Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

ПАВЕЛ ТЫЧИНА

(1891-1967 гг.)

Не знаю і сам я, за що так люблю

безщасную тую Вкраїну мою?

За що так кохаю? І що у їй є?

Нещасний народ, його гірке життє!

Павел Тычина — один из известнейших поэтов XX в., в чьей творческой биографии переплелись радостно-тревожные ожидания революционных преобразований и пафосное возвеличивание будней советских времен, истинную цену которым мы знаем лишь теперь, после смерти поэта. Справедливо оценивая П. Тычину как безусловно признанного классика новейшей украинской литературы, Л. Новиченко пишет: «Вокруг его имени до сих пор не затихают споры. Кое-кто склонен даже обвинять П. Тычину чуть ли не в воспевании сталинизма, не желая видеть пи исключительной сложности исторических обстоятельств, ни личной духовной ч трагедии большого поэта. В этом случае особенно нужен непредвзятый объективный анализ, который позволил бы проникнуть в глубокие разногласия эпохи и обусловленные ими «расщелины» в мировоззрении и творчестве художника. А после этого — отделить в его наследии весомые и цепные зерна от прочего».

Около шестидесяти лет длилась деятельность Павла Тычины в украинской поэзии, в которой он занял по значимости творческого вклада одно из первых мест после Ивана Франко и Леси Украинки.

Родился Павел Григорьевич Тычина 27 января 1891 г. в селе Пески на Черниговщине, в семье дьяка Григория Тычины. Походит он из старинного казацкого рода (предок, по семейным преданиям, был полковником у Богдана Хмельницкого). Семья была многодетной и бедной, поэтому Павел мог учиться лишь за казенные средства — в черниговской бурсе, а потом в духовной семинарии (1907-1913 гг.). С детства проявлял способности к поэзии, рисованию и музыке, с первого класса бурсы пел в семинарском, а потом и городском самодеятельном хоре. Он имел замечательный голос, абсолютный слух и играл па многих музыкальных инструментах, прекрасно владел кистью и оставил оригинальные рисунки.

В 1908 г. появляются его первые самостоятельные поэтические произве-дения, в которых ощущается влияние народных украинских песен и произведений Тараса Шевченко. О молодом поэте и его друзьях, среди которых был и будущий поэт В. Элланский (В. Эллан-Блакитный), тепло отзывалась черниговская интеллигенция — М. Коцюбинский, В. Самойленко, поэт и живописец М. Жук. Уже через два года, па одной из своих литературно-художественных «суббот» М. Коцюбинский предсказал молодому автору будущее настоящего поэта. Большое влияние на П. Тычину оказали встречи с М. Горьким.

Еще в юности он пишет и душевно-лирические картины природы, полные то нежных, то контрастно-ярких красок, тонов, оттенков, и суровые зарисовки реальной действительности, в частности нищенского состояния родной семьи:

Осокор шумів....

Я стояв, дививсь.

А у хаті всі ридали.

Слід вже золотивсь...

А як батько вмер —

мов прийшла зима:

жити стало гірше, тяжче,

хліба... й то нема.

После окончания семинарии Павел поступил в Киевский коммерческий институт (1913-1917 гг.), подрабатывал помощником хормейстера в украинском театре М. Садовского, в редакции либерального украиноязычного журнала «Свет», газете «Рада».

Радостно приветствовал будущий поэт национально-освободительные события в Киеве 1917 года. Об этом свидетельствуют его произведения. Это прежде всего мистическая поэма «Золотой гул» (1917 г.), «Дума о трех ветрах» и цикл «Скорбная мать», где в образе революции Павел Тычина усматривает народ, собравшийся в 1917 году на исторической площади Софии Киевской, чтобы выразить вековечную мечту о свободе и государственной независимости:

Я — невгасимий Огонь Прекрасний,

Одвічний Дух.

Вітай же нас ти з сонцем, голубами,

Я дужий народ! — з сонцем, голубами.

Вітай нас рідними тенями!

Я — молодий!

Молодий!

Поэт не только видел историческое пробуждение украинского парода, а и воспевал его как высочайшее проявление духовности, сформированной веками и связанной с идеалом государственности. Именно па таком душевном подъеме и были написаны стихи, вошедшие в сборник «Солнечные кларнеты» (1918 г.). Событием огромного значения в повой украинской литературе стал выход в свет этого сборника, пронизанного солнечной верой в жизнь, человека, в родной обездоленный народ. В условиях революции, террора и голода 20-х годов Павел Тычина оставался независимым украинским поэтом — осуществил издание своих гениальных «Солнечных кларнетов», выпустил книгу «В космическом оркестре», издал сборники «Вместо сонетов и октав», «Плуг», (1920 г.), «В космическом оркестре» (1921 г.), «Сковорода. Отрывки из симфонии» (1923 г.), «Прометей» (1923 г.), «Ветер с Украины» (1924 г., с посвящением Н. Хвылевому). Эти произведения выдвинули его в первые ряды певцов повой Украины наряду с В. Эллан-Блакитным и Н. Хвылевым, В. Сосюрой и Лесем Курбасом, М. Рыльским и А. Петрицким, многими другими деятелями украинского национально-культурного «ренессанса» 20-х годов.

