Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

ИВАН КОЖЕДУБ

(1920-1991 гг.)

Иван Никитович Кожедуб родился 8 июня .1920 г. в селе Ображеевка Шосткинского района на Сумщине. Его родное село лежит в десяти километрах от живописной Десны, которая в этом месте судоходна. Немного дальше, на противоположном берегу, расположен старинный город Новгород-Северский, земля которого помнит топот копыт коней полков князя Игоря, уходивших отсюда на половцев. Недалеко находится и районный город Шостка, в котором юному Ивану довелось со временем познавать азы техники и учиться летать на самолетах. Сын крестьянина-бедняка, он с раннего детства жадно тянулся к знаниям. Семья Кожедубов была большая, жили они бедно. Отец так и не разбогател: однажды во время работы травмировался и не смог больше работать в полную силу. Воспитывал детей строго, но никогда не употреблял бранного слова, сызмальства приучал к трудолюбию. Начиная с 9 лет маленький Иван уже ходил в ночное — пас коней. Выполнял и другую посильную работу, помогая родителям вести домашнее хозяйство. С семи лет учился в местной школе, построенной по завещанию и на средства их земляка — выдающегося педагога К. Ушинского. Рос Иван сообразительным и любознательным мальчишкой, которого интересовало буквально все. Как-то весной, во время большого наводнения, маленький Иванко, чтобы не обходить огромное озеро, образовавшееся вдруг на его пути в школу, смастерил себе ходули и спокойно ходил напря-мик, не замачивая одежды и обуви. Со временем продолжил обучения в Шосткинской семилетней школе рабочей молодежи, одновременно работая библиотекарем. Из отчего дома приходилось ходить туда за 7 километров.

Желание овладеть какой-нибудь нужной профессией привело Ивана в Шосткинский химико-технологический техникум. Однако была у него заветная мечта — покорить небо. В то время в СССР был очень популярен лозунг «Молодежь — на самолет», тысячи парней и девушек просто бредили небом. Вот и Иван одновременно с обучением в техникуме занимался в клубе Авиасовиахима. В конце концов любовь к небу победила. После окончания аэроклуба в феврале 1940 г., когда призвали в армию, он настоял, чтобы зачислили в Чугуевскую военную авиационную школу летчиков. Закончив её, сам начал готовить будущих летчиков: как одного из лучших курсантов его назначили летчиком-инструктором.

Когда 22 июня 1941 г: Гермаршя напала на СССР, Иван Кожедуб вместе с училищем эвакуировался далеко на восток от Украины — в Среднюю Азию, город Мамкент.

В декабре 1942 г., после неоднократных обращений к командованию, его направляют на фронт в 240-й истребительный авиаполк. Успешно пройдя ускоренное переобучение на новую авиатехнику, Кожедуб получил прямо с завода истребитель Ла-5. Этот самолет, созданный в бюро выдающегося авиаконструктора С. Лавочкина, в то время считался по своим тактико-техническим характеристикам одним из лучших в мире и мог успешно сбивать немецкие самолеты всех типов. Его максимальная скорость достигала 630 км/час, а на вооружении были две мощные 20-мм пушки.

В марте 1943 г. Кожедуб наконец прибыл на Воронежский фронт. Судьбы военных летчиков складывались по-разному: кто-то успевал сделать лишь один боевой вылет, чтобы уже никогда не вернуться на свой аэродром живым, другие же, наоборот, совершали десятки вылетов, но все — безрезультатно. И у сержанта Кожедуба фронтовая жизнь поначалу складывалась неудачно. В первом же бою он завязал бой с шестью «мессерами» и едва не был сбит, машина была серьезно повреждена и требовала длительного ремонта. От осколков вражеского снаряда самого летчика спасла лишь бронеспинка сидения. Его даже хотели списать из авиации и перевести в наземную службу воздушного наблюдения. К счастью, все уладилось и будущий ас остался в строю. Свою первую победу над врагом он праздновал уже в июле 1943 г. в ходе ожесточенных боев на Курской дуге. В это напряженное время летчики буквально не вылезали из кабин истребителей, но усталости не ощущали из-за чрезвычайного нервного напряжения. Последнюю же победу Кожедуб одержал уже в берлинском небе незадолго до конца войны.

Начиная с первого боя на протяжении 800 дней фронтовой жизни он принял участие в 120 воздушных боях и лично сбил 62 самолета — абсолютный рекорд для всех советских асов времен Великой Отечественной войны. В действительности же сбитых самолетов было гораздо больше. Сам И. Кожедуб объяснил это так: «На фронте 15 сбитых мной самолетов я отдал товарищам, которые прикрывали меня в боях ведомыми. 38 сбитых мной самолетов в групповых боях я тоже отдал однополчанам. Так что, если добавить неучтенные, получится 117. Но после войны я никому это не доказывал — для третьей Золотой Звезды достаточно и тех 62».

