Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Літопис про боротьбу князів Данила Романовича і Мстислава Удалого проти нападу на Галичину Польщі й Угорщини (1213-1219 pp.)

Времени же минувшю, еха Данил ко Мьстиславу в Галичь, рекы на Лестька: «яко отчину мою держить»; оному же ведавшю: «сыну! за первую любовь не могу на нь востати; а налези собе друга». Данилу же возвратившуся к домови, и еха с братом и прия Берестий, и Угровеск, и Верещин, и Столпе, Комов, и всю Украйну. Лестько же велик гнев имея на Данила; весне же бывши, и ехаша Ляхове воевать, и воеваша по Бугу. И посла по них Данил Гаврила Душиловича и Семена Олуевича, Василка Гавриловича; и биша и до Сухое Дорогеє, и колодники изымаша, и возвратишася в Володимерь с великою славою. Тогда же Клим убьен бысть Хрьстиничь, един от всих его воин, его же крест и доныне стоить на Сухой Дорогви. Ляхы же многи избиша, и гнаша по них до рекы Вепря. Льстькови же творящю, Мьстиславлим светом Данил приял есть Берестий, Лестько же посла ко королеви: «не хочю части в Галичи, но дай его зяти моему». Король же посла вой многи и Лестко, и придоща к Перемышлю; Яронови же тогда тысящю держащю в Перемышли, избеже передь ними. Мьстислав бо се со всими князьми Рускыми и Черниговьскыми, и посла Дмитра, Мирослава, Михалка Глебовича, противу им к Городку: Городок бо бе отложился, бяхуть в нем людье Судиславли. И Дмитрови быощися под городом, придоша на нь Угре и Ляхове, и побеже Дмитр; тогда же и Василь дьяк, рекомый Молза, застрелен бысть под городом; Михалка же Скулу убиша, согонивше на Щиреце, а главу его сосекоша, трои чепи сняше золоты и принесоша главу его ко Коломанови; Мьстиславу же стоящу на Зубрьи,Дмитр прибеже к нему. Мьстиславу же не могшу биться с Угры, и просяше зятя своего Данила и Олександра да быста затворилася в Галиче; обещася ему Данил и Олександр ити в Галичь, Данил же затворися в Галиче, а Олександру не смевшю. Тогда же великая княгини Романовая восприимши мниский чин. Потом же приде рать под город, Каломан и Ляхове: и многу бою бывшю на Кровавом броду, и паде на ня снег, не могоша стояти, идоша за Рогожину, идоша на Мьстислава и прогнаша и[з] земли. Мьстиславу же поведавшю Данилови: «изыди из града»; Данил же изыде с Дмитром тысячькым, и с Глебом Зеремеевичем, и со Мирославом, изыдоша из града и быша противу Толмачю, угони и неверный Витовичь Володислав, наворотившеся на нь, и прогнаша и, и коня от него отъяша. Данил бомлад бе, и видев Глеба Зеремиевича и Семьюна Кодьниньского мужескы ездяща, и приеха к нима укрепляя и, и инии же устрьмилися бяхуть на бег; того же дни бишась всь день олне до нощи; тое же нощи увернушася, Данил и Глеб Зеремеевичь яста Яньца, млад сы показа мужьство свое, и всю нощь бистася; наутрея же угони и Глеб Васильевичь, уверьнувшежеся Данил на нь и гна и далепоприща, оному же утекшю пред ним борзости ради коньское; Данилови же возвратившюся и единому едущю межи ими, онем же не смеющим наехати на нь, донеле же взъеха к нему Глеб Судиловичь иГаврило Иворовичь и Перенежько; оттуду проидоша в Онут и идоша в поле. Бывшю же гладу велику, поидоша возы к Плаву, на канун святаго Дмитрея, вземше возы накормишася изобилно и похвалиша бога и святаго Дмитрея, яко накорми я. Оттуду же придоша ниже Кучелемина, мысляще, куд прейти реку Днестр; божиею же милостию придоша лодья из Олешья, и приехаша в них на Днестр, и насытишася рыб и вина; оттуда же приеха Данил ко Мьстиславу. Мьстислав же великую похвалу створи Данилови, и дары ему дасть великыи и конь свой борзый сивый, и рече ему: «пойди, княже, в Володимерь, а яз пойду в Половци, мьстив сорома своего». Данилови же приехавшю в Володимерь [...]

В лето 6725. Выйде Филя, древле прегордый, надеяся обяти землю, потребити море, со многими Угры, рекшю ему: «един камень много горньцев избиваеть», а другое слово ему рекшю прегордо: «острый мецю, борзый коню — многая Руси!» Богу же того не терпящю во ино время убьен бысть Данилом Романовичем древле прегордый Филя. Олександру же отступивши) от Данила и от Василка ко Лестькови, не бе бо има помощи ни от кого же, развее от Бога, дондеже приде Мьстаслав с Половци. Изыиде же Филя со многими Угры и Ляхы из Галича, пойма бояре Галичкыя, и Судислава цьтя, и Лазоря и ины; а они разбегошася: загордебося бе.

В лето 6726. Тишина бысть.

В лето 6727. Приде Лестько на Данила к Щекареву, бороня ига ему на помощь Мьстиславу, тестеви своему. Кондратови же приехавшу мирить Лестька и Данила, познавшю же ему лесть Лестькову, и не веле князю Данилу ехати к Лестьку. Филя же строяшеся на брань; мняше же бо яко никто можеть стата протаву ему на брань; остави же Коломана в Галичи, и созда град на церкви Пречистое Владычица нашея Богородица, яже не стерпевше осквернения храма своего, и вдасть ю в руце Мьстиславу. Бе бо ту с Коломаном Иван Лекин, и Дмитр, и Бот. Половцемь же приехавшим видити рати, Угром же и Ляхом гонящим я, увернувся. Половцин застрели Уза во око, и спадшю ему с фаря взяша тело его, и плакашася по немь. Наугрея же, наканун святой Богородици, приде Мьстислав рано на гордаго Филю и на Угры с Ляхы, и бысть брань тяжка межи ими: и одоле Мьстислав. Бегающим же Угром и Ляхом, изьбено бысть их множьство, и ят бысть величавый Филя паробком Добрыниной, его же лживый Жирослав украл бе, и обличену ему бывшю, про него же погуби отцину свою. И победившу же Мьстиславу поиде к Галичю, бившим же ся им о врата градная, и возбегоша же на комары церковный и инии же ужи возвлачишася, а фаре их поимаша: бе бо град створен на церкви; онем же стреляющим и камение мещющим на гражаны, изнемогаху жажею водною, не бе бо воды в них; и приехавшю же Мьстиславу, и вдашася ему, и сведени быша со церкви. Данилови же приехавшю в мале дружине с Демьяном тысячкым, не бе бо приехал во время то, потом же приеха Данил к Мьстиславу: и бысть радость великая, спас Бог от иноплеменьник: вси бо Угре и Ляхове убьени быша, а инии яти быша, а инии бегающе по земле истопоша, друзии же смерды избьени быша, и никому же утекши от них; тако бо милость от Бога Руской земле. Потом же приведоша Судислава ко Мьстиславу, оному же не помыслившю о немь зла, но милость ему показавшю, он же обуимая нозе его обещася работе быти ему; Мьстиславу же веровавшю словесемь его, и честью великою почтив его, и Звенигород дасть ему.