Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

З указу Слобідсько-Української губернської канцелярії про покарання українських селян — учасників селянської війни в Росії (1775 p., січня 9)

По Указу е. и. в. в Слободской Украинской губернской канцелярии, слушав репорта господина полковника и царицинского коменданта Цыплетева, в котором написано: известной де государственной злодей Пугачев с помощию божиею как от Царицина с немалым уроном, так и в поле деташаментом господина полковника Михелсона вовсе разбит и в плен от него, тирана, взято до 6 тыс. человек, которым ордером господина генераланшефа и разных ординов кавалера графа Петра Ивановича Панина велено ему, господину полковнику, учинить разбор. А как он, господин полковник Цыплетев, находя на многую чернь, а особо на помещичьих крестьян, не предавали ль они господ своих на смертное убивство злодею и не делали ль оного сами, имея немалое сумнение, а там, в Царицыне, никакова на них доказательства под жестокими истязаниями отыскать способу не оставалось и все единогласно показывают, что бутто взяти под неволею, чего быть почти не упователно. На представление ево, господина полковника и коменданта, его сиятельству велено оных разослать по тем губернским и воеводским канцеляриям, где они приписаны, с тем, чтоб оные канцелярии, исследовав на месте о известных убивствах, обличения их в том представили на решение вешней своей команде, а естли они тому причастны не будут, то б зделали телесния наказания, какие ему, господину полковнику, предписаны, отпустили б в доми. Для чего з данных господину генерал-порутчику и ковалеру Александре Васильевичу Суворову, а потом и его сиятелства, повторенных ему, господину Цыплетеву, с вишеписанных пунктов копию при том приложил, и те пленные ведомства Украинской губернской канцелярии и приписных к ней разных мест для точного об ных изследования при именном списке, в котором и дача им кормовых денег показана, кой следуют в силу его сиятелства поволения ко взысканию з тех жилищ, в партии за конвоем отправлены при том репорте. И по тому представя, просить, получа оных колодников, как в разборе и в отправлении от себя, так и во взыскании с тех жилищ денег дабы интересу не было гибели, хотя б кто каким случаем и выбыл, без из[ъ]ятия поступить по точной силе приложенных пунктов. И о получении оных, также и по взыскании денег и по написании в приход ево, господина полковника, уведомить.

А во оном приложенном списке показано, что отправлено ис Царицына 19 человек. С того числа, как в том же списке отмечено, бежало 2, померло 4. Кормовых же денег, коих всех употреблено, — 23 рубли 26 копеек. А Острогожская провинциалная канцелярия 23 числа минувшаго декабря присланным в губернскую канцелярию репортом обявляет, что в канцелярию Павловской крепости оных малороссиян ис Хоперской крепости прислано 13 человек, а царицынской отводец Сапожников в ту канцелярию Хоперской крепости обявил, что из оных малороссиян в пути померло шесть человек, а затем осталось налицо семь, а именно: Семен, Андреев сын, Кунденко; Роман, Иванов сын, Соложенко; Андрей, Антонов сын, Полтавченко; Кирило, Корнеев сын, Гаркавенко; Игнат, Павлов сын, Чигиринченко; Кондрат, Ефремов сын, Червяченко и Данила, Герасимов сын, Криворученко, которые в губернской канцелярии допрашивани и показали, что оны жительствовали: Кунденко — Сумской провинции Миропольского комисарства, помещика секунд-майора Ивана Зарудного с. Закобылья подданной, а с прежняго жилища отлучился в [1]772 г., в апреле месяце с данною от Мирополского комисарства годовою покормежною на Ялтан для заработивания, где и находился до захвачения в прошлом 1774 г. в злодейскую Пугачева толпу, в коей был толко две недели при волах, а по разбитии той толпи взят в г. Царицин под караул; Соложенко и Полтавченко — Острогожской провинции Бирюченного комисарства владелческо[й] сл. Алексеевки подданные, с прежняго жилища отлучились в [1]771 г., в апреле месяце з данными от Бирюченского комисарства годовыми покормежними на Ялтан для заработивания, где находились до захвачения их в прошлом [1]774 г. в Спасов пост в злодейскую Пугачева толпу, в коей и находились шесть дней, а по разбитии оной взяти в город Царицын под караул; Гаркавенко — Валковского комисарства господина генерал-аншефа и ковалера графа Ивана Симоновича Гендрикова с. Снежкова Кута подданной, из жилища своего отлучился в 1771 г. с прикащиком оного села Саранским на Ялтан для зарабатывания, где и находился у разных тамошних жителей с найму до захвачения ево в [1]774 г. в Спасов пост в злодейскую Пугачева толпу, в коей и находился шесть дней, а по разбитии той толпи взят в город Царицин под караул; Чигиринченко — Олшанского комисарства госпожи генералши Хорватовой сл. Лютовки подданной, из жилища своего отлучился в [1]771 г. з данною из Олшанского комисарства годовою покормежною на Ялтан для заработивания, где и находился прошлого 1774 г. по Петров пост до захвачения в злодейскую Пугачева толпу, в коей и находился четеры дни, а по разбитии толпи взят в город Царицин под караул; Червяченко — оной же сл. Лютовки подданной, с которой отлучился в 1772 г., в апреле месяце з лютовским же жителем Гаврилом Токаренком по найму на Ялтан з данною оному Токаренку из Олшанского комисарства покормежною, где и находился до захвачения в злодейскую Пугачева толпу, в коей был толко четире дни, а по разбитии оной толпи взят в г. Царицин под караул; Криворутченко — малороссийского Черниговского полку м-ка Сосницы подданной тамошнего правящего сотничью должность Филона Шатыли, из жилища своего отлучились назад тому годов з шесть с отцом своим на Волгу, где и находился до захвачения ево в злодейскую Пугачева толпу, в коей был толко четыре дни, а на пятой день, по разбитии оной толпи, взят в г. Царицын под караул. Все ж оне в злодейскую толпу взяти не по собственной их воле, а по захвачению оною силно, а в ту их битность оною толпою разорения селении и убивства людей не случалось и они сами никому разорения и убивства не чинили, и оного злодея Пугачева не видали. [...]