Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Галицько-Волинський літопис про похід князя Данила на ятвягів (1256 р.)

[В лето 6764.] По том Данило пойде на ятвязе с братом и сыном Лвом и с Шеварном, младу сущю ему, и посла по Романа в Новьгородокь. И прийде к нему Роман, с всеми новогородци и с цтем своим Глебом, и со Изяславом с Вислоческым, и зь сее стороны прийде Сомовит з мазовшани, и помочь от Болеслава с судимирьци и краковляны. И бысть рать велика, яко же наполнит болота ятвяжьскаа полком. Створивше же свет вси князи рустии и лядьстии, и реша мужи браньнии: «Ты еси король, голова [всим] полком; аще нас пошли а наперед кого, не послушно есть? Веси бо ты воискый чин, на ратех обычай ти есть, и всякый ся усрамить тебе и убоится; изыде сам наперед». Данил же, изрядивь полкы, кому полком ходити, сам изыде наперед, стрелци же пусти наперед, а другыа обаполы дорога; дворьскому же повеле за собою ходити, сам же еха в мале отрок оружных. Едущю же ему, и приеха к нему сын Лев один, и рече ему, яко: «Никого с тобою несть, азь не еду с тобою»; рече король ему: «Буди тако» — и идяше путем своим. Анкад же вожь ему бе и обеща ему, да село его не пожьжено будеть. И приеха к нему Роман, сын, один. И приехав же к веси, рекомей Болдикыща, посла Лва с братом. Лев же тихо обьехавь село, иссече все, одиного же приведе; король же упроси его; одному же рекыию, яко: «[Во]веси рекомей Привища, сбралися суть ятвязи». Слышавь король, посла отрока Андрея, рекый дворьскому: «Аще узриши нас погнавших, скорее по нас пожени»; и роспусти полк, яко же кто можеть гнати. Василкови же князю инем полком рекшю, да пойдуть тихо на грунах, и своему полку тако же; оному жемолоду сущю, и пакы слово рекшю, запрети дворьскому не распустити людий и удржати полк. Оному же ятвяжину гоньзнувшю из весци Олыдикищь, онем же въоружившимся, сстретоша стрелци конець веси, рекомей Привища, и взгнаша и. Данило же и Лев тоснящюся к ним, кликнуста великым голосом: «Бег, бег!» Ятвяземь же видевшим скорое пришествие, не стерпевши обратившися на бег; бывшим же им среди веси, пакы взвратишася. Данилови же и Лвови одинако належащима на ня [и] вргшим сулицама, пакы навратишася на бег. Стрелцем же стреляющим, оружником же не бывшим с нима, прибегшимже им к воротом смятшимся, и прибегшим же у ворота, друзии же навернушася, мнозим же падшим другь на друга, бе бо лед колзок; Данило же и Лев вборзе скочиста на не в ворота, они же побегоша и пакы не вратишася. И бысть милость велика в день тьй над королемь, и над войми его, яко не в велице дружине победивь грдыа ятвязе, и злиньци, и крисменци, и покенце; яко же пишеть в Книгахь: «Несть в силе брань, но в Бозе стоить победа». Хотящю же королеви далече гонити по них, [ити]и взбрани ему Левь, рекый: «Пошли мене по них»; отец же не пусти его. Один же воин управи десьницю свою, иземь рогатицю ис пояса своего, далече вргь, срази князя ятвяжьского с коня его, и летящю ему до земля изыде душа его с кровию в ад. Данилови же и Илвови онех вяжюще, иныа же ис хвороста ведуще, сечахуть я. И прийде дворьскый с полком, Данилу же королеви рекшю ему: «Зле створил ми еси»; дворьскому же отвещавшю: «Не азь, ни хотение мое, [но] злое нам створил посол, не изнесь права слова нам». По том же король и Лев изойма колодникы [и] взвратися к Василкови и Семовитови, сретшимся им и бысть радость велика о погибели поганьской; и сжьже домы их и пленяше села их. Ставши же на Правищих на ночь, поймавше же имениа их, пожгоша домы их. Наутриа же пойдоша пленяща землю и жгуща. [...]