Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

КАЗИМИР МАЛЕВИЧ

(1878-1935 гг.)

11 (23) февраля 1878 г. в польской семье, жившей на окраине Киева, родился первенец, Казимир, которому суждено было прославить свою фамилию на весь мир. После Казимира у Северина и Людвиги Малевичей родилось ещё 13 детей, из которых до зрелого возраста дожили четверо мальчиков (Антон, Болеслав, Бронислав и Мечислав) и четыре девочки (Мария, Ванда, Северина и Виктория). Отец работал на известного сахаропромышленника М. Терещенко, что обусловливало частые переезды семьи по всей Украине. Позже Малевич с трепетом вспоминал колоритные сёла, окружённые свекольными полями, величие и захватывающую красоту украинской природы, с юных лет окружавшей его.

Впервые с настоящей живописью будущий художник встретился в Киеве, куда отец взял его на ежегодную ярмарку сахароваров. В витрине магазина одиннадцатилетний мальчик увидел изображение девушки, чистящей картошку. Эта простая картина оставила неизгладимый след в его памяти, открыв двери в прекрасный мир красок.

Отец Казимира, отличный сахаровар, надеялся на продолжение династии, так что мальчик закончил пятиклассное экономическое училище в селе Пархомовка. Это, правда, не помешало ему, с помощью матери, подарившей роскошный набор красок, в пятнадцать лет избрать путь живописца. Некоторое время он посещал Киевскую рисовальную школу Николая Мурашко.

В 1896 г. семья Малевичей переехала в Курск, где будущий художник провёл почти десять лет. Примерно в 1899 г. братья Малевичи, Казимир и Мечислав, женились на сестрах Зглейц — Казимире и Марии. У Казимира и Казимиры, фельдшера по образованию, родились дети — в 1901 г. сын Анатолий, в 1905 г. — дочь Галина. Чтобы содержать семью, он служил в управлении Курско-Московской железной дороги. Одновременно организовал кружок любителей искусства во главе с профессиональным художником Львом Квачевским, которого Малевич называл своим ближайшим курским другом. Однако его мучила истинная страсть к кисти и краскам, несовместимая с судьбой мелкого чиновника в провинциальном Курске, поэтому он решает ехать в Москву.

Москва встретила не слишком ласково: попытка Малевича поступить в Московское училище живописи, скульптуры и архитектуры окончилась неудачей. С осени 1905 г. до весны 1906 г. он живёт в художественной коммуне в Лефортово, но деньги заканчиваются и приходится вернуться на службу в Курск, где Казимир продолжает писать натуру. Вторая (лето 1906 г.) и третья (1907 г.) попытки поступления также провалились. Правда, в третий раз он подавал документы уже как москвич, поскольку переехал из Курска вместе с семьёй.

Как импрессионист Малевич состоялся в 1907 г. — после длительного пребывания в Курске. Период раннего импрессионизма у него отмечен появлением натурных пейзажных картин, в которых, тем не менее, присутствует стремление построить определённую фабулу, создать нечто большее, серьёзнее, чем простой импрессионистский пейзаж. В то же время его импрессионизм — это впечатление скорее от искусства, а не от реальности. Например, у его «Цветочниц» (серия из нескольких картин) скорее парижский, нежели курский акцент, а их внешность близка к персонажам Ренуара.

С 1905 по 1910 гг. Малевич занимается в студии И. Ф. Рерберга — заметной фигуры в московском мире искусства, одного из основателей Московского общества художников. В этот период работы Малевича регулярно появляются на выставках общества.

В школе Рерберга Казимир встретился с Иваном Клюнковым, и знакомство вскоре переросло в тесную дружбу. Клюнков серьёзно повлиял и на творчество Малевича. Это особенно заметно в цикле «Эскизы фресковой живописи» (1907 г.).

Практически те же характеристики — симметрия, ритмичность, декоративность — присущи и другим работам Малевича того периода — «Дерево жизни», «Свадьба», «Порнографическое общество в цилиндрах». Вместе с тем, последние картины, отражая внутренние противоречия автора, выделяются острой иронией, художественной злостью, что не допускалось в игровой стилистике примитивизма.

