Украина: история. Субтельный Орест

Возвращение Советов в Украину

В 1943 г. в нацистско-советской войне произошел решающий перелом: немецкое нашествие выдохлось в своем поступательном движении; Советы, наоборот, собрав силы, перешли в широкомасштабное контрнаступление. Первым свидетельством того, что гитлеровские армии исчерпали себя, была впечатляющая победа советских войск под Сталинградом в январе 1943 г. Подтянув остатки резервов, немцы в последний раз попытались перехватить инициативу летом 1943 г. в Курской битве, однако и здесь потерпели поражение. В то же время Советы, опираясь на колоссальные людские ресурсы, усовершенствованную военную индустрию и огромные военные поставки союзников, сразу же после победы под Курском начали контрнаступление с целью отбить у немцев Левобережную Украину.

Советское наступление на Украину было массированным, в нем участвовало 40 % всех пехотных войск и 80 % танков Красной армии. Согласно западным источникам Красная армия имела троекратное превосходство в людской силе и, благодаря американским поставкам, пятикратное превосходство в технике. Советские авторы указывали, что численное превосходство было двоекратным и своими успехами Красная армия обязана не ему, а доблести и умению своих солдат. Так или иначе, но в отличие от «молниеносной войны» 1941 г., позволившей немцам захватить всю Украину за четыре месяца, советский «бульдозер» продвигался значительно медленнее — методически, участок за участком выдавливая противника, истощая его силы. Меньше чем за год Украина была отвоевана.

В конце лета — осенью 1943 г. советские войска под командованием Ивана Конева, Николая Ватутина и Родиона Малиновского заняли Левобережье и Донбасс. 23 августа немцы во второй и уже последний раз потеряли Харьков; в сентябре — октябре после ожесточенных боев Красная армия прорвала мощную оборонительную линию немцев вдоль Днепра и 6 ноября Ватутин вошел в Киев. После короткой паузы в январе 1944 г. почти 2,3-миллионная Красная армия начала кампанию по освобождению от немцев Правобережья и Крыма. Достижению этой цели способствовала крупная победа под Корсунь-Шевченковским. К марту в руках немцев оставалась только Западная Украина.

Третий этап отвоевания Украины начался в середине июля 1944 г. Под Бродами Советы окружили и разгромили восемь немецких дивизий общей численностью около 60 тыс. человек. Среди них были и 10 тыс. бойцов дивизии СС «Галичина», к несчастью своему принявших боевое крещение в таких катастрофических обстоятельствах. Около 5 тыс. солдат дивизии попытались прорвать окружение, потеряв при этом 3 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Около 2 тыс. избежали плена, и многие из них впоследствии присоединились к УПА. После этой победы советские войска быстро прошли Галичину, заняв к 27 июля Львов, Перемышль и Станиславов. В сентябре они перевалили через Карпаты, и к октябрю 1944 г. советская власть была восстановлена на всей этнической украинской территории.

Так же, как это делали в 1941 г. Советы, отступающие нацисты обратились к тактике «выжженной земли». В приказе Гитлера его войскам подчеркивалось: «Нельзя допустить, чтобы при нашем отступлении из Украины мы оставили после себя хотя бы одного человека, хоть одну голову скота или горсть зерна... Враг должен найти полностью выжженную и опустошенную землю». В результате из 300-километровой полосы вдоль левого берега Днепра были угнаны массы людей, значительная часть Полтавы, Днепропетровска, Кременчуга и многих других городов была сожжена дотла. Правобережье избежало столь масштабных разрушений, хотя также пережило массовые эвакуации.

