Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

ВЛАДИМИР НАУМЕНКО

(1852-1919 гг.)

Памятью веков принято называть музейные и архивные коллекции. Собираются они на протяжении десятилетий, а то и столетий. Именно в них концентрируются знания о прошлом, к ним мы обращаемся, чтобы познать свои корни, получить ответ на болезненно острый вопрос: как же было до нас? Музеи и архивы до сих пор хранят множество тайн о людях и событиях прошлых эпох. Особенно много мрачных тайн оставило нам прошлое столетие. Об одной из них и хотелось бы рассказать.

В Национальном музее истории Украины, в Киеве, хранится портрет пожилого мужчины с уставшими глазами. На раме сохранилась полустертая надпись: «Учитель Науменко». Каких-либо документальных свидетельств о том, когда, каким образом портрет попал в музей и главное — кто на нем изображен, какова судьба учителя Науменка, в музее не сохранилось.

В результате исследовательской работы в архивах и библиотеках удалось вызвать из мрака забвения еще одну жизнь. Собранные материалы осветили непростую судьбу когда-то очень известного общественного, культурного деятеля, педагога, литературоведа, ученого филолога, а ныне полностью забытого нашего соотечественника, киевлянина Владимира Павловича Науменко.

7 июля 1852 г. в городе Новгород-Сиверский Черниговской губернии в семье учителя, коллежского советника Павла Науменко родился сын Владимир. Происходили Науменки из казацкого рода, который еще со времен Гетманщины осел на Лубенщине. «Должен сказать, — вспоминал на склоне лет Владимир Павлович, — что первыми моими собственными ощущениями в сфере украинской стихии я обязан отцу...»

Вскоре семья переезжает в Киев, где Володя в 1869 г. успешно окончил Вторую мужскую гимназию. 12 сентября 1869 г. его зачислили своекоштным студентом историко-филологического факультета Университета Св. Владимира. Значительным событием в жизни юноши стало близкое знакомство с украинским энциклопедистом Михаилом Максимовичем, давним другом отца. Постоянные беседы, переписка с выдающимся ученым окончательно определили его жизненный путь. Много значила для Владимира и дружба со старшим однокашником по гимназии Александром Русовым, в будущем известным украинским статистиком и общественным деятелем. После окончания 31 мая 1873 г. университета Науменко назначают в родную Вторую мужскую гимназию учителем подготовительного класса.

Немного о самой гимназии. Открытая в 1834 г., она находилась вначале на Подоле, а в 1856 г. разместилась в специально построенном для нее здании на Бибиковском бульваре, 18 (ныне бул. Т. Шевченко). В конце XIX в. гимназия насчитывала около 700 учащихся. С самого начала она была рассчитана на разночинцев, поэтому состав гимназистов был достаточно пестрым как по социальному положению, национальности, так и по вероисповеданию. Почетным попечителем гимназии был 'известный сахарозаводчик, меценат Ф. А. Терещенко.

18 октября 1874 г. учитель гимназии В. П. Науменко женился на 18-лет-ней Вере Николаевне Шульгиной. Она окончила Киевский институт благородных девиц и за отличную учебу была награждена «малым золотым шифром императрицы Марии Александровны». Брак был удачным. Супруги прожили вместе 45 лет и воспитали двух сыновей — Сергея и Павла.

Никаких родовых имений не имели, семья жила на средства, заработанные Владимиром Павловичем. Квартиру нанимали, а из недвижимости владели только 18 десятинами купленной в селе Прохоровка Золотоношеского уезда Полтавской губернии усадебной земли. В то время земля делилась на полевую (пашня) и усадебную (под домом, парком, садом, огородом и т. п.). Поэтому прохоровская усадьба никакого дохода не приносила и использовалась как дача. Кстати, у местных крестьян В. Науменко пользовался большим авторитетом и уважением, избирался гласным в уезд и губернию. Его стараниями в селе открыли библиотеку.

Семью нужно было содержать, учителей, как всегда, не хватало, и В. Науменко в 1873-1894 гг. преподает также и в женской гимназии Св. Ольги (ныне здание на ул. Терещенковской, 2). Старательного, трудолюбивого молодого педагога быстро заметили и оценили. В 1878 г. он получает чин коллежского асессора, а в 1879 г. — надворного советника. В том же году за «отлично-усердную службу, особые труды» В. Науменко награжден орденом Св. Станислава III ст.

