Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

СЕМЬЯ ТЕРЕЩЕНКО

Первым представителем этого рода, сведекотором дошли до нас, был казак из Яков Терещенко, Его сын Артемий (1794-1877 гп) поселился в бывшей гетманской столице Глухове и вместе с женой начал мелкую торговлю. Вначале торговали с тележки, затем открыли небольшую лавку. Артемий имел незаурядный талант к этому делу, а потому еще с молодости к нему приклеилось прозвище Карбованец. Прошло немного времени, и успешный купец стал торговать хлебом и деревом.

Во время Крымской войны 1853-1856 гг. он занялся поставками корабельного леса, хлеба, сахара и скота для армии. Тяжёлая и удачная, но, по общему признанию, честная работа быстро принесла значительные барыши. О нём даже сложили предание. Содержание его сводилось к тому, что Артемий Яковлевич предоставил помещение австрийскому офицеру для хранения каких-то вещей. Будто бы это был мешок с русскими ассигнациями, напечатанными в Лондоне, их должны были использовать в денежном обращении в России, но деньги не понадобились, и офицер, покинув Глухов, оставил мешок хозяину.:.

Заработав солидный капитал, Артемий Терещенко начал вкладывать его в собственное сахарное производство. Реформа 1861 года лишь способствовала этому: многие помещики не смогли вести хозяйство в новых условиях, и Артемий подешевке скупал у них заводы, модернизируя их под производство сахара. За несколько лет Терещенко стали владельцами более десяти сахарных заводов. Некоторое время прибыли не было, но за 30 лет объем продукции вырос в 14 раз. Терещенко объездил всю страну, собирая лучшие технологии по производству сахара. Со временем в Париже был издан каталог сахарных заводов, а продукция Терещенко получила награду за качество.

Работник, постоянно работавший у Терещенко, мог рассчитывать на бесплатное жилье и питание, а за два месячных жалованья в то время можно было купить корову или четыре пары часов. Временно нанявшимся помимо жалованья выдавали каждый день килограмм хлеба, четыреста граммов мяса, сто граммов сала и овощи- При каждом заводе были школа, больница, ремесленное училище и даже чайная.

Вместе с отцом сахароваренную науку осваивали и трое его сыновей — Николай, Федор и Семён. Они не смогли получить университетского образования, а потому познавали науку самостоятельно. Чаще это было частное обучение, затем они экстерном сдавали экзамены в гимназиях и других учебных заведениях. Дети и внуки Артемия Яковлевича, их жены и мужья увлекались искусством. Исключением был Федор Федорович, посвятивший свою жизнь авиации. Передавая дело сыновьям, набожный Артемий Яковлевич поставил условие: 80% прибыли должно попадать не в карманы акционеров, а идти на благотворительность и меценатство. Братья Терещенко были чрезвычайно дружными и сплоченными. Именно это укрепляло семейное дело, способствовало его продолжительности.

Артемий Яковлевич стал купцом 1-й гильдии, а 29 марта 1872 г. — небывалый случай: получил от царя Александра II грамоту на дворянство, к тому же потомственное — ему, сыновьям и внукам. На «жалованном» гербе золотыми буквами был начертан девиз: «Стремление к общественному благу». Именно это и стало программой жизни Терещенко. Как в коммерческой, так и благотворительной и образовательной деятельности.

Дела у предпринимателей-самородков шли блестяще. Чтобы продавать сахар за границу, в Одесском порту Терещенко построили большой каменный пакгауз. Свои заводы они имели уже не только в Украине, а и в Курской, Орловской и Тульской губерниях. Когда у старика Артемия не осталось сил возглавлять дело, он предложил сыновьям продолжить его, создав «Общество братьев Терещенко». Во главе сахарной империи встал старший сын Артемия — Николай.

Добрую память магнаты оставили по себе везде, и прежде всего — в родном Глухове. На пожертвования Терещенко были построены ремесленное училище, женская и мужская гимназии, педагогический институт, здание 1 банка. Здесь и поныне вспоминают, как застраивали для бедняков целые улицы. В последние годы жизни Николай хотел даже соорудить в городе водопровод, но местная власть признала это излишней роскошью. В целом же для своего родного города сахарозаводчики пожертвовали свыше полутора миллиона рублей.

В память о матери братья основали в 1879 г. бесплатную больницу Св. Ефросиний и записали в уставе своего Общества, что на её содержание будет ежегодно отчисляться два процента прибыли. А на приют для малолетних сирот и детей неимущих жителей Глухова, который основал отец в 1871 г., шло три процента.

