Украина: история. Субтельный Орест

28. Украинская диаспора

Сегодня свыше 2,5 млн лиц украинского происхождения живут за пределами бывшего Советского Союза. С точки зрения этнического самосознания их условно можно поделить на три группы. Первая состоит из тех, чьи предки покинули родину три, четыре или даже пять поколений назад. Как правило, они уже не говорят по-украински, мало контактируют или вообще не связаны с украинскими общественными организациями и часто имеют весьма смутное представление о своих этнических корнях. Представители второй группы, имеющие за плечами одно—два поколения эмигрантов, обычно знакомы с украинской культурой и даже неравнодушны к ней, но почти ничего не делают для ее сохранения. Третья группа — это активное меньшинство, преданное идее сохранения своего этнического наследия. Состоя в основном из политэмигрантов третьей волны и их детей (а частично — из эмигрантов предыдущих поколений), она фактически является сердцевиной украинских общин на Западе.

Американские украинцы

Вполне естественно, что наиболее многочисленные, хорошо организованные и самые динамичные украинские общины сосредоточены в США и Канаде. Если говорить об американских украинцах, то сильной стороной их общины является прежде всего ее относительная многочисленность. Большинство украинцев, оставивших родину, направляли свои стопы именно в США, и эта эмиграция была весьма продолжительной. Первые пришельцы составили организационную основу общины — церкви и братские организации, которые впоследствии уже развивали эмигранты второй волны. Третья волна нахлынула как раз вовремя, чтобы принять эстафету у «старых» эмигрантов. Имея основу в виде уже созданных их предшественниками учреждений и организаций, они могли сосредоточиться на создании новых. Таким образом, украинские эмигранты в США смогли обеспечить преемственность и прогресс в развитии своей общины. Им посчастливилось жить в обществе, предоставившем многочисленные возможности и средства для этого.

Однако тем, кто хотел сохранить свое национальное лицо, пришлось столкнуться с серьезными трудностями. Экономические условия заставляли украинцев селиться в больших городах, где очень сложно было придерживаться традиций крестьянства. Еще совсем недавно американская система образования имела ярко выраженный ассимиляторский характер. Будучи самыми многочисленными по сравнению с другими украинскими общинами Запада, американские украинцы, впрочем, составляют относительно незначительную этническую группу в США. В количественном отношении они занимают двадцать первой место в стране и девятое — в среднеатлантических штатах, где они в основном и сосредоточены. Что же касается их политического влияния, то оно даже меньше, чем можно было бы ожидать. В общем довольно положительный эффект в этом отношении принес большой наплыв «перемещенных лиц» после второй мировой войны. Он значительно оживил украинскую общину и расширил число активистов. В то же время высокий уровень политизации беженцев (особенно связанный с раздорами между бандеровцами и мельниковцами) сделал украинскую общину в Америке одной из самых фракционных на Западе.

Какие социально-экономические характеристики отличают американских украинцев от средних американцев? Традиционно с образом украинца связывался относительно низкий уровень образования. И это не удивительно, поскольку ранняя и наиболее многочисленная эмиграция шла из самых отсталых регионов Европы, где неграмотность достигала 50 %. Поэтому еще долгое время даже родившиеся в Америке украинцы были намного больше представлены в рабочих профессиях, чем среди служащих. В последнее время ситуация меняется. Если нынешние тенденции сохранятся, то в недалеком будущем украинская молодежь в Америке по своему образовательному уровню превзойдет средние показатели белого населения США и некоторых других восточноевропейских этнических групп. Значительных успехов в достижении более высокого профессионально-общественного статуса достигли дети эмигрантов третьей волны. Можно с уверенностью сказать, что ныне украинцы прочно утвердились как часть среднего класса Америки.

В целом украинские семьи не такие «современные», как американские: здесь меньше неполных (с одним родителем) семей, многие живут вместе с родителями или более старшими родственниками. Украинцы позже вступают в брак, не спешат с детьми и более часто остаются одинокими. Будучи выходцами из крестьян, они консервативны и в политике, и в частной жизни.

Наблюдатели отмечают, что украинская община в Америке отличается необычайно большим количеством организаций. Некоторые даже говорят об их переизбытке. Объяснить этот феномен можно тем, что, во-первых, галичане и буковинцы имели высокоразвитую традицию общественной организации; во-вторых, каждая новая волна эмигрантов создавала свои учреждения; в-третьих, послевоенные беженцы (многие из которых были общественными активистами в Галичине) пытались создать в Америке те же организации, которыми они руководили дома.

В настоящее время самыми крепкими украинскими институциями в США являются те, что были основаны первыми эмигрантами: церкви и братские ассоциации. Католическая церковь включает около 200 парафий и 285 тыс. верующих, православные организации, главой которых до своей недавней кончины был патриарх Мстислав Скрипник, насчитывают около 125 тыс. прихожан, а баптисты — около 50 тыс. Среди братств крупнейшее и самое богатое — «Український народний союз», объединяющий 85 тыс. человек. Он издает старейший и наиболее читаемый на Западе украинский еженедельник «Свобода», а также информативный англоязычный «Украинский еженедельник». Около 25 тыс. членов насчитывает «Український братський союз» (ранее известный как «Українська робітнича асоціація»), издающий газету «Народна воля» и журнал «Форум». В «Асоціацію українських католиків» входят 19 тыс. человек, она издает ежедневную газету «Америка». Список других украинских периодических изданий занял бы слишком много места.