Два года (1880-1882 гг.) он преподает русский язык в известной коллегии Павла Галагана (ул. Фундуклеевская, ныне Б. Хмельницкого, 11). Это частное закрытое учебно-воспитательное заведение открыл в 1870 г. действительный статский советник Г. Галаган в память об умершем сыне Павле. Коллегия давала возможность малообеспеченным юношам (русским, украинцам, как православным, так и униатам) с 16 лет получить образование для поступления в университет. При ней находилась фундаментальная библиотека историка Н. А. Маркевича, включавшая старинные книги и рукописи, что также немало привлекало любознательного учителя.

В 1880 г. В. Науменко, который уже имел достаточный педагогический опыт, утверждают классным наставником Второй гимназии. В 1882 г. он получает чин коллежского советника, а в 1883 г. за отличную службу в женской гимназии Св. Ольги награждается орденом Св. Анны IV ст. В 1886 г. получает чин статского советника и орден Св. Станислава II ст.

Кроме двух упомянутых гимназий, В. Науменко преподает также в Фундуклеевской женской гимназии (с 1889 г.) и Владимирском кадетском корпусе (с 1893 г). 1 января 1893 г. его наградили орденом Св. Анны II ст., а через четыре года — орденом Св. Владимира IV ст. Еще через год, 28 февраля 1898 г., он удостоен звания заслуженного учителя.

Давало знать о себе плохое здоровье, и, проработав 30 лет учителем, В. Науменко обращается с прошением об отставке, которая 26 июля 1903 г. была принята.

Но долго оставаться без любимой работы он не мог, а потому 28 мая 1905 г: обратился в Министерство просвещения за разрешением на открытие на свои средства мужской гимназии. Её открыли 1 июля 1905 г., а 9 декабря Науменко утвердили директором. Гимназия находилась на ул. Большая Подвальная (ныне ул. Ярославов Вал). В ней учился (1908-1915 гг.) известный украинский поэт М. Т. Рыльский. Об этом свидетельствует мемориальная доска на стене бывшей гимназии. Кстати, это единственное упоминание о В. Науменко в исторической топографии Киева, да и то благодаря его известному ученику.

В конце 1912 г. Владимир Павлович передает свою гимназию Обществу содействия среднему образованию, а 28 января 1913 г. его назначают её директором.

«За отличную и беспорочную государственную службу» 1 января 1914 г. В. Науменко становится действительным статским советником, что соответствовало чину генерал-майора. Однако состояние здоровья вынуждает его 1 августа 1914 г. уволиться со службы.

Интересно, что, имея 39 лет педагогического стажа, Владимир Павлович в отпуске был только четыре раза. Первый свой отпуск он взял на 17-м году работы в 1890 г., а всего за 39 лет пробыл в отпуске 82 дня.

В. Науменко был не только известным киевским педагогом, талантливым преподавателем. Он вошел в историю и как общественный, культурный деятель, серьезный ученый-литературовед, этнограф и филолог. В 1897 г. он возглавил возрожденное Киевское общество грамотности, объединявшее около 900 украинских интеллигентов.

С начала 70-х годов XIX в. он активно участвует в деятельности киевской «Старой Громады», куда его рекомендовал А. Русов. Созданная в 1859 г., Громада занималась культурно-просветительской деятельностью — организацией воскресных школ, изданием литературы на украинском языке, изучением истории Украины. В нее входили В. Антонович, Ф. Вовк, Т. Рыльский, М. Лысенко, М. Старицкий, Н. Нечуй-Левицкий, М. Драгоманов и др.; в начале 1900-х годов вошли Е. Тимченко, С. Ефремов, Е. Чикаленко, И. Стешенко. В 1875 г. В. Науменко стал её казначеем и оставался на этой должности до конца существования Громады (1917). Часто собрания проходили на квартире самого Владимира Павловича. Именно он был душой, руководящим центром «Старой Громады» в переломном 1917 году.

Как исследователь, ученый В. Науменко активно сотрудничал со знаменитым журналом «Киевская старина», основанном в 1882 г. выпускником Киевской духовной академии историком и педагогом Феофаном (Теофаном) Лебединцевым (1828-1888 гг.). В ноябре 1893 г. у журнала появился новый редактор — В. Науменко, который в июле 1902 г. становится и его издателем.