Когда в небе появлялся самолет Кожедуба, фашисты панически предупреждали своих летчиков по радио об опасности: «Ахтунг! Ахтунг! В небе ас Кожедуб!» Но это им мало помогало. И было от чего паниковать: отличный пилотаж и совершенное владение грозным бортовым оружием, постоянное совершенствование техники ведения боя позволили молодому сержанту уже в октябре 1943 г. сбить 20 самолетов. Почти половину из них Кожедуб уничтожил в боях за родную Украину. Тогда требовалось большое везение, чтобы выжить. Как-то, прикрывая переправы на Днепре, советские самолеты врезались в строй вражеских бомбардировщиков. Завертелась воздушная карусель. Заметив, что один из пикировщиков удирает, Кожедуб начал его преследовать, открыв губительный огонь. Самолет вспыхнул, но стрелок успел дать длинную, очередь в ответ. Напарник закричал Ивану: «Горишь!». Пламя било но правую сторону от кабины, возле бензобака, до взрыва оставались считанные секунды... Внизу территория, занятая врагом. Ситуация критическая, шансов на спасение практически нет. И отважный летчик решается на огненный таран наземной цели: быстро находит на земле большое скопление техники и живой силы и бросает в крутое пике со скольжением подбитую машину... Но в последний миг произошло чудо: буквально у самой земли он еще раз взглянул на крыло и увидел, что пламя погасло — его сбил сильный встречный поток воздуха. Мгновенно среагировав, летчик изо всех сил рванул на себя ручку управления и, фактически пройдясь по головам гитлеровцев, вывел истребитель в горизонтальный полет. На аэродроме встречали так, будто он вернулся с того света, поскольку все хорошо видели, как горящий самолет стремительно терял высоту. Был случай, когда зенитный снаряд пробил крыло его самолета, в другом же бою во время лобовой атаки «мессер» немного опередил Кожедуба и снаряд прошел в двух сантиметрах от его головы, чудом не зацепив.

Раскрывая секреты своих успехов, впоследствии Кожедуб вспоминал: «Мне здорово повезло, отличный ведомый попался и еще самолет прекрасный дали. Но главное — рядом всегда были надежные боевые друзья, отличные авиационные командиры. Если к началу Курской битвы я усвоил только два правила — храбро драться с врагом и, не отрываясь от группы, пристально следить за действиями командира, то в ходе дальнейших боев началась настоящая боевая учеба».

Она не прекращалась на протяжении всей войны. Иван Кожедуб неустанно искал и находил все новые и новые методы и приемы ведения воздушных атак, которые позволяли максимально эффективно использовать потенциальные возможности крылатой машины, постоянно шлифовал мастерство воздушного бойца, стремясь достичь совершенства. Благодаря этим качествам он имел неоспоримое превосходство над летчиками люфтваффе, сбивая в каждом бою от одного до пяти самолетов. Не боялся вступать в бой и тогда, когда враг имел огромное преимущество. В том же 1943 г. сержант Кожедуб за успешные действия получил должность старшего летчика. С этого времени его авиационная карьера стремительно пошла в гору. Довольно скоро талантливый летчик-истребитель становится командиром звена, а со временем — эскадрильи. В следующем году он уже заместитель командира авиаполка. В мае 1944 г. И. Кожедуб получает новейший истребитель Ла-7, скорость которого на 50 километров превышала скорость всех предыдущих моделей «лавочкина», а вооружение увеличилось еще на одну пушку.

Между тем, в конце войны авиапромышленность Германии освоила выпуск принципиально нового типа самолета — реактивного Ме-262. Немцы успели изготовить около 2000 таких машин и возлагали на них особые надежды. Реактивные самолеты были невиданной экзотикой и имели недосягаемую для поршневых собратьев скорость, достигавшую почти 900 км/час. К тому же были вооружены четырьмя пушками. К счастью, немецкие летчики из-за дефицита времени не успели как следует освоить новый самолет, 24 февраля 1945 г. увидел его и Кожедуб. Для пилота «мессера» эта встреча закончилось плачевно. В тот день ас в паре с летчиком Титаренко находился на свободной охоте над вражеской территорией. Они первыми заметили серебристый самолет непривычной сигарообразной формы, который стремительно летел вдоль реки в районе Франкфурта-на-Майне. Не теряя времени, быстро развернулись, Кожедуб на максимальной скорости начал преследование. Сблизившись, он окончательно убедился, что это реактивный Ме-262. Самолет выглядел довольно странно: узкий фюзеляж, стреловидные крылья, пропеллеры отсутствуют. Два продолговатых двигателя под крыльями будто толкали его вперед, оставляя позади длинный дымовой шлейф. Никакого сомнения: это был новейший немецкий самолет, о котором уже неоднократно сообщали советские летчики. Кожедуб даже был знаком с некоторыми его отличительными особенностями: существенным недостатком этих машин был плохой обзор из кабины пилота. И летчик решает этим воспользоваться: выжимает из своего Ла-7 максимальную скорость, которая все же ни при каких обстоятельствах не могла превышать 700 км/час, и незаметно, сзади подкрадывается к вражескому самолету с одновременным небольшим проседанием высоты. Понимал: заметив погоню, немец увеличит скорость и легко оторвется от поршневых самолетов. Когда расстояние сократилось до 500 метров, напарник Кожедуба, не выдержав, преждевременно открыл огонь. В ответ «мессершмит» увеличил скорость и вышел из-под обстрела. Но летчик допустил роковую ошибку: испуганно бросил машину влево, именно туда, где на него наседал Кожедуб. Упустить такой шанс было невозможно. Дистанция между самолетами сократилась еще больше, и Иван, молниеносно прицелившись, дал одновременный залп из всех пушек. У врага не осталось ни одного шанса уцелеть, — снаряды повредили левое крыло Ме-262, загорелся двигатель. Еще один залп довершил дело: реактивный самолет буквально развалился в воздухе на части. Летчик едва успел спастись, выпрыгнув с парашютом, и был захвачен бойцами наземной службы.

