Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

ЕВГЕНИЙ ПАТОН

(1870-1953 гг.)

Становление и развитие украинской школы мостостроения неразрывно связаны с именем выдающегося украинского ученого Евгения Оскаровича Патона. Природа одарила его блестящим инженерным талантом и феноменальным трудолюбием. Всю свою долгую жизнь он занимался необходимым людям делом — строил мосты и неустанно совершенствовал науку и искусство их возведения. Талантливый ученый и педагог, он много лет возглавлял созданный им Институт электросваривания, сделал серьезный вклад в развитие многих отраслей украинской промышленности.

Евгений Оскарович родился 5 марта (20 февраля) 1870 г. в Ницце, где с 1865 г. жила семья инженера Оскара Петровича Патона после назначения его консулом. Мать, Екатерина Дмитриевна, урожденная Шишкова, полностью посвятила себя воспитанию детей, которых было семеро — пять сыновей и две дочери.

Родители ответственно относились к воспитанию детей. Как позже рассказывал Евгений, основное внимание уделялось тому, чтобы они на чужой земле не выросли иностранцами без роду-племени. Сын был отдан на учебу в гимназию в Штутгарте, так как отец считал, что система образования и воспитания в Германии суровее и лучше готовит к жизни. Дальнейшее образование он получил на инженерном отделении Дрезденского политехнического института, известного своей мостостроительной научной школой. Впоследствии Евгений Оскарович так объяснял свой выбор: «Меня привлекают не сами по себе точные науки, а возможность их практического применения. Абстрактные числа и формулы — не для меня. Другое дело — увидеть, как эти формулы и ряды цифр воплощаются в строительных конструкциях». Товарищам по учебе он говорил: «В России, на моей родине, сейчас идет огромное строительство железных дорог. Взгляните на карту. Тысячи больших и малых рек! К тому времени, как я закончу институт, каждый образованный мостовик у нас в России будет очень нужным человеком».

Уже на последнем курсе института Патону доверили преподавательскую работу, а сразу по окончании он получил приглашение работать и в вузе, и на крупнейшем машиностроительном заводе. Его коллегами могли стать европейские ученые, а заказчиками — европейские промышленники. Но Евгений мечтал работать в России. Для этого нужен был диплом российского учебного заведения. Поэтому в июле 1895 г. он становится студентом пятого курса Петербургского института путей сообщения. На протяжении учебного года сдает 12 экзаменов по предметам, которыми различались программы двух институтов, и за 4 месяца успевает подготовить дополнительно 5 курсовых проектов. В довершение он блестяще защищает дипломный проект по новой на то время методике расчета ферм на подвижные нагрузки с помощью линий влияния.

Имея два диплома, Патон берется проектировать мосты и металлические перекрытия в техническом отделе службы путей Николаевской (позже — Петербургско-Московской) железной дороги, сочетая работу с преподавательской деятельностью.

Когда в 1904 г. профессор Зворыкин, ректор недавно созданного Киевского политехнического института (КПИ), пригласил 34-летнего Патона руководить кафедрой мостов, тот уже был известным профессором-мостостроителем, издал два тома курса «Железные мосты», отличился в Московском инженерном училище особой методикой преподавания курса проектирования мостов.

С 1 июня 1905 г. Е. Патона зачислили в КПИ на должность ординарного профессора кафедры строительного искусства и архитектуры. Впоследствии Евгений Оскарович вспоминал: «В делах учебных царил беспорядок, в проведении зачетов — хаос». Больше всего его удивляла так называемая «умозрительность преподавания», когда студентам все объяснялось на словах, без предметной демонстрации. Е..Патон приложил много усилий для оборудования учебных кабинетов наглядными пособиями, а также для развития инженерного музея.

В тс годы по проектам Е. Патона строятся мост в Тбилиси, два моста через Рось и известный в Киеве пешеходный мост через Петровскую аллею («мостик влюбленных»). В 1907-1908 гг. изданы 3-й и 4-й тома курса «Железные мосты», в 1910 г. — «Деревянные мосты». Если учитывать методическую литературу, расчетные таблицы, атлас чертежей, примеры расчетов и т. п., то выходило, что, работая в КПИ, Евгений Оскарович издавал по одному учебнику в год. Только в 1917 г. он издал два учебника, один атлас и девять научных статей.

В годы Первой мировой войны Евгений Оскарович проектирует разные мосты по заданию военного ведомства, создает оригинальную конструкцию разборных мостов, получивших название «мосты Патона» и широко использовавшихся в военных целях. В 1918 г. он издает широко известный труд «Восстановление мостов». В 1920 г. им организована Киевская мостоиспытательная станция. К этой серьезной работе профессор активно привлекает студентов, утверждая принцип подготовки инженера на конкретных практических задачах.

В 1929 г. несколько учебных заведений Киева выдвинули профессора КПИ Е. Патона в члены Всеукраинской Академии наук. Новоизбранный академик резко изменил основное направление своей деятельности. Хотя в проектировании мостов были достигнуты значительные успехи, процесс их изготовления оставался очень трудоемким и несовершенным. Усовершенствовать его можно было с помощью сваривания металлов, и основное внимание академик Патон начинает уделять свариванию. Эта новая область науки и техники только начинает развиваться, но 60-летний Евгений Оскарович с юношеским пылом организовывает новое дело. Впервые в мире Е. Патон разработал комплексную программу решения проблем сварочного производства, основанную на научных исследованиях, и начал осуществлять свои идеи с небольшим коллективом молодых инженеров и лаборантов. Поскольку в вузах Украины сварщиков не готовили, Патон организовал в Киевском политехническом институте кафедру сварки. В 1934 г. его лаборатория стала первым в мире специализированным научно-исследовательским институтом сварки. Впервые в стране было сформулировано положение о том, что НИИ технического профиля должен помимо собственно научных подразделений включать в себя и конструкторское бюро с экспериментальными мастерскими или даже заводами.