Более 25 лет журнал оставался единственным печатным органом украинской мысли в подневольной Украине. Владимиру Павловичу удалось не только сохранить авторитет издания, прежнюю программу и сотрудников, но и поднять его на более высокий уровень. Для журнала становится характерным спокойное, взвешенное, научно-объективное освещение всех сторон жизни — современной и прошлой. В нем публикуются И. Франко, М. Коцюбинский, Леся Украинка, П. Мирный и др. В издании участвуют известные ученые Д. Багалий, П. и А. Ефименко, В. Иконников, П. Житецкий. «Киевскую старину» материально поддерживали В. Симиренко, В. Тарнавский, Е. Чикаленко.

Времени Владимиру Павловичу не хватало: «Ни одной минуты не имею, а иногда приходится спать только 4 часа ежедневно и так по целым неделям». И это при том, что он был тяжелобольным человеком. В. Науменко годами отстаивал в своем журнале право украинского народа на культурное развитие. Как редактор-издатель он заставил уважать себя даже таких самодуров как жандармский генерал Новицкий. В конце 1905 г. В. Науменко решает вместо «Киевской старины» с января 1907 г. издавать журнал «Украина» на украинском языке (исключение делалось для авторов, еще не вполне им овладевшим). Сообщалось также, что с 1907 г. редакция «Украины» будет издавать «Словарь украинского языка», составленный редакцией «Киевской старины». Редактором словаря, стал Б. Д. Гринченко (1863-1910 гг.). Закончить издание четырехтомного словаря объемом в 150 печатных листов планировалось в том же 1907 г.

В «Украине» печатались и будущие политические лидеры Украины. Так, в октябрьском номере за 1907 г. была опубликована статья С. Петлюры «Из жизни австрийской Украины (украинские послы в венском парламенте)». Размещалась она, правда, на последних страницах, но все же...

Ни одно мероприятие по защите национальной культуры не проходило без прямого участия В. Науменко. Не случайно М. Грушевский назвал его в числе «заслуженных для украинской науки и украинознавства деятелей». Сохранились письма Владимира Павловича к М. Максимовичу, М. Вовчок, Б. Гринченко, А. Крымскому, М. Заньковецкой, М. Сумцову, А. Дашкевичу, Д. Дорошенко. Он сумел привлечь к украинцам симпатии известных деятелей академической жизни России начала XX в., таких как академики А. Пынин, А. Шахматов, С. Ольденбург.

С 1906 г. В. Науменко становится членом киевской «Просвиты». Он контролирует упорядочение могилы Т. Шевченко, которым занималось киевское земство. Из секретного сообщения Киевской губернской полиции от 4 июня 1910 г. о деятельности «Просвиты»: «Мечтают о славянской федеративной республике с Малороссией в качестве самостоятельного члена федерации».

Бурные события начала XX в. втянули в политику и В. Науменко. Он становится членом киевского ЦК конституционно-демократической партии. Именно либерализм кадетов был близок интеллигентному, спокойному, далекому от экстремистских решений и действий Науменко.

В 1906 г. в Киеве было образовано Украинское Научное Общество (председатель — М. Грушевский) для «популяризации различных областей знаний». В. Науменко избрали товарищем (заместителем) председателя, а в 1914-1917 IT. ОН возглавлял Общество. В 1913 г. подарил ему свою библиотеку, которую собирал десятилетиями, — несколько тысяч раритетов.

В феврале 1917 г. события приобретают умопомрачительный характер. Рухнула монархия. В Киеве возникает Центральная Рада. Функции её председателя в марте-апреле, то есть до возвращения М. Грушевского, исполнял его заместитель В. Науменко. Но революции уже нужны другие люди, другие качества. На первые роли выходят те, кого раньше печатали на последних страницах.

В условиях зарождения новой украинской государственности В. Науменко стал одним из организаторов национальной системы просвещения в Украине. Летом его назначают заместителем, а затем и куратором Киевского школьного округа.

В 1917 г. В. Науменко выходит из кадетской партии. Но его отношения с украинскими политиками и властью складываются непросто. Секретариат Центральной Рады осенью 1917 г. фактически устраняет его от дел. «Этот человек, живой памятник 50-летия киевской культуры, — писал известный общественный деятель, председатель украинской миссии в Париже М. Могилянский, — оказался не ко двору у молодой Украины».

