Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Рескрипт Катерини II малоросійському генерал-губернатору П.Румянцеву про вжиття заходів для боротьби з повстанням у Правобережній Україні (1768 p., липня 12)

При обратном из Военной коллегии отправлении последняго куриера вашего не было времяни ответствовать обстоятельно на доношения ваши от 15 и 19 июня, но как не оставил, однако же тогда нам действителной тайной советник граф Панин зделать вам предварительное сообщение о наших мнениях, то и подтверждаем мы сим все, от него к вам писанное, и в дополнение к тому вступим здесь в далнейшия разсуждения и по поводу новой вашей реляции от 23 числа.

Бунт польских в Украйне и Подолии крестьян должно щитать следствием Барской конфедерации, ибо тут фанатизм католиков возбудил равной и в наших единоверных тем больше, что они сугубо еще побуждены быть могли как мстительностию за причиненное насилие и обиды в Матренинском монастыре, так и обольщениями прокравшихся к ним запорожских своевольников, коим нетрудно было возмутить чернь ложным предявлением присилки своей противу барских мятежников по указу нашему.

В истребление фанатизма, а с ним вместе и других двух причин разсудили мы за нужно публиковать особливой на имя единоверных наших манифест. Здесь следует двести печатных эксемпляров онаго, кой вы сколько можно более за границею обнародовать имеете. Мы надеемся, что сей манифест скоро произведет желаемое действие и, что по крайней мере крестьяни, из простоты к запорожцам приставшим, скоро обман свой увидят.

Равныя эксемпляры посланы в Киев к генерал-губернатору Воейкову и в Варшаву к послу князю Репнину для равномерного по земле в нужных местах разсеяния.

Сверх того, чтоб в разсуждении запорожцев самых, кои по всем обстоятельствам главный злу начинщики, с достоверностию спознать, всем ли они Кошем согласны были на отправление в Полшу шайки своей или же только некоторый из них своеволники сами собою дерзнули на шалость без ведома кошевого и старшин, отправляется ныне в Кош грамота наша, с которой здесь для вашего известия копия прилагается. Вы не оставите согласовать по оной примечание и поступки ваши, дабы с сей стороны истинну открыть и пресечь размножение пламяни.

Собственные ваши в самом начале суматожи принятая воинския меры свидетелствуют нам и искуство, и усердие ваше, почему всемилостивейше и апробуєм мы их, ссылаясь, впрочем, на данные вам чрез военную колегию наставления и рекомендуя только наивишее употребить к тому попечение, чтоб при сохранности границ наших от безпокойств как можно скорее прекратить в смежности оных волнение польских крестьян и чтоб особливо захватить в руки шатающихся между оными запорожцов.

Касательно перваго из сих намерения имеете вы примечать, какое произведет действие обнародываемой чрез вас манифест и к нам о том доносить, а в последнем можете вы посылать в полские границы нужныя воинския команды и употреблять оными силу, естьли необходимо надобно будет для получения оттуда запорожцов, а чтоб ваши распоряжения действительнее еще бьггь могли, надобно вам по возстребованию нужды и важности обстоятелств уведомлять об оных заранее киевскаго генералгубернатора и командующих в Полше генералов чрез возстановление с ними кратчайшим и удобнейшим путем без посредственной переписки, ибо таким образом согласныя со всех сторон меры и подвиги могут смущению скорейшей конец зделать. Сие самое взаимное сношение предписали мы ныне к киевскому генерал-губернатору и командующим в Полше с вашей стороны генералам.

Равномерно апробуєм мы учиненное вами определение о выбегающих под покровительство наше поляках. Продолжайте тем и далее, но с изъясненными вам от действительнаго тайнаго советника графа Панина осторожностями, то-есть отбирая у них ружье и все другия военные снаряды, наказывая, чтоб жили в совершенной тишине, и требуя напоследок, чтоб каждой под присягою открыл вам, не подписался ли и он волею или из принуждения под Барскою или другою какою конфедерациею и в противность последнего Варшавскаго сейма.

Кто принесет в том признание свое, должен будет зделать и записать в ближнем польском городе формальной рецес в опровержение поступка своего и с обещанием верности к королю и републике и совершеннаго навсегда повиновения к узаконениям и конституциям Варшавского сейма 1767 и 1768 гг. [...]