Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

ВЛАДИСЛАВ ГОРОДЕЦКИЙ

(1863-1930 гг.)

Проходят десятилетия, а творения Владислава Городецкого остаются любимыми и известными. Овеянные легендами и почти сказочные, эти здания пробуждают в людях самые теплые чувства.

Творческое наследие славного зодчего насчитывает множество сооружений: храмы, дворцы, имения, музеи, мавзолеи и пр. В историю архитектуры В. Городецкий вошел как строитель в стиле модерн (модерн — с лат. новейший: кирпичная эклектика, неоготика и т. п.). Он занимался, также другими видами искусства — рисованием, дизайном. В этом неординарном человеке органически соединялись тонкое ощущение красоты, буйная фантазия художника и неисчерпаемая энергия строителя.

Лешек Дезидерий Владислав Городецкий, более известный в Украине как Владислав Владиславович, происходит из старинного польского шляхетского рода на Подолье, что подтверждено русскими дворянскими правами 1824 г. в Подольской губернии. Родился он 23 мая 1863 г. в селе Шолудькн Брацлавского уезда Подольской губернии (ныне Немировский р-н Винницкой обл.). С детства видел красоту Подольского края и любовался старосветскими имениями в родных Шолудьках, а также Жабокричах, Немирове, Печяре и у других соседей-помещиков. До наших дней резиденция Городецких не сохранилась, так как была разрушена во время Октябрьской революции.

Среднее образование Владислав получил в Одессе в реальном училище при евангельской лютеранской церкви Святого Павла. Приморский город в то время украшали замечательные дворцы Потоцкого, Воронцова, ансамбль Николаевского бульвара со славными Приморскими ступеньками, памятник де Ришелье. Возможно, еще тогда, созерцая величие и замечательную архитектуру Одессы, Владислав сделал свой жизненный выбор — быть творцом прекрасного. Тем более, что задатки у юноши были. В училище он имел отличные успехи в рисовании; в пятом классе за хорошую ученическую работу был удостоен похвалы Императорской академии искусств. Затем была учеба в той самой Академии искусств в Санкт-Петербурге, ко-торую он закончил в 1890 г.

Еще будучи студентом Лешек два года подрабатывал помощником архитектора Киевского учебного округа, поэтому неудивительно, что молодой зодчий, которому с детства были привиты фантазия и чувство прекрасного, решил навсегда остаться в Киеве, где ему довелось жить и творить свыше тридцати лет.

Репутация замечательного инженера и организатора строительных работ обеспечила Городецкому многочисленных заказчиков. Впрочем, приглашали его не только как инженера и архитектора. Владислав Городецкий был разносторонне одаренным человеком. Хорошо рисовал: расписал, в частности, плафон в театре Соловцова (нынешний театр им. И. Франко), интерьеры нескольких особняков, в том числе и собственного — «дома с химерами». По его эскизам были изготовлены костюмы и декорации нескольких театральных спектаклей. Есть свидетельства, что он занимался также моделированием одежды, причем имел большой успех у знатных дам, для которых делал эскизы экстравагантных платьев и туфель. Прославился и своими ювелирными изделиями — миниатюрными золотыми украшениями, инкрустированными драгоценными камнями.

Творческая деятельность Владислава в Киеве началась на изломе двух столетий, когда в стране устанавливались новые экономические отношения, содействовавшие развитию архитектурно-строительного дела. К тому же появились новые строительные материалы — цемент, железобетон, металлические конструкции, обусловившие появление нового направления в архитектуре.

Городецкий, наверное, был баловнем судьбы — ему удавалось все, за что бы он ни брался. Достиг успеха даже в таком чуждом творческой личности деле как предпринимательство. Увидев перспективу нового материала — железобетона, предприимчивый поляк принимает деятельное участие в создании фирмы «Фор», специализирующейся на производстве цемента, важной составной части бетона. Он проектирует корпуса цементной фабрики и активно рекламирует цемент и железобетон, применяя их в собственной инженерно-конструкторской практике.

