Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

ВЛАДИМИР МОНОМАХ

(1053-1125 гг.)

Выдающийся государственный и политический деятель Киевской Руси, великий киевский князь (1113-1125 гг.), талантливый военачальник и писатель, Мономах известен также как справедливый правитель, стремившийся к правде и законности. Любой обездоленный мог найти у него поддержку и понимание, благодаря чему князь пользовался огромной популярностью в народе.

Владимир Мономах — внук Ярослава Мудрого, сын великого князя киевского Всеволода Ярославича (1078-1093 гг.) и греческой царевны, дочери византийского императора Константина IX Мономаха (отсюда прозвище). Родился в 1053 г., вероятно, в Киеве. Детство провёл в Переяславе, княжеском владении отца. Вышел на арену политической жизни в пятнадцатилетнем возрасте, когда в Киеве вспыхнуло народное восстание 1068-1069 гг., спровоцированное поражением в войне с половцами и нежеланием великого князя Изяслава вооружить киевлян для защиты столицы от кочевников. Возможно, юный Владимир принимал участие и в той первой злополучной битве с половцами на реке Альта на Переяславщине (1068 г.). Ведь из написанного Мономахом на склоне жизни «Поучения детям» известно, что уже с 12-13 лет он выполнял ответственные поручения отца, чаще всего — военного характера. В это время обостряется и междоусобная борьба князей, которые не могли поделить наследство Ярослава Мудрого. В соответствии с его завещанием, Древнерусское государство было поделено между сыновьями: за старшим, Изяславом, были закреплены Киев и Новгород, второй, Святослав, начал править в Чернигове, третий, Всеволод, в Переяславе, младшие — Вячеслав и Игорь — в Смоленске и Владимире-Волынском. После Изяслава на киевский стол должен был взойти следующий по старшинству Святослав, затем Всеволод и так до конца поколения, после чего князем должен был стать старший сын Изяслава. Таким образом, наследование переходило не от отца к сыну — но вертикальной линии, а от старшего брата к младшему, и лишь потом к племянникам — как бы по горизонтали. Такая система некоторое время давала возможность избегать семейных распрей, ведь каждый из наследников рано или поздно должен был занять киевский стол. Однако по мере разветвления княжеского рода все новые его представители включались в борьбу за власть и постепенно образовалось то, что в истории получило название «удельная Русь».

Начало этому процессу положили сами Ярославичи. В 1073 г. Святослав и Всеволод изгнали Изяслава из Киева и тому с семьёй пришлось бежать на запад. Недолгое правление Святослава Ярославича (1073-1076 гг.) завершилось его смертью от неудачной операции но удалению опухоли. Новый киевский князь Всеволод Ярославич уступил престол Изяславу, вернувшемуся из Польши, но уже осенью 1078 г. в битве у Нежатиной Нивы Изяслав был убит. Всеволод вновь занял киевский стол, а на место черниговского князя, которое унаследовал по старшинству после Святослава, посадил своего сына Владимира. Это было очередное нарушение завещания Ярослава, поскольку, согласно порядку наследования, преобладающие нрава на Черниговскую волость имел сын Святослава Олег, но он был лишён удела и превратился в князя-изгоя. Считая себя несправедливо обделённым, Олег Святославич не стеснялся в выборе средств борьбы за свои права — неоднократно просил помощи у половцев и имеете с их отрядами разорял русские города, за что и получил прозвище «Гориславич».

В 1093 г. умер Всеволод Ярославич, завещав великокняжеский титул своему сыну Владимиру. Казалось, Мономаху ничего не мешало занять киевский стол, ведь он в момент смерти отца находился в Киеве, к тому же был известен в государстве и популярен как среди народа, так и среди бояр и дружинников. Но князь не отважился взять верховную власть в государстве и призвал на киевское княжение Святополка Изяславича (1093-1113 гг.), представителя старшей линии Ярославичей. «Повесть временных лет» объясняет такое удивительное решение Мономаха нежеланием начинать новые усобицы. Он доказал это, когда добровольно отказался от Чернигова в пользу Олега Гориславича (1094 г.) и вернулся в свою отчину - Переяслав.