Идеал Тычины — гармония гуманистических, социально-политических, национальных, духовных интересов, чувств, раздумий («Солнечные кларнеты»). Революция же проявила как могучие, животворные силы народа, так и атавизм души, совести, общественных отношений. Талантливый, наделенный способностью ощущать музыку, природу и внутренний голос своего сердца, П. Тычина находил такие сравнения и национальные колориты, которые всегда отличали его поэзию от других. Закономерно, что поэт воспевал «Плуг» — «миллион миллионов мускулистых рук», перекраивающих и засевающих добром угнетаемую веками землю, — но вместе с тем показал и резкий диссонанс между намерениями и способами их воплощения, конфликты, которые зарождались еще во время гражданской войны, а полностью проявились в условиях сталинско-брежневской антидемократической, антинациональной, антидуховной политики. «Прокляття всім, прокляття всім, хто звіром став!» («Вместо сонетов и октав») — вот тема сборника, написанного одновременно с «Плугом», «На площади...», «Как упал же он...», «Плуг», «Живем коммуной». Это настоящие гимны революционному обновлению мира и человека.

Ах, нікого так я не люблю,

як вітра вітровіння,

його шляхи, його боління

і землю,

землю свою.

Это была поэзия высочайшей пробы души, мысли, совести, достоинства — своей и народной. От «Солнечных кларнетов» к «Ветру с Украины», первым главам симфонии «Сковорода» и Крымскому циклу — путь, пройденный П. Тычиной честно и открыто. Почти с каждой новой книжкой, даже циклом, он умел менять и дополнять себя, расширять диапазон своих «артистических» возможностей и форм. После кларнетной музыкальности первого сборника — афористичные стихи в прозе с их интеллектуальными сюжетами, где «строфой» служат, по сути, фраза или изредка абзац.

С большой верой Тычина продолжает воспевать обновленную Украину, все советское государство и в произведениях следующих сборников. И вполне правомерно. Ведь Украина 20-х годов — республика мощного государственного, социального, национального, духовного возрождения. Другое дело — последующие десятилетия с их не только успехами, но и драмами и трагедиями.

Тогда же Тычина пишет свою социально-политическую драму «Чистила мать картошку», в которой с впечатляющей силой раскрывает признаки кризиса социально-политических процессов в государстве. Поэта начинают критиковать, приписывают даже националистические акценты. Но он с достоинством отверг обвинения, доказывая, что в произведении доминирует суровая, горькая, но выстраданная правда.

Павел Тычина — это опыт истории, которая начинается для него еще с Киевской Руси («Плач Ярославны», легенда о Кожемяке) и античной Греции (драма «Прометей»), помноженный на глубинный анализ современности и пророчество будущего.

Трагический образ Украины в творчестве поэта углубится несколькими годами позднее, когда в земледельческом крае разгуляется неслыханная прежде стихия голодных смертей, каннибализма. Лишь несколькими стихотворениями об этом скажет Тычина, но они надолго останутся неизвестными и для современников поэта, и для потомков, так как в них — высокохудожественное свидетельство страшных реалий в Украине 1921 — 1923 гг. («Голод», «Забухало в дверь прикладом»). В этих стихах отображено сложное и противоречивое восприятие украинцем трагических событий на родной земле.

Как истинно духовный талантливый человек П. Тычина в 1920 г. путешествует с капеллой К. Стеценко «Думка» по Правобережной Украине от Киева до Одессы, организовывает Капеллу-студию имени М. Леонтовича, с которой выступает до 1923 г. Его выдающиеся дирижерские способности проявились еще при управлении черниговским соборным хором, в театрах Киева и при организации театральных групп и спектаклей, для которых он писал инсценировки и драмы-феерии («Первый Дом Нового Мира», «А я в рощу ходила», «Осень», «Журавль»).

После переезда в Харьков (1923 г.) он с головой погружается в общественную и литературную жизнь. В 1923-1924 гг. работает редактором рожденного политикой «украинизации» журнала «Красный путь», активно участвует в разных сферах общественно-культурной жизни (работает в только что созданной Украинской ассоциации востоковедения, входит в основанный в 1923 г. Союз пролетарских писателей «Гарт», возглавляемый В. Эллан-Блакитным), в 1926 г. принимает активное участие в САПЛИТЕ (Свободной Академии Пролетарской Литературы) во главе с Н. Хвылевым, куда вошли и бывшие члены «Гарта» — 22 писателя.

