МИХАИЛ ГРУШЕВСКИЙ

(1866-1934 гг.)

Историк, организатор исторической науки, .литературовед, социолог, публицист, писатель, политический, общественный и государственный деятель — мало кто из его современников мог похвастаться таким послужным списком. Но Михаил Сергеевич Грушевский, обладая колоссальной работоспособностью и недюжинным талантом, сумел оставить значительный след в истории Украины.

Михаил Грушевский родился 17 сентября 1866 г. в г. Холм (ныне территория Польши) в семье учителя русского языка и словесности в русско-греко-униатской гимназии. Как писал ученый в автобиографии, их род был известен ещё с XVIII в. и происходил из Чигиринского уезда. Отец, Сергей Федорович, был человеком энергичным и добродушным, окончил Киевскую духовную академию, но отказался от пострига и посвятил себя преподавательской деятельности. В Киеве он познакомился с дочерью священника Глафирой Опоковой, которая впоследствии стала его женой и помощницей во всех начинаниях. Пара переехала в Холм, затем в Ставрополь, а после — на Кавказ, где Сергей Федорович служил инспектором народных училищ Ставропольского края, директором всех народных училищ Терской области. За свой труд он удостоился чина действительного статского советника, дающего право на потомственное дворянство. Кроме того, С. Грушевский создал один из лучших учебников церковнославянского языка, который не раз переиздавался и обеспечил автору приличный капитал. Это дало его детям — Михаилу, Александру и Анне — возможность заниматься любимым делом. Именно от отца Грушевский перенял любовь и привязанность ко всему украинскому — языку, песням, традициям.

Детские годы Михаила прошли на Кавказе. Мальчик рано начал читать, постепенно осилив домашнюю библиотеку, и через художественную литературу, фольклор открыл для себя землю своих предков — Украину. Впрочем, в период 1869-1876 гг. он трижды довольно долго пребывал в Украине, на родине своей матери в селе Сестриновка на Киевщине.

Увлечение историей пришло после зачисления в 1-ю Тифлисскую классическую гимназию, где он учился в 1880-1886 гг: Тут Михаил много читал, знакомился с произведениями украинских историков, фольклористов, этнографов — М. Костомарова, М. Максимовича, П. Кулиша и др. Юноша так много времени проводил в библиотеке, что начальство назначило его библиотекарем ученического книгохранилища.

Сначала Михаил Грушевский видел своё будущее в художественной литературе, начал писать стихи и прозу на русском, а затем и украинском языке. Дорогу в литературу ему открыл И. Нечуй-Левицкий, которому молодой автор прислал свои стихотворения и повесть «Немой свидетель» (на украинском языке) с просьбой напечатать их под псевдонимом Михаил Заволока. Позднее Грушевский осознал свою слабость в стихосложении и отправлял Нечуй-Левицкому преимущественно повести. Одна из них, «Бех-аль-Джугур», увидела мир во львовской газете «Дело» в 1885 г.

Но литератором Михаил Сергеевич так и не стал: в нелегкой борьбе одержала верх история, которой юноша увлекся ещё в 14-летнем возрасте. Огромную роль в становлении Грушевского как историка сыграл журнал «Киевская старина», который он называл своей настоящей школой. Кроме того, ещё в гимназии юноша начал изучать языки — чешский, польский, болгарский, сербский, увлекся историей Руси, казачеством, археологией.

Стремление к более глубокому изучению истории привело его в Киевский университет, где он провел 1886-1890 гг. На пути к университету Грушевскому пришлось преодолеть преграды: отец, напуганный недавними студенческими выступлениями в Киеве и побаиваясь украинского запала сына, долго колебался. Успокаивая его, Михаил пообещал не принимать участие в студенческих волнениях.

30 июля 1886 г. Грушевский был зачислен на историческое отделение историко-филологического факультета Киевского университета Св. Владимира. Но молодого человека, мечтавшего о настоящей науке, постигло разочарование: на первом плане стояла классическая филология, а всё прочее было задвинуто на задворки и ограничено общими курсами, — эти предметы не могли дать ничего сверх того, что знал образованный и начитанный гимназист. Несмотря на эти обстоятельства, он продолжал учиться и делал первые шаги в науке под руководством профессора В. Антоновича — «серого кардинала украинской исторической науки». Интересы молодого ученого охватывали множество тем. Уже на третьем курсе он написал работу «История Киевской земли от смерти Ярослава до конца XIV века», за которую был награжден золотой медалью. В 1890-1894 гг. Михаил работал при Киевском университете как профессорский стипендиат, а в мае 1894 г. не без сложностей в поисках документальных материалов защитил магистерскую работу «Барское староство. Исторические очерки».