В 1909 г. Малевич женится во второй раз, на детской писательнице Софье Рафалович. Дом её отца в селе Немчиновка становится для художника едва ли не самым дорогим местом в мире, он стремится проводить там как можно больше времени.

Начало нового десятилетия открывает перед Малевичем новые горизонты в искусстве. В 1910 г. его работы появляются на самой «левой» в то время экспозиции — первой выставке нового творческого объединения «Бубновый валет». В первой половине 1911 г. он принимает участие в московских выставках, вместе с группой москвичей выступает на III выставке петербургского Союза молодёжи.

В дальнейшем художник становится ещё более «левым» — участвует в выставке «Ослиный хвост» (март—апрель 1912 г.) вместе с М. Ларионовым, Н. Гончаровой, М. Шагалом, В. Татлиным и другими художниками, признанными впоследствии мировыми классиками. Малевич выставил более двадцати работ, большинство из которых сохранилось до наших дней. Чётко видно, что вдохновение для таких картин как «Аргентинская полька», «Провинция» художник черпал из фольклора — лубка, традиционной росписи подносов, вывесок. Но яркая сила цвета и сюжетный бытовизм полотен лишь подчёркивают необычность, даже неприемлемость образов с точки зрения здравого смысла. У «Купальщика» — ластообразные конечности, «Садовник» расплывается книзу, превращаясь в собственный окаменевший памятник... Интенсивность цвета граничит с вульгарностью. Уже тогда Малевич начинает формулировать свое кредо: картина должна быть отдельным организмом, живущим и развивающимся по собственным законам, законам сугубо живописных средств, главнейшим из которых является цвет.

Произведения Малевича также выставляются за границей, на II выставке объединения «Синий всадник» (Мюнхен).

Казимира всё больше захватывает новое творческое течение, представители которого называли себя футуристами. Картина «Точильщик (принцип мелькания)» (1912 г.) в итоге становится классикой российского кубофутуризма. Подзаголовок максимально точно выражает то, чего хотел достичь и, главное, достиг автор: многочисленные раздробленные силуэты и контуры, серо-голубой колорит со ржавыми пятнами цвета воплощает мелькание ножа, который в процессе затачивания объединяет разные разбросанные точки времени и пространства.

Кубофутуристические портреты — Клюна (Клюнкова), Михаила Матюшина — выстраивают человеческий образ из ассоциативных цепочек, зрительских переживаний. Лицо на этих картинах становится образной проекцией внутренних чувств, впечатлений, Посредством которых художник пытается передать суть личности.

В 1913 г. Малевич стал членом петербургского «Союза молодёжи» и с головой ушёл в мир русского авангарда. В перерывах между поездками в Петербург семья Малевичей живёт в Кунцево. Денег хронически не хватает, порой даже на полотно, что, впрочем, не слишком огорчает художника, — вместо полотна он использует... мебель. Именно так появилась своеобразная трилогия, написанная на трёх полочках этажерки: «Туалетный ящик», «Станция без остановки» и «Корова и скрипка». В углах деревянных прямоугольников заметны закрытые круглые отверстия, через которые когда-то проходили соединительные стойки.

Две первые работы полностью соответствуют кубофутуристическим канонам: вертикальные композиции, состоящие из строго геометрически очерченных фрагментов. Но третья картина стала серьёзным шагом вперёд. Именно в кубофутуристический период Малевич выработал основной закон творчества, «закон контрастов», который сам он называл «моментом борьбы». В столкновении контрастных изображений он увидел способ подорвать, разрушить окаменевшие догмы старого искусства. «Корова и скрипка» как раз и стала первой картиной, наглядно воплотившей парадоксальность открытого закона. Автор даже решил объяснить энатажный сюжет надписью на обороте: «Алогичное сопоставление двух форм — «корова и скрипка» — как момент борьбы с логизмом, естественностью, мещанским смыслом и предубеждённостью. К. Малевич».

