Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Проект договору гетьмана Петра Дорошенка з Туреччиною, на основі якого були укладені Корсунські статті у березні 1669 р. (1668 p., серпня після 10)

1

Готовы есми воевати со всяким неприятелем повелителства твоего. А во утвержение сих уговоров послан был посол Осман Чаузыс в лето от Рожества Христова 1668, в 10 день августа.

2

По договору и уставленню, бывшем во время Богдана Хмелницкого, гетмана, того ж хошет и Петр Дорошенок гетман, купно с послами, посланными к солтанову величеству, сиреч да утвердит сицевая примирения и уставлення, впредь реченная, ибо и он сам всегда есть готов сопротив стати всякому неприятелю салтанова величества, егда будет нужда и потреба.

3

Над то просим, да рати, которые повинуютца салтанову повелителству, сиречь крымские, черкеские, нагайские, також и бучацкие и иные сицевые, которые имут приходити в помощ нашу и пособство, дав есмя будут под властию и правителством нашего гетмана, а потом и его наследников, для того дабы тые рати слушали гетмана и купно с войском казацким, когда будет потреба, возмогут находити и нападати на неприятелская места, или и от нас хранимая.

4

Во утвержении же сих объемлю аз, гетман, и все войско казацкое, военное знамя, якоже. булаву и знамя, еже от турков имянуетца туй.

5

Егда же изволит сицевыми знамены нас почтити и помиловати салтан Отгомайский, не хощем, да того ради возмнися, яко подцание быти и весма порабощенный, ниже данниками и коим либо податем повинни, но от всех податей свободни и от тяжких бремен жестоты чужди быти желаем. К тому желаем, дабы гетмана не переменяти, его же Войеко Запорожское себе изберет, и в его место иного не поставляти, но точию да знамена оная воинская будут токмо знаменования и свидетелства правого приятелства и согласия войск казацких с крепостию Оттоманскою и с татары, и да будут перед нашим гетманом во всякой войне будущей против недругов казацких или салтановых, или против татарских готови.

6

Когда рати салтановы или татарское войско придут на помочь казаком и входят для пособия их во отчество и в страны их и в места ко отвращению силы неприятелския, не хощем, чтоб они будовали своя храмы молитвенныя, именуемыя мечети, ниже иная якая здания, еже вредит вере християнской. Над то идеже обритаютца церкви русския, да не возмогут их разорят и грабит, чтобы своей построите мосхеи. К сему когда будут казаки почтени знаменми салтановыми, тая же самая знамена да чтут и турки, а в честь же за любовь тех знамен да не возмогут чуждых имения грабити и градов палит, и ни единого мужска или женска пола из казацкого рода пленит, и в царствующий град Костянтинополский отводити, а дерзнувший то сотворит веема убиен быти мает, и зешлим [?] той род [быти мает], которой будет противен род войску казацкому.

7

Войска, приходящия из Волох и Мултян в наше пособие, да не возмогут тщеты творити всем тем местом, монастырем, церквам, которые суть под властию гетманскою. Священницы же, живущии в нашей земли, да будут в мире и без всякаго страха, и без боязни, и ужаса да прибудут. Подобие вси иже хиротонию приемлют от святейшаго патриарха Цареградского, а живут в Киеве и в Гадиче, чтоб их свой митрополит правил и рядил.

8

Дабы гетман наш всегда был утвержен в своем достоинстве, даже до последнего дня живота своего, тако чтобы его никто не возмог из власти салтановы переменят, и из седалища его низвергати. Казаки паки с нами несогласующии, аще начнут творига соборища и станут прогав нам творити коварство и сет прелестей, да не возмогут инаго себе творити гетмана, того ради яко мы зело доволни есмы и усердия маем [?] к господствованию сего гетмана, и согласны есмы единодушно ити на противники наша, даже до последнего отмщения. [...]

13

Егда приидет время ратования с коим нибудь неприятелем и приидут отсюда войска [та]тарска в помощь нам, в страну нашу, не имут жита в селах и градех по своему хотению и люблению, ниже что насилием брата, но да живут на местах им назначенных и да пребывают в них доволни пищею и оброки, от нас позволенный. Тож де само сохранят и наши казаки, егда пойдут, призвани суще на по[мо]щь салтану, еже есть да доволни будут тем, еже им свободно соизволитца.

14

Егда который казак будет имети суд с турком, аще винить будет турчет или казак, всяк должен судитися пред своим старшиною и от него казнен быти по мере своего преступления. Аще кто невинен явитца, да свободен отпуститца всячески.

15

Да не сотворит турский салтан мира, ниже хан татарский с пограничными и близкими обладатели, изрядне еже с королем полским и с царем московским союза дружества да не творит без ведомости и согласия нашего гетмана и всего войска казацкого, ниже да будут договоры тако на брань, якоже на мир приклонныя без ведомасти обоих стран и соизволения. Аще же салтан турский или хан татарский установит мир и совершит договор или в дому или в поли с неприятелями казацкими, или на тщету Войска Запорожского, то явно глаголем, яко наш гетман той покой ни во что будет имет, яко нам вредный и пагубный, тем же убо дабы тверду и постоянну быти миру, потреба есть, да той будет с явственною ведомостью гетманскою и Войска Запорожского, ибо аще рати казацкие тщету некую приимут и зле постраждут от своих супостат, потреба есть отмщение деяти тако Войску Запорожскому, яко же и турскому о сотворенной обиде, кроме всякого разорения восприятаго мира нашего, занеже воистинну обе стороны взаем суть соединенный, единым телом сотворены против своих недругов.

16

Заключение напоследок да будет, яко аще салтан турецкий и хан татарский сего постановления нашего прияти не восхощет, всеконечно умыслит нас сотворити поддаными и данниками веема, и все восхощет низвергати, гетмана изгоняти по своему изволению, инаго же на его место поставляти, монастыри и церкви наши разорят и новые мечети созидати, и наших митрополитов переменяти, и дани на них выбирати, и с их престолов низлагати, податей от нас Руси зыскивати, и иныя вещи ядомыя, ячмень, овес и дрова, и кою нибудь иную вещь и малейшую насилием вземлюще, да приязнь нашу отринуть и сопротивятца сим статьям нашим, тогда убо гетман и Войско Запорожское потщитца, да иным коим о себе промыслит способом, места своя сохраняюще и держаще под властию и господством своим свободная и от всяких времен явственных всячески волная и отнюдь недвижимая, обаче никогда же против величеству салтанову воююще, ниже руки наши подносяще обычаем неприятелским, разве аще прежде убеждены и понуждены будем от турского или татарского войска.

17

Егда Войско Запорожское пленит когда некий град или место с помощию турского войска, то место взятое да будет под областыю гетмана и Войска Запорожского, никоея тамо [не] оставующе стражи, ни же крепости творяще турские.