Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Витяг з доповіді кур’єра ЦК КП(б)У про становище в Києві та інших районах окупованої території України (1943 p., лютий)

Летом 1942 г. в Киевской области было снято военное положение. В г. Киеве ходить можно было до 9 часов вечера.

Все крупные заводы Киева частично восстановлены и вырабатывают гранаты, ремонтируют автомашины и танки. Название заводов я не помню.

В городе работают 1-й и 2-й хлебозаводы, электростанция, табачная фабрика и частично восстановлено трамвайное движение.

В июле месяце 1942 года в Дарнице занимались так называемые украинские сотни, подготовлявшиеся к отправке на фронт. Эти сотни формировались из украинцев добровольцев, оставшихся дома и из числа военнопленных, находящихся в лагерях.

Железная дорога Киев—Полтава немцами восстановлена и работает, но перешита на европейскую колею.

Водный транспорт по Днепру в Киеве не работает. По реке ходят с разрешения полиции лодки в целях перевоза населения и патрулируют сторожевые катера.

В Киеве издаются две газеты — одна на украинском, другая на русском языках. Содержание газет — ярко антисоветское. Украинская газета называется «Новое украинское слово», а русская «Последние новости». Фамилии редакторов я не знаю.

В городе работает оперный театр, кинотеатры и радиоузел.

В Киеве открыты частные столовые и закусочные, но цены в них очень высокие.

На базаре цены на продукты до выпуска украинских денег были следующие:

Литр молока   50 руб.

Стакан сахара  55—60 руб.

Стакан пшена   15 руб.

Килограмм хлеба   75—80 руб.

Десяток картофеля   10—15 руб.

Стакан табака  50—75 руб.

После выпуска новых денег цены на продукты питания увеличились вдвое.

В июне месяце 1942 года немцы выселили все население Труханова острова и Слободки в связи с начавшимися там подготовительными работами по строительству укреплений. На правом берегу Днепра, на возвышенностях немцы устраивали ДОТы и рыли окопы. Вообще город укреплялся с восточной стороны. u

Городской головой в Киеве в июле месяце был некий БАГАЗИЙ.

Положение в других областях УССР.

Летом 1942 года из военнопленных грузин, армян и других национальностей Кавказа, находившихся в лагере на Холодной Горе, готовилась группа около 50 человек для выброски на Кавказ. Это мне известно со слов местного населения.

В г. Прилуки, Черниговской области, восстановлена табачная фабрика.

В г. Яготине, Полтавской области, работает сахарный завод. Местные жители Яготина говорили мне, что районным старостой в Яготине работает сотрудник Яготинского РО НКВД УКОЛОЗ.

В с. Сребном, того же района, Черниговской области, летом 1942 года проводился раздел земли. На каждый двор давалось 3 гектара. Кто имел свой инвентарь и тягловую силу — земли давали больше, но не свыше 7 га.

В Полтавской области новый учебник для начальной школы «Рідне слово» под редакцией Турель (женщина). В учебнике, кроме произведений старых классиков, помещено много рассказов религиозного характера, молитв и т. д. и гимн «Ще не вмерла Україна». Есть рассказы о жизни и богатствах Германии. [...] ‘

В г. Серго, Ворошиловградской области, партизаны 5 января 1943 года взорвали «Донэнерго», в результате чего прекратились все работы на шахтах.

В ноябре—декабре 1942 года там же партизаны сожгли склады с продуктами питания и взорвали водопровод.

Немцы в ответ на действия партизан арестовали много людей, наложили 10 тыс. руб. контрибуции на население города Серго и прекратили выдачу хлеба в городе. Объявили, что если повторится еще диверсия, будут расстреляны каждый десятый житель и будет наложена контрибуция в сумме 40 тысяч рублей. По городу в это время разрешали ходить только с рассвета до 4 часов вечера.

В г. Ромны, Сумской области, немцы пытаются добывать нефть, используя старые скважины.

О передвижении по железным дорогам.

Какой существует общий порядок для передвижения по железным дорогам гражданского населения — я не знаю. Я ехала от ст. Голованевка под Сумами до Харькова следующим образом:

На ст. Голованевка я познакомилась с двумя женщинами имевшими разрешение на проезд по железной дороге от ст[анции] Харьков до станции] Сумы и обратно. Они мне предложили ехать вместе с ними до Харькова, что я и сделала.

Женщины рассказали мне, что разрешение на право проезда по железной дороге они получили от начальника одной станции под Харьковом. Этот начальник, немец, увлекся женщинами и по просьбе их дал им разрешение на проезд.

Разрешение было написано на печатном бланке, с печатью и подписью нач[альника] станции. Написано оно было на немецком и на русском языках. В нем было указано, что разрешается проезд по железной дороге от ст[анции] Харьков до ст[анции] Сумы и обратно, таким то лицам едущим по личным делам.

Женщины мне говорили, что подобные разрешения можно получить от нач[альника] станции за взятку.

Поезд, которым я ехала от ст[анции] Голованевка до ст[анции] Харьков, был пассажирский. К нему прицеплено было три товарных вагона, в которых ехало гражданское население, главным образом, «меняльщики». В пассажирских вагонах ехали немцы. Этот поезд ходит от ст[анции] Ворожба до ст[анции] Харьков и обратно по расписанию ежедневно.