Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Глухівські статті, стверджені на раді під час обрання Дем’яна Многогрішного гетьманом (1669 p., березня 6)

[...]

3. [...] Великий государ, его царское пресветлое величество, указал быть в малороссийских городех, воеводам и ратным людем, для обороны от неприятелей, и чтоб впредь в малороссийских городех шатости и измены ни от кого никакия не было, а указал быти воеводам и ратным людем в городех по прежним статьям и ныне вновь подтвердит в статьях, а воеводам быти в Киеве, в Переясловле, в Нежине, в Чернигове, во Остре. А в права их и в вольности и суды и всякия дела воеводам ведать не указал, как киевскому воеводе, так и иным воеводам, а указал имети начальство над ратными людьми, которые присланы на оборону во всяком строении. А если бы кто всякаго чина жителей городов и мест, или сел, или деревень, о обидах от ратных людей учнут битичелом великому государю и воеводам приносити челобитныя, и по указу великого государя, его царского пресветлого величества, судить тех ратных людей воеводам, да при тых же судех указал быти во всяком городе, где будут воеводы, для великия правды и скорыя росправы, из малороссийских жителей знатным и добрым и разумным людем, чтоб вместе с воеводою были при тех судех, и судили, и по суду и по указ чинили, как о том указе великого государя, его царскаго пресветлого величества, належит. А о поборех указал малороссийских городов быти по их обыкновеннию, как написано в статьях гетмана Богдана Хмельницкаго. [...]

4. [...] Великий государь, его царское пресветлое величество, о реэстровом войске указал говорить на раде, сколько быти войсковых Козаков тысячами на сей стороне Днепра. А что в той их статье написано: войску заплата из его царскаго пресветлого величества казны, и того в тех статьях Богдана Хмельницкаго не положено, а положено, что быти поборам, где достоит собирать в скарбе царскаго пресветлого величества, и из того сбора давать на войско по реэстру, кому что в статьях постановлено. [...]

7. [...] В перемирном Андрусовском договоре о Киеве договоренось, на который было срок отдать, и то им самим ведомо. А ныне за некоторыми многими причинами с польския стороны, на тот срок Киеву отдачи, до съездов великих и полномочных послов и коммисаров не будет. А каков договор на том съезде с послы и с коммисары о Киеве будет, и им ведомо будет от посланцев их. А посланцам их с великими и полномочными послы, указал великий государь, на съезде быть. А как быти и о каких делех, и тому особая статья ниже сего. А что посланцы их, будучи на Москве, объявили на письмах о утеснении благочестивый веры и святых Божиих церквах, будто необережением великих и полномочных послов, ничего о церквах Божиих в статьях не положено. А в Андрусовских договорных статьях постановлено и укреплено: русским всякаго чина людем, которые в сторону королевского величества в местех, чрез те договоры достаются, вольное имеет быти употребление вере греческаго закона, безо всякаго в отправлении службы Божии затруднения, и когда утверждение веры греческия укреплено, тогда и церквам Божиим свобода во отправлении службы, всегда Церковь Божия стоит верою. Церковь боничтоже ино есть, но разве нашими душами созданный дом, и им бы впредь во всяких делех розсмотривать с прилежанием и разсуждать мудро, а мелкоумных укреплять. А буде и есть какое утеснение в Коруне Польской и в княжестве Литовском церквам Божиим, и великий государь, его царское пресветлое величество великим и полномочным послам укажет о том утеснении, против Андрусовских договорных статей, коммисарам говорить на съезде. И что о том договорятся, и то будет им впредь ведомо чрез посланцев их, которые будут на съезде, только те дела належать той стороны Днепра, а не вашия, сами они похотели быть во отлучении от царскаго пресветлаго величества, и от них и учинились под королевского величества рукою прежде съездов и Андрусовских договоров, и по тому их отлучению и в Андрусове договор учинен. [...]