Выдающимся памятником города является Треханастасиевская церковь, построенная на средства Николая и Федора Артемьевича в 1885-1893 гг. как семейная усыпальница. Сооружена она в неовизантийском стиле по проекту академика архитектуры А. Л. Гунна и внешне очень напоминает собор Святого Владимира в Киеве. Большую часть настенной живописи в ней выполнили художники Александр и Павел Сведомские, принимавшие участие в отделке Владимирского собора. Из родового поместья в церковь был вырыт подземный ход, — говорят, сахарный магнат каждое утро ходил туда молиться. Николай Терещенко прославился многими добродетелями, не случайно четырнадцать лет подряд жители Глухова избирали его городским головой.

Со временем в Глухове братьям уже стало тесновато и в начале 1870-х годов они переселяются в Москву. Но пробыли там недолго: в 1874 г. Николай уже в Киеве, вслед за ним перебрался и Фёдор, а Семён решил жить в одном из своих имений в Рыльском уезде Курской губернии. В 1875 г. Николай Артемьевич покупает на Бибиковском бульваре дом, вокруг которого постепенно селятся и другие члены семьи. В этом доме жил его брат Фёдор Терещенко, неподалеку — сыновья Николая Александр и Иван, дочь Варвара, которая вышла замуж за Богдана Ханенко. Богатые, известные и чтимые, Терещенко породнились с достойнейшими украинскими фамилиями — Ханенко, Апостолами, Уваровыми.

Еще одним видом деятельности, которым активно занимались Терещенко, было музейное дело. Среди тех, кто в конце XIX века ставил вопрос о необходимости создания в Киеве музея, наряду с В. Антоновичем, А. Лазаревским, А. Праховым, А. Лашкевичем, П. и Ф. Лебединцевими, Б. Ханенко были Николай и Федор Терещенко. Всего на сооружение музея было пожертвовано 300 тысяч рублей. Из них — от царя 100 тысяч, а от Терещенко (Николая, Фёдора, Александра) — 109 тысяч 933 рубля 60 коп. За строительство музея взялось созданное в 1897 г. Общество древностей и искусств, которое одновременно начало сбор экспонатов. Уже в 1897 г. была подготовлена первая археологическая выставка. На ней экспонировались коллекции, приобретенные Е. Н. и А. Н. Терещенко, — реликвии каменного века из раскопок, проведенных В. Хвойкой, прежде всего с известной Кирилловской стоянки.

В день торжественного открытия музея 30 декабря 1904 г. от А. Н. и Е. Н. Терещенко и Варвары Николаевны Терещенко-Ханенко была передана коллекция славянских древностей из 900 предметов, от А. Н. Терещенко — 9 эскизов и рисунков М. Врубеля. В 1910 г. они экспонировались в Киеве, затем на выставках Венеции и Парижа. Позже еще одна картина М. Врубеля была приобретена на средства потомков П. И. и Е. И. Терещенко. По заказу М. А. Терещенко для музея выполнено свыше 30 портретов украинских гетманов и полковников. Портреты писал С. А. Мазараки по лучшим образцам портретов и гравюр того времени.

А. Н. Терещенко дарит музею универсал гетмана Юрия Хмельницкого о его владениях. Он приобрёл настолько замечательную этнографическую коллекцию, что её хватило бы для создания отдела. В 1911 г. О. М. Терещенко передает музею коллекцию слуцких поясов.

От Терещенко продолжают поступать деньги. А. Н. Терещенко как член правления Общества древностей и искусств заботится о завершении здания музея. Не хватает средств на строительство ступеней для входа в музей. И как всегда — Терещенко: на этот раз Николай Артемьевич ассигнует 20 тысяч рублей.

Терещенко систематически ассигнует средства на археологические раскопки памятников эпохи бронзы, раннего железа. Александр Николаевич, а также Варвара Николаевна финансировали раскопки известных зарубинецкого и Черняховского могильников, осуществленные в 1899 г. Терещенко причастны к приобретению наибольшего количества предметов из известного Мартыновского клада и многого другого.

Медицинские учреждения, приюты для детей, гимназии, церкви, музеи и театры — ни одна семья не сделала для развития Киева столько, сколько братья Терещенко. Николай, посылая деньги людям, попавшим в затруднительное положение, писал: «Глубокоуважаемый господин..., не откажите в, любезности исполнить мою просьбу и принять от меня эту сумму...» Благотворительность стала нормой и традицией для всех поколений этого рода. А еще всех Терещенко объединяла общая страсть — живопись. Собранные ими картины стали впоследствии основой экспозиций четырех музеев Киева.

