Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

НАТАЛЬЯ УЖВИЙ

(1898-1986 гг.)

Актер не имеет права уставать. Нужно каждый день идти вперед, обязательно что-то делать. Иначе завтра останешься во вчера. Эти слова были жизненным кредо великой актрисы Натальи Ужвий.

Родилась она в городе Любомль на Волыни 8 сентября 1898 г. в обычной сельской семье. Со временем жизненные обстоятельства заставили отца будущей актрисы искать доли на Привислинской железной дороге. До 1912 г. семья Ужвий жила в рабочем поселке Брудно неподалеку от Варшавы. Там проходили детские годы Наталки, там она получила начальное образование — сначала в железнодорожном, а потом в городском дворянском училище. Однако продолжить образование не удалось из-за материальных трудностей. Девочка устроилась на работу швеей, но не оставила самообразования и после настойчивой подготовки в 1914 г. успешно сдала экзамены на звание сельской учительницы. Годы детства прошли в бедности, юношеские годы — в учительствовании за копейки в сельских школах, но мечты об искусстве ещё с юности пленили воображение Натальи. Быт, обычаи, культура и традиции села дали возможность талантливой девушке собрать богатейший эмоциональный опыт, впоследствии питавший её на протяжении всей творческой жизни.

С 1918 г. она брала уроки драматического искусства в студии местечка Золотоноша (ныне Черкасской обл.), которую с 1922 г. переименовали в Первый театр при Наркомпросе Украинской ССР, в классе Ивана Александровича Марьяненко. Встреча с этим выдающимся актером и режиссером стала решающей для юной актрисы.

В 1922 г. Наталья попадает во второй состав Киевского украинского драматического театра им. Т. Шевченко, служит в Одесском драматическом театре, а в 1926 г. переходит в харьковский театр «Березоль», объединивший будущий цвет украинской сцены — Л. Курбаса, А. Бучму, М. Крушельницкого, О. Сердюка, И. Марьяненко и др. Это было время поисков и дерзаний, возмужания, осмысления своего призвания. «Березоль» стал своеобразной экспериментальной площадкой. Не случайно макеты этого объединения получили золотую награду на Всемирной выставке в Париже в 1925 г. Тут впервые были поставлены пьесы выдающихся украинских писателей и драматургов Н. Кулиша («Народный Малахий», «Мина Мазайло») и В. Винниченко («Базар», «Черная Пантера и Белый Медведь»). Благодаря гению Л. Курбаса, соединившего в себе таланты режиссера, актера, драматурга и переводчика мировой литературы, были по-новому осмыслены на украинской сцене произведения В. Шекспира, Г. Ибсена, Г. Гауптмана, Ф. Шиллера и Ж.-Б. Мольера, поставлены неизвестные доселе украинскому зрителю пьесы европейских драматургов.

Однако в 1932 г. в газете «Комсомолец Украины» появилось письмо, решившее судьбу Леся Курбаса. Подписи 64 деятелей искусства (среди которых была и Наталья Ужвий) заверяли, что театр «Березоль» — рупор мелкобуржуазной идеологии с националистической направленностью. Курбас был арестован, сослан на Соловки, а в 1937 г. расстрелян. За ту ошибку Наталья Михайловна несла свой крест, но никогда ни перед кем не оправдывалась.

С 1926 г. началась киножизнь актрисы: на Одесской киностудии она снялась в своём первом фильме «ПКП» («Пилсудский купил Петлюру»), а всего её кинобагаж насчитывает 24 картины.

С 1936 г. творческая жизнь Н. Ужвий была связана с Академическим украинским театром им. И. Франко, где она в течении 50 лет была примой. Обращение к классическому репертуару по-новому раскрыло творческую одаренность актрисы, обогатило и расширило её.

В годы Великой Отечественной войны Н. Ужвий вместе с театром была в эвакуации, вначале в Тамбове, затем в Семипалатинске и Ташкенте. С концертными бригадами побывала на многих фронтах, выступая и на передовой, и в санчастях, и в арьергардных войсках. То было время, когда очень остро ощущалась потребность в художественном слове, чистых и светлых эмоциях и чувствах.

Важную роль в творческой биографии актрисы сыграло киноискусство. Летом 1943 г. Наталья Ужвий снялась в фильме «Радуга» режиссера Марка Донского (по одноименной повести В. Василевской), который принес ей славу и любовь миллионов зрителей. Фильм снимался в Ашхабаде, куда была эвакуирована Киевская киностудия, в довольно сложных условиях. Как вспоминала сама Ужвий, «За тысячу километров от- Украины к нам долетали страшные вести. Я почти не играла, я жила в образе». В той картине осталась частичка её сердца. Во время войны сын Н. Ужвий и вся её родня остались на оккупированной территории, поэтому в фильме она фактически отобразила свою боль,, создала образ воистину поразительной трагедийной силы. Роль простой женщины стала обобщенным выражением народной силы, великого мужества и страстной материнской любви. Возможно, именно поэтому американская киноакадемия и присудила фильму «Оскар», а в 1946 г. Наталья Ужвий получила Государственную премию СССР. Фильм вышел в 1944 г. и его посмотрели 23,7 миллиона зрителей в США, Великобритании, Италии, Франции, Швеции, Турции...