Киев того периода переживал преддверие так называемой «строительной лихорадки». Предпосылки для нее появились раньше, но в городе уже вздымались многоэтажные дома, на протяжении двадцати лет действовал водопровод, только что дала ток Первая центральная электростанция у Городского театра, однако не было еще трамвая, канализации, не было огромного количества тех сооружений, без которых сегодня невозможно вообразить центр столицы. Лучших условий, чтобы проявить себя, молодому зодчему было не сыскать. И Городецкий это понимал. С характерной для него энергией он с головой погрузился в работу. Дальнейшая застройка происходила при нем и с его же участием.

Все свободное время Владислав Владиславович отдавал другому своему увлечению — охоте, которой остался предан до конца жизни. Он по праву считался охотником мирового класса, большим авторитетом в этом деле. Охотился в Сибири, Монголии и Тибете, в Турции, на Кавказе, в Восточной Африке... Возвращаясь из дальних странствий, изготовлял из добытых трофеев чучела, которые становились музейными экспонатами. О своей охотничьей жизни Городецкий поведал в иллюстрированной собственными рисунками и фотографиями книге «В джунглях Африки. Дневник охотника». Эта страсть сказалась и на творчестве. Не случайно одними из его первых сооружений в Киеве становятся так называемый садовый павильон (1893 г.) и охотничий тир в усадьбе Императорского общества правильной охоты на Лукьяновке. Кстати, проектные работы архитектор выполнил бесплатно — это был его дар киевским охотникам.

В 1895 г., всего через пять лет по окончании Академии, Городецкий принимает участие в двух больших проектах, ставших заметным явлением в архитектурной жизни Киева: планировании и расширении бывшей усадьбы известного киевского* медика, профессора Университета Св. Владимира Ф. Меринга, в ходе которых были проложены и быстро застроены улицы Николаевская, Ольгинская, Меринговская и Новая, а также планировании и сооружении Киевской сельскохозяйственной и промышленной выставки, открывшейся на склонах Черепановой горы в 1897 р. По проекту Владислава Владиславовича на выставке были возведены оригинальные павильоны графов Потоцких — Константина и Юзсфа.

За несколько лет Городецкий делает блестящую карьеру: приобретает статус ведущего архитектора, становится известным в городе лицом, а, кроме того, сколачивает солидный капитал, приблизившись к состоятельной киевской элите. Случайно такого не бывает. Лешек был талантливым человеком, специалистом высокого класса, прекрасно знал и умело использовал архитектурные стили разных времен и народов. А еще отличался поразительной трудоспособностью. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что наиболее выдающиеся свои здания, являющиеся украшением столицы Украины и поныне, он соорудил почти одновременно.

В течение пяти лет (1898-1903 гг.) он строит Музей древности и искусств (нынешний Национальный художественный музей) в стиле классицизма, возглавляет строительство одного из интереснейших сооружений — римско-католического собора Святого Николая (Дом камерной и органной музыки) в стилизованных готических формах, возводит помещение кенассы в мавританском стиле. Были еще и не сохранившиеся доныне два дома Русского страхового агентства на Крещатике.

В начале 1901 г. появилась возможность приобрести недвижимость и заявить о себе лично, проявив собственные вкус, характер, дарование. Выбор пал на непригодный, а потому и дешевый участок земли, расположенный на самой круче, которая прямо от узкого уличного прохода на Банковской обрывалась в долину, к новообразованной Николаевской площади — еще недавнего пруда на территории усадьбы Ф. Меринга. Владислав Владиславович приобрел эту землю в кредит, надеясь возместить затраты сдачей в аренду довольно дорогих респектабельных квартир в новом доме.

