ЕЛЕНА ТЕЛИГА

(1907-1942 гг.)

Очень мало знаем о ней мы, вынырнувшие из омута десятилетий, где за темной завесой от народа скрывались имена его героев. Она стала одной из едва ли не самых значимых фигур, положивших начало новому этапу в жизни украинского народа. Елена Телига после Леси Украинки — одна из ярчайших женских фигур в украинской литературе. Как тип новой женщины-героини она не заперлась в рамках «чистой поэзии», а встала в ряды поборников свободы украинской нации: «Уста решительны, как выстрел, тверды, как лезвие меча», — именно такими словами можно характеризировать твердость духа и слова «украинской Жанны Д'Арк». Елена Ивановна Шовгенева (девичья фамилия) родилась 21 июля 1907 г. в Петербурге, в полуукраинской семье. Мать — украинка, дочь православного священника, отец — Иван Афанасьевич Шовгенев — известный специалист, гидротехник-практик, трудился на главных водных артериях Москвы и Петербурга. Кроме Лены, в семье было еще двое сыновей — Андрей и Сергей. Росли дети в Москве и Петербурге в атмосфере высокой русской культуры, окруженные заботой и материальными благами. Все очень радовались маленькой Леночке, которую гувернантки учили русскому, английскому, немецкому и французскому языкам. Отец воспитывал дочурку самостоятельной, всесторонне развивал её.

В 1918 г. семья переезжает в Украину, в Киев. Елену поражает величие этого города. Именно здесь она осознает свои украинские корни, именно здесь развивается её патриотический дух.

В 12 лет девочка поступает в киевскую частную гимназию. Здесь она впервые в жизни начинает изучать украинский язык. Сохранился аттестат тех лет, — училась Елена, кстати, посредственно. Но эту школу она так и не закончила: власть издает указ, согласно которому все дети должны учиться в единых трудовых школах, частные закрываются. Именно в такую обычную школу попала и юная поэтесса.

Ее отец в это время преподает в Киевском политехническом институте, занимает пост министра дорог в правительстве УНР, становится членом Центральной Рады. Старший брат Андрей вступает в украинскую армию. В 1919 г. под натиском большевиков Центральная Рада оставляет Киев. В 1921 г. начинается голод. Все эти неблагоприятные события обусловливают нелегальный переезд Ивана Шовгенева в Чехию, Елена с мамой и братом Сергеем остаются в Киеве. Заметим: если девочка выросла сознательной патриоткой, то Сергей со временем навсегда отречется от Украины... Существование в захваченном большевиками Киеве становится невозможным,' и, как свидетельствуют архивные данные 1925 г., мать с детьми эмигрирует в Чехию, в город Подебрады, где отец уже возглавляет Украинскую хозяйственную академию.

На чужой земле у Елены происходит перелом, вызванный пережитым в Киеве и увиденным в Чехии. Осознав себя украинкой и непримиримым врагом великодержавности, получив аттестат, она поступает на историко-филологическое отделение Украинского пединститута им. М. Драгоманова в Праге.

В Чехии Лена повстречалась с красивым кубанским казаком Михаилом Телигой. Сохранилось около 10 писем к нему. Самое трогательное — письмо-признание, в котором она пишет о своей любви, о том, что согласна вынести все и пронести эти чувства по жизни. Она придерживалась свободных взглядов, считая, что любовь не должна быть принудительной: «Только такая любовь красива, как у нас, когда она не каторга египетская, не обязанность, а светлое, радостное, свободное счастье! Любовь невозможна без полного доверия...», — пишет она своему верному другу. Отпраздновав громкую свадьбу, она становится Еленой Телигой.

В Праге происходит сё становление как поэтессы, публициста-литературоведа. Телига знакомится с Натальей Левицкой-Холодной, уже дебютировавшей поэтическими сборниками, и другими поэтами «пражской школы», которых тогда еще называли «висныковской квадригой». Левицкая-Холодная становится её подругой, они тесно общаются, ведут переписку. Именно из писем Натальи (а их сохранилось около 30) исследователи узнали о дальнейшей жизни Елены.

