Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

МИХАИЛ ДРАГОМАНОВ

(1841-1895гг.)

Михаил Петрович Драгоманов родился 18 сентября 1841 г. в городе Гадяч. В семье Драгомановых гордились своим происхождением из казацкой старшины, независимостью и даже вольнодумством. Один из дядьёв Михаила, Яков Драгоманов, участвовал в декабристском восстании. Отец же закончил привилегированное училище правоведения в Петербурге, со временем по неизвестным причинам перебрался в провинциальный Гадяч. Среди местных жителей он пользовался репутацией небогатого, но совестливого и справедливого человека. Эта патриархальная семья тяготела к русской культуре, тем не менее, существовал и интерес к украинской старине. И в будущем не только сын Михаил, а и дочь Драгомановых Ольга (известная больше как Елена Пчёлка, мать Леси Украинки) будут работать для украинской литературы.

Михаил Драгоманов сначала учился в ничем не примечательном Гадяцком уездном училище (1849-1853 гг.), со временем — в Полтавской гимназии (1853-1859 гг.) с её рутинными порядками. Самостоятельность юноши, его внутренняя задиристость и неприятие показной учтивости доставляли ему немало проблем. За независимые взгляды Драгоманов был исключен с последнего курса без права поступления в любое другое учебное заведение. Однако благодаря вмешательству попечителя Киевского учебного округа Н. Пирогова ему было разрешено сдать экзамены за курс гимназии экстерном.

В гимназии Драгоманов начал серьезно изучать исторические работы Н. Карамзина, Д. Бантыш-Каменского, Ф. К. Шлоссера, В. Г. Прескотта, Т. Б. Маколея, зачитывался «Отечественными записками», «Современником», фундаментально овладел иностранными языками, в частности латынью. После смерти царя Николая I полтавские гимназисты стали выпускать рукописную газету, редактором которой был Драгоманов. Юноша выделялся среди прочих гимназистов целеустремленностью, трудоспособностью и образованностью.

В Киевский университет Михаил поступил осенью 1859 г., как раз накануне реформы 1861 г., когда всюду ощущалось брожение либеральных и революционных идей. Несмотря на то, что Киев как административный центр Юго-Западного края был довольно провинциальным городом, и здесь ощущалось недовольство общественным положением, среди студентов университета формировались кружки польского национально-патриотического направления, распространялись демократические идеи в духе «Современника», постепенно формировалась программа украинской национально-культурной работы. Именно из среды студентов-шестидесятников вышли авторы первого украинского литературно-политического журнала «Основа» (А. Свидницкий, В. Антонович, Т. Рыльскнй, Б. Познанский и др.), члены «Киевской громады», основатели Юго-Западного отдела Русского географического общества и т. и. Правда, Драгоманов в ту пору мало интересовался политикой. Можно сказать, что девиз его педагога О. Стронина — как можно больше работать над самообразованием, в лице Михаила нашёл благодатную почву. Когда в Киеве начали создаваться первые в Российской империи воскресные школы, он стал преподавать историю в школе, со временем этот же предмет — во Временной педагогической школе.

Очень важным в становлении М. Драгоманова как политического и общественного деятеля было его выступление над гробом Т. Шевченко в Киеве, когда прах Великого Кобзаря перевозили на Тарасову (Чернечу) Гору. Пылкие слова юного оратора о том, что каждый, кто идет служить народу, надевает на себя терновый венец, оказались пророческими.

За годы обучения на историко-филологическом факультете Драгоманов научился самостоятельной исследовательской работе, и этого не мог не заметить профессор общей истории В. Шульгин. Правда, его предложение оставить Драгоманова на кафедре для подготовки к профессорскому званию было взято во внимание позже. А сразу по окончании университета (весной 1863 г.) Михаилу пришлось пойти учительствовать во 2-ю киевскую гимназию. Тогда он начал работу над подготовкой диссертации «Император Тиберий», которую защитил в 1864 г. С этого времени М. Драгоманов работает приват-доцентом на кафедре античной истории Киевского университета, где читает лекции по всемирной истории.

В том же году Михаил обрел и свое семейное счастье — вступил в брак с актрисой Людмилой Михайловной Кучинской, которая всю жизнь оставалась его верной помощницей и хранительницей семейного очага.

В начале 1860-х годов М. Драгоманов близко знакомится с В. Антоновичем и в 1863 г. вступает в «Киевскую громаду». Очень быстро он становится одним из лидеров этой организации. В его взглядах последовательно отразился курс на объединение социализма с национальной идеей, высказанный им в широко известной формуле: «По обстоятельствам Украины, здесь плох тот украинец, который не стал радикалом, и плох тот радикал, который не стал украинцем». Украинской социализм в драгомановской версии носил общечеловеческий, этический характер и стал главной идеологией украинского движения во второй половине XIX — начале XX в.

Со второй половины 60-х годов XIX в. М. Драгоманов постоянно сотрудничает в русской периодике, его имя становится известно просвещенной публике империи. Пишет преимущественно о положении крестьянства и проблемах помещичьего землевладения, о национальном вопросе в Украине; подвергает критике российский государственно-бюрократический централизм, отстаивая идеи автономии и федерализма, а также право народов России на получение образования и литературную деятельность на родном языке, в частности украинском. В «Санкт-Петербургских ведомостях» он становится фактически обозревателем славянских проблем. Тогда же появляются его первые статьи, посвященные национальной, или народной, школе в Украине. Это вызвало полемику с представителями монархической идеи — попечителем Киевского учебного округа О. Ширинским-Шахматовым, министром Д. Толстым и даже тем же В. Шульгиным — редактором официозного «Киевлянина».

