Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

ОКСАНА ПЕТРУСЕНКО

(1900-1940 гг.)

В плеяде славных певцов Украины особое место принадлежит Оксане Петрусенко — женщине с уникальным талантом, уникальным характером и короткой, но такой яркой жизнью. Настоящее имя её было Ксения Андреевна Бородавкина. Петрусенко — псевдоним, который она взяла в честь первого мужа, дирижера и композитора Петра (Петруся) Бойченко. Справочники считают местом её рождения село Балаклею (или Балаклию) Харьковской губернии, но последние исследования точно установили (согласно записи в церковной книге о крещении), что певица родилась в Севастополе 17 января 1900 г. (Путаница, вероятно, возникла потому, что родом из Балаклеи был её отец, которому из-за туберкулеза врачи посоветовали переехать в Крым и который, собственно говоря, жил на два дома.) Жизнь девушки была сложной: когда ей не было и года, умер отец и росла она в бедности. Уже в десятилетнем возрасте Оксана помогала семье заработками в церковном хоре, а после окончания Севастопольской гимназии с 14 лет работала на заводе. И как ни трудно ей жилось, о песне не забывала никогда.

Очень рано девушка научилась на слух играть на гитаре и аккомпанировать себе. С детства хорошо рисовала красками, писала стихи. Она брала уроки вокала у старенького учителя-украинца, потом пела в любительском украинском хоре, которым руководил Георгий Загало. Как вспоминал Г. Загало, «Все сольные партии в хоре исполняла Оксана. У неё был прекрасный голос очаровательного тембра, была она очень музыкальной». В 1918 г. юная певица поступила в передвижную украинскую труппу Глазуненко, вместе с которой и оставила Севастополь.

В 18 лет Ксения Бородавкина стала артисткой Херсонского государственного украинского музыкально-драматического театра, где её опекали знаменитые мастера сцены — Екатерина Лучицкая, Иван Сагатовский, композитор-дирижер Петр Бойченко (впоследствии стал её мужем). Дебют молодой артистки состоялся в феврале 1919 г. — она исполнила партию Одарки в опере С. Гулака-Артемовского «Запорожец за Дунаем». Именно с этой памятной премьеры она вписана в историю музыкального театра как Оксана Петрусенко.

На херсонской сцене её голос услышал Панас Саксаганский — выдающийся актер, режиссер, драматург, сыгравший важную роль в творческом становлении Оксаны. Открыл же её для высокого искусства Юрий Шумский. Услышав голос певицы, молодой актер попросил ее спеть и был поражен. Благодаря поддержке Шумского, Петрусенко в 1923 г. поступила в Киевский музыкально-драматический институт им. М. Лысенко, но из-за финансовых затруднений и сложных семейных обстоятельств проучилась там лишь год. Ее преподавателем был П. Саксаганский, всегда называвший юную певицу дочкой, «одаренным соловьем» и любимой ученицей. Он стал Оксане крестным отцом в искусстве, познакомил её с гениальной Марией Заньковецкой, которая также поддерживала молодую артистку и прочила ей большое будущее.

Оксана Петрусенко стала профессиональной артисткой фактически без полноценного музыкального образования. Как и большинство актеров того времени, она имела возможность учиться лишь на опыте сценической практики. В составе одной из музыкально-драматических трупп путешествовала по Украине, Поволжью, Заволжью, завоёвывая славу талантливой певицы. Переезжая с сыном Володей из города в город, тяжело зарабатывала на кусок хлеба и костюмы, потому что времена были очень тяжелые. Но прекрасно понимала, что её пение необходимо людям. Народные песни, ставшие украшением её репертуара, вызывали настоящее восхищение в Курске, Орле, Туле, Нижнем Новгороде, Астрахани. Рецензенты местных газет восторженно писали о её цыганке Азе, Наталке, Одарке, Сильве, отмечая недюжинный актерский талант и красивый голос, глубоко западавший в душу.