Важнейшей задачей того времени было установление порядка и согласия между князьями и объединение всех сил Киевского государства для борьбы с половцами, которые наглели с каждым годом. Больше всего от половецких вторжений страдала Южная Русь, особенно Переяславская земля. В 1093 г. русичи потерпели от них два жестоких поражения, в одном из которых под Трииольем погиб брат Владимира Мономаха Ростислав. Но уже в следующем 1094 г. Владимир провёл молниеносный рейд против половцев за Сулой. Это была первая серьёзная победа русичей над кочевниками за последние несколько лет. В том же году был заключён мир с приднепровскими половцами, скреплённый браком киевского князя Святополка Изяславича с дочерью хана Тугоркана. Впрочем, этот шаг не принёс желаемых результатов: половцы не имели единой политической структуры, все ханства были равны между собой, поэтому мир Киева с одним из них ничего не значил для других. Дать клятву и не соблюсти её было для половцев обычцым делом. Правда, и русская сторона была небезгрешной. Ярким примером тому являются переговоры ханов Кытана и Итларя с Владимиром Мономахом в 1095 г. Из летописи известно, что проходили они тяжело. В результате Кытан с дружиной стал лагерем неподалеку от Переяслава, а Итларь с небольшой охраной вошёл в город. Гарантией его безопасности был сын Мономаха Святослав, которого отправили в лагерь Кытана. Казалось, начало переговоров не предвещало ничего плохого. Однако в процесс вмешался киевский князь Святополк: он прислал в Переяслав своего посла Славяту, который вместе с воеводой Владимира Ратибором подготовил план убийства половецких ханов. Как свидетельствует летописец, Мономах вначале был решительно против: «Как я могу совершить такое зло, если клялся половецким князьям в верности!». На что бояре ответили, что не видят в том греха, поскольку сами половцы неоднократно нарушали договорённость о мире с Русью. В конце концов князь дал согласие на убийство Итларя, но оговорил его своим неучастием. Понимая, что убийство Итларя может откликнуться убийством Святослава, переяславцы под покровом ночи проникли в стан Кытана, выкрали княжеского сына, а затем уничтожили всех, кто находился в лагере. Итларь находился в городе и ничего не знал о кровавой резне под Переяславом. Утром он получил приглашение прийти со своей дружиной на завтрак во двор Ратибора. Как только половцы вошли в дом и стражники заперли за ними дверь, заговорщики поднялись на верхний этаж и через специальное отверстие в потолке расстреляли гостей стрелами. «Повесть временных лет» сообщает, что произошло это 24 февраля в первом часу дня. К сожалению, летописи не сообщают причину, заставившую Святополка и Владимира пойти на это преступление. Найти ему оправдание невозможно — ведь неприкосновенность послов во все времена и у всех народов считалась священной.

Несмотря на этот неблаговидный поступок, авторитет Владимира Мономаха возрастал с каждым годом. Он был единственным среди князей конца XI — первой половины XII в., постоянно побеждавшим половецких ханов. Талантливый полководец, он хорошо понимал стратегические выгоды, которые давали молниеносность рейда, удар в слабое место врага, неожиданность обходного маневра. Как и все другие кочевники, половцы впадали в панику, когда враг заходил в тыл, и пускались в беспорядочное бегство. В 1103, 1107, 1109, 1111 гг. Владимир организовал совместные разгромные походы русских князей против половцев, после чего они надолго прекратили нападения на русские земли. Постепенно в общественном сознании Руси укоренилась мысль, что скромный, казалось бы, переяславский князь является, в сущности, первым лицом в государстве.*

Мономах считал, что причины ссор между князьями заключаются в несовершенной системе наследования, оставленной после Ярослава Мудрого, и выступил за её реформирование. Он был одним из инициаторов созыва Любечского съезда князей 1097 г. «Пошто губим Русскую землю? — вопрошал он. — Половцы землю нашу разоряют и рады, что между нами идут войны». В результате было решено, что Русь остаётся общим владением рода Рюриковичей, а за каждой из ветвей династии закреплялись свои наследственные владения, которые должны переходить от отца к старшему сыну. Новый порядок наследования был сформулирован таким образом: «Пусть каждый владеет отчиной своей: Святополк — Киевом и Новгородом, Изяславовой (отчиной), Владимир Мономах — Всеволодовой (Переяславом и Ростово-Суздальской землёй), Давид, Олег и Ярослав (черниговские) — Святославовой (Чернигов и Муром)...» Так законодательно на Руси оформилась удельная система. Только киевский стол переходил по наследству, как и прежде — от брата к брату. Киевский князь считался старшим среди всех остальных князей, он разбирал их споры, организовывал совместные походы на врагов. В последующие годы состоялось еще несколько княжеских съездов. На съезде 1100 г. в городе Витичев (Уветичи) был осуждён Давид Игоревич, князь Владимир-Волынский, который нарушил мир между Рюриковичами, ослепив Василька Теребовльского. Съезд 1101 г. состоялся под Киевом и касался отношений русских княжеств с половцами, а накануне большого похода в половецкую степь 1103 г. состоялся съезд князей у Долобского озера. Хотя эти съезды сыграли положительную роль в организации походов против кочевников, они не устранили всех разногласии между князьями, не прекратили усобиц.

В апреле 1113 г. Святополк Изяславич умер. Сразу же после его смерти киевляне подняли мятеж. Восставшие громили дома богачей и лавки зажиточных купцов, избивали ненавистных ростовщиков. Четыре дня бушевала народная стихия. Напуганная городская верхушка и боярство умоляли Владимира Мономаха занять киевский престол. Приехав, он усмирил восставших, порядок был восстановлен. Но очерёдность престолонаследия вновь была нарушена: ведь, согласно принципу старшинства, киевским князем должен был стать старший из сыновей Святослава Ярославича, и лишь затем наступала очередь Владимира Всеволодовича. В дальнейшем этот «сбой» привёл к продолжительной и жёсткой борьбе за Киев между двумя ветвями Рюриковичей — старшими Ольговичами (потомками Олега Гориславича) и младшими — Мономашичами.