Но высокий коэффициент полезного действия коллектива, работавшего под началом Патона, объяснялся не только структурой учреждения. Евгений Оскарович был настоящим воспитателем и организатором. Его принципиальность, пунктуальность, стремление к предельной ясности в отношениях с людьми вдохновляли всех, кто работал рядом. Требовательность и бескомпромиссность, когда речь шла о научных и производственных делах, органично соединялись в Евгении Оскаровиче с человечностью и заботливым вниманием.

К середине 1940-х годов в институте были завершены работы по созданию оборудования и технологий автоматической сварки под флюсом. По уровню развития техники соединения металлов страна догнала США. Учитывая высокую эффективность новой технологии, правительство издало специальное постановление о широком внедрении автоматической сварки. Руководство работами было возложено на Е. Патона, в связи с чем он был назначен государственным советником Совнаркома СССР.

Директор научного института в Киеве, советник правительства и руководитель отдела исследовательского института в Москве. Рабочий день человека, разменявшего восьмой десяток, начинался в шесть утра и оканчивался поздно ночью. А еще до начала рабочего дня он писал первую в мире монографию, посвященную сварке под флюсом.

Днепропетровский завод металлоконструкций был первым предприятием, .где автоматическая сварка под флюсом использовалась для выпуска плановой продукции — балок для цельносварных мостов. На этих мостах должны были сойтись оба направления научной деятельности Патона. Но жизнь вновь поставила перед ним (как и всей страной) испытание. С началом нападения Германии на Советский Союз учреждения Академии наук планировалось эвакуировать в Уфу — столицу Башкирии, где были достаточно мягкие климатические условия. Но Е. Патон выбрал суровый Урал, точнее, большой промышленный регион, где институт был особенно нужен. А условия жизни не имели для него никакого значения.

В Нижнем Тагиле, на «Уралвагонзаводе» Институт электросварки «встретился» с Танковым заводом им. Коминтерна (№183), прибывшим из Харькова. Евгений Оскарович знал, что никому в мире (в том числе и им самим) не удалось еще соединить бронированную сталь скоростной автоматической сваркой, — на швах внезапно появлялись трещины. Но он снова взялся за решение новой для себя проблемы. О том, как патоновцы впервые в мировой практике разработали технологию автоматической сварки брони, написано много. Они преодолели множество препятствий научного и организационного характера. В любую погоду, днем и ночью Евгения Оскаровича видели в цехах заводов — и не только в цехах «вагонки», он летал и ездил по заводам Урала, руководил внедрением новых технологий.

Танкисты, приезжавшие на завод получать машины, сложили легенду: «Приехал с Украины старый профессор. И ходит этот коренастый казак с трубкой, слушает корпуса танков и если дает добро, машина в бою не подведет».

Труд Патона был отмечен званием Героя Социалистического труда — первым среди ученых АН УССР. Патон был награжден не только трудовыми орденами, а и двумя боевыми — уникальные награды для академика.

В последние дни жизни деятельность Е. Патона распространилась на всю Академию. Как вице-президент он занимался созданием материальной базы институтов и пользовался непререкаемым авторитетом справедливого человека.

Последней работой Евгения Оскаровича было проектирование, разработка технологии и сооружение индустриальным методом цельносварного моста в Киеве — крупнейшего на то время в Европе, который был открыт 6 ноября 1953 г. Лишь трех месяцев не дожил академик до его открытия.

Еще в 1940 г. рассматривался проект нового моста через Днепр в Киеве. Евгений Оскарович предложил доработать проект и при изготовлении металлоконструкций применить разработанное в ИЭС автоматическое сваривание под флюсом. Предложение было принято, и киевский Наводницкий мост должен был стать первым в мире мостом, в котором сварка швов выполнялась бы автоматами. В июне 1941 г. Днепропетровский завод металлоконструкций произвел и отправил в Киев первые элементы прогонных сооружений, но война оборвала эту работу, Патон вернулся к ней только в 1946 г. В сентябре 1952 г. успешно завершились работы но сооружению пятипрогонного цельносваренного автодорожного моста через пролив реки Неман. Он не только выдержал испытания, но успешно работает и по сей день.

С окончанием в 1953 г. строительства киевского цельносваренного моста завершился начальный, наиболее ответственный этап становления сварочного мостостроения. В декабре 1953 г. Совет министров УССР присвоил Наводницкому мосту имя Е. О. Патона.

У Евгения Оскаровича был Божий дар соединять в своих конструкциях сухой инженерный расчет с красотой. При проектировании первого моста в Киеве он предложил прорыть в склоне глубокую выемку и перекрыть её легким пешеходным мостиком с серповидными ажурными формами. Сколько названий было у этого первого патоновского моста: «мост вздохов», «мост влюбленных», «мост поцелуев» и просто «арочный мостик».

Евгений Оскарович Патон — выдающийся ученый, которым по праву гордится нация. Но он был не просто ученым. Это необычайный талант, в котором соединились высокая наука, инженерный гений и безграничная преданность делу формирования новых поколений инженеров-мостовиков. Дело академика продолжили многочисленные ученики и сын — Борис Ев-геньевич Патон, президент НАН Украины, директор Института электросваривания им. Е. О. Патона.