В последние годы жизни Н. А. Терещенко, уже тайный советник (это звание приравнивалось к званию генерал-лейтенанта), отметил два замечательных юбилея — 80-летие со дня рождения и 50-летие государственной службы. 14 октября 1899 г. юбиляр принял около 150 делегаций от городской власти, общественных комитетов, рабочих и служащих, учеников школ и гимназий; получил больше трехсот приветственных телеграмм, массу писем и адресов. Городская Дума адресовала ему приветствие: «Избрав местом своего проживания Киев во времена пробуждения в нашей Отчизне гуманных устремлений к облегчению судьбы бедного люда, Вы были в этом отношении пионером среди киевлян и вашими следами пошли другие, достойные памяти благодетели нуждающегося населения нашего города... Вы протянули руку помощи и нашим образовательным учреждениям». Поздравляя Н. А. Терещенко, делегаты Общества древностей и искусств выразили ему глубокую благодарность за щедрые пожертвования, которые дали возможность закончить строительство музея, и подарили макет здания. В ознаменование заслуг Николая Артемьевича Дума постановила переименовать Алексеевскую улицу в Терещенковскую. В тот день во Владимирском соборе отслужили торжественный молебен, а для бедных людей в 3-й столовой Киевского благотворительного общества на Александровской (Контрактовой) площади устроили обед на 1200 персон.

Другую дату — 23 апреля 1901 г. — отмечали не так широко, но с большим уважением. Во многих газетах, и не только киевских, поместили подробные материалы, посвященные юбиляру. Он был награждён орденом Белого Орла и французским орденом Почетного легиона. К тому времени Терещенко уже был награжден орденами Св. Владимира 2-й и 3-й степеней, Св. Анны 1-й степени, Св. Станислава 1-й и 3-й степеней.

Все, чего достиг Николай Артемьевич за долгую жизнь — богатство, положение в обществе — было результатом его исключительной энергии, твердого характера, удивительной работоспособности. Вставал он по обыкновению в 4 часа утра, в 5 пил кофе в кабинете и начинал приём с докладами. В 9-м часу завтракал, завершал деловое общение со своими служащими и принимал посетителей. Ненадолго отъезжал по неотложным делам и вторую половину дня проводил в кругу семьи. В 9 вечера уже был в кровати.

Старшему из братьев суждено было пережить младшего (Семён умер в 1893 г.) и среднего (Фёдор умер в следующем году). 24 марта 1897 г. не стало и Пелагеи Георгиевны, женщины мудрой и очень доброй. По свидетельству тех, кто её хорошо знал, она была идеальной женой и матерью, внимательной невесткой и даже в какой-то мере миротворцем для всей большой семьи Терещенко, включая братьев мужа, их жён и его сестру, не говоря уже о детях и внуках.

19 января 1903 г. Николая Артемьевича не стало. Два дня прощался. Киев с человеком, так много сделавшим для города. Гроб с телом умершего в окружении более ста венков пронесли на руках от Владимирского собора к дому Ивана Николаевича на Бибиковском бульваре, 34, где поставили на катафалк и повезли на вокзал.

Похоронили Н. А. Терещенко в Глухове, в усыпальнице Треханастасиевской церкви рядом с родителями, братом Фёдором и Пелагеей Георгиевной. В 1909 г. на деньги Александра Николаевича жители Глухова соорудили известному земляку памятник работы скульптора Андреева. Он был открыт на площади возле Спасо-Преображенской церкви и в бронзе воплощал Терещенко, сидящего в кресле с высокой спинкой, в спокойной позе умудренного жизнью человека.

Наследником огромного богатства в шестнадцать лет стал внук Николая и сын Ивана — Михаил Терещенко. Казалось, он собрал все лучшие гены своего рода, так как практически не было области, неподвластной его талантам. Михаил получил блестящее образование, учась параллельно в университетах Москвы и Лейпцига. Знал тринадцать языков, был вундеркиндом в математике и рьяным театралом, умелым альпинистом и виртуозным музыкантом. А когда он впервые сел к игральному столу, выигрыш достиг такой суммы, которую казино не смогло ему выплатить. В двадцать пять лет, после смерти дяди Александра, Михаил Терещенко стал главой промышленной империи и одним из богатейших людей в мире.

