Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

Документи про виїзд козаків з війська Петра Сагайдачного в Калугу на російську службу (1618 p., грудня 25—28)

[...] Имена переезщиком черкасом, которые приехали в город в осаду Емцова полку Васюковаи сотни Иван Иванов. Тово ж полку Продиковаи сотни Иван Ребец. Персково полку Михайло Михайлов.Тово ж полку Ясковай сотни Иван Ондреев. Гетмансково полку Григорьевой сотни Трипольца Меркул Вишневской.

Тово ж полку Монастырсково сотни Василей Дибовской.

Милосново полку Конковского сотни Григорей Данилов. Коншина полку Ждановай сотни Гаврила Тростенецки.

126-го декабря в 28 день писал[и] к государю, царю[...] [к. т.] из Колеги воеводы князь Офонасей Гагарин с товарыщи, прислал[и] со есаулом казачьим с-ван]ом] Васильевым да с козаком с Сенькою с Матчиным выходцов черкас 9 ч.

А в роспросе есаул Иван Васильев да казак Сенька Матчин сказал [и]: Поехали они из Колуги декабря в 25 день на Рожество Христово в обед. А ехали на Боровеск, а из Боровск[а] до Москвы Боровскою большою дорогою. И, дорогою едучи, про литовских людей никаки вестей не слы[хали]. А Саодашной с товарыщи и з черкасы пошли из под Колуги декабря в 22 день во фторник на Перемышль да на Болхов, а из Болхова ми[мо] которых иных городов пойдет, тово не ведают. А слышали они от выходцов, что Саадашному и черкасо[м] итги в Киев и лежать около Киева. А сколько лежанья будет, тово не ведают.

А полковник Пырскай своим полком из под Колуги пошел того ж дни декабря в 22 день на Одуев, а с Одуева на которые городы пойдет, тово не ведают. А слышали они от выходцов, что полковнику Пырскому своим полком и всем черкасом сходитца в Киеве, а из под Киева куды им итти тово не ведают.

А где ныне гетман Саодашной с товарыщи и полковник Пырской с своим полком тово они не ведают. Как Саодашной и полковник Пырской пошли с черкасы из под Колуги, отпустили рускова полону детей боярских, и боярынь, и крестьян, и крестьянских жон, и робят, и девок тысячи з две и болыпи, а иной полон с собою повели, а сколько полону с собою повели тово не ведают.

А к городом идучи, учнут ли приходить, и уезды, села и деревни учнут ли воевать или нет, тово не ведают. А как Саодашной и Пырской пошли из под Колуги, и с тех мест декабря по 25 день по их поез приехало черкас в Колугу на государево имя в разных числах с 400 человек и болыни своимии головами, иные з женами и з детьми, а иные холости, а приехали все с коши, а кошу у всякого человека по одним санем, и у жен[а]тых жены и дети сидят в тех же санех, а сами приехали верхи, и на иных лошадях, и простые лошади у многих черкас есть же, у человека лошади по две, и по три, и по четыре, а иной выехал на одной лошади, а простой и кошавой лошади нет. И воеводы князь Офонасей Гагарин с товарыщи тех выходцов в острог не пустили, а поставили их за острогом в слободах и приставили к ним детей боярских и стрельцов для береженья, а для покупки для хлеба и конскова корму пущают в большой острог человек по 10 и по 15 и болыпи. И декабря в 23 день, середу, до их поезду за два дни те черкасы, которые приехали на государево имя выбрали себе под Калугою старшиною полковникова Коншина брата Ждана, а наперед сего он был у брата ж своего у Конши в полку сотник.

Да колужской же гонец Ондрей Сухотин сказал, что ворочались черкасы с первова и здругово стану с коши, а ины[е] коши с полоном отпущали в Литву, а видел он, Ондрей, что черкасы приехали немногие з женами, и то женки руские.

А выходцы в распросе сказали: Выходец Меркурей Вишневскии в распросе сказался черкашенин, служил Дмитрею Кирилову сыну Плещееву, а Дмитрей Плещеев взял иво к себе во двор ис тюрмы в Володимере во 123 году о Николине дни, а взят он в языцех во 120-м году в Родительскую суботу в посылке из Володимеря от воеводы Ортемья Измайлова в Суздальском уезде в Троетцкой вотчине Сергеева монастыря в селе Никольском и вкинут был в тюрму, а ис т[ю]рмы во 123-м году о Николине дни выдал иво ис тюрмы Дмитрею Плещееву воевода Семен Коробьин. И был он у Дмитрея в вотчине в Володимерском уезде в деревне Микулине на приказе. А в нынешнем во 127 году о Покрове святей богородицы приходили в Дмитрееву деревню в Микулино лисовщики, и его взяли, и привели X королевичю под Троицу. А как был у королевича от Саадашново полковник Милосной, [...] Меркурко, с Милосным приехал к Садашному под Колугу за девять ден до Рожества Христова, как Саадашной стоял в Колуге в остроге, а от черкас ушол в город в Колугу за три дни до Саадашново отходу. А полковник Милосной привез от королевича листы о том, что с московским государем учинил мирное постановенье, и Саадашному бы ис под Колуги со всем войском итги в Запороги тотчас. И Саодашной ис под Колуги пошол во фторник декабря в 22 день на Козелеск да на Брянеск, а достальные люди пошли в середу, а полковник Пырской пошол другою дорогою, а на которые городы, тово не ведает, и полонеников многих в остроге покинули. А пришод Саадашному в Киев и сождався со всеми людьми, и ис Киева идти всем розно, где хто живет. А иных никаких вестей не ведает.

Черкашенин Иван Ребец сказался Емьцово полку Противовы сотни, переехал на государево имя в Колугу до отходу Саадашново за три дни, в суботу декабря в 19 день. А Саадашной пошол ис Колуги во фторник декабря в 22 день в Литву в Киев со всеми людьми. А вестей сказал: При нем, де, Иване приговорили в раде у Саадашново итти ис Колуги в Литву в Киев всем черкасом двема дорогами, Саадашному самому на Перемышль, да на Белев, да на Волхов, а Пырскому на Одоев да на Куреск, а сходитца, де, им всем в Киеве. А хотел, де, им королевич в Киеве давать гроши, а, дав гроши, где им ис Киева итти, про то он не ведает. [...]