве. Кроме того, в знак былой суверенности каждому из них позволялось во время войны вести собственное войско под своим личным флагом. Они не подлежали местному суду, но лишь суду великого князя.

Однако привилегии огромного большинства дворян действительно определялись прежде всего их воинской службой. Позднее таких дворян стали называть польским словом «шляхта» (от немецкого Geschlect — род, происхождение). Верхняя прослойка украинской шляхты насчитывала несколько сот семейств и происходила частично из бояр Киевской Руси. Эти семейства имели в своих владениях от 10 до 15 сел и занимали высшие посты в местной администрации.

Самыми многочисленными были нижние слои шляхты. Тысячи семей, в том числе недавние выходцы из крестьянского и мещанского сословий, получали дворянский статус за службу в кавалерии во время военных походов, в дворцовой страже, на охране границ или просто в качестве вооруженных слуг — телохранителей магната. Земли этим шляхтичам часто хватало ровно настолько, чтобы не умереть с голоду, а образ жизни их семей мало чем отличался от крестьянского. Это особенно касалось Галичины, где чуть ли не в каждом селе можно было встретить бедняка, носящего звучную дворянскую фамилию — Кульчицкий, Яворский, Чайковский и т. п.

Внутри дворянского сословия существовали не только громадные экономические отличия, но и социальные трения. Однако сам факт дарования всем этим «меченосцам» общих привилегий королевскими указами 1387, 1413, 1430 и 1434 годов способствовал выработке у них чувства сословного единства. В Польше шляхта отличалась высокой степенью сплоченности и была, пожалуй, самой могущественной в Европе, составляя 8—10 % всего населения страны (в то время как среднеевропейский показатель — не более 1—2 %). На украинских же землях Великого княжества дворянство не так быстро добилось особого статуса, а его общая численность, по-видимому, не превышала 5 % населения.

Мещане. Около 10—15 % населения украинских земель составляли жители городов, которые также выделились в особое сословие.

В то время в Украине было немало крупных, быстро растущих городов, гордых своим процветанием, самостоятельностью и самодостаточностью. Таким городам короли польские и великие князья литовские даровали Магдебурге кое право, высоко ценившееся в Европе того времени (право городского самоуправления по образцу немецкого города Магдебурга). В 1356 г. его получает Львов, в 1374 — Каменец-Подольский, в 1432 — Луцк и в 1497 г.— Киев. Это означало, что отныне королевские или княжеские чиновники не должны были вмешиваться во внутренние дела жителей этих городов.

Более того, согласно Магдебурге кому праву, все жители получивших его городов были равны между собой. Но так было лишь на бумаге, а на деле между горожанами существовали глубокие социально-экономические отличия. Немногие богатейшие, так сказать, патрицианские фамилии (во Львове, например, их насчитывалось 40—50) захватывали все посты и пользовались всеми привилегиями городского самоуправления. Средний городской класс состоял из мелких купцов и торговцев. А рабочий люд, который, собственно, и составлял большую часть городского населения, фактически был лишен всех прав, поскольку не имел в городе не только никакой собственности, но часто даже и своего угла, ютясь за городскими стенами.

Именно горожане, или мещане, в этническом отношении были наиболее разношерстной частью населения того (как, впрочем, и любого) времени, Кроме коренных украинцев (т. е тех, чьи предки жили в этих городах или на прилегающих к ним территориях со времени основания самих городов), в городах Украины проживали польские чиновники и дворяне, немецкие ремесленники, еврейские и армянские торговцы.

Крестьяне. Если два вышеописанных сословия отличались друг от друга особыми правами, то на долю оставшихся 80 % украинского населения — крестьян — приходились одни обязанности, Свое единственное право — пользоваться землей — крестьянин должен был отрабатывать на барщине («панщине») или платить феодалу оброк Впрочем, еще в XIV в, время ежегодной панщины редко превышало 14 дней в году, так что выполнить свои обязанности перед феодалом крестьянину было сравнительно нетрудно. Выполняя их регулярно, он уже не мог быть согнан со своего клочка земли, да фактически мог и сам распорядиться своим земельным наделом — завещать или продать его.

Во времена, когда земли было много, а людей мало, крестьянам жилось вольготно. Некогда существовавшее на Руси рабство не отвечало ни моральным установкам христианской церкви, ни новым экономическим условиям жизни в Украине и постепенно сошло на нет. Украинские крестьяне были по крайней мере свободными людьми. Крестьянин мог подать на феодала в суд и мог на определенных условиях даже навсегда уйти от него, отправляясь на поиски лучшей доли. В некоторых украинских землях были крестьяне, полностью не зависимые от феодалов. В Карпатах, например, где преобладало животноводство, многие села пользовались так называемым «молдавским правом» — полной автономией взамен на оброк (как правило, натурой, т. е. овцами), регулярно выплачиваемый землевладельцу-феодалу. Подобные же взаимоотношения между крестьянами и феодалами предусматривались и «немецким правом», согласно которому предприимчивый крестьянин (солтыс) получал возможность за оговоренную регулярную плату основать на земле феодала деревню или хутор и самостоятельно, без какого-либо вмешательства со стороны феодала, хозяйничать на этой земле. Наконец, в Центральной и Восточной Украине — там, где прямо за крестьянским полем начиналась дикая степь, крестьяне освобождались от всех феодальных повинностей и взамен должны были нести службу по охране границ.

Литовский Статут. Многочисленные права и привилегии, дарованные самым различным слоям общества, потребовал л создания кодифицированного свода законов. В особенности мелкой и средней шляхте не терпелось раз и навсегда зафиксировать свой привилегированный статус в соответствующих законодательных актах. И наконец, в 1529 г. появляется первый вариант Литовского Статута.

Статут не только подтверждал права дворянства, но и содержал в себе свод элементов обычного права, унаследованных еще от времен Киевской Руси. В то же время он вводил ряд новых юридических понятий, пришедших с Запада — в основном из Германии. Второе и третье издания Статута — 1566 и 1588 годов— несли в себе ряд важных дополнений, появившихся в связи с Люблинской унией.

Трудно переоценить значение Литовского Статута в истории права в Украине. Он не только узаконил те коренные социально-экономические изменения, которые произошли в XV— XVI вв., но и стал фундаментом правовой системы следующей, так называемой «казацкой» эпохи украинской истории Собственно, еще и в XIX в. некоторые районы Восточной Украины жили по законам, которые по сути опирались на Литовский Статут.

Нельзя не сказать и об еще одной важной роли, которую сыграли в Украине сословная система вообще и Литовский Статут в частности. С их введением в сознании украинцев постепенно утверждалась ценность установленных и гарантированных законом прав. Таким образом, украинцы оказывались не чуждыми правовой и политической мысли Запада. Напротив, другое ответвление Киевской Руси — Московия — из-за многовекового подчинения монголо-татарам оказалась изначально отрезанной от развития юридических норм на Западе.