Украина: история. Субтельный Орест

ОУН и нацистская Германия

Украинские интегральные националисты с энтузиазмом приветствовали нападение Германии на СССР, видя в этом событии многообещающую возможность для образования независимого украинского государства. Однако хотя ОУН и немцы имели общего врага, их интересы и цели были просто несопоставимы. Немцам ОУН представлялась полезной главным образом как диверсионная сила, способная опустошать тылы советской армии. Со своей стороны интегральные националисты, совсем недавно пережившие разочарование в Гитлере в связи с его поведением относительно Карпатской Украины, явно не стремились служить орудием Берлина; в их намерения входило использовать войну для распространения собственного влияния в Украине. Таким образом, каждая сторона собиралась использовать другую в своих, часто взаимоисключающих, целях.

И без того натянутые отношения между ОУН и нацистами осложнялись рядом других нюансов. Среди немцев существовали серьезные различия в отношении к ОУН: абвер (военная разведка) адмирала Вильгельма Канариса, имевший продолжительные связи с ОУН, считал необходимым сотрудничество с ней; аппарат нацистской партии, возглавляемый Мартином Борманом, пренебрежительно отвергал саму возможность отношения к ОУН как к серьезному политическому фактору. К тому же перед немцами, склонными к сотрудничеству с ОУН, возникал вопрос: какую именно фракцию поддерживать — относительно умеренных, но более слабых мельниковцев или деятельных, более многочисленных, но непокорных бандеровцев. Борьба за поддержку немцев еще больше обострила противостояние двух фракций: каждая считала себя единственным представителем украинского народа.

Результатом сотрудничества ОУН с немцами стало создание накануне вторжения в СССР украинского военного подразделения — «Легіону українських націоналістів». Состоявшее главным образом из украинцев пробандеровской ориентации, набранных на оккупированных немцами территориях, это формирование делилось на два батальона — «Нахтигаль» и «Роланд». Если немцы планировали использовать эти силы в диверсионных целях, то ОУН-Б надеялась, что они станут ядром украинской армии и к тому же будут способствовать росту влияния бандеровской фракции.

В первые же дни немецкого вторжения в Украину конфликт интересов нацистов и интегральных националистов вышел на передний план. Со смелостью, граничащей с безрассудством, ОУН-Б, поддержанная «Нахтигалем», не согласовав с немцами своего решения, предприняла дерзкий шаг, провозгласив 30 июня 1941 г. в только что взятом Львове Украинское государство. Премьером был избран ближайший соратник Бандеры Ярослав Стецько. ОУН-Б пошла ва-банк, полагая, что немцы скорее примут эту акцию как свершившийся факт, чем пойдут на конфронтацию в самом начале вторжения.

ОУН-Б не только обошла немцев, но и пыталась убедить перепуганное украинское население (не без успеха на первых порах), что действует с одобрения Берлина. Различными ухищрениями она добилась от старого, прикованного к постели митрополита Шептицкого заявления о поддержке декларации о независимости. Но если в отношении возможной нерешительности немецкого военного командования лидеры ОУН-Б не очень ошибались, то они совершенно просчитались в своей оценке нацистского политического руководства. Сразу же после провозглашения независимости Бандера и его соратники оказались в тюрьме гестапо. Тем временем ОУН-М, которая воздерживалась от антагонизмов с немцами, попыталась извлечь выгоду из неудачи своих противников. Впрочем,и она через несколько месяцев потеряла расположение нацистов.

Частью общей для обеих фракций ОУН стратегии — ставить немцев перед свершившимся фактом — стали их попытки (осуществляемые опять-таки без согласия немцев) создания органов местной администрации в оккупированных районах Украины. Для этой цели было собрано около 2 тыс. членов ОУН, в основном бандеровцев, которые, разбившись на так называемые «похідні групи», должны были следовать за наступавшими в глубь Украины немцами. На местах члены этих групп выявляли согласных к сотрудничеству с ними украинцев и формировали из них местную администрацию. Хотя это движение за дело интегрального национализма дало многочисленные примеры отваги и подвижничества многих молодых членов походных групп, оно выявило и некоторые отталкивающие стороны фракционной борьбы в ОУН. Наиболее показательным случаем стало убийство в сентябре 1941 г. в Житомире (возможно, боевиками ОУН-Б) двух членов руководства мельниковской фракции — Омеляна Сеника и Миколы Сциборского. После этого убийства и взаимообличения перед немцами стали обычным явлением в конфликте двух фракций.

Что до восточных украинцев, то после поспешного ухода Советов они, как правило, не нуждались в оуновских группах для того, чтобы начать действовать. Поскольку в первые месяцы оккупации немецкие военные власти относились к населению относительно мягко, многие украинцы спонтанно создавали местные органы администрации. Ожидая, что немцы ликвидируют ненавистные колхозы и раздадут землю, крестьяне собирали урожай в исключительно тяжелых условиях. Учителя организовывали школы, рабочие сами налаживали производство на заводах.

Священники, сумевшие уцелеть в 1930-е годы, начали отправлять службы и массами крестить детей и молодежь. Оживление религиозной жизни поставило вопрос о церкви. Православная церковь на Волыни раскололась на две — автономную и автокефальную, начавшие расширять свое влияние на центральные и восточные районы Украины. Первая придерживалась традиционной формы существования, и, не разрывая связей с Московским патриархатом, поддерживала идею церковной автономии, но до тех пор пока московский центр остается под властью Советов. Автокефальная возродила некоторые традиции УАПЦ 1920-х годов и привлекала в свои ряды украинцев, проникнутых национальной идеей.

По всей Украине начало выходить свыше 100 некоммунистических газет. В больших городах, особенно в Киеве, возникло множество литературных, научных и общественных группировок. Наблюдались даже попытки создания политических организаций. В октябре 1941 г. члены ОУН-М, только что освоившиеся в Киеве, выступили с инициативой создания «Української Національної Ради», надеясь, что этот орган станет основой центрального украинского правительства. Гражданские организации появились также в Харькове и Днепропетровске. В общем, развал советской власти сопровождался спонтанным подъемом активности украинцев в самых различных сферах, подогревавшимся ожиданиями того, что немцы вот-вот создадут украинское государство.

Однако у немцев были совсем иные планы. Раздраженная тем, что интегральные националисты не сделали для себя надлежащих выводов из ликвидации львовского правительства, нацистская администрация, сменившая военные власти, решила повторить этот урок, ужесточив его. В сентябре 1941 г. карательные отряды СС арестовали и расстреляли многих членов походных групп ОУН-Б. Примерно два месяца спустя гестапо взялось за ОУН-М, сосредоточившую в Киеве довольно влиятельные силы. Немцы расстреляли свыше 40 ведущих деятелей ОУН-М, в том числе известную поэтессу Олену Тели-гу, закрыли популярную газету «Українське слово». Киевская пресса перешла под контроль прорусских групп, послушно выполнявших указания немцев. Затем нацисты расстреляли украинского мэра Киева Володимира Багазия и вычистили из администрации, полиции и газет всех национально сознательных украинцев. Интегральные националисты ушли в подполье — стало очевидным, что их недолгий «медовый месяц» с нацистским режимом закончился.