П. Тычина верил в конституционную суверенность Советской Украины в составе СССР и много делал для становления ее литературы, музыки, театрального искусства. В ответ власть все чаще и строже подвергает его критике и предъявляет обвинения в «буржуазном национализме» и «протаскивании национального дурмана». Во времена тоталитаризма искренний революционно-патриотичный пафос в творчестве многих художников заменяет сложная смесь полу искренности, вынужденности, настороженности и страха (не говоря уже о явлениях приспособленчества и откровенного прислужничества режиму). В творчестве Тычины, художника глубоко самобытного, эта двойственность привела к особенно жестоким психологическим кризисам. Контроль и регламентация художественного творчества пагубно повлияли на судьбы многих талантливых писателей и поэтов. Особенно тех, на которых партией были возложены задачи представлять советскую литературу на украинском языке в УССР. К их числу относятся П. Тычина, М. Рыльский, Н. Бажан, 10. Яновский, О. Корнейчук, П. Панч, Ю. Смолич, В. Сосюра, А. Головко, А. Малышко и др. В 1930-х годах П. Тычина стал свидетелем массовых арестов, расстрелов, самоубийств среди коллег по Академии наук УССР, в рамках которой он возглавлял Институт литературы им. Т. Г. Шевченко (1936-1943 гг.). Он понимает, что советская власть никогда не простит ему гимна независимой, свободной Украине в поэме «Золотой гул» (1917 г.). Чтобы не погибнуть в сталинских лагерях, П. Тычина вынужден пойти на компромисс и «перестроиться» - писать партийно-выдержанные стихи. Миссия гражданской поэзии в практике сталинизма, к сожалению, в значительной степени воспринятая и Тычиной, сводилась к трем голым понятиям — «воспевать», «призывать» и «бороться». В этом ключе выдержано чуть ли не большинство стихов в предвоенном сборнике «Чернигов» (1931 г.), стихотворение «Партия ведет» (1933 г.), опубликованное на украинском языке в газете «Правда». В 1934 г. вышел сборник под таким же названием, со временем появились и другие: «Чувство семьи единой» (1938 г.), «Песня молодости», «Сталь и нежность» (1941 г.). Большинство стихов этих четырех сборников были своеобразным перепевом советских лозунгов, их можно рассматривать как поэтическое отображение партийных деклараций и псевдореальности. Это, в частности, видно в стихотворении «Партия ведет», написанном в конце трагического 1933 года, когда в украинскую землю от голода полегли миллионы крестьян, когда начались аресты украинской интеллигенции и трагически оборвалась жизнь Н. Хвылевого. Написаны они мастерски, но в духе апологии сталинизма, за что правительство не жалело наград талантливому поэту, воспитывавшему миллионы людей глубоко партийными, интернациональными гражданами.

Яркий талант Павла Тычины был деформирован условиями тоталитарного режима. В сложных общественно-политических условиях 30-х годов поэт был вынужден вопреки исторической правде воспевать революционный героизм, прославлять советский патриотизм и интернационализм, возвеличивать Сталина и большевистскую партию. Чтобы удержаться на «Голгофе славы», как высказался Василь Стус, Тычина вынужден был с годами превратиться в «живую мумию».

В годы войны с фашизмом П. Тычина находился в эвакуации в Уфе. Большим достижением военных лет стала поэма «Похороны друга», написанная поздней осенью 1942 г., в напряженные дни исторической битвы на Волге. Именно поэтому он с гениальной проникновенностью и глубиной выразил историческую значимость общечеловеческого подвига советских людей в войне с фашизмом, философско-гуманистическую основу бессмертия воинов и тружеников — патриотов родной земли. И закономерно, что и на этом этапе Тычина написал «Я утверждаюсь» (1943 г.), строки которого наиболее полно выражали и образ, судьбу украинского народа, и народность поэта:

Я єсть народ, якого Правди сила

Ніким звойована ще не була!

Яка біда мене, яка чума косила,

А сила знову розцвіла.

Щоб жить, ні в кого права не питаюсь!

Щоб жить — я всі кайдани розірву!

Я — стверджуюсь. Я — утверждаюсь.

Бо я — живу.

В послевоенный период Павел Тычина активно занимается общественной деятельностью. С 1947 г. он член-корреспондент Болгарской АН, доктор филологии; в 1943-1948 гг. — министр образования УССР; в 1953— 1959 гг. — председатель Президиума Верховного Совета УССР, заместитель председателя Совета Национальностей, кавалер орденов и медалей, лауреат Государственной премии СССР (1941 г.), Государственной премии УССР им. Т. Г. Шевченко (1962 г.). В 1967 г. он получил звание Героя Социалистического труда.