. Это произведение стало также началом так называемых алогичных картин художника. На выставке «Мишень» в Петербурге 1913 г. он представил две группы произведений: заумный реализм («Корова и скрипка», «Крестьянка с вёдрами», «Усовершенствованный портрет Ивана Васильевича Клюнкова» и др.) и кубофутуристический реализм («Керосинка», «Настенные часы», «Лампа»). Следует отметить: слово «реализм» означало, что целью Малевича стал прорыв к реальности, лежащей за рамками предметной иллюзорности.

На первой футуристической выставке «Трамвай В», открывшейся в Петербурге в марте 1915 г., Малевич представил 16 картин, среди которых были кубофутуристические «заумные» «Дама у афишного столба», «Дама в трамвае», «Швейная машинка». В каталоге напротив нескольких работ Малевич с вызовом проставил: «Содержание картин автору неизвестно». Возможно, одной из них была та, что называется ныне «Композиция с Моной Лизой», — именно в ней ярче всего проявилось рождение супрематизма из алогических картин Малевича. Характерные их признаки — белый простор плоскости с непонятной глубиной, геометрические фигуры правильных очертаний.

Если «Композиция с Моной Лизой» была «частичным затмением», то истинной «победы над Солнцем» Малевич достиг в легендарном «Чёрном квадрате на белом фоне»: квадратная плоскость полностью закрыла собой все изображения. Важность этого радикального перелома, перехода к беспредметности очень хорошо осознавалась автором. В письме к Матюшину Малевич пишет об одном из эскизов: «Этот рисунок будет иметь большое значение для живописи. То, что было создано бессознательно, теперь даёт потрясающие плоды».

«Чёрный квадрат» стал соединением противоположностей: чёрного, то есть полного отсутствия цвета и света, и белого — одновременного присутствия всех цветов. Необычайно простая геометрическая форма-знак, ни ассоциативно, ни формально не связанная ни с одним образом, понятием, предметом, существовавшими до неё, засвидетельствовала полную свободу её творца. «Чёрный квадрат» — чистый акт творчества, реализованный художником-демиургом.

Новорождённое направление искусства получило имя «супрематизм» (от лат. supremus — высший). Новые работы были показаны в 1915 г. на Последней футуристической выставке картин под названием «0,10» (Петроград). Суть своего открытия художник объяснил в брошюре «От кубизма и футуризма к супрематизму. Новый живописный реализм».

Художники-футуристы нового направления не приняли, Малевичу даже не разрешили ни в каталоге, ни в экспозиции назвать свои картины супрематичными. Плакаты с надписью «Супрематизм живописи» автор написал от руки и развесил рядом с работами.

Фоном супрематической композиции всегда служит некая белая среда. Геометрические фигуры, написанные чистыми локальными цветами, будто зависают в свободном полёте в этой белой бездне, которая, будучи плоской, в то же время имеет бесконечно много измерений. На первом этапе развития нового направления Малевич под «супрематией» — доминированием, подразумевал верховенство цвета над прочими элементами живописи.

Сам художник в книге «Супрематизм. 34 рисунка» писал, что супрематизм в ходе развития прошёл три стадии: чёрную, цветную и белую. Основой «чёрного» этапа также были три элемента: «Чёрный квадрат», «Чёрный круг» и «Чёрный крест». Эти три картины всегда датировались художником 1913 г., годом «победы над Солнцем», исходной точки зарождения супрематизма, хотя написаны они былине ранее 1915 г.

В ноябре 1916 г. на выставке «Бубновый валет» в Москве Малевич выставил 60 работ, относящихся к первым двум стадиям супрематизма. Первым номером шёл «Чёрный квадрат», вторым — «Чёрный крест», третьим — «Чёрный круг», будто «три кита» всей супрематической системы, метафизический смысл которых значительно важнее их материального воплощения. Цветная стадия также начинается с квадрата — «Красного». Этот цвет был для Малевича воплощением цвета как такового.

В середине 1918 г. верный своим принципам художник разрабатывает последнюю стадию супрематизма: белое на белом. Белые формы будто тают в традиционной белой бездне.