С этого момента начинается новый этап жизни М. Грушевского. В 1894 г. 27-летний магистр переезжает во Львов, где по рекомендации Антоновича возглавляет кафедру «всемирной истории со специальным обзором истории Восточной Европы».

Именно со Львовским университетом, научной и общественно-политической жизнью Галичины были связаны последующие годы жизни историка. Основной задачей была подготовка и преподавание курса университетских лекций по истории Украины, впоследствии ставшие основой фундаментальной работы «История Украины-Руси». В 1897 г. Грушевский официально возглавил Научное общество им. Т. Шевченко, до 1914 г. оставаясь при этом главой исторической секции и археографической комиссии. Более того, львовский период его жизни ознаменовался вхождением в «большую политику»: в 1899 г. он стал одним из организаторов Украинской национально-демократической партии — ведущей партии Галичины.

Это был период активной научной и организационной деятельности. Благодаря стараниям Грушевского пополнились фонды библиотеки общества, начали выходить первые книги, был основан музей, создавались научные комиссии разной направленности и главное — стали издаваться «Записки Научного общества», универсальное научное издание, где публиковались работы историков, литературоведов, фольклористов, общественных деятелей. Под редакцией Грушевского в 1895-1913 гг. вышло более 100 томов «записок». Огромную роль в этом сыграл и творческий тандем Грушевского с И. Франко (1856-1916), без помощи которого ученый вряд ли смог бы осилить такую титаническую работу. Они объединяли вокруг себя молодых ученых, и, таким образом, к началу XX в. Львов стал одним из научных центров не только украинских земель, а и Австро-Венгерской империи.

Важным шагом на пути популяризации украинской исторической науки в Европе стала поездка Грушевского в Париж, где он читал курс лекций по истории Украины в «Русской высшей школе общественных наук в Париже» весной 1903 г. С целью расширения научных контактов ученый посетил Лондон, Берлин, Лейпциг, а по возвращении решил основать во Львове курсы для украинской молодежи, торжественно открытые в 1904 г. Именно на этих курсах были прочитаны лекции по истории, которые позже легли в основу «Очерков истории украинского народа» на русском языке. Таким образом ученый вернулся к своей давней идее написать книгу по истории Украины, которую он представлял «краткой и общедоступной». Увлекшись искусством, Михаил Сергеевич подготовил и иллюстрированную историю Украины: первое издание 1911 г. в 6 тыс. экз. разошлось за полгода — но меркам того времени это был серьезный успех.

После революции 1905 г. наступил период некоторой оттепели, — в Российской империи частично были сняты ограничения на использование украинского языка, активизировалась украиноязычная пресса, и Грушевский, посетив Киев, Харьков, Одессу, решает вернуться в Киев, сохранив тесные связи со Львовом и Научным обществом им. Т. Шевченко. Фактически в период 1906-1914 гг. он жил между Львовом и Киевом. В Киеве ещё в 1909 г. был куплен роскошный 6-этажный особняк на ул. Паньковской со старинной мебелью и богатой коллекцией предметов украинской старины — книгами, стеклом, фарфором, портретами К. Разумовского, И. Мазепы, картинами В. Кричевского; кроме того, у Грушевского была большая коллекция личной переписки украинской старшины, акты старого киевского магистрата, несколько десятков старопечатных книг XVII-XVIII вв. Свою коллекцию предметов искусств Михаил Сергеевич использовал с практической целью — иллюстрировал многочисленные издания по истории Украины, кроме того собирался написать фундаментальную историю украинской культуры. Революция 1905 г. актуализировала украинский вопрос в Российской империи и открыла возможность для основания Украинского научного общества (УНО). Потребность в украинском научном центре в русскоязычном Киеве ощущалась довольно остро. В организации общества приняли участие многие украинские ученые, а на первом заседании 21 апреля 1907 г. главой был выбран М. Грушевский. Общество объединяло едва ли не все национальные творческие силы, издавало журналы «Украина», «Записки УНО», «Украинский научный сборник», занималось вопросами археологии, этнографии, истории искусств. Руководя работой общества, Грушевский и сам продолжал заниматься научной деятельностью.

