Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Опис адміністративної структури Кримського ханату із «Записок про Малу Татарію» французького дипломата Шарля де Пейссонеля (XVIII ст.)

[...]

О высших чинах (санах) царства (ханства)

Шесть высших чинов государства — это саны калги, нурадина, орбея и трех сераскеров или генералов ногайцев. Калга и нурадин должны быть непременно султанами, остальные четыре сана жалуются обыкновенно принцам, но случается иногда, что они поручаются и простым мирзам.

Калга-султан — первое лицо после хана, он — собственно начальник (викарий) государства. Когда хан умирает, то бразды правления по праву переходят к нему, до прибытия преемника, но это только в случае смерти, в случае отсутствия, — есть всегда каймакам. Если хан не хочет или не может принять участия в походе, то калга берет на себя командование войсками и в случае его отсутствия — нурадин.

Резиденция калги-султана — в городе, находящемся в пяти лье от Бахчисарая, называющемся — Акмесчид; у него есть свой везир, свой дефтердар, свой диван-эфенди, свой кадий, и в общем, его двор составлен из тех же чиновников, что и ханский; у него, как и у хана, есть анабеи и улухани, чины, жалуемые им его женам и его наиболее близким родственницам и которым присвоены те же привилегии: о них будет говориться ниже. Калга-султан заседает каждый день в своем диване, в который можно, как и в большом диване, апеллировать все приговоры, вынесенные кадиями, или судьями, заместителями кази-аскера, в областях, подвластных калге. Этому дивану подведомственны, таким образом, все преступления его округа, даже если идет дело о смертном приговоре; но калга не имеет права дать окончательный приговор, он только разбирает процесс и посылает илам, или протокол, своего кадия в большой диван, где хан произносит смертный приговор, следуя приговору муфтия и кази-аскера. Можно не признать, отвергнуть приговор дивана калги и попросить, чтобы дело было направлено в большой диван. Начальство калги-султана простирается исключительно от Акмесчида до Каффы. Приказания, отдаваемые им для привлечения кого-либо к суду, его военные приказы, его пропуска и все повеления имеют ту же силу, что и ханские. Его доходы состоят из 10 ООО пиастров из таможни Карасу, ему и принадлежащей, 5000 — солончаков Ора, 3000 — из таможни Кафы, 2500 — бал-акчеси — «медовые деньги» от князя Молдавии и 1000 — от князя Валахии, дань, выплачиваемая этими князьями ему отдельно, независимо от того, что они дают султану. Кроме того, он имеет подушную подать от христиан некоторых городов, которую отдает наследникам своего двора. Он наследует, как и хан, от всех мирз, умирающих в его округе без наследника до восьмой ступени родства; но он также уступает наследства ниже 2000 крымских пиастров своей улухани, своей анабеи и своему дефтердару.

Когда султан отправляется в поход, он не имеет права требовать от своих кадылыков, или уездов, своей вотчины тех же податей и оброков, как хан, но только христианские подданные, которые зависят от него, обязаны доставить ему известное число лошадей, повозок и продуктов.

Нурадин-султан — второе лицо; он по отношению к калге, представляет то же, что и кал га по отношению к хану. Если бы в промежутке между смертью хана и прибытием его наследника калга умер, то нурадин был обязан по закону взять на себя регентство. В отсутствие хана и калги он берет на себя командование армией: подобного рода [случай] произошел в нынешней войне [в] Черкессии: хан счел неуместным участвовать в походе; калга-султан отказался идти, и нурадин стал во главе войск.

Этот принц имеет своего везира, своего дефгердара, своего диванэфенди и своего кадия; но у него нет ни улухани, ни анабеи; он не заседает в диване и его кадий не имеет никакой юрисдикции; но только если нурадин командует войсками, его кадий делается кази-аскером, или военным судьей. У нурадина нет определенного места пребывания, он живет всегда в Бахчисарае и удаляется от двора только в том случае, если ему дано поручение. Он имеет в качестве доходов 4000 пиастров от таможни Ор-капы, 1500 — от солончаков этого же города, 1000 — из казны хана, 5000 — «медовых денег», получаемых ханом из Молдавии и 500 — из Валахии; он не имеет отдельного права на дань, как калга. Он получает кроме [того] поголовную подать у некоторых христиан, но он уступает ее некоторым офицерам двора.