Заветной мечтой Оксаны Петрусенко была оперная сцена, но попытка войти в состав солистов Харьковской оперы окончилась неудачей: Харьков тогда был столицей Украины и в онере работало несколько звезд мирового масштаба — штат был заполнен. На приглашение Казанского оперного театра она ответила согласием и в декабре 1927 г. блестяще дебютировала на оперной сцене партией Оксаны в онере П. Чайковского «Черевички». Выступление прошло триумфально, и с той памятной даты она навсегда попрощалась с музыкально-драматическими труппами, погрузившись в стихию классической музыки Чайковского, Бородина, Даргомыжского, Римского-Корсакова, Верди, Гуно, Пуччини...

После двух лет в Казани Петрусенко недолго поработала в Баку. Затем её второй муж, оперный тенор Василий Москаленко, получил приглашение вначале в Свердловский, а потом и в Самарский театр и Оксана была вынуждена работать там же, где и он. За 6 лет талантливая певица исполнила самые сложные сопрановые партии в операх русских и западноевропейских композиторов. С особенным успехом пела в национальных украинских операх: Наталка («Наталка Полтавка» Н. Лысенко), Оксана и Одарка («Запорожец за Дунаем» С. Гулака-Артемовского). Солистка Московского Большого театра Наталья Шпиллер, работавшая вместе с Оксаной Петрусенко в Самарской опере, вспоминала: «Мне выпало слушать много спектаклей «Аида» с первоклассными исполнителями и у нас, в Союзе, и за границей, но такого наслаждения, как от голоса Петрусенко в сцене на площади, я не получала больше нигде. Её самобытная натура в этой партии раскрывалась полностью во всем размахе».

А еще артистка пленила тамошних слушателей украинскими народными песнями, исполняя их в собственноручно сшитом национальном костюме. В заснеженных Свердловске, Самаре повеяло степными травами, казацкой вольницей и днепровской силой. Широко распространена мысль, что украинские народные песни среди вокалисток лучше всего удавались именно Оксане Петрусенко, и это не кажется преувеличением. Её искусство приносило слушателям настоящее наслаждение.

В 1934 г. выгодные условия предложили несколько ведущих театров СССР, среди которых был и Ленинградский театр оперы и балета, но она ждала единственного приглашения — из Киева, потому что понимала — именно своему народу должна отдать талант. Наконец-то её приняли солисткой Киевского театра оперы и балета, где она и работала до самой смерти. Эти шесть киевских лет — годы её триумфа и славы, годы рождения легенды и становления мифа примадонны, которой аплодировал, а затем принимал, беседуя дольше назначенного, сам «вождь народов» Сталин. По иронии судьбы, не она ему, а он подарил ей свою фотографию с надписью, дружески назвав «товарищем Оксаной». Певица Зоя Гайдай (тоже из Киевской оперы и тоже сопрано) писала об О. Петрусенко коротко и просто: «Нужно сказать, что такого большого успеха я не помню нигде и ни у кого». Именно на сцене Киевской оперы Оксана Андреевна завоевала вначале всесоюзную, а затем и мировую славу. Работала с выдающими певцами того времени — Марией Литвиненко-Вольгемут, Зоей Гайдай, Александрой Ропской, Михаилом Донцом, Иваном Паторжинским, Михаилом Гришко и др. Она не только достойно вписалась в этот коллектив титанов вокала, но и заняла в нём особое место. Народный артист СССР М. Гришко так вспоминал о ней: «Оксана Петрусенко не просто выходила на сцену петь: она шла сказать людям что-то самое сокровенное, самое дорогое, шла отдать им свое сердце. Она жила песней и умела передать её первозданную красоту и силу. Временами казалось, что то не человеческий голос звучит, а бушует непреодолимая стихия, которая завладевает вашими мыслями, обнимает душу и куда-то неудержимо несет на своих крыльях. Эта стихия будто бы раздирала и саму певицу. Неслыханный темперамент, высокое творческое горение, вдохновение великого художника всегда пленили в ней. В её безгранично волшебном голосе было столько жизни со всеми её красками, столько силы и мужества, что не поддаться его своеобразной красоте было невозможно. Я часто задумывался, насколько могущественной была в ней природа».