Еще совсем недавно представительным и координирующим органом всех украинских организаций США выступал «Комітет конгресу українців Америки». Однако в 1980 г., когда контроль над ним установила бандеровская фракция, в противовес была создана другая организация — «Координаційна рада українців Америки». В результате этого раскола американские украинцы лишились единого общепризнанного органа, законно представлявшего их общие интересы.

Продолжая галицкие традиции и под давлением жизненных обстоятельств, эмигранты третьей волны наладили в США деятельность целой сети сберегательных и ссудных касс и ассоциаций, кредитных союзов. Вместе с родственными организациями Канады и других стран они объединяют около 120 тыс. человек и насчитывают активов на сумму, приближающуюся к 1 млрд долларов. Еще одной организацией, перенесенной из Старого Света на американскую почву, является «Українська національна жіноча ліга» (3,7 тыс. членов и 83 отделения в США). Среди многочисленных молодежных организаций выделяются скаутская — «Пласт» и более националистическая пробандеровская «Спілка української молоді» (СУМ). Обе насчитывают приблизительно по 4 тыс. членов. Среди организаций, созданных в основном восточными украинцами, следует выделить «Українську вільну Академію наук», «Об’єднання демократичної української молоді» (ОДУМ) и др. Многочисленные профессиональные общества объединяют украинских инженеров, врачей, профессоров, учителей, журналистов, бизнесменов. Действуют молодежные танцевальные ансамбли и хоры, которые можно встретить почти в каждой украинской общине.

Эмигранты всегда заботились об обучении своих детей украинскому языку, истории и культуре. Самые разнообразные программы в этой области, сочетающиеся с англоязычным обучением и религиозным воспитанием, предлагает школьная система Украинской католической церкви, которая в 1970 г. состояла из 54 приходских школ, шести высших учебных заведений и двух колледжей, где училось 16 тыс. человек. Так называемые субботние школы имеют в программе только украиноведческие дисциплины. В 1970 г. в США насчитывалось около 50 таких школ с 200 преподавателями и 3,7 тыс. учащихся. Среди научных учреждений самыми известными являются «Наукове товариство ім. Т. Г. Шевченка» и «Українська академія мистецтв та наук», стремящиеся продолжать традиции своих львовского и киевского прототипов. Наиболее впечатляющим достижением украинской общины в Америке в деле сбережения культурного наследия стал сбор средств на основание в 1970 г. трех украиноведческих кафедр в Гарвардском университете. Затем на их основе был создан «Гарвардський інститут українських досліджень». В значительной мере успех этого начинания был обусловлен руководством Омеляна Прицака и щедростью 10 тыс. украинцев-жертводателей, собравших 6 млн долларов.

Еще одним выдающимся событием недавней истории американских украинцев была установка памятника Тарасу Шевченко в Вашингтоне в 1964 г., собравшая 100-тысячную аудиторию. В 1970-е годы многие американские украинцы участвовали в акциях протеста против русификации и преследования диссидентов в УССР. Освобождение и приезд в Северную Америку таких диссидентов, как Валентин Мороз, Петро Григоренко, Святослав Караванский, Нина Строката-Караванская, Надия Свитличная, Леонид Плющ (переехал во Францию) и Раиса и Микола Руденко, значительно подняли дух украинской общины. Однако в 1980-е годы ситуация значительно ухудшилась, когда проблема военных преступлений, особенно обострившаяся в связи с делом Ивана Демьянюка, усилила напряженность в отношениях между украинской и европейской общинами. В 1983 г. украинцам, отмечавшим 50-летие голодомора, удалось познакомить американцев с обстоятельствами и самим фактом этой катастрофы. В 1988 г. они вновь объединили свои усилия во время празднования тысячелетия христианства в Украине.

Совершенно очевидно, что прошлое все еще отягощает сознание украинцев в США и не дает им с полной силой устремиться в будущее. Некоторые пытаются объяснить это тем, что будущее украинской общины как таковой не имеет особых перспектив. Приток новых иммигрантов очень незначителен. Связи с бывшей родиной только начинают налаживаться. В то же время ассимиляция усиливается. В 1980 г. из 730 тыс. жителей США украинского происхождения (сюда не входят около 500 тыс. наследников закарпатских русинов) только 123 тыс. назвали родным языком украинский. Впрочем, есть и обнадеживающие признаки. В отличие от своих предшественников эмигранты третьей волны, создав организации, ориентированные на работу с молодежью, добились больших успехов в воспитании нового поколения общественных деятелей. Большинство из них заняты в сфере бизнеса, интеллектуальных профессий и отлично ориентируются в американской среде. К тому же в последнее время в США стали намного терпимее относиться к национальным различиям. Наконец, многие украинцы, родившиеся в Америке, начинают осознавать психологические и социальные преимущества принадлежности к определенной этнической группе. Поэтому не исключено, что украинская община Америки, насчитывающая уже столетнюю историю, имеет куда более благоприятные перспективы, чем думают некоторые пессимисты.