Не прекращал он и политическую деятельность. В 1908 г. в Киеве была создана нелегальная межпартийная общественно-политическая организация — Общество украинских поступовцев, и М. Грушевский вошел в состав её руководящего органа — Совета. И хотя Общество не было политической партией, по сути, оно ставило перед собой задачи добиться создания в Украине национально-территориальной автономии в составе федеративной России.

В 1914 г. Михаил Сергеевич был уже знаменитым историком, пребывал в зените славы — сам он подсчитал, что за 25-летнюю деятельность создал более 25 томов работ. За плечами профессора была политическая работа в партиях и идеологическом руководстве украинской фракцией в 1-й и 2-й Государственных Думах. Кроме того, уже в этот период Грушевский стал лидером украинской нации, популярным политиком, публицистом. Понятно, что такая активная деятельность не могла оставить равнодушными как австро-венгерскую, так и российскую полицию.

Началась Первая мировая война. В одной из статей Грушевский раскритиковал политику убитого эрцгерцога Франца-Фердинанда и австрийская полиция возбудила против него административное дело. Грушевский в это время находился вместе с семьей в Карпатах, в селе Криворовня, и в такой ситуации решил возвращаться в Киев. Но с августа 1914 г. слежка за ним была организована и киевским жандармским управлением. 22 ноября Грушевский через Вену, Италию и Румынию прибыл в Киев, а уже 28 ноября его арестовали и препроводили в Лукьяновскую тюрьму. После 3 месяцев допросов сослали в Симбирск, а с сентября 1915 г. — в Казань. Тут Грушевский продолжал заниматься научной деятельностью, преподавал в университете — своеобразном приюте многих опальных петербургских, московских и украинских ученых-диссидентов. Вместе с ученым в ссылке находились жена Мария Сильвестровна и дочь Катерина. Осенью 1916 г. им позволили переехать в Москву, где за Грушевским было установлено негласное наблюдение. Кроме того, ему запретили посещать Украину под любым предлогом.

Вместе с украинской общиной в Москве — С. Петлюрой, В. Винниченко, Д. Дорошенко, Е. Чикаленко, он работал в московском отделении Общества украинских поступовцев, занимался организационной и научной работой. После февральской революции 1917 г. ученый получил долгожданную, выстраданную свободу. Его освободили от надзора, вернули паспорт. И сра-зу же Грушевский активизировал политическую деятельность — заочно был выбран главой Центральной Рады. Как писал он сам, «в Киеве украинцы начали организовывать политический центр, названный Центральной Радой, избрали меня главой и стали звать, чтобы я немедленно приезжал».

Этот период был пиком политической и государственной деятельности М. Грушевского. Он стал идеологом украинской революции и вместе с Центральной Радой прошел путь от национально-территориальной автономии до идеи независимости Украины. Свои идеи по поводу будущего Украины он изложил в многочисленных публицистических статьях, опубликованных в 1917-1918 гг., — «Какой мы хотим автономии?», «Кто такие украинцы и чего они хотят», «Украинская независимость и её историческая необходимость» и др. В этих работах Грушевский изложил собственное понимание национально-территориальной автономии, которую он рассматривал как реальный шаг к независимости Украины.

Вскоре Центральная Рада отказалась признавать исполком Временного правительства в Киеве и издала декларацию о предоставлении Украине полной автономии. Попытки Грушевского найти общий язык с Временным правительством были безуспешными. Вернувшись в Киев, на заседании Рады он настаивал на созыве Всеукраинского национального конгресса, который состоялся 6-8 апреля 1917 г. и объединил более 600 представителей множества партий, научных обществ, кооперативных организаций не только Украины, но и Кубани, и Бессарабии, Москвы и др. Грушевский сыграл решающую роль в консолидации конгресса вокруг идеи полной автономии Украины и 8 апреля его переизбрали главой УЦР. Это был пик политической деятельности М. Грушевского. Заместителями главы стали С. Ефремов и В. Винниченко.

