Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Оборонний універсал гетьмана Івана Мазепи Полтаві на міських посполитих та на захист міщан від незаконних поборів (1703 p., червня 27)

[...] Его ж царскаго пресветлого величества Войска Запорожского пану полковникове полтавскому зо всею его полковою старшиною, сотником, атаманов городовому зо всем старшим и меншим войсковим полку того товариством. И кождому кому колвек о том ведаты належит сим универсалним писанием нашим ознаймуем, иж ведомо нам есть чрез поданную до рук наших жалобливую от войта полтавского и от всех мещан тамошних суплеку, что за нерадением и нестроением бившой полковницкой власти, не тилко порядки меские попсовалися, посполитие люде значнейшии и можнейшии протекциею войсковой старшины себе свойственой от общой тягости уволненнии зосталы. Леч и многие, до ратуша и добра городового посполитого належачие, одойшлы. Наветь и людмы, так в самом городе Полтаве, яко и в селах, до города належачих, многие з духовных и светских особ завладели и от посполитой тяглости меской отгоргнули. Яко то пан Искра, бивший полковник, тридцятьчеловека меских, у Крутого Берега зостаючих; поп спаский полтавский в самом городе двадцять человека; Алексей Черняк волощан болш от семидесяти людей в свою неналежную область одобрали, надто сеножаты под Соколим байраком и на Ташлику от На[с]вета и от Жорнивого самовласне присвоены и млины в селе Брусееве Ворскляние, также и доходи обиклие и солодовень, в самом городе и в селах до города належачих, стоячих, от ратуша отдаленны зостали, зверх зась всего того самая ратуш, незвичайнимы святочнимы ралцамы старшине полковой, сотником, атаманове, войтове, бурмистрове, трембачам, армашам дающимися, обтяжила[с]я и многими росходами и драчами обнищала и задовжилася, з которого за вимаганем также неналежним мусят на конец каждого року людей посполитих по тридцят человек на косовицу хоружим полковим, асауле и хоружому же арматним вистатчатися, в яких своих незносних долегливостях, кривдах и утисках просили нас все обще мещане рейментарского заступления, ми теди гетман, меючи от Бога всемогущаго зуполную владзу в всей Малой Росии всякие к добру посполитому стягаючиеся устроевати порядки, а видячи и знаючи п[е]вньш целому городу Полтаве деючиисяутиски, яко срочно чиним, таковие нестроения и самоволие, так грозно повагою сего уневерсалу нашего приказуєм, аби нехто з власти войсковой не смел и не важился свойственних своих людейпосполитих от меской тяглости заступати. [...] а тут же мети хочем и рейментарско приказуєм, абы отсель старшина так полковая, сотники, атаман городовий, войт, бурмистр, писар меский, трубачи и армаши необиклого святочного ралца, яко и хоружий полковий, асаул и хоружий арматнии людей на косовицу з ратуша полтавского вимагати, до приватних своих работизн принуждати неважилися, того всего пан полковник теперешней повинен будет досмотрит, и що и отвек чрез нестроение бившей власти в порядках городових и полкових попсовалося, тое все направляти исправляти для своей славы и не тилко от людей леч и от нас реиментара своего похвали, таковому теди указови нашему тут вираженому аби нихто в наименшом пункте не противился и не бил ослушником, пилно варуєм и под непоблажним каранем приказуєм.