Положение изменилось после прихода к власти 28-29 апреля 1918 г. гетмана П. Скоропадского. В стране наступило временное затишье, а власти снова стали нужны специалисты-профессионалы. В. Науменко занимается любимым делом — налаживает систему просвещения. Так, он передает 1-й украинской гимназии в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) полный комплект «Киевской старины», словари Б. Гринченко, учебники. Гетман предлагает В. Науменко в своем нервом правительстве пост министра вероисповеданий, но тот отказывается. В ноябре 1918 г. на квартиру к нему пришел тогдашний министр торговли Меринг с предложением занять пост министра народного просвещения. В. Науменко дал принципиальное согласие и после принятия гетманом решения о немедленной демократической реформе местного самоуправления, земельной реформе, созыве сейма приступил к выполнению обязанностей министра народного просвещения в правительстве С. Гербеля.

Это были тяжелые времена. Бывшие лидеры Центральной Рады В. Винниченко и С. Петлюра, создав Директорию, подняли антигетманское восстание. Пытаясь вернуть власть, они не остановились перед развязыванием гражданской войны, последствия которой были ужасны.С победой Директории В. Науменко как государственный служащий стал ей не нужен, и он с головой окунается в научную работу — становится «сотрудником по предмету литературы 1-го историко-филологического отделения УАН». Отдел возглавлял академик Д. Багалий, а секретарем АН был А. Крымский. Они хорошо знали В. Науменко и в июне 1919 г. помогли перевезти из Прохоровки в Киев его рукописи.

Тем временем в Киеве произошла очередная смена власти. На место Директории 6 февраля 1919 г. пришли большевики. Наступил один из самых мрачных периодов в истории города. Киевляне почувствовали тяжелую руку коммунистического режима: реквизиции, контрибуции, выселения и самое страшное — знакомство с ЧК. Через все это пришлось пройти и В. Науменко.

В начале июня жилищно-реквизиционный отдел решил отобрать у него кабинет. Но его удалось отстоять при помощи А. Крымского, который выдал В. Науменко охранный лист: «кабинет нужен Науменко, чтобы он мог и далее проводить научную работу». Как бывшего царского генерала Владимира Павловича отнесли к «1-й категории» и 30 июня отобрали «лишние» белье, костюм, пальто, обувь. Но настоящая трагедия случилась через неделю.

Около полуночи 7 июля 1919 г. в дверь квартиры №11 дома 23 по ул. Караваевской (ныне Л. Толстого), которую снимала семья Науменко, постучали: «Откройте, ЧК!». В соответствии с ордером №312, выданным 7 июля 1919 г., обыск проводил комиссар оперативного отдела ВУЧК Принажаев. Забрали документы, портфель, наличные деньги. Арестовали и самого хозяина. Как раз в день рождения...

Первый допрос состоялся под утро 8 июля. Так появилось в ВУЧК дело № 232. Причина ареста обвиняемому была не известна, а потому дежурный следователь популярно объяснил: «Обвинение предъявлено в том, что занимал должность министра народного просвещения при гетмане». Виновным в этом «преступлении» В. Науменко себя не признал. Парадоксально, но при захвате Киева Директорией ему уже выдвигали точно такое же обвинение. Директория всех, кто служил гетману, объявила «врагами народа». Суд тогда не состоялся лишь благодаря захвату города красными. Тогда они выступили в роли спасителей, теперь обвиняли сами. Гетман П. Скоропадский с его Украинской Державой, а заодно и все, кто её поддерживал, оказались врагами № 1 как для своих украинских социалистов из Центральной Рады, а затем Директории, так и для российских большевиков.

Допытывался следователь и о местопребывании бывших гетманских министров, но Науменко не назвал никого. Возник, естественно, и вопрос об отношении арестованного к коммунистической власти. Арестованный ответил честно, не кривя душой: «К советской власти отношусь отрицательно».

Утром 8 июля родные бросились .спасать Владимира Павловича. Сын Павел обратился за помощью к профсоюзу «Учительского союза в делах арестованных учителей». Чего стоит одно это название, как нельзя лучше характеризующее эпоху... Нужно отдать должное людям, которые профсоюзом руководили: в тот же день они обратились с заявлением в ВУЧК, в котором требовали «освободить Науменко В. П., учитывая его педагогическую деятельность». Да и какую угрозу мог представлять для коммунистического режима 67-летний больной педагог? Всю жизнь учил и воспитывал детей, занимался наукой, никогда профессиональным политиком не был, в армии не служил.

