Украина: история. Субтельный Орест

Канадские украинцы

Из всех украинских общин Запада канадские украинцы находятся в самом благоприятном положении. Насчитывая около 750 тыс. человек (из которых 530 тыс. имеют обоих родителей-украинцев), они по численности приближаются к украинцам США. Однако общее состояние украинской общины в Канаде намного лучше, а ее влияние больше. Поскольку население Канады в 10 раз меньше населения США, украинцы чувствуют себя здесь, как большая рыба в меньшем пруду. Если в США украинцы по численности занимают двадцать первое место среди этнических групп, то в Канаде — пятое, составляя 3 % всего населения. Как люди, заселившие канадские прерии, они могут считать себя пионерами этих земель. Некоторые украинцы даже полагают, что они являются одной из наций — основательниц Канады. Расселяясь компактными группами, первые эмигранты в Канаде более успешно противостояли ассимиляции, чем их братья по крови в США. В результате немало здешних украинцев третьего, четвертого и даже пятого поколений эмиграции говорят на языке своих предков и принимают участие в делах украинской общины.

Однако будущее украинских канадцев также далеко не безоблачно: их относительной монолитности угрожает модернизация. Глобальная тенденция к урбанизации разрушает компактные поселения в прериях — эти бастионы украинской жизни в Канаде. В 1931 г. свыше 80 % канадских украинцев жили в сельской местности, сегодня же свыше 75 % являются городскими жителями. Центрами украинской жизни в Канаде являются Эдмонтон, Виннипег и особенно Торонто, где осело много эмигрантов третьей волны. Хотя в каждом из этих городов есть большая и активная украинская община в 70—80 тыс. человек, городская жизнь в Канаде мало содействует сохранению этнической самобытности. Самые разнообразные данные подтверждают это. Вот некоторые из них: в 1921 г. свыше 90 % канадских украинцев назвали родным языком украинский, в 1971 г. такой ответ дали уже 49 %, с тех пор их доля еще уменьшилась. В 1931 г. свыше 80 % браков заключалось только между украинцами, сейчас удельный вес внутриэтнических браков едва составляет 50 %. Даже у церкви будущее весьма неопределенно. В 1931 г. украинские католическая и православная церкви охватывали 82 % украинцев, сейчас эта цифра составляет всего 52 %.

Однако если канадские украинцы и сталкиваются с теми же проблемами, что их братья по южную сторону границы, они имеют куда лучшие возможности их разрешения. Прежде всего они намного крепче организованы. Например, канадским украинцам удалось сохранить единую, признаваемую всеми представительскую организацию — «Комітет українців Канади» (КУК). Кроме того, Торонто является базой «Всесвітнього конгресу вільних українців». В Канаде также действуют многие из организаций, созданных «перемещенными лицами» в США, и связи между ними довольно крепкие. Если в США многие из организаций, основанных эмигрантами первой волны, пришли в упадок (кроме церквей и братств), то в Канаде они продолжают действовать. К тому же в Канаде хорошо развита сеть украинских профессиональных и бизнес-клубов, объединяющих молодых энергичных украинцев, занятых в сфере престижных и современных профессий. Особой популярностью у внуков и правнуков первых эмигрантов пользуются многочисленные танцевальные ансамбли. Только в Западной Канаде существует 150 таких коллективов, в которых занято около 10 тыс. человек. Впрочем, не следует преувеличивать степень организованности канадских украинцев. В общественных организациях их объединено только 10—15 %. Желая привлечь новых членов, многие из них стараются избежать политической или националистической окраски и сосредоточиваются на просветительской и культурной деятельности.

В отличие от своих собратьев в США канадские украинцы развили собственную культурную традицию. Писатели, такие как Илля Кирияк, дали мастерские литературные версии (на украинском и английском языках) истории освоения украинцами диких прерий. Известный всей стране художник Вильям Курылык часто использует в своем творчестве национальные мотивы. Архитектор Радослав Жук сочетает традиционные и модернистские элементы в архитектуре украинских церквей. Однако недостатком канадских украинцев, особенно живущих на западе страны, является то, что в своих подходах к развитию национальной культуры они слишком ориентированы на фольклорность и патриархальность, не присущие украинцам США. Возможно, это обусловлено тем, что Канаде досталась меньшая, чем США, доля украинской интеллигенции.

