Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

З донесення начальника жандармського управління м. Одеси про прибуття у порт міста повсталого броненосця «Потьомкін» (1905 p., червня 23)

Прибытие в Одессу с взбунтовавшимся экипажем броненосца «Потемкина» явилось для Одессы настоящим бедствием. Не имею данных утверждать, что броненосец этот прибыл в Одессу для усиления бывших тогда уже здесь беспорядков, но несомненно, что беспорядки эти не достигли бы тех грандиозных размеров, каких достигли, если бы броненосец сюда не прибыл.

Узнав о настроении экипажа броненосца, революционные элементы города Одессы в лице студентов и курсисток, пробрались на броненосец, где, оказалось, и завладели настроением экипажа. Они же несомненно распустили и тот слух, что броненосец будет бомбардировать Одессу, если в собравшуюся в порту толпу будут стрелять войска. Слух этот, подкрепленный двумя пущенными в город с броненосца боевыми снарядами, повидимому, и приостановил распоряжение военного начальства стрелять в грабителей и поджигателей порта. И только уже тогда, когда пожар доходил до таможенных зданий, управляющий карантинным округом статский советник Дамаскин, для недопущения пожара к этим зданиям, просил разрешения командующего войсками стрельбою в буйствующую толпу задержать ее дальнейшую разрушительную работу.

Произведенных нескольких залпов было достаточно, чтобы остановить эту толпу, не вызвав бомбардировки Одессы броненосцем. Дальнейшее распространение пожара было приостановлено.

Точно определить, что именно сгорело в порту, не представляется возможным.

К представленному уже мною перечню сгоревшего имущества могу добавить, что сгорело: до 100 вагонов, стоявших на Портовой линии, до 50-ти мелких судов и почти все постройки, находившиеся в порту, и хранившееся в них имущество. По слухам убытки простираются свыше 10 миллионов рублей.

Объявление Одессы на военном положении, приведение в исполнение грозного закона, соединенного с этим положением, а также пущенные «Потемкиным» снаряды в город, масса человеческих жертв от стрельбы войск и сгоревшие на пожаре произвели потрясающее впечатление не только на бунтарей, но и на все население города. Масса жителей выехала из Одессы. Бунтари и оставшееся население уныло бродят по улицам, не нарушая в последние дни ничем порядка в городе.

Торговля замерла, и предметы первой необходимости добывались с трудом.

Грозным представлялось также и то, что может ожидать население, если фабричные рабочие не примутся немедленно к работам, так как отсутствие средств на прокормление их и их семей возможно побудит рабочих к грабежам, хотя можно также ожидать, что утомленные продолжительной забастовкой фабричные рабочие, под впечатлением событий последних дней, событий, ими не предвиденных, усиленных появлением «Потемкина», может их побудить обдумать свое положение и приступить к работам, что в действительности и случилось: рабочие всех заводов, за исключением 3-х, стали на работу.

Подготовляя всеобщую забастовку, революционеры всех фракций внесли в эту преступную деятельность каждый все то, что могло усилить беспорядки. Изготовленные разрывные снаряды, предназначенные для бросания в войска, полицейские участки и некоторых должностных лиц, — были употреблены в дело, ранив при разрыве 6 казаков, І надзирателя и несколько человек из публики и убив одного казака 15-го числа. Одной бомбой был убит сам преступник и городовой, задержавший его, когда бомба эта предназначалась, повидимому, для войск, расположенных около собора, [но] была брошена у самого собора преступником при его задержании, другой же преступник, несший бомбу также вблизи собора, был указан чинами охранного отделения для задержания, но скрылся, и бомба эта была брошена 15-го июня на Екатерининской площади в казачий наряд, причинив указанные жертвы. [...]

Распрошенный мною старший боцман броненосца «Георгий Победоносец» в общем изложил, как на этом броненосце, так и на «Потемкине» события, указанные в телеграмме и по сути представляющиеся в следующем: команда броненосца «Потемкин», распропагандированная текущими событиями революционными, очевидно, воспользовалась предлогом о недоброкачественности пищи во время плавания, возмутилась, перебила 7 офицеров, а остальных арестовала, выбрав из них себе командира в лице прапорщика Алексеева. Прибывши в Одессу и став на рейде, команда приняла к себе на борт революционеров и, укрепившись советами и наущениями последних, задумала овладеть и склонить на свою сторону остальные суда эскадры. В последующие дни она овладела военным судном «Веха», спустила на берег всех офицеров, кроме 4-х, и стала ожидать эскадру, не оставляя без внимания Одессы. Для похорон убитого матроса была отослана депутация к командующему войсками с просьбой разрешить похороны, под угрозой стрелять в город в случае отказа. За убитых двух матросов во время возвращения с похорон и возникшей ссоры с войсками «Потемкин» дал по городу два боевых выстрела.