Многолетняя эксплуатация имени и авторитета художника тоталитарной системой стала причиной его глубокого внутреннего конфликта с самим собой, привела к падению его реноме как поэта в глазах соотечественников и мировой общественности. П. Тычина остро ощущал трагизм своего положения в роли винтика идеологической машины (что подтверждено, в частности, его собственными оценками: предчувствуя смерть, Павел Григорьевич сетовал, что неправильно прожил свою жизнь, надо было бороться с системой).

Многочисленные сборники поэта выходили и в послевоенные годы, хотя ни один уже не имел такого широкого звучания. Порой можно услышать, что в последние годы поэт только прославлял действительность застойных лет, его талант угасал... И в этом есть частица правды. В духе тогдашних убеждений Тычина издал сборник «Коммунизма дали видны», ряд агитационных поэзии «на злобу дня». Последний сборник «Серебряная ночь» вышел в 1964 г. Издавал Павел Тычина и книжки для детей: «Ивасик-Телесик» (1929 г.), «Дударик» (1950 г.) и пр.

Не стало поэта 16 сентября 1967 г. Уже после его смерти вышли сборник «В сердце моем», симфония «Сковорода», где Павел Григорьевич открылся новыми гранями таланта.

Симфонию «Сковорода» можно считать самой фундаментальной среди поэм П. Тычины. Изданная посмертно книгой довольно значительного объема, писалась она на протяжении почти всей творческой жизни (первые разделы были опубликованы в 1923 г. в журнале «Пути искусства», затем работа над поэмой продолжалась в 1923-1934 и 1939-1940 гг.).

«Сковорода» — это поэтико-драматическая панорама, на огромной плоскости которой автор стремился показать целую эпоху в ее разнообразных разрезах. Тычина сознательно сопоставляет жизнь, творчество, философию Сковороды с опытом античной Греции, гетманской Украины и её трагического пути в период Руины — с событиями в России и Венгрии, других странах Европы: такой метод давал возможность взглянуть и на Украину XX века со стороны опыта поколений и столетий, а сквозь призму осмысления уроков прошлого постичь сущность современного и будущего. «Сковорода» — это дух поиска правды-истины, справедливости, красоты, главных источников гуманистического, духовного прогресса.

Владея французским и древнегреческим языками, овладев армянским, не раз практически обращаясь к тюркским и грузинскому языкам, П. Тычина много переводил, обогатив украинскую культуру достижениями других литератур. Как ученый (фольклорист, литературовед, искусствовед) он был избран академиком отечественной (1929 г.) и иностранных академий. Как блестящего переводчика, знатока языков его уважали во многих странах мира. Значительным вкладом П. Тычины в филологическую науку стали его литературоведческие работы о творчестве Т. Шевченко, И. Франко, М. Коцюбинского, Я. Купалы, X. Ботева.

Взгляды литературоведов на так называемый «советский» период творчества Тычины неоднозначны. На протяжении жизни поэт испытывал постоянное и чрезвычайное давление. Импрессионизм и особый композиционный характер его произведений, начиная со сборников «Плуг» и «Ветер с Украины», все более смягчается и заменяется риторическими высказываниями. Переломным в творчестве поэта считается сборник «Чернигов» (1931 г.), означавший его переход в круг «официозных» авторов. Характеризуя творчество П. Тычины в этот сложный период, исследователь украинской культуры Мирослав Семчишин писал: «Солнечность настроения, крепкие аккорды веры в победу национальных идеалов — вот, что было приметой первых стихотворений П. Тычины. Со временем Павел Тычина стал окончательно служить большевикам и начал писать хвалебные стихи большевистской власти. С той минуты он для украинской литературы «пропал», а его стиль и манеры стали напоминать пародийность при написании партийно-патриотических произведений». Суждение слишком резкое, потому что, несмотря на необходимость писать по директивным указаниям, ощущается скрытое противостояние поэта с тоталитаризмом. Это подтверждают отдельные поэтические, литературоведческие, публицистические произведения более позднего времени: «Григорий Сковорода», «Похороны друга», «Творческая сила народа», «Прочь грязные руки от Украины» и др.

Несмотря на губительное для творца влияние тоталитарной системы, заложником которой он был, П. Тычина в области поэзии, прозы, публицистики, а также в научно-критических работах проявил себя одним из наиболее талантливых советских писателей, чье творчество возносится к вершинам украинской поэзии и лучшим традициям поэзии мировой.

Судьба Павла Тычины — это судьба его нации. Есть в ней трагические страницы, мучительные неудачи, но доминируют жажда жизни, энергия творчества, высокий идеал справедливости. Яркой звездой будут сиять в веках слова раннего Тычины — поэта-лирика, поэта-философа, поэта-патриота, который в 1919 г. провозглашал: «Любити свій край не є злочином, коли це для всіх».