Обрел он и личное счастье. С Жанной-Марией-Маргарет Нойе, или просто «маленькой Маги», как называл её Михаил, они познакомились в Париже на цветочной ярмарке, которую французы каждый год устраивали напротив Гранд-Опера. Мать Михаила — Елизавета Терещенко — не одобрила его выбора и не приняла невестку. Но сердце её сына целиком принадлежало маленькой француженке. «Я хочу, чтобы ты ощущала такое же счастье, какое даришь мне», желал он ей в письмах. А в конце обязательно добавлял: «Все — тебе. Мишель». 1 января 1917 г. Маргарет родила дочь, которую назвали в честь отца — Михайлиной. Но год, который начался так счастливо, станет трагическим для всей страны и каждого из Терещенко. Гонимые революцией, почти все они окажутся за границей. Их заводы будут разгромлены. В киевских домах большевики расправятся с художественными полотнами — часть из них порубят саблями или сожгут.

Дочь Николая — Варвара Ханенко — единственная из Терещенко не захочет оставить Киев. Она соберет и сохранит в своем доме уцелевшие шедевры семейной коллекции и потом передаст их новому государству. Самой ей придется доживать век в тесной комнате вместе с верной служанкой Дусей. После смерти Варвары на её могиле будет стоять скромный крест с надписью «Ханенкам — от Дуси». Но о судьбе тетки Михаил Терещенко никогда не узнает. Тогда же, в феврале 1917 г., он окажется в эпицентре революционных событий в Петербурге...

Иностранные дипломаты называли Михаила Терещенко самым честным и искренним министром во Временном правительстве. «Он олицетворяет не Россию революционеров-нигилистов, не распущенных аристократов, а ту прекрасную, единую Россию, с которой всегда будет мое сердце», — писала о Терещенко дочь английского посла.

Весной 1917 г. министр иностранных дел Михаил Терещенко вместе с Керенским приезжал в Киев на переговоры с Центральной Радой. Тогда он в последний раз увидел родной город и побывал в своем доме. Через пять месяцев, во время Октябрьского переворота, Терещенко, который до последнего оставался в Зимнем дворце, арестовали и заключили в Петропавловскую крепость.

Оказавшись на воле, Михаил в воинском эшелоне, весь обмороженный, достигает Мурманска. Оттуда пробирается в Норвегию, где ждёт его яхта «Иоланда». Ступив на борт судна, молодой Терещенко еще не знает, что прошлое очень скоро напомнит о себе: всего за несколько лет иностранные кредиторы отсудят у него, как бывшего министра России, и яхту, и виллу в Каннах, и все, что осталось за пределами Родины. Даже часть того, что он будет зарабатывать, придется отдавать за долги недосягаемой и теперь уже чужой России. Со временем распадется и брак с Маргарет Нойе, а второй брак с Эббой Хорст будет не совсем удачным.

Впоследствии французский миллионер Ротшильд, зная, что Терещенко —'финансовый гений, пригласил его на должность управляющего своего банка в Лондоне. В 30-х годах XX в., во время мирового финансового кризиса, Терещенко спас от краха один из крупнейших в Европе банков «Кредит Анштальдт». За два года банк еще больше укрепился. В 1938 г., в ночь перед аншлюсом Австрии, Михаил Терещенко успел перевести все активы банка из Вены в Монако, за что Гитлер потом объявил его своим личным врагом.

Михаил Терещенко больше никогда не приезжал на Родину и почти не поддерживал связей с русскими эмигрантами. После смерти Михаила Ебба Хорст встретилась с его сыном от первого брака Петром и спросила: что бы он хотел получить в наследство от отца? Тот ответил: «Я хочу знать, кто я есть на самом деле».

Принадлежать к роду Терещенко означало не только быть богатым человеком. Терещенко отличала большая работоспособность. Всех их объединял неписаный родовой кодекс чести, которого они придерживались и в предпринимательстве, и в благотворительности, и в своей страсти к искусству. Именно поэтому они оставили после себя так много памятников, что их не способна была разрушить ни одна революция. Разнообразные коллекции из собраний Терещенко и теперь являются украшением Национального художественного музея, Музея народного декоративно-прикладного искусства, Национального музея истории Украины.

Ныне семья Терещенко живет во Франции, их внуки и правнуки являются гражданами другой страны, но их тянет на историческую родину. Некоторые уже приезжали в Киев, им очень понравился город. Сегодня Терещенко возвращаются в Украину. В Глухове хотят возродить семейное дело. Что ж, историю нельзя восстановить, но её можно продолжить.