8. [...] Великий государь, его царское пресветлое величество указал для своих государских всяких дел быти выбранному, кого гетман и старшина и все войско сее стороны Днепра выберут, ижити ему указал великий государь на Москве погодно на особом устроенном дворе, и при нем чоловек пять, или шесть, чтоб гетману о делех и об обидах на воевод, и ратных людей, или иных каких дел, что есть в малороссийских городех, писали к выбранному, а выбранной будет приносить те письма приказным людем, а те приказные люди станут доносить до великаго государя, а из Киева и от гетмана и из иных городов, где будут воеводы, посылать к Москве к выбранному через свои подводы до Путивля, а из Путивля посланы будут до Москвы до двора, где будет двор, чтоб впредь с Москвы от него великого государя к гетману, посланным частым не быти, также и гетману к великому государю не часто посылати, а посылати для самых нужных дел. А как с Москвы от великого государя будет послан кто для великих дел и тому посланному давать по двадцати подвод с проводники, а гонцам давать по три подводы, для того, что у Козаков и у мещан малороссийских городов многия подводы в городех теряют, и от того им чинятся многие убытки. А посланцам быть в год по три или по четыре приезда для самых нужных дел, и чтоб при тех посланцах, челяди человека два или три, а больше того не посылать. [...]

13. [...] Великий государь, его царское пресветлое величество ратным людем в козацких дворех становитися не указал, а впредь становиться им у мещан и у мужиков. А кто учнет вольности их отнимать и изменниками и мужиками Козаков называть, и тем царское пресветлое величество указал чинить по сыску наказанье. А беглецов из малороссийских городов служилих людей солдат, драгунов и всяких чинов людей, также и людей боярских и крестьян, которые не похотя великому государю, его царскому пресветлому величеству служить, а люди боярские и крестьяне, своровав убийство учиня или разбои, или ино что своровав, или не похотя дать оброку, бегают на своевольство в его великаго государя черкасские городы, и тех беглецов, всяких чинов людей из малороссийских городов отдавать безо всякого задержания, а оть тех беглецов многия ссоры приходят и от того многая смута бывает. [...]

14. Малороссийских городов всяких чинов жители, которые до нынешния воины Московского государства ратные люди поймали в полон, быть им в стороне царского пресветлого величества, а будет который уйдет в малороссийские города собою, к сродникам своим, или кто где жил, в прежний свои места, не учиня никакого воровства, и тым жить в старых своих в местех по прежнему, где кто жил, а буде стежит, своровав, и тех отдавать. [...]

18. [...] Великий государь, его царское пресветлое величество, ни с которым государем ссылок держати не указал. А буде дела какия случатся о чем писать, и чтоб писали к великому государю, к его царскому величеству, а царское величество гетмана и все войско во всяком своем государском милосердии сохранять и о их делех до государей писать велет, и о делех, что будет писано и те письма, по указу царскаго величества, к ним присланы будут.

19. Буде впредь который гетман, забыв страх Божий и великого государя премногую к себе милость, учнет в малороссийских городех чинити какие ссоры также, как Ивашко Брюховецкий учинил и им того меж себя остерегать и проведывать и о том писати к великому государю, а тем гетманским никаким ссорам не верить.

20. Буде гетман какую проступку учинит, опричь измены, и его без указа великаго государя, его царского пресветлого величества не переменять. А укажет великий государь сыскать и по сыску указ учинить, по их праву. [...]

21. А буде в малороссийских городех учнут чиниться какия ссоры от жителей, от кого ни есть, и гетману и старшине потому ж того смотрить и остерегать накрепко, и о том писать к великому государю, к его царскому величеству, а тех людей, от кого какия ссоры в малороссийских городех учинятся, им унимать и наказывать и карат смертию, по правам их, как о том постановлено на прежних радах. [...]

24. О имениях козацких, которые свои власные грунты имеют вечные, отеческие, дедичные, купленные, се есть поля, леса, сенные покосы, пруды, мельницы и иные всякие пожитки, тогда и о том смиренно его царскаго пресветлаго величества просим, чтоб товарство войсковое совершенно при прямых грунтах и пожитках были сохранены. А когда случится, что на государеве службе смерть постигнет от неприятеля, или своею смертию умрет, тогда при тех грунтах жена [и] наследие его, чтоб тех добр прямых после отца своего осталых, по тому ж всем владели. А если бы козакзаслуженый имел по смерти, тогда чтоб жена его по смерти вольна была от всяких обид, се єсть становищами, поборами, подводами не отягчали всякая старшина войсковая потамест, доколе замуж пойдет, если за козака, то вольность будет имети. А если за мужика, то будет подлежат должности градской. [...]