Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Батуринські статті, прийняті гетьманом Іваном Брюховецьким та скріплені підписами козацької старшини (1663 p., листопада 17)

1

В прошлом в 171 году, июля вії день, к великому государю царю и великому князю, Алексею Михайловичу, всея Великия, Малыя и Белыя России самодержцу, к его царскому пресветлому величеству, писал Мефодий, епископ Мстиславский и Оршанский, с нежинским протопопом Семионом, что ты, гетман Иван Брюховецкий, вседушно промысл имеете, откуда бы взять хлебных запасов великаго государя, его царскаго пресветлаго величества, ратным людем, которые ныне, также и впредь, будут для обороны от неприятельских приходов в малороссийских городех; и велел ты, гетман, со всех мельниц во всех полках хлебные запасы сбирать и в анбары сыпать, чтоб к Семенову дню изготовить. А по чему хлебных запасов ратному человеку дать, также и воеводам и начальным людем чем сытым быть, о том великий государь, его царское пресветлое величество, пожаловал тебя, гетмана, чрез его епископово прошение, велел к тебе прислать кого пригоже, чтоб с вами, гетманом, о том о всем подлинно договорясь, постановить и в совершенье привесть не замотчав. А с окольничим и, наместником галицким, со князем Данилом Степановичем Великаго Гагиным с товарищи, то дело для скораго его отъезда к Москве, и для твоего гетманскаго отхода против неприятелей к Днепру, в совершенье прийтить не могло.

И великому государю, царю и великому князю, Алексею Михайловичу, всея Великия, Малыя и Белыя России самодержцу, его царскому пресветлому величеству, Войска Запорожскаго гетман, Иван Брюховецкий, и судьи, и полковники, и вся старшина, били челом, а в Батурине его царскаго пресветлаго величества, тайных дел дьяку, Дементию Башмакову, да дьяку Евстрату Флорову говорили, чтоб великий государь, его царское пресветлое величество, пожаловал их, велел для скудости малороссийских жителей и для разоренья от неприятелей городов и мест, имать у них своего царскаго пресветлаго величества ратным людем на прокормление, которые люди в малороссийских городех для обороны от неприятелей малороссийских жителей ныне есть и впредь будут:

Воеводам по мельнице с двемя колесы, головам и полковником по пятидесять осмачек, подполковником и майором по двадцати по пяти осмачек, ротмистром и капитаном по двадцати осмачек, порутчиком и прапорщиком, и сотником по десяти осмачек; рейтаром и драгуном, солдатом и стрельцом по четыре осмачки всякому человеку на год муки ржаныя.

А как малороссийских городов и уездов жители обеих сторон Днепра будут в соединеньи, и милостию Великаго Бога и великаго государя, его царскаго пресветлаго величества счастьем, неприятелем отпор будет дан и война успокоится, и сборех хлебных запасов на прокормленье ратным людем, как великий государь, его царское пресветлое величество, укажет. [...]

2

Ведомо великому государю, его царскому пресветлому величеству, учинилось, что Московскаго государства городов служилые многие люди и севские драгуны, избываючи от служеб, а крестьяне от податей, также и порубежных городов Карачева, Брянска, Рыльска, Путивля и иных порубежных мест, помещиков и вотчинников люди и крестьяне разоря помещиков и вотчинников своих домы и всякие пожитки, бежав живут в малороссийских городех и в уездах, и на будах, и на винокурнях, а иные и ныне бегают, чтоб им жить в волях своих. И великий государь, его царское пресветлое величество, указал тебе, гетману и Войска Запорожскаго старшине говорить, чтоб в малороссийские во все городы послать универсалы под войсковым жестоким караньем, и велел тех всех прежних и нынешних перебежчиков, Московскаго государства всяких чинов людей, в городех и в уездах, и на будах, и на винокурнях, сыскать и переписать, и кто где живал, а переписав, отослать их всех, по росписем в те городы и уезды, кто откуда бежал, а впредь бы учинить заказ крепкой, под смертною казнью, чтоб Московскаго государства служилых и всяких чинов людей, и боярских холопей, и крестьян в малороссийские городы никто не принимал, чтоб от того великаго государя службе порухи и податям сбору, и пограничных городов помещиком и вотчинником напраснаго разоренья и убытков впредь не было. [...]