18 мая 700 солдатских делегатов, собравшихся в Киеве от действующей армии, также выбрали своих представителей в Центральную Раду, ещё через месяц около 1000 делегатов Украинского Крестьянского съезда, а затем и Рабочего съезда последовали их примеру. Фактически Центральная Рада превратилась в парламент Украины. На 2-м Военном съезде 10 июня 1917 г. она провозгласила свой I Универсал, который декларировал автономию Украины такими словами: «Пусть будет Украина свободной. Не отделяясь от всей России, не порывая с государством Российским...». В соответствии с этим документом создавался Генеральный секретариат, который возглавил В. Винниченко. Если секретариат сосредоточил в своих руках всю исполнительную власть, то Грушевский оставался безальтернативным лидером украинского движения.

Решительная деятельность Центральной Рады вызвала тревогу Временного правительства. 19 июня в Киев прибыли министры, которые после переговоров согласились на автономию Украины, но с условием её отсрочки до Всероссийского учредительного собрания. Со своей стороны, радовцы согласились предоставить несколько мест в УЦР неукраинским революционно-демократическим силам. Уступки сторон были зафиксированы в специальных декларациях. Временное правительство признавало также и Генеральный секретариат. Ответом на этот шаг стало принятие II Универсала 3 июля 1917 г., который зафиксировал, что вопросы автономии Украины должно решить Всероссийское учредительное собрание. По сути, II Универсал мало что менял в процессе творения украинского государства: не отрицая независимости Украины, он стал шагом на пути её реализации.

21-28 сентября 1917 г. в Киеве проходил Съезд Народов, на котором присутствовали представители 12 народностей. М. Грушевский был избран почетным главой Съезда и в своем докладе настаивал на необходимости федеративной перестройки России, последующей федерализации всех европейских народов и возможном объединении их в единую мировую федерацию. Для реализации идей съезда был сформирован Совет, главой которого был избран Михаил Сергеевич. Но большевистский переворот в Петрограде 25 октября 1917 г. свел к нулю все эти планы.

Временное правительство было арестовано, Россия провозглашена Республикой Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, было сформировано правительство во главе с В. Лениным. В Украине же противостояли три силы: Центральная Рада, сторонники Временного правительства в лице Киевского военного округа и большевики. Грушевский и УЦР решительно высказывались против восстания в Петрограде, заявляли о готовности бороться «со всякими попытками поддержки восстания в Украине». 7 ноября 1917 р. УЦР провозгласила III Универсал, согласно которому Украина становилась частью федеративной Российской Республики под названием Украинская Народная Республика (УНР), ликвидировалась частная собственность на землю, устанавливался 8-часовой рабочий день, евреям и полякам гарантировалась национально-территориальная автономия. 27 декабря провозглашалось днём выборов в Украинское учредительное собрание, а 9 января 1918 г. — днем его созыва. Универсал был торжественно зачитан на Софийской площади в Киеве в присутствии войска, иностранных миссий, с молебном. Этот документ стал важнейшим историческим актом: после 250 лет неволи украинский народ официально декларировал возрождение своей государственности.

Кроме того, УЦР начала разоружать отряды большевиков и отправлять их в Россию. Такие действия не могли не вызвать должной реакции, и 4 декабря 1917 г. Совнарком РСФСР передал ультиматум, в соответствии с которым выявлял готовность сотрудничать с УНР, но предъявлял ряд требований, которые она была вынуждена выполнять под угрозой гражданской войны. Ультиматум стал не просто вмешательством во внутренние дела УНР, а и ставил её в полную зависимость от Совнаркома. Всё чаще звучали лозунги о независимости Украины, и 9 января 1918 г. был провозглашен IV Универсал, который объявил Украину самостоятельным и независимым государством. Скорее всего, автором этот документа являлся М. Грушевский.

Между тем продолжалось противостояние с ЦИК Советов Украины. Постепенно под властью Советов оказались Ровно, Севастополь, Екатеринослав, Мариуполь, Сумы, Кривой Рог. Кольцо вокруг Киева сужалось; существующей армии оказалось недостаточно, не спасла Киев и героическая смерть 300 курсантов и студентов под Крутами. 25 января 1918 г. члены Малой Рады во главе с Грушевским выехали в Житомир. Окружение Киева имело для Грушевского и личные последствия: его дом на ул. Паньковской был нещадно расстрелян из броневика большевиками, уникальная коллекция предметов старины уничтожена. В конце января Грушевского постигла ещё одна утрата — умерла мать, ученый даже не смог проститься с ней.