Ор-бей — правитель Ор-капы, — это третий чин в государстве; между тем, он жаловался иногда некоторым из мирз Ширинского рода, в вознаграждение за выдающиеся услуги, оказанные ими, или же потому что они очень близки (благодаря бракам) к царствующей фамилии. Доходы, связанные с чином орбея, заключаются в 5000 пиастров из соляных промыслов (солончаков) Ор-капы, 300 — «медовых денег» — Молдавии и 150 — Валахии; кроме того он имеет право на три барана из каждого стада, пасущегося на пастбищах Ор-капы.

За этими тремя чинами идут сераскеры, или генералы, начальники трех племен ногайцев: Бужака, Едисана, Кубани. Эти сераскеры — вицекороли этих провинций, и в военное время они командуют войсками их округов, под управлением хана — главнокомандующего войсками.

Сераскеры имеют своих везиров, своих дефтердаров, своих диванэфенди, своих кадиев и в общем их двор подобен двору хана, они заседают ежедневно в их «диване» и решают окончательным приговором все дела гражданские и уголовные подданных — не дворя[н], разночинцев их областей. Мирзы обращаются с протестом в гражданских делах в диван хана, но во всех уголовных делах и в государственных преступлениях они подчинены, как и простолюдины, юрисдикции сераскеров, которые приговаривают их к смерти без права обжалования.

Ежегодные доходы сераскера Буджака заключаются в одном пиастре с каждого дома его орды и одном барашке с каждой деревни; орда обязана, сверх этого, дать ему пятьсот быков, если он поступает на службу.

Сераскер Едисана имеет пиастр с палатки, одного барашка от каждого мирзы, начальника аула, или же с известного числа шатров, и триста быков в случае своего вступления в должность.

Сераскеру Кубани принадлежит наилучшая доля: он получает десятину со сбора зерна в его орде, ежегодно одного барашка с каждой палатки, и восемьсот быков после приезда, вступления в должность. Деревня Каплу на Кубани назначена ему как резиденция, но он почти никогда там не живет и находится постоянно в шатре.

Орда Джанбойлук не имеет совсем сераскера: хан назначает туда каймакама. Когда войска этой орды находятся в походе, каймакам сопровождает их до того места, где должно произойти объединение армий, и возвращается в свой округ; эти войска, не имея отдельного начальника, находятся под начальством сераскера, главнокомандующего войсками.

Шесть должностей, о которых я говорил, замещаются назначением хана, как и все должности в ханстве, но он может назначить калгу только с согласия Порты, посылающей новому калге 192 ООО цехинов и шубу «самура». Также хан назначает всех везиров, зависящих от султанов на месте.

Существует два сана для принцесс; я уже говорил о них по поводу калги: один — анабеи, который хан обыкновенно жалует своей матери, какой-нибудь другой жене своего отца, если есть в живых, или же одной из своих жен; другой — улухани, который он имеет обыкновение давать старшей из своих сестер или своих дочерей. Имеются доходы, связанные с этими отличиями: улухани имеет пять деревень, подвластных ей, и получает подушную подать с христиан Бахчисарая и евреев дворца; анабеи также имеет известные преимущества. Эти принцессы имеют нечто вроде юридических полномочий над подданными, подчиненными им; они разрешают их распри гражданского характера, заключают их в тюрьму и налагают на них денежные штрафы. Юридическими администраторами с их стороны являются киайи, они заседают у чукур-капы — одной из дверей Хан-сарая, ведущего в гарем.

Можно указать еще и третий сан для женщин — это хазнадар-бикешч, или казначея внутренних покоев Сарая, но он чрезвычайно ниже первых двух, все же хан жалует его какой-нибудь из своих жен.

О главных чиновниках

Муфтий — глава и хранитель закона; ему принадлежит первое место после султанов и Ширин-бея, он дает свои решения (с точки зрения) относительно закона. С ним советуются относительно всех пунктов, образующих распрю, тяжбу и его фетава, или поучения, сентенции, служат формулами (образцами) кадиям в их приговорах. В Крыму он есть высший интендант над всем вакуфным имуществом, т. е. имуществом, посвященным на богоугодные дела, как мечети, госпитали, школы, ханы [?] и общественные фонтаны. Он должен заботиться о том, чтобы все шло согласно правилам, приказывает доставлять ему отчеты. [...]

Везир, собственно говоря, первый чиновник государства, хотя саном муфтий и выше его; он — первый министр, высший хранитель ханского имущества; все дела государства находятся в его руках. Он отличается от турецкого везира в том, что он никогда не командует войсками и что он никогда не произносит приговоров в диване, потому что тем всегда управляет принц; но когда хана нет в Крыму и он не увозит его с собой, он делает его каймакамом и передает ему высшую власть.