Одной из первых на пути к творческому бессмертию певицы была партия Одарки в опере «Запорожец за Дунаем». Этим образом она перечеркнула все хуторянские традиции, воплотив не сварливую толстую бабу, а огненную, полную чар и прелестей молодую жену задунайского казака Ивана Карася. Когда в 1936 г. в Москве во время Декады украинской литературы и искусства в Большом театре давали эту оперу, после исполнения Оксаной песни Одарки («Ой, казала мені мати...») в зале стало твориться что-то неимоверное. Спектакль был остановлен. Петь на «бис» в Большом театре не разрешалось, но очевидец, концертмейстер Нина Скоробагатько, вспоминает: «К пульту В. Йориша кто-то подошел, шепнул несколько слов — и дирижер, нарушив традицию, взмахнул палочкой, дав знак оркестру снова начинать песню Одарки. Петрусенко повторила её с не меньшим блеском». Успех, который имела тогда Оксана Андреевна, нельзя было ни с чем сравнить. Она стала для москвичей настоящим открытием.

Последние годы жизни Петрусенко настойчиво приглашали в Москву, в Большой театр, но, в отличие от других украинских артистов (вспомним хотя бы Белу Руденко или Ивана Козловского), она отказалась оставить Украину. Оксану Петрусенко любили все — от простой публики до членов правительства.

Патриотизм и новаторство певицы не могли не быть отмеченными. Но то было время, когда погром украинской интеллигенции происходил под лозунгом «борьбы с национализмом». Большевистский террор в Украине отобрал у творческой интеллигенции присущие ей испокон веков свободомыслие, самодостаточность, чувство собственного достоинства, сеял в сознании страх, сковывал инициативу. Нередки были доносы, наветы, политическая и духовная аморальность. Потому, собственно, дорога Оксаны Петрусенко хоть и была триумфальной, но не без драм, не раз пребывала она в отчаянии, на границе жизни и смерти...

Певица обладала сочным, уникально-выразительным сопрано огромнейшего диапазона, поставленным от природы, ярким драматическим талантом — и это помогало ей справляться с лирическими и драматическими партиями. Иван Козловский писал, что «для неё было характерно специфическое звукоизвлечение: она пела в высоком регистре практически оголенным звуком, который в то же время звучал красиво».

Она была прекрасной и гармоничной женщиной, высокой, со стройной фигурой, выразительными большими голубыми глазами, пышными светлыми волосами, с крупными чертами лица и подвижной мимикой, что было очень важно для сцены. У неё был добрый, светлый характер. Оксана Петрусенко всегда с доброжелательностью относилась к людям, была легка в общении, отзывчива к чужому горю. Мастерица, хорошая хозяйка, она любила принимать гостей, в любое общество привносила атмосферу тепла и радости. Один из поклонников точно назвал её солнечным человеком. Душевная гармония помогала ей переносить тяготы неустроенной жизни и личные драмы. И искусство её тоже было солнечным и светлым, дарило надежду. Приветливая, напрочь лишенная тщеславия, всегда готовая прийти на помощь, она как человек, пламенная патриотка своей земли была воплощением лучших моральных качеств артистки в жизни и на сцене. Потому к ней тянулись люди. А еще она могла быть внутренне свободной и умела действовать решительно, но по-женски легко и игриво, веря в свои силы, но и доверяясь случаю. Свою жизнь великая певица творила сама, выбирая спутников и партнеров. Всецело её выбору принадлежит и развязка судьбы: в возрасте 40 лет, будучи на пике карьеры, получив высшие награды и звания, Петрусенко решила родить ребенка от человека, с которым не могла быть вместе, но неожиданно умерла через восемь дней после родов. Случилось это 15 июля 1940 г. Официальной причиной смерти стал тромб, подошедший к сердцу, но поговаривали и об отравлении. В разгар лета 1940 г., когда в Европе уже разгоралось пожарище Второй мировой войны, Киев и вся Украина обливались слезами, прощаясь с любимой певицей. Всенародные похороны стали величественной кодой симфонии её жизни и первыми торжественными тактами гимна посмертной славы.

Гроб с её телом люди несли на руках через весь город. Старший сын Володя ненадолго пережил мать — он умер весной 1944 г. в эвакуации в Иркутске от туберкулеза легких, не дожив даже до двадцати лет. Второй сын Оксаны Андреевны, Алик, от которого еще до рождения отказался отец, депутат Верховного Совета, стал академиком. Мальчика вырастила и воспитала девушка, влюбленная в искусство его матери — Алла Педченко, которую сын певицы считает своей второй матерью. В её паспорте записано: сын — Петрусенко Александр Андреевич.