В послевоенные годы Наталья Ужвий плодотворно трудилась над образами современниц в пьесах А. Корнейчука, А. Якобсона, А. Васильева, В. Собко. «Образ может быть лишь тогда искренним и убедительным, когда актер, творец его, породнился с ним, слился, «вобрал» его в себя и всеми своими чувствами и поведением воплотился в образ», — писала Наталья Михайловна об особенностях собственной творческой лаборатории. «Не считайте никогда свою работу завершенной, — советовала она молодым актерам. — Никогда не останавливайтесь на достигнутом. Где наступает покой — там конец творчеству и искусству». Сама же актриса, кажется, вообще не знала такого понятия как покой, когда речь заходила о работе над ролью или сценической деятельностью в целом. Пылкий и беспокойный её нрав не допускал даже минутной расслабленности или наименьшего равнодушия. Среди многочисленных актерских работ Н. Ужвий практически не было проходных, исполненных, как говорят, на одной технике. Казалось бы, самая невыигрышная роль, оживленная талантом и сердцем актрисы, воспринималась по-новому. Рядом с ней выросло не одно поколение молодых дарований, которые с первых самостоятельных шагов на сцене чувствовали не только опеку мастера, но и саму атмосферу живой легенды театра. Творческая работа Н. Ужвий была отмечена рядом высоких государственных па-град (лауреат Государственной премии УССР, СССР), званиями Народной артистки СССР (1944 г.) и Героя Социалистического труда.

Умерла Н. Ужвий 22 июля 1986 г. До последней минуты она оставалась настоящей женщиной, для неё имело значение то, как она выглядит.

Характерной особенностью настоящего таланта является умение создавать атмосферу особенного силового поля, дающего возможность лучше и полнее воспринимать всё, к чему бы тот ни прикасался. Он, будто волшебный фонарик, освещает потаенные уголки души, заставляя удивляться, восхищаться, духовно обогащаться все, что попадает под его магические лучи. Н. Ужвий не только глубоко понимала свое призвание, но и со всей требовательностью и серьезностью относилась к тем возможностям, которые открывались перед ней благодаря Божьему дару. «Больше всего обижает меня, когда в письмах нахожу легкомысленные мысли об актерской профессии. Некоторым кажется, будто тому, кто каждый вечер выходит на сцену, ещё и прихорошенный, красиво одетый, в красивом парике, живет необычной жизнью, провозглашает высокие слова, а после спектакля ещё и награждается аплодисментами, — всё легко дается, все приходит само собою. Нет! Ой, как же ошибаются наивные люди! Разве могут они понять, сколько физических и моральных сил стоит каждая роль! И какая это необычная, хоть и радостная, судьба актерская! Радостная, когда видишь, что конечный результат порой изнурительной работы - твоя игра ~- дает людям эстетическое удовольствие, пробуждает мысль, трогает сердце, заставляет задуматься над своей и чужой жизнью, приносит хотя бы толику счастья. Ради этого стоит трудиться, волноваться, нервничать, дрожать за будущую судьбу и своей роли, и спектакля в целом. Вот что хочется ответить тем, кто представляет себе актерскую жизнь сплошным праздником, прогулкой не без удовольствия, как иронично сказал великий писатель...». За этими взволнованными словами мудрого, обогащенного опытом человека открывается глубокое понимание жизни, главных его ценностей, трогательное чувство преданности своему делу и настоящей ответственности за него.

В жизни Н. Ужвий, щедрой на знакомства с талантливыми людьми, которые способствовали и помогали ей в творческой самореализации, казалось, не было ничего невозможного, ведь все, что ей хотелось сказать со сцены или киноэкрана, она сказала. Сказала внушительно, страстно, памятно — об этом свидетельствуют всенародная любовь и уважение. Но была у актрисы заветная мечта, которую она трепетно вынашивала в сердце долго-долго и которую ей не довелось воплотить в жизнь по целому ряду причин. Наталья Михайловна сыграла столько женских характеров, что сложно даже представить, кого она не воплотила на сцене. Среди её героинь были королевы и партизанки, врачи и колхозницы, крепостные и ученые, народные умельцы и актрисы, пенсионерки и юные девушки, борцы и пленницы. Разные натуры, разные чувства и страсти — счастливые и несчастные, духовные и аморальные, добрые и злые, величавые и подлые, симпатичные и антипатичные, — целая плеяда образов и характеров, одухотворенных талантом актрисы. Казалось бы, можно и почивать на лаврах, но, поскольку среди этого сонма ролей не нашлось места для самой желанной, великая актриса чувствовала себя в чем-то обделенной. Роль шевченковской Катерины, как вспоминала великая мастерица, даже чудилась ей. И судьба, которая после всего сделанного Н. Ужвий не могла не быть доброй к ней, подарила уникальную возможность воплотить свою мечту и любимый образ по особенному, для всех и навсегда. Вдохновенный портрет героини великого Кобзаря вылепил скульптор М. Манизер, для которого позировала великая актриса. «...Горда тем, что являюсь не только свидетельницей, а и соучастницей события, — вспоминала Н. Ужвий. — Участие в работе по созданию памятника — важный этап моего творческого роста. Я с радостью отдала всё свое умение и мастерство на создание образа Катерины. В этом образе мне хотелось отобразить безысходную судьбу женщины крепостной Украины. Стремясь наиболее полно воплотить образ Катерины, я жила с ней. С трепетом следила за мастерской рукой профессора Манизера, под которой с каждым днем все заметнее оживала глина».

Памятник Т. Шевченко в Харькове является одним из самых интересных в творческом решении и, бесспорно, большая заслуга в этом по праву принадлежит великой актрисе. Прозрачная и глубокая символика этого застывшего момента жизни будто вырезает во времени саму её творческую фигуру.