Но все старания по его спасению были напрасными. Да и было уже поздно. Днем 8 июля 1919 г. состоялось заседание коллегии ВУЧК в составе Лациса (председатель ВУЧК), Яковлева, Иванова, Ветлицкого и секретаря Николаева. Заслушав дело, постановили: «Расстрелять. Приговор привести в исполнение в 24 часа». И подписи: «пред. Лацис, члены: В. Ветлицкйй». Подписи остальных отсутствуют. И все это красными чернилами, под цвет крови. Первый допрос В. Науменко стал и последним. Других материалов о его «контрреволюционной деятельности» в деле нет. На документе, решившем судьбу Владимира Павловича, сохранилась пометка Лациса: «Применить высшую меру наказания и поставить в известность т. Раковского».

Убили В. Науменко вечером того же дня. Его расстрелял комендант ВУЧК Терехов. В сентябре 1919 г., уже при деникинцах, Терехова узнали на улицах Киева и арестовали. Вместе с Науменко чекисты расстреляли также Э. Богуцкого и популярного киевского адвоката С. Горбунова. А всего в тот вечер чекисты убили восьмерых киевлян.

Классовая ненависть слепа. Однако «классовая пуля» зряча, она всегда выбирает жертву среди лучших.

В те дни чекисты взяли не только Владимира Павловича, арестовали многих. Среди них были и семь чехов. Утром 8 июля их, голодных, погнали через весь город на Лукьяновское кладбище — любимое место чекистов, где они закапывали свои жертвы. Там заставили рыть могилы. Несчастные прощались с жизнью. Вырыли десять могил, но, как выяснилось, не для себя — их время еще не пришло. Чехов отвели обратно в ВУЧК, а в могилы в ночь на 9 июля зарыли Науменко и других убитых.

В четверг 10 июля киевские газеты «Большевик» и «Известия ВУЦВК» опубликовали очередной страшный список. Сообщалось, что по постановлению коллегии ВУЧК.«расстреляны явные и открытые враги рабоче-крестьянской власти и контрреволюционеры». Первым в списке значился Науменко В.П., которого обвиняли в руководстве расстрелами киевских рабочих.

А вот как расценивали его смерть современники: «Расстрел Науменко был, несомненно, самым вопиющим преступлением киевской чрезвычайки. Это был один из немногих людей, пользовавшихся совершенно исключительной репутацией и известных всему Киеву, одно из немногих имен, которое произносилось не иначе, как с величайшим уважением. Если бы ему дали умереть своей смертью, за его гробом шла бы стотысячная толпа... И такого человека схватили и поспешили расстрелять через 24 часа — чтобы никто не успел за него заступиться». Эти слова принадлежат известному киевскому юристу, еврейскому деятелю, участнику событий 1917-1920 гг. А. Гольденвейзеру.

Бумаги покойного позже попали в фонды Всенародной библиотеки Украины и частично уцелели. Среди них сохранились уникальные материалы, некоторые из его последних работ. В начале 1919 г. В. Науменко готовил второй выпуск своих «Новых материалов по истории украинской литературы XIX в.». Туда должен был войти и отрывок неизвестной поэмы «Кочубей». Написана она неизвестным автором на ту же тему, что и «Полтава» А. Пушкина, но на три месяца раньше — 16 июля 1828 г.

При белогвардейцах в сентябре 1919 г. была создана комиссия по расследованию злодеяний чекистов в Киеве. Она проводила раскопки в местах массовых захоронений жертв коммунистического режима, в том числе и на Лукьяновском кладбище. Многих родные узнали и перезахоронили. Данные о перезахоронении В. Науменка отсутствуют. Неизвестна и судьба его семьи — жены, сыновой. В сентябре—ноябре 1919 г. родные публиковали в киевских газетах некрологи о замученных чекистами близких. Подобный некролог о В. Науменко отсутствует. Возможно, его близким удалось выехать из Киева, а, может, и они стали жертвами красного террора.

В. П. Науменко был реабилитирован только 13 декабря 1991 г. Но и поныне о его жизни и трагической смерти мало кто знает.