3

В Переясловских статьях 6 статья написана: быти в Войске Запорожском реестровым козаком штидесят тысячам человеком, а на жалованье сбирать им и иных чинов людем в малороссийских городех по указной статье, и буде по той статье стольким тысячам человеком в казакех быть, и на них поборы сполна ль в сборе будут, или на половину? А как мы стояли в

Глухове и в то время тамошние жители и сторонние люди сказывали, что козаки, и мещане, и поселяне, и их земли, и мельницы, и всякие угодья, и ранды, и коморы не переписаны и оброков ни на что не положено, и сколько ныне в войске Козаков, и что им доведется дать царского пресветлаго величества жалованья в год, и сколько с мещан и со всяких их угодий каких поборов собрать в год мочно, и того тебе, гетману, и всей старшине не ведомо. Также и козаки без переписи, царского пресветлаго величества на услуге с тобою, гетманом, и с вами, начальными людьми, бывают не все, ездят в полки и из полков отъезжают без вашего отпуска, по своей воле, а иные и в войско не ездят, а проходит им то даром, а только б козаки и мещане, и их земли и мельницы, и всякие угодья, и ранды, и коморы были переписаны, и то б все было ведомо, и в смету положить козаком число, а с мещан и с поселян и с их угодий поборы мочно, и в избылых никто не будет. [...]

4

Как по указу великаго государя, его царскаго пресветлаго величества, для его великаго государя дел, ехали мы к тебе, гетману, и к старшине, и в дороге слышали от жителей малороссийских городов, что козельские и остренские жители и иные многие корыстовники, покупаючи всякой хлеб в Глухове и в иных таких же жилых местех, отпускают за Днепр, для своей корысти, без твоего, гетманскаго, и без вашего старшинскаго ведома, и тем в малороссийских городех хлеб вздораживают, а заднепрским изменником и татаром тем великое вспоможенье чинят, и чтоб впредь хлеба, опричь Киева, не продавать. А буде о том заказу учинить не мочно для заднепрских жителей, чтоб они склонялись под царскаго пресветлаго величества высокую руку и здешней стороны Днепра с жителями соединялись, и им бы хлеба велеть купить указное число с твоего, гетманскаго, и с вашего старшинскаго, ведома, и где им купить и на которые городы провозить, о том бы давать им универсалы, и они то учнут себе ставить в великую доброту, и друг другу учнут то выславлять, и от тамошнаго разоренья склоняться на житье на здешнюю сторону, потому что за Днепром ныне от ляхов и от татар хлеба сеяно мало. [...]

5

По указу великаго государя, царя и великаго князя, Алексея Михайловича, всея Великия, Малыя и Белыя России самодержца, в Московском государстве о вине, чтоб опричь его, великаго государя, его царскаго величества, кабаков никто не торговали, а табаку б не держали, учинен заказ крепкой. А которые люди в таких проступках объявлятся, и тем чинят жестокое наказанье и ссылают их в Сибирь, и в Астрахань, и в иные дальние украинные городы на вечное житье, а дворы их и животы емлют на великаго государя безповоротно. А ныне малороссийских городов многие жители с вином и с табаком в Московское государство и в украинные городы ездят и продают всяким людем для своей корысти, и от того кабацким сборам чинится поруха и недобор, а меж людьми смута, и ссора, и смертное убийство, и всякое зло. И тебе б, гетману, учинить заказ крепкой под жестоким караньем, чтоб малороссийских городов жители всяких чинов люди, вина и табаку к Москве и в украинные городы и в уезды отнюдь не возили и не продавали, и тем бы великаго государя, его царскаго пресветлаго величества, казне порухи не чинили, также бы от того и меж людьми никакого зла не было. [...]


загрузка...