А пока шестидесятилетний Владимир Мономах занял киевский стол. Первым его делом стало реформирование социального законодательства. «Устав» существенно дополнил «Русскую Правду», значительно ограничил произвол местной администрации и ростовщиков (теперь их прибыль от ссуды не могла превышать 20 процентов), ограничил использование рабского труда и источника его пополнения. В годы его правления на Руси воцарились порядок и покой. Придерживаясь решений Любечского съезда, Владимир таки сумел удержать прочих князей в покорности, быстро и жестоко подавляя малейшие попытки внести раздор или выйти из-под его власти. Таким образом он сумел восстановить политическое единство русских земель.

При Владимире Всеволодовиче возрос и международный авторитет Руси. Его имя было хорошо известно в средневековой Европе. Сам Мономах ещё в начале 1070-х годов женился на принцессе Гите, дочери английского короля Гарольда Годвинсона, павшего в битве с норманнами Вильгельма Завоевателя в 1066 г. при Гастингсе. Его сестра Евпраксия Всеволодовна, известная под именем Адельгейда, была женой немецкого императора Генриха IV. Старший сіли Мстислав женился на шведской принцессе Кристине; сын Юрий (Долгорукий) на дочери половецкого хана; дочь Мария вышла замуж за сына византийского императора Романа IV Диогена Леона; вторая дочь Евфимия стала второй женой венгерского короля Кальмана. Именно с именем Мономаха связана легенда о появлении на Руси царских регалий, будто бы полученных им от деда, византийского императора. В период создания Московского царства легенда об унаследовании Мономахом короны («шапки Мономаха») из Византии служила прекрасной опорой идее о Москве как Третьем Риме — наследнице Первого Рима, центра античной цивилизации, и Второго Рима — Константинополя, центра православного христианства. Преемственность царской власти от византийских императоров лучше всего иллюстрировалась фигурой Мономаха, внука «василевса ромеев» (к тому же, его христианское имя Василий, т. е. царский).

Владимир Мономах был человеком хорошо образованным, заботился о развитии древнерусской культуры, в частности истории и литературы. Нестерова «Повесть временных лет» привлекла пристальное внимание князя. Он надлежащим образом оценил произведение, но его не удовлетворила идейная платформа. Поэтому он поручил переделать свод Нестора вначале выдубицкому игумену Сильвестру, а затем своему сыну — князю Мстиславу, благодаря чему появились вторая и третья редакции летописи. Много времени князь Владимир проводил за книгами, мог и сам ярко и образно писать. Его перу принадлежат «Письмо к Олегу Святославичу», «Перечень путей», молитва и знаменитое «Поучение детям», в котором старый уже князь переворачивает страницы своей жизни, описывает походы и войны, не скрывает неблаговидных поступков, допущенных на жизненном пути. В «Поучении» он обращается к своим детям:

«Прежде всего, Бога ради и души своей, страх имейте Божий в сердце своём и милостыню подавайте нескудную, это ведь начало всякого добра.

Более всего убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека. Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его; если и заслуживает смерти, то не губите ни одной христианской души.

Что умеете хорошего, того не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь — как отец мой, дома сидя, знал пять языков, от того и честь от других стран. Леность ведь всему мать: что кто умеет, то забудет, а чего не умеет, тому не научится. Добро же творя, не ленитесь ни на что хорошее, прежде всего к церкви: пусть не застанет вас солнце в постели.

Что надлежало делать отроку (младшему дружиннику) моему, то сам делал — на войне и на охотах, ночью и днем, в жару и стужу, не давая себе покоя. Сам делал, что было надо; весь распорядок в доме у себя также сам устанавливал.

Также и бедного смерда, и убогую вдовицу не давал в обиду сильным и за церковным порядком и службой сам наблюдал.

Смерти, дети, не бойтесь, ни войны, ни зверя, дело исполняйте мужское, как вам Бог пошлёт».

Владимир Мономах умер 19 мая 1125 г. Эта смерть ознаменовала завершение целой эпохи в истории Древней Руси. Ему удалось погасить пожар княжеских усобиц, укрепить Русь, добиться стабилизации русско-половецких отношений. Через несколько лет после смерти Мономаха раннефеодальная централизованная монархия утратила былую целостность и окончательно распалась на несколько десятков независимых княжеств. Распри между князьями, вспыхнувшие с новой силой, позволили половецким ханам перехватить военную инициативу. И уже никогда Руси не суждено было одержать такие славные победы над Степью, как тогда, когда во главе русского войска стоял великий полководец, защитник родной земли Владимир Всеволодович Мономах.