Подытоживая свой боевой опыт, Кожедуб отмечал: «Вообще, каждый бой — высочайшее напряжение нервов в короткий период времени, где проявляются отвага, сообразительность, мужество, инициатива. Иногда после полета приходилось гимнастерку выкручивать, вся была мокрая. В бою, как и в любой работе, необходимо мастерство. Кто умело владел машиной, мог слиться с самолетом, выдержать предельную перегрузку, тот оставался в небе хозяином положения».

Войну советский ас Иван Кожедуб закончил в звании гвардии майора. Трижды был удостоен высокого звания Герой Советского Союза.

После войны, в 1949 г., окончил Военно-воздушную Краснознаменную академию, в 1956 г. — Высшую военную академию Генерального штаба. В дальнейшем осваивал реактивные самолеты различных модификаций, находился на командной работе в авиационных частях.

Довелось Кожедубу понюхать пороха и после окончания войны с Германией. Длительное время эта информация была засекречена. В начале 50-х годов началась новая война, теперь уже «холодная». Она велась между Западом и Востоком, которые олицетворяли США и СССР. Ни одна из супердержав не хотела уступать. Это противостояние привело к расколу некогда единой Кореи на две противоборствующие стороны по 38-й параллели. Спровоцированная извне, в стране вспыхнула гражданская война. В июле 1950 г. США на заседании Совета Безопасности ООН подняли вопрос о необходимости предоставления американским войскам, уже находившимся в Корее, мандата ООН. Советские дипломаты, допустив ошибку, оставили зал заседаний, и необходимый вопрос американской стороне удалось протащить. С этого времени под флагом ООН, кроме США, против Северной Кореи выступили войска еще 15 стран мира. Гражданская война превратилась в серьезный международный конфликт. Силы союзников начали теснить коммунистические войска на север полуострова. Северную Корею поддержал Китай. Не остался в стороне и Советский Союз: в Корею направили новые реактивные МиГ-15 и группу лучших летчиков, которую возглавил Иван Кожедуб. Они получили задание во что бы то ни стало защитить небо Северной Кореи от налетов американской авиации и тем самым обеспечить неприкосновенность дальних подступов к советской границе. Однако пребывание там советских военных держали в секрете и летали они под вымышленными корейскими фамилиями на истребителях с северокорейскими опознавательными знаками. Летчики должны были вести боевые действия лишь над территорией, контролируемой войсками Северной Кореи и китайскими добровольцами, и не имели права сдаваться в плен. Об их гибели родные в СССР узнавали только из секретной почты.

Перебрасывались войска и техника тайно: литерный эшелон с самолетами и личным составом следовал по территории Китая к границе с Кореей по всем правилам военного времени. Первая же встреча с противником закончилась трагически: советским летчикам было трудно преодолеть психологический барьер, не позволявший в мирное время стрелять в людей. Все изменила гибель одного из пилотов, который, получив смертельное ранение снарядом в живот, все же посадил машину на аэродром. Врачи были бессильны. После прощания с другом летчики просто горели желанием отомстить врагу. Иван Кожедуб, невзирая на строгий запрет Москвы лично принимать участие в боевых действиях, сам поднял самолеты в воздух. После активных действий инициатива в воздушных боях быстро начала переходить к советским летчикам. Неуклонно возрастало количество сбитых американских «сейбров», «фантомов» и др. Появление истребителей МиГ-15 стало полнейшей неожиданностью и очень неприятным сюрпризом для американцев, привыкших хозяйничать в небе Кореи. От снарядов реактивных «мигов» несли потери даже хорошо вооруженные стратегические бомбардировщики Б-29 и Б-30, способные нести на борту ядерные бомбы.

До последних дней жизни имя И. Кожедуба было неразрывно связано с авиацией и самолетами. 7 мая 1985 г. он был удостоен звания маршала авиации.

Иван Кожедуб вошел в историю как непревзойденный воздушный боец, который в тяжелейших условиях боевой обстановки отличался особой храбростью и мужеством. Свой уникальный жизненный опыт он отобразил в книгах воспоминаний «Служу Родине» и «Верность Отчизне». Кроме трех медалей «Золотая Звезда», он был награжден двумя орденами Ленина, семью орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды и медалями, в том числе многих зарубежных государств.

Умер трижды Герой Советского Союза, маршал авиации И. Кожедуб 8 августа 1991 г. Похоронен в Москве.

10 ноября 2000 г. имя И. Кожедуба было присвоено Харьковскому институту Военно-Воздушных Сил Украины.