В это время Центральной Радой был принят ряд важных законов — о государственном гербе УНР (тризубе) и денежной единице (гривне). А в апреле с помощью немецкий и австро-венгерских частей Грушевскому и ЦР удалось вернуться в Киев.

Последним аккордом политической деятельности М. Грушевского стало принятие Конституции УНР 29 апреля 1918 г., которая провозгласила Украину суверенным парламентским государством, гарантировала права всем народам, разделила власть на судебную, исполнительную и законодательную. По конституции, верховным органом УНР было Верховное собрание и М. Грушевский должен был стать избранным его главой, но в условиях политической нестабильности, когда очевидными стали намерения немцев разогнать Центральную Раду, следовало действовать решительно и Грушевскому предложили объявить диктатуру и провозгласить себя диктатором. Ученый отказался, а 29 апреля 1918 г. Центральная Рада прекратила свое существование. М. Грушевский сошел с политической арены, уступив место новой генерации политиков, взращенных во времена Центральной Рады.

Во время пребывания у власти гетмана П. Скоропадского ученый принял участие в создании Украинской Академии Наук, которая, впрочем, просуществовала до начала 1919 г. Когда при власти оказалась Директория, для Грушевского не нашлось места в её планах и он принял решение вместе с семьей выехать в Галичину. Согласившись исполнять обязанности представителя Заграничной делегации УПСР, он в апреле 1919 г. через Станислав (ныне Ивано-Франковск) выехал в Прагу. Так началась его эмиграция. Годы пребывания в эмиграции стали для Михаила Сергеевича испытанием г- не только из-за материальных трудностей, но и потому, что его идеи потерпели фиаско. В Праге он контактировал с чешскими социалистами, встречался с Томашем Масариком, в Париже встречался с английскими и американскими дипломатами, безрезультатно стараясь обратить их внимание на украинский вопрос. На конференции II Интернационала в Люцерне (Швейцария) была одобрена декларация о праве на государственный суверенитет Украины и других восточноевропейских государств, оказавшихся на территории России. Также Грушевский принял участие в ряде европейских конференций в Праге, Вене, Берлине. Его деятельность в то время была активной: он стал инициатором организации «Комитета независимой Украины», издания журнала «Восточная Европа» на французском и английском языках, который даже частично финансировал.

В ноябре 1919 г. Грушевский вместе с семьей поселился в Женеве (Швейцария), планируя там жить и издавать журнал «Восточная Европа», но вскоре вернулся в Прагу, а затем в Вену, где и жил до возвращения в Украину. В это время он получил предложения от университетов Оксфорда и Принстона, вел переговоры со Львовским университетом, в Баден под Веной приезжали представители интеллектуальной эмиграции из Украины. Грушевский основал в Вене Украинский социологический институт (1919-1922 гг.), который наряду с научными должен был исполнять и политические функции. Институт издавал журнал «Боритесь, поборете», где печатались многочисленные статьи ученого, занимался издательской и лекторской деятельностью, в числе прочих была издана «История Украины» М. Грушевского на французском языке.

Со временем ученый стал задумываться о возвращении в Украину: советская власть дала разрешение на «въезд в Украину проф. Грушевского», а 31 декабря 1923 г. его заочно избрали членом ВУАН. В марте 1924 г. он с семьей вернулся, в Киев. Возвращение было компромиссным решением, он ещё надеялся на перерождение коммунистического режима. Формально местом жительства Грушевских был дом 9 по ул. Паньковской, но он сильно пострадал, и приютом для профессорской семьи стал флигель во дворе.

