Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Ордер гетьмана Кирила Розумовського київському полковнику Дарагану щодо заборони вільних переходів посполитим без письмової згоди поміщиків (1760 p., квітня 22)

[...] Поданним у нашу Генералную войсковую канцелярию от суда Войскового генералного доношением представленно, что в оном Генералном суде слушанно дела, произведенного и решенного в полковой Миргородской канцелярии по иску колежского ассесора, грузинского князя Давида Церетелева на бившого подданного его, жителя хоро[л]ского Данила Карабленка, о непереходе ним по-прежнему в его, Церетелева, владение и о протчем, по которому де делу в решении полковой канцелярии между протчим показанно, яко ответчика Корабленка, что он на прежнее жиле не перейшол, винить не следует, ибо де по указу 1742 г., августа 18 дня малороссийскому народу с места на место переход дозволен, скот же: лошаде, овцы и все, что ни имелос движимое и недвижимое в его, Корабленка, тогда, когда он с-под владениа истецова отойшол, должен он, Корабленко, за ним, истцем, по силе прав оставить. А по рассмотрению де суда Генералного, хотя по праву книги Статута раздела 12 по артикулу 14 показано беглих людей з женами, детми и их пожитки владелцу отдавать, но что де по вишеписанному указу обывателем малороссийским с места на место переход дозволен, а чтоб при переходе имеючиеся у них пожитки отбираемы были и остановлялись при владелцах либо перешедших, того в том указе не доложенно. Затем суд Генеральний по иску истца Церетелева, как самого помянутого изшедшого подданного Корабленка, так имений его движимих приговорить собою истцу Церетелеву не имеет и как об оном по тому и по другим примерним делам поступать, требовал от Генералной войсковой канцелярии резолюций. А по справки в нашей Генералной войсковой канцелярии явилось: в височайшем именном е. и. в. 1742 г., августа 18 дня за собственноручним е. и. в подписанием состоявшомся и напечатанном указе между протчим по 4-му пункту изображенно: в Малой России по определению Генералной войсковой канцелярии [173]9 г. от упомянутого народу волной с места на место [пер]еход (как то у них наперед сего бивало) под видом за границу побега не точию под жестоким наказанием, но и под смертною казнию запрещен, что им тот свободний переход нине по-прежнему позволяется, токмо того накрепко смотреть и по силе прежних указов, кому надлежит, предостерегать, даби между тем из Малой России и из слободских полков от тамошнего народа побегов за границу не било. Да в указе е. и. в., из правительствующаго Сената 1748 г., июля 6 дня состоявшом и напечатанном, о непринимании переходящих из слободских полков между инних написанно: по оному деименному е. и. в. августа 18 [1]742 г. указу такой волной с места на место переход позволен токмо в Малой России, да и то одному посполитому народу, а не козакам. Посля же в височайших за собственноручним е. и. в. подписанием состоявшихся грамотах в 1) 1749 [г.] декабра 15 дня на изобрание в Малой России гетмана изображено, что е. и. в. обещать соизволила своим императорским словом новоизбраннаму гетману и всем верним подданим малороссийскому народу все водности, права и привилегии, которие они от времени принятиа под державу Всероссийскую гетмана Богдана Хмелницкого з Войском Запорожским и со всем малороссийским народом и при том при государствовании ея вседражайшаго государа императора Петра Великого имели, ненарушимо и цело содержать; в 2) 1751 г., мая 22 дня всемелостивейше жалованною тоже конфермовано з височайшим соизволением и повелением управлять нам в Малой России воинскиа и гражданские всякиа дела по войсковим правам по прежним обикновениам и постановленним пунктам, на которих приступил под державу государа деда е. и. в., блаженниа памяти государа, пара и великого князя Алексея Михайловича, всея Великиа и Малиа и Белиа России самодержица, его царского величества гетман Богдан Хмелнецкий со всем Войском Запорожским и народом малороссийским, и по е. и. в. указам, определенним и впредь определеним, без нарушениа прав и водностей стародавних народа малороссийскаго. В правах же малороссийских книги Статут, разделе 12 в артикуле 14 напечатано: если би чий человек отчизний, материстой, наследственной либо купленний, дарованний, вислужений и всяким образом набитой или служитель дворовий очистий, купленний или положенний, мужеска или женска пола, от господина своего бежавший, до кого другого перейшол, а тот господин, до кого такий беглец зайдет, за то от уряду позван бил би по артикулу 48 роэделе для отдачи его или учинениа с ним справедливости, и таких би беглецов не отдал и справедливости с ним по сему праву общому не зделал, то тот позваний должен будет сам или чрез поверенного своего у суда стать и того или тех беглецов, сколко их будет в суде, представить; тогда истец, ежели персонално пред судом отвечику докажет, что оной человек или служитель, или сколко их будет, суть его собственние, то ответчик должен ему, истцу, того человека или служителей з женами и из детми, и со всеми их пожитками возвратить, а за пожилое тех людей навязки за каждую неделю от каждойперсони мужска и женска полу по шести грошей заплатить, щитая ту навязку от начатиа иску. Да того ж розделу по артикулу 17 и 18 узаконенно слугам от господ своих без отпуску и свидетельства писменного господскаго не отходить своеволно, а ежели б которого господин удерживал напрасно, то таковим слугам искать от уряду вспоможения и определенна.