Пропагандистское наступление Сталина. В отличие от Гитлера Сталин был способен учиться на собственных ошибках. Увидев, насколько равнодушным оказалось население к его режиму в начале войны, он решил развернуть широкую пропагандистскую кампанию. Ее целью было призвать советских граждан на оккупированных территориях к сопротивлению фашистам, а также дать понять, что после войны режим будет более терпимым. Поскольку в борьбе против немцев национальные мотивы явно перевешивали марксизм, главной темой этой кампании стала национальная. Русское национальное чувство и даже русский национализм были поставлены в центр внимания, в общественном сознании создавался новый образ славы Российской империи, ее борьбы против иностранных захватчиков в прошлом, всячески эксплуатировались образы ее великих героев. Наряду с этим Сталин прилагал немалые усилия, чтобы привлечь к себе симпатии украинцев.

Дабы достичь впечатления суверенности УССР, были сформированы дополнительные министерства в ее правительстве — иностранных дел и обороны. Как и другие республики, Украина получила право (но не реальную возможность) вступать в международные контакты. Видные украинские деятели заняли высокие государственные посты. Например, драматург Олександр Корнийчук стал министром иностранных дел, а всеобщая знаменитость — партизанский командир Ковпак — министром обороны. Однако иметь свои воинские формирования Украина могла лишь на бумаге. Зато южная часть фронта была названа Украинским фронтом, новый престижный воинский орден получил имя Богдана Хмельницкого. Менее заметным стал контроль за культурной деятельностью украинцев, а патриотическое стихотворение Володимира Сосюры «Любіть Україну» было даже отмечено Сталинской премией.

Заметив, как быстро и охотно люди на оккупированных территориях возвращались к религии, Сталин примирился с Русской православной церковью, отменив многие ограничения на ее деятельность и распустив пропагандистскую организацию — Союз воинствующих безбожников. Православная церковь отплатила благодарностью, призывая верующих бороться против немцев и отлучая тех, кто сотрудничал с ними.

Возвращение Советов в Западную Украину. Поскольку Западная Украина находилась под властью Советов непродолжительное время, возвращение сюда Красной армии происходило совсем иначе, чем на советизированном востоке. Заняв Западную Украину в 1944 г., Советы — в отличие от относительно осторожной политики 1939 г.— быстро, решительно и бескомпромиссно навязали свою власть «националистическим» западным украинцам.

Все мужчины в возрасте от 18 до 50 лет были мобилизованы в Красную армию и отправлены на фронт, плохо вооруженные и почти без военной подготовки. Немедленно начались репрессии против греко-католической церкви. Митрополит Шептицкий был арестован во Львове и посажен под домашний арест. Через несколько месяцев он умер. Его преемник Йосип Слипый был отправлен в концлагерь. Началась подготовка к насильственному включению греко-католической церкви в состав контролируемой Москвой Русской православной церкви.

Западную Украину наводнили свыше 30 тыс. партийных работников и 3,5 тыс, специально подготовленных пропагандистов с Восточной Украины, которые начали новую кампанию советизации региона. Поскольку интеллигенция была наиболее национально сознательной частью здешнего населения, власти предпринимали особые усилия, чтобы оградить от нее рабочих и крестьян, обещая уделить «особое внимание» тем интеллигентам, кто получил образование не при Советах, а в «буржуазных» школах. В результате значительная часть западноукраинской интеллигенции предпочла бежать с отступающими немцами с тех территорий, которые еще не были оккупированы Красной армией.

Приход Советов в Западную Украину поставил перед руководством УПА сложный вопрос о целесообразности продолжения борьбы против превосходящих сил Сталина. Поначалу ОУН полагала, что в ходе войны нацисты и Советы доведут друг друга до полного изнеможения — подобно тому, как это было в 1917—1918 гг. Когда же стало ясно, что СССР выходит победителем в борьбе на востоке, ОУН ожидала, что побежденная Германия войдет в союз с западными державами, чтобы предотвратить советский экспансионизм. Именно эти ложные надежды в значительной степени побуждали руководство ОУН—УПА продолжать борьбу против Советов.

