Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

З донесення київському військовому, подільському і волинському генерал-губернатору про розшук загону Устима Кармалюка (1835 p., травня 2)

В первых числах апреля месяца литинский городничий Носалевский донес мне, что содержащийся в тамошнем остроге арестант Лебединский объявил, будто шайка известного разбойника Карманюка не искоренилась, а имеет пребывание в разных местах Литинского и Винницкого уездов, и что к сему способствуют ему многие крестьяне, три священника и один помещик.

По важности сего дела, для лучшего удостоверения и принятия соответственных мер к преследованию и поимке разбойников, командирован был советник губернского правления Здорь, по расспросам и разысканию коего ничего положительного не открылось. Но прежде, нежели получено от него донесение по сему предмету, числящийся по губернскому правлению кандидатом на полицейские должности отставной поручик Лонцкий донес, что он, будучи командирован губернским правлением для открытия преступников, решился во все время пребывания своего в Брацлаве допрашивать всех вновь поступающих в острог арестантов. И таким образом 2 апреля вызванный им из тюрьмы арестант Войцих Окульский показал, что Карманюк главное убежище свое имеет Брацлавского уезда в Вороновицких лесах.

По донесению сему немедленно предписал я Лонцкому в общем действии с брацлавским земским исправником принять решительные меры к отысканию означенного преступника, но исправник, которому пред тем еще сообщено было показание Окульского, явил в поступках своих неблагонадежность, обнаруживающуюся, во-первых, в том, что когда Окульский давал показание о Карманюке и других бродягах, равно признавался в смертоубийстве нескольких душ евреев в Брацлаве, признал показание его не заслуживающим уважения и не хотел присутствовать при показании; во-вторых, в том, что по требованию поручика Лонцкого о содействии к исполнению предписания моего не только не сделал, но еще вошел ко мне с рапортом, в котором, стараясь доказать, что донесение Лонцкого несправедливо, удостоверяет, что в Брацлавском уезде все в порядке, и что розыск по лесам за бродягами и разбойниками требует слишком большого труда и большого числа людей.

Напротиву того, поручик Лонцкий, явившись ко мне, объяснил это дело совершенно в другом виде.

Желая открыть в настоящем деле истину, так, чтоб бродяги и разбойники, если они действительно имеют пристанище в Брацлавском уезде, достались в руки правительства, я подтвердил прежнее предписание поручику Лонцкому; а дабы дело это получило желаемый успех и всякое влияние по оному, [и] земского исправника было устранено, предложил губернскому правлению до времени удалить его от должности, заседателям земского суда Лисовскому и Горулесову предписал способствовать Лонцкому к исполнению настоящего поручения.