Казимир Малевич на некоторое время оставляет живопись, полагая, что после разработки и воплощения идеи супрематизма живопись как таковая должна исчезнуть. Он занимается педагогической деятельностью, служит в Народном комиссариате просвещения и вместе с другими художниками активно участвует в разработке музейного дела в России. Возглавляет петроградские Свободные мастерские («Свомас»), начинает преподавать в московских «Свомас».

В июле 1919 г. К. Малевич написал свою первую большую теоретическую работу «О новых системах в искусстве». Стремление издать её, а также сложная жизненная ситуация — жена ждала ребёнка, а условия проживания под Москвой их не устраивали, — вынудили его принять предложение о переезде в провинцию. В Витебске он становится преподавателем Народной художественной школы, которой руководит Марк Шагал. Ученики витебской школы — поклонники Малевича — создают объединение «Молпосиовис» («Молодые последователи нового искусства»). Через несколько дней оно сливается с группой руководителей мастерских и получает название «Посновис» («Последователи нового искусстйа»), позже — «Уновис» («Утвердители нового искусства»).

Малевич никогда не был за границей до 1927 г. В середине 20-х годов, пребывая на пике всемирной славы, он с выставками и лекциями посещает Варшаву, Берлин. Его принимают необычайно тепло и восторженно. Он планирует привезти свои работы в Париж — художественную столицу мира, но реализоваться этим планам не суждено: получив некое официальное письмо, смысл которого неясен, он вынужден вернуться в СССР. Свои картины и архив он оставил в Германии, надеясь всё же закончить европейское турне. Испытывая недобрые предчувствия, он даже написал нечто вроде завещания: «В случае моей смерти или безвыходного тюремного заключения и в том случае, если владелец этих рукописей захочет их издать, нужно хорошо их изучить и перевести на другой язык, так как из-за сильного революционного влияния могут возникнуть сильные противоречия с той формой защиты Искусства, которая имеется у меня сейчас, то есть в 1927 году. Эти положения считать действительными. 30 мая 1927 г., Berlin».

Малевич был прав — его арестовали по приезде домой. Несколько недель он провел за решеткой. Удивительно, что наследие художника, оставленное в Берлине, почти в целости пережило гитлеровский режим, ведь картины Малевича явно попадали в категорию «дегенеративных», а все, на чем стояло подобное клеймо, беспощадно истреблялось нацистами.

При жизни К. Малевича состоялось три его персональных выставки. Первая — в Москве в 1919 г., названная «Казимир Малевич. Его путь от импрессионизма к супрематизму». Вторая была посвящена 25-летию творческой деятельности, а третья прошла уже в Киеве в 1930 г., так как последний период творчества художника был тесно связан с Украиной.

Положение Малевича было очень сложным и нестабильным. Его переводили с должности на должность, и в 1929 г. он с радостью принял предложение Киевского художественного института и стал ездить туда в качестве преподавателя, ежемесячно проводя в Киеве две недели. Харьковский журнал «Новая генерация» начал печатать цикл статей, основанных на теоретической работе К. Малевича «Изалогия». Авангардисты Украины поддерживали земляка и в моменты, когда двери всех московских и ленинградских издательств оказались для него закрытыми.

В 1932 г. он возвращается к активной деятельности и возглавляет экспериментальную лабораторию в Государственном Российском музее. *,

В 1933 г. у него открывается неизлечимая болезнь. Чувствуя приближение смерти, К. Малевич завещал похоронить себя в Немчиновке, возле дуба, под которым так любил отдыхать...

Он скончался 15 мая 1935 г. По Невскому проспекту прошла траурная процессия: на открытой платформе грузовика с «Черным квадратом» на капоте был установлен супрематичный саркофаг. Гроб с телом перевезли в Москву, после кремации урну с прахом захоронили, согласно завещанию, под тем самым дубом. Над могилой установили памятник — куб с «Черным квадратом». Во время войны могила К. Малевича была утеряна. В 1988 г. на краю леса, окружающего поле, был установлен памятный знак.