После того как основные силы Красной армии прокатились по Украине, УПА провела рад акций, направленных на срыв мобилизации, предупреждение депортаций «ненадежных элементов» и противодействие репрессиям в отношении грекокатолической церкви. Действия УПА направлялись в первую очередь против НКВД, членов коммунистической партии и тех, кто шел на сотрудничество с советской властью. Весной 1944 г., попав в засаду, в стычке с отрядом УПА был смертельно ранен известный генерал Красной армии Николай Ватутин. Пытаясь ликвидировать УПА, советские войска организовывали масштабную блокаду партизанских территорий, засылали в ее ряды агентов с целью уничтожения командиров, создавали специальные антипартизанские батальоны. Советская пропаганда развернула интенсивную кампанию дискредитации ОУН и УПА, изображая их подручными нацистов,— кампанию, продолжавшуюся до последнего времени.

Некоторые стычки советской армии с УПА достигали значительных масштабов. Например, в апреле 1944 г. в операции против УПА в районе Кременца на Волыни участвовали подразделения общей численностью до 30 тыс. человек. Другие столкновения были более мелкими, но очень частыми. Согласно советским данным, осенью 1944 г. на Волыни УПА провела 800 рейдов. Только на Станиславовщине в Галичине было убито около 1500 советских активистов. В этот период, по заявлениям советских властей, им удалось уничтожить 36 «банд» УПА общей численностью 4300 человек. Как и следовало ожидать, бои были крайне ожесточенными — ни одна сторона не поступалась и пядью земли. Раненые бойцы УПА часто кончали жизнь самоубийством, лишь бы не попасть в руки врага. К моменту окончания войны 9 мая 1945 г. контроль Советов над западноукраинским селом был еще весьма и весьма неполным.

Даже поверхностный подсчет потерь, понесенных Украиной и ее населением во время второй мировой войны, производит ужасающее впечатление. Погибло в общей сложности 5,3 млн человек, т. е. каждый шестой житель Украины. На принудительные работы в Германию было угнано 2,3 млн человек. Полностью или частично было разрушено свыше 700 городов и 28 тыс. сел, без крова остались 10 млн человек. Для большей наглядности можно привести такой факт: на одну уничтоженную французскую или чехословацкую деревню приходилось 250 украинских, испытавших такую же судьбу. Война принесла Украине такие разрушения, каких не испытала ни одна другая европейская страна, поэтому ее экономические потери кажутся невероятными. Полное или частичное разрушение свыше 16 тыс. промышленных предприятий и 28 тыс. колхозов означало, что Украина лишилась многого из того, что такой дорогой ценой было достигнуто в 1930-е годы. Подсчитано, что общие экономические потери Украины составили 40 %. Итак, в течение чуть более 10 лет украинцы тяжело пострадали от жестоких эксцессов тоталитарных режимов.

Хотя уровень национального самосознания украинцев уже был значительно более высоким, чем в 1917—1920 гг., во время второй мировой войны они разрывались между нацистами и Советами. К величайшему разочарованию интегральных националистов, украинцы фактически были лишены возможности действовать согласно своим интересам: в отличие от периода 1917—1920 гг. они могли только реагировать на события, а не воздействовать на их ход и результаты. И все же, несмотря на ужасающие потери, окончательный итог войны нес в себе некоторые позитивные для украинцев моменты. Наиболее важным было то, что в результате захвата Советским Союзом западноукраинских земель все украинцы соединились впервые за несколько столетий в одном государстве: в СССР, или конкретнее — в границах Украинской Советской Социалистической Республики — УССР. К тому же временные уступки Сталина национальным устремлениям нерусских народов вселили в них надежды, что после войны «все будет по-другому». Наконец, как часть СССР, Украина относилась к победителям в этой страшной войне. У многих украинцев радость победы дала подъем чувству, которое один советский офицер так высказывал в 1945 г.: «Вся атмосфера была наполнена ожиданием чего-то нового, чего-то чудесного и славного. Никто из нас не сомневался в нашем светлом будущем».