Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Із статей Переяславського договору (1659 p., жовтня 27)

Новыя статьи, которыя, по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, постановлены, сверх прежних статей:

1. По указу ж и по повеленью великаго государя, царя и великаго князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, его царскаго величества, куда его царское изволение будет, всегда на его государеву службу гетману со всем войском быти готову. [...]

2. Также где укажет великий государь, и несколько полков послать на его государеву службу, и ему гетману те полки послать безо всякаго мотчанья. [...]

3. Гетману ж быти верну и навеки неотступну и ни на какия ляцкия прелести не прельщаться, также и про Московское государство никаким ссорам не верить. А кто станет ссоривать, и таких людей карать смертью, и о всяких ссорных делех писать к великому государю, к его царскому величеству. Также которыя ссорныя дела и Московскаго государства от людей будуть вмещены, и тем людям государевых порубежных городов воеводы учинят государев указ по сыску, до чего доведется. [...]

4. Без указа ж и без повеленья великаго государя его царскаго величества самому гетману со всем Войском Запорожским в войну никуда не ходить, и полками большими и малыми людьми Войска Запорожскаго ни которым окрестным государствам не помогать и в помочь к ним людей не посылать, чтоб тем вспоможеньем Войско Запорожское не умалялось. А будет без гетманскаго ведома, пойдет кто в войну самовольством, и тех казнить смертью. [...]

5. Великий государь, его царское пресветлое величество велел быти в своих царскаго величества черкасских городех: в Переяславле, в Нежине, в Чернигове, в Бряславле, в Умони своим царскаго величества воеводам в войсковыя права и вольности не вступать. А которые воеводы и ратные люди будут в Переяславле, в Нежине: и тем быть на своих запасех. А в Киеве, и в Чернигове, и в Бряславле владеть воеводам маетностями теми, которыя принадлежали к тем воеводствам преж сего, а в полковничьи поборы воєводам не вступаться. А кто учинит какое насильство, и тем чинить наказанье. А которые великаго государя ратные люди будут в государевых черкасских городех, и тем государевым ратным людям у реестровых казаков на дворех не ставиться, а ставиться государевым ратным людям у всяких жителей, опричь реестровых казаков. Также и подвод под посланников и под гонцов у реестровых казаков не имать, а имать у городских и у деревенских жителей. Да реестровым же казакам держать вино и пиво и мед, а продавать вино бочкою на ранды и куда кто похочет, а пиво и мед вольнож продавать гарнцом. А кто будет вино продавать в кварты, и тех карать. [...]

6. В городех, и местех, и местечках на Белой России ныне и впред залогам черкасским не быть, чтоб ссоры тем между ратных людей, как великороссийских и белоруских, не чинилось. [...]

7. Которой гетман, по указу царскаго величества, а по обранню всего Войска, учинится в Войске гетманом, а после того учинится в какой проступке, и Войску, без указу царскаго величества, самим гетмана не переменять, хотя новообранный гетман опричь измены, проступку какую и учинит, и великий государь его царское величество велит про то сыскать всем Войском, и по сыску велит указ учинить, как повелось в Войске издавна. А самим однолично гетмана, без указа царскаго величества, не переменять. Также и гетману, без рады и без совета всей черни, в полковники и в иные начальные люди никого не выбирать, а чтоб выбирать в Войско полковников на раде, кого меж себя излюбят из своих полков, а из иных полков в полковники не выбирать. Также тех полковников гетман без рады не повинен отставливать. [...]

8. В Войске ж Запорожском всяким начальным людям, кроме православных христеан, иных ни которых вер людям впредь не быть для всякия ссоры и прелести. Да и новокрещеным иноземцам в начальных людех не быть же, потому что от иноземцов от новокрещеных многая в Войске смута и междоусобие зачинается, да и им Войска . Запорожскаго казакам чинятся налоги и тесноты. А кого новых полковников оберут, и тех новообранных полковников на верное подданство и вечную службу привести к вере. [...]

9. Чтоб изменника Ивашка Выговскаго жену и дети, гетман и Войско отдали царскому величеству за измену, также и брата его Данилка и иных Выговских, которые есть в Войске Запорожском. А впредь не только при гетмане и в урядниках, но и в Войске Запорожском Выговским не быть. [...]

10. Которые были в совете с изменником с Ивашком Выговским: Гришка Гуляницкой, Гришка Лясницкой, Самошка Богданов, Онтошка Жданов, Герман Илабода, и тем по век живота в раде в войсковой и в секретной и в уряде ни в каком не быть. А естьли кто не против сей статьи и учинит, в раду будет призывать и уряд какой на них положит, и те будут караны смертью. [...]

11. При гетмане быть с обеих сторон Днепра по судье, по ясаулу, по писарю. [...]

12. Наказному гетману Ивану Безпалому и его полка началным людям, также полковникам переяславскому Тимофею Цецуре, нежинскому Василью Золотаренку, черниговскому Аникею Силину и их полков начальным людем, естьли какой из тех людей будет винен, с суда к смерти в каких делех, и их гетману и начальным людям, без указа великаго государя его царскаго величества не карата до тех мест, кого царское величество укажет прислать к тому суду на исправление, для того, чтоб им напраснаго изгонения и утеснения не было, потому что они царскому величеству служили. Также и всех полковников и иных начальных людей обеих сторон Днепра не повинен гетман на горле карать, без высланнаго на суд от царскаго величества. А ся статья учинена для того, что изменник Ивашка Выговской многих полковников и начальных людей и казаков, которые служили верно царскому величеству, напрасно смертью карал. [...]

13. Чтоб полоненники на обе стороны были свободны. А кто похочет волею быть, и тех на обе стороны не неволить. [...]

14. Чтоб знамена и пушки и большая верховая пушка, которыя взяты под Конотопом, отданы были в Киев безо всякаго задержанья. [...]

15. Гетману ж велеть город Старой Быхов очистить великому государю и велеть черкас и иных чинов служилых людей из того города вывесть, потому что тот город издавна польскаго короля, а не черкасской и в нынешняя мимошедшия времена от изменников, от Самошки Выговскаго и от Ивашки Нечая и от их советников великаго государя ратным людям были всякие злые умыслы, и бунты, и кровопролития великия, и многих за верою ж въявь и тайно до смерти побивали. И впредь будет тем изменникам быть в Быхове началными людьми, и от них быть такому ж дурну. А в Быхове, кроме государевых людей московскаго народу, быть никому непристойно для того, что всякая ссора будет, потому что ляхи живут близко, без престани ссоривали и ныне и впредь учнут ссоривать. А пристойно быть тем людям в Нежинском полку и в Черниговском, и где кто похочет. [...]

18. Будет кто великому государю его царскому величеству, по святой непорочной евангельской заповеди, ныне в Войске Запорожском веры не учинит из старшин из какого-нибудь чина, или из казаков, и из мещан, а сыщется про то подлинно: и тех людей по войсковому праву казнить смертью.

Будет кто сии статьи, которыя постановлены Войском, а нарушит кто и не совершит, начальный человек, или казак, или мещанин: и те будут караны горлом. [...]


загрузка...