Членами ВУАН в то время были выдающиеся ученые — А. Крымский,

С. Ефремов, Д. Багалий, М. Беляшевский и другие, они настороженно отнеслись к возвращению Грушевского. Ученый возглавил кафедру истории Украины и историческую секцию ВУАН, которая в конце 20-х годов состояла из академической кафедры истории украинского народа (в ней вначале насчитывалось два штатных сотрудника — дочь Грушевского Екатерина и его племянник С. Шамрай) и ряда комиссий. Грушевский полностью сосредоточился на научной и организаторской деятельности: под его руководством действовали археографическая и фольклорно-этнографическая , экспедиции, была основана научно-исследовательская кафедра истории Украины, при кафедре истории Украины был открыт Кабинет примитивной культуры, печатались многочисленные материалы, в том числе и в журнале «Украина», который, благодаря стараниям Грушевского, стал гонорарным изданием. Но деятельность Михаила Сергеевича воспринималась неоднозначно: в ВУАН не было единства, и многие ученые (С. Ефремов, А. Крымский) выступали против маститого ученого, упрекая его в заигры-вании с советской властью. Ни Грушевский, ни его противники в Академии не принимали большевистского режима, но Михаил Сергеевич хотел реализовать собственную модель Академии и стать у её штурвала. С уверенностью можно утверждать, что коммунистический режим «подогревал» конфликт в ВУАН, чтобы использовать его в своих целях. Конфликт достиг апогея в 1927 г. ЦК КП(б)У поддерживало Грушевского на посту президента ВУАН, поскольку тот реально ослаблял влияние более радикального крыла украинской академической интеллигенции. В 1929 г. его также избрали членом Всесоюзной Академии наук, что современники расценили как «кусок мяса, брошенный режимом украинству». Но и позиция ученого не устраивала советскую власть — он критиковал ее политику по отношению к деятелям науки и культуры, обвиняя в давлении. И вскоре режим перестал скрывать, что хочет поквитаться с Грушевским за его политическое прошлое.

Конец 20-х — начало 30-х годов были страшными временами для украинской интеллигенции — многочисленные аресты ученых, деятелей культуры стали причиной паники в украинских кругах. Стало очевидно, что политика «украинизации» будет свернута и все неугодные режиму понесут наказание. Так, были арестованы С. Ефремов, И. Мандзюк и другие, а те, кто оставался на свободе, были вынуждены подчиняться идеологическим требованиям. Был реорганизован историко-филологический отдел АН, закрывались комиссии, проводились «чистки» в исторических секторах ВУАН. В 1930 г. была ликвидирована научно-исследовательская кафедра истории Украины, тогда же прекратили издавать журнал «Украина». Грушевский возглавлял кафедру истории Украины периода феодализма, но лишь формально, так как ещё в марте 1931 г. вместе с дочерью выехал в Москву. В документах спецслужб его уже открыто называли «лидером контрреволюционеров», ему было приписано основание Украинского национального центра — всеукраинской контрреволюционной организации. 23 марта 1931 г. Грушевского арестовали. После допросов ученый, будучи уже немолодым и больным человеком, подписал все бумаги, признал все выдвинутые против него обвинения и был освобожден. Ему разрешили и впредь проживать в Москве. В последние годы жизни Михаил Сергеевич занимался научной работой — работал над продолжением «Истории украинской литературы», издавал статьи, но из-за плохого состояния здоровья уже не вел активной публичной деятельности, не выступал даже на заседаниях АН СССР.

В Москве он продолжал находиться под колпаком ОГПУ, потом НКВД. Их интересовал не только академик, но и его дочь, за которой в 1932 г. также было установлено наблюдение. А в это время в Украине готовилась очередная атака. В сентябре 1934 г. Грушевский с женой и дочерью прибыл в Кисловодск, на курорте общался со многими представителями науки и культуры, и чекисты не прекращали отрабатывать версии о намерении ученого бежать за границу. Но 13 ноября Михаил Сергеевич попал в Кисловодскую городскую больницу с диагнозом «Злокачественный карбункул спины, сепсис», ему сделали несколько операций. Состояние ученого ухудшалось, не помогали и переливания крови. 24 ноября 1934 г. врачи констатировали «смерть при нарастании сердечной слабости». Михаил Сергеевич был похоронен в Киеве, на Байковом кладбище 29 ноября. Сразу же после смерти ученого возникли слухи о её насильственном характере, отравлении. Но доказать ничего не смогли и по сей день.

После смерти М. Грушевского В. Вернадский писал: «Я считал и считаю, что Грушевский сделал огромное дело для возрождения украинского народа. Великая личность, что бы ни говорили, которая оставила след в национальном самосознании Украины. Как всё повернется в будущем? Основное — не политическое, но огромное историческое и фактическое, что осталось в изданных памятниках и материалах. Я думаю, глубина его влияния после смерти сделается более ясной».

Со временем слова эти подтвердились.


загрузка...