И хотя оного височайшаго е. и. в. [1]742 г. состоявшегося указа посполитому народу с места на место волной переход остановлен, но что ми ныне з разних, вшедших в нашу Генералную канцелярию писменних видов усмотреть могли, яко при взискании на указно положенних в Малой России консистентов безденежного доволства умножались немалие доимки с той болше причини, что оние посполитие, не живя в едном месте, часто з едного на другое и безвестное место переход по водности имея, ни в едном месте того указного доволства не платят, а другие постояннейше и, живущие на одном месте, за себе указное, лишняго платить не хотят. Но иногда от них не без отягощения и пред другими не без обиди и лишное взискуется. К тому ж, яко в Малой России всяк владелческий подданний живет и ползуется владелческою землею и всякими угодии и тем себе во всем снабдевает, следователно, что из движимости себе не приобретет — все то по зволению того, чии суть грунта, на коих он в жителстве состоит, то при оном ему дозволенному свободном с места на место переходе той нажитой движимости, которою он, ползуясь временно чужими грунтами и угодии, приобрел себе, забирать по силе вишепоказанних малороссийских прав не должен как по причине той, что он тое нажил не на своем грунте, а чий грунт, того и доход от оного должен бить, так паче, даби то нажитое им имение могло бить употребленно на дачу за него ж указно подлежащего консистентам доволства; не менше того, даби унять от тех посполитих то лакомство, кои лакомясь на то, что ему свободно нажитое им из чужих грунтов при своем переходе забрать зсобою, ни за кем постойно не проживают, но токмо з одного на другие места частой имеют переход, не отдавая и указно принадлежащего з них во общенародних податях и утрачивая чрез разние и частие переходи все то из чужих грунтов, на имение и тем, как другим налично оставшимся подданним причиняя излишную тяжесть, так и себе приводят в едно разорение и неминуемую бедность. Того ради, во исполнение оной височайшой е. и. в. грамоти, данной нам на уряд гетманского достоинства, которою повеленно нам управлять всякие войнские и гражданские дела по войсковим правам, прежним обичаям и постановлениям пунктам, и в наблюдение вишенаменених малороссийских прав указами конфермований, не менше того во отвращение умножившихся на указних констистентовнемалих доимок и следуемим владелцам и другим людем взяття сих грунтов нажитого имениа напрасного ростеряниа, приказуєм во всей Малой России учинить публекацию, даби посполитой народ при переходе своем з едного нладениа в другое нажитого ими из владелческих грунтов имениа не забирали и с того владелцам убитка не наносили. Равним образом и владелци, принимая из чужого владе ниа к себе посполитого, нажитого в другом владении им имениа, не принимали б, но буди кто в том изобличении явится, волен будет владелец тот, от которого посполитий отойшол с нажитимимением к другому владелцу и тамо его принято без письменного вида, искать с того владелца слушного удоволства и награждения по силе малороссийских прав, по яким искам в малороссийских судах по тем же малороссийским правам и поступление бить должно без всякиа отмени, оставя им, посполитим, свободний в силе, вышепрописанного имянного е. и. в. указа переход. Однак даби и владелци иногда, под видом набитого посполитими у них имениа, задержувать у себе тех посполитих не могли, а тем водного переходу им не воспящали, то долженствуют оние посполитие при отходе своем явится у владелцов для взятиа к волному себе переходу писменнош свидетелства, которое владелци безспорно и давать должни. И буди какови владелци в том упрямство показиватимуть, о том могут те посполитие явится на какой ближайшой уряд, от которого истребовать то писменное свидетельство у владелци надлежит, или от оного уряду таковым свидетельством снабдеть, для чего другие владелци переходящих посполитих и принимать без свидетельств не должни. Что же принадлежит и до слуг господских, особливо ж поступаючих в противность малороссийским правам, яко оние служители, у господ в домах их биваючие, и инние свободние, а инние с подданства принятие в дворовую службу, другие же за крайную нищету свою и сиротство в службу упросившись, и все тие, коштом владелческим разного мастерства обучение, потом, не хотя порядочно жить, а свободние — не дослужа уговоренного сроку, починивши шкоди и воровства хозяевам своим, уходят от них тайно и без отпуску и к другим владелцам пристают, кои их без всякого вида и без пашпортов, иногда еще и подговорив, принимая содержат, а таковим служителям без отпуску и писменних свидетелств от хазяев своих отходит, а другим их принимать теми же малороссийскими правами запрещается. Того ради даби и владелци, чиновниа и другие люди, в принимании, а паче от подговору бегающих от хозяев служителей без отпуску и писменних свидетелств воздержи и их такой подлости не[с]носни били и тем би прав малороссийских не нарушили, сим накрепко запрещается. Но ежели кто такому приниманию бегающих хазяйских без отпуску и писменних свидетельств, колми паче с подговору служителей, изобличенним явится, то и с таковими поступать во всех малороссийских судах в случае чией жалоби по силе малороссийских прав без отмени. [...]