Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Указ Малоросійської колегії Переяславській полковій канцелярії про вжиття заходів для боротьби із втечами селян з Лівобережної України в Новоросію та на землі Запорозької Січі (1772 p.,травня не пізніше 12)

Малороссийская коллегия слушали сообщения господина генерал-аншефа, предводителствующаго Второю армиею, и кавалера князя Василия Михаиловича Долгорукова, в котором обявляют, что почти ежедневно многие малороссияне уходят из своих селений, приходят к нему, господину генераланшефу, и просят от нево к поселению своему казеной земли, обявляя при том, будто би они слишали, что от нево, господина генерал-аншефа, таковое поселение чинить приказанно, а как де сие до нево совсем не принадлежит, то сколко он, господин генерал-аншеф, их от себя ни отсилает, однак донине от сево не может облегчен быть, для чево де теперь уже отсилает их под караул в полковую Полтавскую канцелярию для отправления по-прежнему в те места, откуда они уходят. А от Малороссийской коллегии требуют во всех местах публиковать, что он, господин генерал-аншеф, никакова поселения ни на казенне, ни на свои земли не делает, да и земли своей здесь в нево нет, и чтоб не отваживались тем никто ево безпокоить.

А кроме того, получени в Малороссийской коллегии представления от господина генералного обозного, Малороссийской коллегии члена и кавалера Кочубея и от протчих Полтавского полку владелцов, что из деревень их посполитие многочисленними партиями с семями и со всем движимым имением делают побеги, и что сии беглецы, переходя тайно линию, селятся в тамошних местах по отводу им земель от запорожских Козаков и владелцов, состоящих под правом Новороссийской и Слободской губернии, куда уже до несколко тисяч сошло. А по справки в Малороссийской коллегии явилось: 1) в височайшем имянном е. и. в. указе, декабря 10 1763 г. состоявшемся и опубликованом, изображая, известно де е. и. в. ученилось о малороссийской посполитом народе, что многие, оставя свои жилища и економию и не рядя о своем и общем добре, переходя столь часто с места на место, что не в состоянии потому и малеишои твердости в своем домостройтелстве основании положить и тем самим находясь празними, подвергают себя крайнему разорению и нищетству. Того ради, милосердуя об них, к собственному их от того предохранению и защищению для возстановления их добра и покоя всемылостивеише повелевают е. и. в. тому малороссийскому посполитому народу всем, где кто с публикования сего указа на поселении в земледелстве, работе или услужении находится, пребивая по их собственим желаниям, спокойно без всякой висилки и без и малеишого утеснения, равномерно же [...] с места на место переход иметь во всем на том и непременом основании прав малороссииских в книги Статуту изображенних; 2) в указе ис правителствующаго Сената, августа 22 дня 1767 г. состоявшемся и публикованом, изображенно, что е. и. в., известясь, что многие люди, а особливо из жителей Московского уезда, невзирая на прежце публикование укази, держат у себе и укривают в домах своих чужих беглих и не имеющих пашепортов люди, изволили указать Сенату во всем государстве учинить подтверждение, даби, во исполнение прежде изданих указов, нихто ни под каким видом и какого бы хто звания ни бил, не имеющих пашепортов и писмених видов людей и крестян в домах своих держать и укривать не отваживались. О чем тем указом наистрожайше подтверждается с тем, что естли кто в преступлении сего виновним найдется, тот подвергнет себе неизбежному наказанию по всей строгости прежде изданих о том указов; 3) хотя указом правителствующаго Сената прошлого 1771 г. мая 25 и позволено из здешних Козаков до тисячи семей иметь поселение при Азовской крепости, но таковим желающим велено иметь отпуски с пашепортами полкових канцелярий. И для того по указу е. и. в. Малороссийская коллегия приказали: во все полковие канцелярии послать укази, чтоб о висшеписаном как во всех местечках в торговие, так и в протчих жителствах, не пропуская никакого в воскресние дни при церквах, опубликовано било, слушая, чтоб никто отнюдь как с посполитого народа, так и ис Козаков в отменость висшеписаних указов побегов не чинили. Для чего от полковой канцелярии, зделав везде по заставам срогое повеление, чтоб такових бегающих отнюдь пропускаемо не било и наблюдать того накрепко самим полковим канцеляриям, сотеним правлениям обще с учрежденими нине от полкових канцелярии и от предводителей особими смотрителми, опасаясь, ежели впредь коллегии дойдет о пропуске где-либо на заставах такових бегающих, самим присудствующим и смотрителям ответа и тяжчаишова штрафа, и ежели где увидано будет о побеги из жители здешних к поселению куда-либо без отпусков и пашепортов, за такими тотчас посилать команди для забратия их под караул и представления в полковие канцелярии, в коих оних допрашивать, куда они и по чиєму подговору уходить намырени били и представляя о том к резолюции коллегии а между тем, семейство их [с] скотом и имуществом отдавать на прежние жилища, а самих ходыев и виновнейших к тому побегу держать под караулом до воспоследовании от коллегии по представлении об них резолюции. А как в указе из правителствующаго Сената прошлого 1765 г. марта 3 дня его сиятелству господину генерал-фелдмаршалу, малороссийскому генералу-губернатору, коллегии Малороссийской президенту и кавалеру графу Петру Александровичу Румянцеву состоявшемся сверх прописаних в том указе пунктов, постановленом в Новороссийской губернии плану особо дополненно, чтоб в Новороссийскую губернию, кроми Екатерининской провинции, на поселение токмо чужестранних всякого звания и нации людей из всех мест волних принимать, а черкас малороссиицов и руских отнюдь никаких других туда на поселение не принимать, как единствен© вишедших из-за границы, з земель, скипетру е. и. в. не принадлежащих, то послать в канцелярии Новороссийской губернии, в Слободскую Украинскую и губернскую и в Сеч Запорожскую указй, чтоб о бегающих из Малой России посполите и козачого звания людей отнюдь принимаемо не било, и естли где тамо уже принята — всех вислано б, и впредь, естли явдятся, будут такови беглецы висилаємо б под караулом на прежние жилища. А особливо к главному командиру Новоросииской губернии, господину генерал-аншефу, киевскому генерал-губернатору и кавалеру Воейкову сообщить, требуя даби он и от себя не оставил Новороссийской губернской канцелярии и всем пограничним фарпостам подтвердил, даби в той Новороссийской губернии бегающих из Малой России людей на поселение принимаемо не било, также и на пограничних фарпостах такових имано б и отсилано б под караулом в ближайшие здешние уряди.

И о сем для ведома к господину генерал-аншефу и кавалеру князю Василию Михайловичу Долгорукову сообщить и ево сиятелства господина генералфелдмаршала, малороссийского генерал-губернатора и кавалера графа Петра Александровича Румянцева уведомить, не благоволит ли ево сиятелство от себя в Сеч Запорожскую подтвердить, даби на поселение бегающих малороссиян на землях, Войску Запорожскому принадлежащих, принимаемо не било и являющихся отсилано б за караулом обратно в Малую Россию до первих здешних урядов. И полковой Переясловской канцелярии чинить по сему императорскаго величества указу, а куда надлежало — сообщении и укази послани.