Установленные доходы, связанные с везирством Татарии очень скудны; они ограничиваются 5000 пиастров из таможни Гезлев, 1500 — из казны хана, 50 — из «медовых денег» Молдавии, 1000 — от хатмана Дубоссар, 2000 от воеводы Ялы и 2400 — от субаши Каушан. В Крыму есть шесть деревень, с которых десятина, подушная подать и все доходы принадлежат везиру. Христиане этих деревень обязаны давать ему, когда он идет на войну, 24 кошельков бешликов, составляющие в общем 1500 пиастров, известное число лошадей и повозок в одну палатку, шествующую во главе его военного обоза. Это все, что имеет везир определенного дохода, но случайные его доходы значительны.

Кази-аскер, или высший военный судья, передает все приговоры в диван, после решений муфтия; его частный суд ведает всеми тяжбами, возникающими среди дворян [...].

Хазнадар-баши, или великий казначей хана, заведует счетом всех доходов хана.

Дефтердар приблизительно то же, что главный контролер, он ведет списки и счета всех расходов государства. Когда хан умирает, он накладывает печать на все вещи до того момента, пока тело не будет перенесено в погребальницу. Обычай требует, чтобы печать эта сохранялась в продолжение трех дней, несмотря на присутствие наследников.

Ахтаджи-бей — главный конюший. В торжественные дни, прежде чем хан направится в мечеть, он садится на лошадь и прогуливается некоторое время; он держит также стремя хана, когда он садится и опускается с лошади.

Кілелерджи-баши, или великий дворецкий, ведает всеми мельчайшими обстоятельствами жизни ханского дома.

Кущджи-баши, или великий сокольник, имеет своей обязанностью только подавать сокола хану и снимать его с его руки. Это место всегда занимается каким-нибудь знатным ногайцем.

Диван-эфенди — секретарь государства, у него образуются все экспедиции в Порту и по заграничным делам; он также хранитель всех списков и всех писем. Он стоит во время заседания дивана и он читает все письма и все бумаги, которые хан назначает к чтению.

Капыджи-баши — его главной обязанностью является вводить послов; он идет им навстречу и провожает их на аудиенцию хана. Он присутствует на собраниях дивана, стоя, и вооруженный большим серебряным жезлом; его обязанность — накладывать ханскую печать на все отправляемые приказы.

Капыджилар-киайафсы — нечто вроде привратника дивана; он находится у двери, чтобы получать и подавать прошения. У него такой же большой жезл, как и у капыджи-баши, но его посеребрено только в некоторых местах.

Все главные придворные должности должны быть заняты мирзами, исключая должности муфтия, кази-аскера и диван-эфенди, которые, будучи должностями, касающимися веры, не требуют знатности. Дворяне родовитых семей презирают вообще всякую службу, даже везирство, поэтому все должности замещаются только мирзами капыкулу.

О ханском дворе

Ханский двор, или ханская свита, состоит из довольно большого числа чиновников или офицеров и слуг [...]

Силихтар, или оруженосец, который носит ханскую саблю и идет впереди хана каждый раз, когда он отправляется на какое-нибудь торжество, церемониал.

Куллар-агасы, которому хан поручает надзор над всеми мирзами, прибывающими по его приказу ко двору, для наказания; в помещении этого чиновника читают им приговоры; эта должность всегда замещается знатным лицом.

Малый хазнадар, или частный казначей хана.

Баш-чухадар, или первый лакей.

Агир-киайасы, или интендант, начальник конюшен.

Сарач-баши, или интендант, начальник платья.

Хазне-кятиби, или казначейский служащий.

Муасебе-кятиби — счетовод.

Кятиби, или приказчики (слуги) диван-эфенди.

Шербетчи, или виночерпий.

Чашнигир — подающий блюда на ханский стол и отведывающий их прежде, чем принц к ним прикоснется.

Ашчи-баши, или великий повар; сорок знатных пажей под начальством силихтара, двенадцать пажей, рабов-черкесов, под начальством шербетши; восемь поваров; четыре офицера; двадцать четыре лакея; двенадцать конюхов, или стременных; двадцать четыре слуги для соколиной охоты; шесть слуг за собаками. Кроме того, есть мехтер-баши, или начальник музыки и двенадцати музыкантов; этот мехтер-баши получает подушную подать в ханском государстве со всех цыган, которые ему всецело подчинены.

В гареме есть два кизляр-аги и четыре евнуха.

Сыновья хана имеют, кроме того, еще своих отдельных слуг. [...]