Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Універсал Івана Мазепи щодо порядку стягнення в Гетьманщині індукти та евекти (1703 p., грудня 21)

Его ж царского пресветлого величества Войска Запорожского паном полковником, обозним, судиам, писаром и асаулом полковим, сотником, атаманом и всему старшому и меншому товариству, тут теж войтом, бурмистром, мещаном и всякого чину людем, в городах и селах найдуючимся, сим уневерсалом нашим ознаймуем, иж индукту и евекту, то єсть ексакцию, от купецких привозних ививозних товаров по премилосердой монаршой его царского пресветлого величества милости, до скарбу Войскового ку спартю войскових уставичних росходов надежную пустилисмо певнимпостановлением в дозор и верное справоване пану Фотею Петровичу Томаре, а то на рок нынешний от сотворения света семь тисяч двесте первий надцят от дня святих безсребних Козми и Дамиана починаючийся, а в пришлом году о том же часе кончитися маючии, иж по монаршом его царского пресветлого величества указу ему п. Фотию, дозорци скарбу Войскового, позволяем, яко от чужоземских, так великороссийских и малороссийских вивозячихся и приповаючихся товаров належитую обикновенную подлуг давних квитов отбирати екопекцию, якая повинность, яко до скарбу нашего Войскового належит, так приказуєм пилно, абы без всяких отмов всякий купец и торговий человек во всем ем п. Фотию, дозорци скарбу Войскового и его умоцованним на тое факторам совершенно уищался, в чом доводытимется. А если хто з купцов и торговихлюдей великороссийских и малороссийских, в той повинности, якая по все годи прошлие была отдавана, теперь бьиі спорний и отмовний, такового каждого приказуєм пилно, абы старшина по городах и селах и висланний ярманковий на заграничних местцах припиняли и задерживали поколь аж тоей повинности станется задосит, а поневаж тое належит, жеби купци и торговие люде в належитих своих должностях до скарбу Войскового совершенно уищалися, теди жебы в том не была перепона, приказуєм тут же абыся як самого ексактора негде о тое, опроч нас, не штрафовано, так и факторов его по местах и селах не сужено, опроч суду Войскового Енералного, пред которим всякому укривжоному з винного справедливость учинена быти мает. Варуєм тут однак, абы як сам ексактор, так и факторы его, ничого нового в той ексакции не пристановляли, толко так обиходилися, як здавна в прошлих сих летах деялося, смотрячи вивозних и привозних товаров, а недомових продажей, якобы людям до плаченя индукты неналежним утяжене не деялося; тут же варуєм, жеби купецкие и торговие люде товаров своих от ексакции до скарбу Войскового неналежний не утаевали, а ежели бы таковие могли знайдоватися, теди ових товаров чрез ексактора нашего отобрани мают быт на нас гетмана, що все подлуг вижей вираженной воли нашой, абы было ненарушнезаховано, пилно приказуєм сим нашим уневерсалом и варуєм. А же доносится нам ведати, же фактори ексакторскии, будучи по городах смеют и вимагают неналежние от коней, волов, яловиц, и баранов, от гусей и качок, от чоснику, цибули и капусти и иних харчевих речей з хутора или з села приведет, або привезет в продаж для домовой потребы, брага и вимагати датки, чрез щовеликое на нас гетмана от людей уросло помовиско, теди мы, запобегаючи тому, пилно варуєм, дабы виш писанние фактори о виполненем речей жадних не вимагали ни у кого датков, кгди що колвек тут в Малой России родится и тут же продается, от такових товаров и речей, кроме заграничних, не позволяем мы найменших давати датков, але галко позволилисмо и дали моц от тих товаров, яки за границу вивозятся и за границею в Малую Россию ^провожаются, взимати ексакцию до скарбу Войскового належную, а так жебы той вижей вираженной воле нашой целе задосить чинилося, повторе и подесяте грозно под неопусним войсковим штрафом приказуєм. [...]