После свадьбы супруги выезжают в Варшаву. Причина — тяжелая болезнь Лениной матери. Здесь Елена вступает в ряды Организации украинских националистов. Национальная самоидентификация перерастает в необходимость активной защиты политических и культурных прав украинской нации. Елена Телига искала рыцарей в реальной жизни, именно поэтому пришла в ОУН. Им она посвятила стихотворение «Осужденным» — тем, кто погиб от рук польских шовинистов, стал символом национального сопротивления оккупационной власти.

На польский период жизни поэтессы приходится расцвет её поэтического творчества. Духовным отцом, литературным критиком и серьезным личным увлечением Елены становится Дмитрий Донцов. Впервые они встретились лишь в 1933 г., до этого общаясь путем переписки. Новое чувство внесло в её душу смятение. Она пишет своей подруге Наталье: «Натусенька, ты не представляешь, как он мне дорог. Не мне ориентироваться в том, что это - любовь, обожание, приязнь или увлечение». Тогдашнее душевное состояние поэтессы становится источником прекрасной любовной лирики.

В Польше семья продолжительное время бедствовала: есть сведения, о том, что Елене приходилось выступать с музыкальными номерами в ночных кабаре и работать манекенщицей, но потом удалось устроиться учительницей начальных классов, жизнь как-то наладилась.В 1929 г. умирает мать Елены. Она переезжает в Краков, где впервые открывает в себе политико-организационные способности: возглавляет творческое общество «Зарево», вместе с поэтом О. Ольжичем активно работает в культурной реферантуре ОУН.

С началом войны 1941 г. Телига переезжает во Львов, принимает участие в походных группах ОУН. Но душа её тянется к Киеву, и вместе с группой Ольжича она переезжает в Ровно. Уже 29 октября Елена — в полуразрушенном Киеве, мчится в машине по Брест-Литовскому шоссе, минуя места своей юности.

В Киеве она продолжает общественно-политическую и творческую деятельность: организовывает союз украинских писателей, открывает пункт питания для соратников, сотрудничает с редакцией «Украинского слова» Ивана Рогача, издает литературно-художественный еженедельник «Литавры». Из писем друзей известно, что жила она в каком-то переулке, на первом этаже старого двухэтажного дома.

После ареста редакции «Украинского слова» О. Телига не принимает во внимание угроз и постановлений оккупационной власти, полностью игнорирует указания немцев.

7 февраля 1942 г. запрещают «Литавры», начинаются аресты... О. Ольжич старался убедить Елену выехать из города, но она категорически отказалась: «Еще раз из Киева в эмиграцию я не поеду! Не могу...» Это был её сознательный выбор, путь, который она достойно прошла до последнего вздоха. Елена пошла на сознательную гибель, с ней пошел её Михаил, — чтобы быть вместе с женой, во время ареста он назвался писателем. В киевском гестапо О. Телига находилась в камере №34. Тогда же состоялась встреча с сестрой Леси Украинки, с которой она обменялась несколькими фразами.

22 февраля 1942 г. Елена Телига, прекрасный человек и поэтесса, была расстреляна и похоронена в холодных объятиях зимы, без гроба, креста и надписи, в братской могильной яме №162. Не дожила она до своих 35 лет. В гестаповский камере оставила последний автограф: на тюремной стене тризуб и фраза — «Тут сиділа і звідси йде на розстріл Олена Теліга». Говорят, один из офицеров-гестаповцов признался, что не видел мужчины, который умирал бы столь героически, как эта красивая женщина.

Будто предчувствуя судьбу, когда-то она пророчески написала:

І в павутині перехресних барв

Я палко мрію до самого рання,

Щоб Бог зіслав мені найбільший дар:

Гарячу смерть, не зимне умирання...

Творческое наследие Елены Телиги невелико: чуть больше трех десятков стихотворений, один незаконченный рассказ и ряд публицистических статей. Стиль её произведений — героический романтизм.

Мы помним и будем помнить эту выдающуюся женщину, отдавшую жизнь за самое дорогое и ценное в жизни — свободу. Свободу мысли, действий, жизни. Украина вольная, свободная — именно с такими словами на устах прощалась она с жизнью.