Подобно американским украинцам канадские также создали сеть субботних и так называемых «рідних шкіл», посещаемых в основном детьми эмигрантов третьей волны. Кроме того, украинский язык можно изучать в обычных государственных школах, и около 10 тыс. учеников используют эту возможность. Не так давно в западных провинциях реализуется идея двуязычного англо-украинского обучения. Еще одно отличие от США касается украинских исследований на университетском уровне. В отличие от основанного на частные пожертвования «Гарвардського інституту українських досліджень» его канадский двойник — «Канадський інститут українських студій» (созданный в 1976 г. и поначалу возглавленный Манолием Лупулом) в значительной степени финансируется администрацией провинции Альберта. Украинские исследования в университетах Торонто, Виннипега, Саскатуна и других местах также финансируются государством.

Наиболее впечатляющей чертой украинской общины Канады является то, что относительно большое количество ее представителей принимают активное участие в политической жизни страны. Украинцы были мэрами таких больших городов, как Эдмонтон и Виннипег. Приблизительно 100 украинцев избирались в законодательные органы провинций (в основном западных). Около 30 были депутатами федерального парламента. Пятеро входили в сенат, с десяток — в кабинеты министров страны и провинций. Конечно, украинцы далеки от того, чтобы представлять собой одну из ведущих политических сил Канады, однако из всех украинских общин Запада канадская пользуется наибольшим политическим влиянием.

Во время второй мировой войны приблизительно 35— 40 тыс. украинцев (около 15 % их общей численности) пошли добровольцами в канадскую армию. До сих пор это является предметом особой гордости канадских украинцев. Однако после войны вновь начались раздоры между ними. С новой силой в конце 1940-х — начале 50-х годов разгорелась борьба между националистическими и прокоммунистическими силами. Позиции украинских прокоммунистов укрепились главным образом благодаря их связям с победившими Советами. Количество членов «Українського трудового союзу» в 1946 г. достигло 13 тыс. человек. Они даже пытались блокировать иммиграцию националистически или антисоветски настроенных беженцев. Эти попытки провалились, за ними последовали и другие неудачи. С приходом послевоенного процветания и началом «холодной войны» коммунизм утратил притягательную силу. Отрезвляющее впечатление на многих истинных украинцев — патриотов, настроенных прокоммунистическими, оказали русификация Украины и советское вторжение в Чехословакию 1968 г. Со временем на передний план в украинской общине выдвинулись энергичные и деятельные «перемещенные лица». В последние годы коммунистов представляла горстка пожилых украинцев, втянутых в коммерческие связи с СССР,— это было все, что осталось от когда-то мощного движения.

В 1960-е годы возникла еще одна проблема, сильно занимавшая украинцев: проблема многокультурности. Под впечатлением активных выступлений франко-канадцев в провинции Квебек этнические группы, принадлежавшие к так называемому «третьему элементу» (т. е. не англ о-и франкоязычные), выдвинули правительству свои требования в области культуры. Украинцы были в первых рядах тех, кто добился успехов в давлении на правительство, заставив его выработать основные принципы политики мультикультурализма и в 1987 г. внести их в конституцию.

К успехам украинской общины в Канаде периода 1970— 80-х годов можно отнести развитие украинских исследований в университетах и публикацию англоязычной «Энциклопедии Украины» «Канадським інститутом українських студій». В основу этого издания был положен 10-томный украиноязычный труд под общей редакцией Володимира Кубийовича. Акции поддержки диссидентов советской Украины помогли освободить из лагерей Данила Шумука и Йосипа Терелю, в 1987 г. приехавших в Канаду. К 50-летию голодомора канадские украинцы создали получивший широкую известность документальный фильм об этой катастрофе. Как и в США, в 1980-е годы проблема военных преступлений привела к обострению взаимоотношений между украинцами и евреями в Канаде.