Как известно, «дом с химерами» сооружен почти над обрывом и, по легенде, этому предшествовало пари: Городецкий уверял, что способен возвести дворец на абсолютно непригодном для строительства рельефе. Многие называли идею сумасшедшей, тем не менее, она была успешно воплощена. Содействовал этому Антон Страус — горный инженер, гидротехник, спроектировавший сложный по конструкции, но надежный фундамент. Он возводился с применением бетонных свай, которые забили на глубину около 5 метров.

Разработав проект, В. Городецкий принялся за постройку дома. Уже к весне 1901 г. был вырыт котлован и подготовлен фундамент, 18 мая 1901 г. начато сооружение, 21 августа здание доведено до крыши и 13 сентября — установлена крыша, закончены каменные работы. Этот дом Городецкий выстроил к своему 40-лстию. В нем воплощены охотничьи увлечения нашего земляка, его творческая фантазия, бунтовавшая против сложившихся форм и традиций. Оригинальный дом захватывает все внимание и переносит зрителя в сказочный, овеянный мечтой мир. «Химеры» на этом здании, удивляющие своей причудливостью, мастерски выполнил из бетона по эскизам Городецкого известный в то время итальянский скульптор Элио Саля.

За всю свою многовековую историю Киев, наверное, не помнит жилого сооружения, овеянного таким количеством преданий и легенд. Они оказались весьма живучими: и что это здание является воспоминанием о любовнице архитектора, и что это напоминание об утопившейся любимой дочурке... На самом деле утонула дочь Ф. Меринга когда-то давно на море, но легенда об усадьбе с прудом пережила бывшего сё владельца, саму усадьбу и живет до сих пор, перенесенная уже на Городецкого.

Особняк Городецкого — явление, резко отличающееся от стилевой взвешенности любого из известных в России зданий тех времен (ничего подобного не было, наверное, и в Европе). Размах его специфического декора не имеет аналогов. Сооружение поражает сочетанием стилевых алогизмов и парадоксов, вызывая к памяти утверждение Германа Финстерлина — знатока архитектурной необычности: «Не существует большего богатства, большего величия и большей сдержанности, чем фантазия». Ныне «дому с химерами» больше 100 лет.

В целом же в течение киевского периода В. Городецкий осуществил десятки проектов. При этом создавал свои шедевры легко и вдохновенно.

Своему родному краю его талантливый сын Владислав Городецкий оставил в наследство одну из жемчужин творческой фантазии — мавзолей графов Потоцких в селе Пещеры Тульчинского района. Здание выполнено в стиле романской архитектуры. Черкассы обязаны зодчему сооружением изысканного помещения в стиле модерн для женской гимназии, Мошны — двухэтажной больницы, Волынь — плотины. Питал известный строитель интерес и к Крыму. В Симферополе он соорудил собственный завод углекислоты и искусственного льда, в Евпатории возвел для себя домик отдыха.

Городецкий был женат на Корнелии Иосифовне Map, дочери предпринимателя, владельца заводов пищевой промышленности на киевской Куреневке.

В связи с революцией, полностью потеряв все свои владения, весной 1920 г. супруги эмигрировали в Варшаву. Городецкий служил в министерстве общественных работ архитектором. В Польше по его проектам сооружены в Пьотркове Трибунальском крытый рынок, в Радоме и Люблине — механизированные бойни, а в последнем еще и электростанция. Почти все здания сохранились. В 1928 г. его пригласили в Иран на должность главного архитектора синдиката, занимавшегося прокладыванием железных дорог. В Тегеране Лешек по заказу правительства соорудил театр, вокзал, роскошный дворец для шаха, фешенебельный отель. Все они сохранились до наших дней.

3 января 1930 г. жизненный путь выдающегося зодчего оборвался. Умер он от сердечного приступа в сооруженном им отеле далеко от родного для души Киева, Украины. На лютеранском кладбище в Тегеране у скромной могилы Владислава Лешека Городецкого всегда много цветов — великого киевлянина помнят и любят.

Его творчество еще много столетий будет напоминать о том, что красота спасет мир.