В то же время продолжается углубленное изучение М. Драгомановым истории Древнего Рима, государства, впервые закрепившего правовые основы цивилизации. Изучение истории античности и средневековья в Российской империи в 60-х годах XIX в. имело внутренний побудитель — приобщить граждан к европейскому политическому и культурному опыту.

В 1867 г. М. Драгоманов сдал магистерские экзамены, а в 1869 г. защитил магистерскую диссертацию «Вопрос об историческом значении Римской империи и Тацит», где рассмотрел социально-политические теории развития общества, прежде всего Гегеля и Гердера. Конкретный же анализ историографии Рима, а также Древней Греции находим в другой его работе — «Очерк историографии в Древней Греции».

М. Драгоманов постоянно интересовался проблемами исторического развития взаимоотношений личности и государства, и хотя у него нет единого исследования истории государственного права, цивилизации, в целом его статьи и монографические исследования тяготеют к комплексному осмыслению истории. Интерес к политическим, социальным, культурным достижениям той или иной нации или её цивилизационной программе и практике определяет содержание большинства научных исследований ученого. Он не идентифицирует понятия «цивилизация» и «культура», хотя, по логике автора, последняя выступает внутренней качественной мерой? исторического процесса на том или ином его витке. Она выявляет характер духовной жизнедеятельности нации и конкретной личности, её участие в общецивилизационном процессе. Вот почему с конца 60-х годов XIX в. М. Драгоманов приходит к занятиям фольклором и наблюдениям над современной украинской литературой.

Причиной были и практические нужды. Члены «Киевской громады» в условиях действия «валуевского» циркуляра 1863 г. пытались научной работой, прежде всего в этнографии, фольклористике, истории Украины и археологии, доказать абсурдность официальных положений о несамостоятельности украинской нации и её культуры, украинофобским выступлениям отдельных российских и польских изданий противопоставить письменные памятники истории и духовности родного народа. Наряду с П. Чубинским, В. Антоновичем, П. Житецким, Н. Лысенко, М. Старицким Михаил Драгоманов был одним из наиболее активных деятелей «Киевской громады». И то, что первая совместная работа М. Драгоманова и В. Антоновича «Исторические песни малороссийского народа» (в 2-х томах, 1874-1875 гг.) получила европейскую огласку и стяжала Уваровскую премию, свидетельствует о глубоко продуманной системе анализа, огромной кропотливой работе, выполненной на общественных началах.

Драгоманов постоянно подчеркивал приоритет Антоновича в написании упомянутой работы, которая и поныне является украшением украинской фольклористики. Тем не менее, анализ его фундаментальной статьи «Малороссия в её словесности» свидетельствует, что многими своими концептуальными положениями она предвосхищает «Исторические песни малороссийского народа». Здесь последовательно проводится мысль об Украине как переходном мостике между Юго-Восточной Европой и Россией, о непрерывности культурно-образовательных взаимоотношений украинских земель с другими славянскими духовно-культурными центрами, о своеобразных социально-политических и культурных традициях, которые именно её, Украину, связывают с историческим опытом Киевской Руси и более позднего пребывания в составе Великого Литовского княжества, с проявлением идей Реформации и Возрождения. Дальнейшая фольклористическая работа Драгоманова — подготовка и издание сборников «Малороссийские народные предания и рассказы» (1876 г,), «Новые украинские песни об общественных делах» (1754-1880 гг.), «Политические песни украинского народа XVIII-XIX вв.» (1883-1885 гг.), удостоверяет его ориентацию на живую память народа — его устную поэзию.

Важным стимулом для научных поисков Драгоманова стала его трехлетняя командировка за границу (1870-1873 гг.), где он имел возможность слушать лекции европейских профессоров, работать в библиотеках и архивах Берлина, Праги, Вены, Гейдельберга, Цюриха, Флоренции. За границей ученый внимательно присматривается к проблемам существования так называемых государственных и негосударственных наций, к правительственной политике и политическим программам разных партий в социальном и национальном вопросах. Поездка дала ему возможность глубже ознакомиться с идеями западного социализма, в частности марксизма, который он воспринял достаточно критично.

После возвращения в Киев в 1873 г. М. Драгоманов становится штатным доцентом кафедры античной истории. Активно окунается в деятельность «Старой громады». Под влиянием Антоновича он увлекается украиноведением, главным образом фольклористикой. Одновременно является одним из наиболее активных деятелей Юго-Западного отделения Русского географического общества, члены которого — почти все деятели «Старой громады». Два1 года он фактически редактирует газету «Киевский телеграф», участвует в работе Киевского археологического съезда. Но клевета галицких изданий, доносы из Киева в адрес министра народного образования Д. Толстого о якобы сепаратистских, социалистических убеждениях Драгоманова (причем слово социология на его лекции было воспринято как социализм) стали неопровержимым пунктом обвинения.

В 1875 г. М. Драгоманов стал жертвой репрессий царского правительства: был уволен из университета и переведен под негласный надзор полиции. Во избежание ареста руководство «Старой громады» откомандировало его за границу для организации издания журнала «Громада». Осенью 1875 г. Драгоманов переехал в Вену, а в скором времени в Швейцарию, где поселился в городе Клороне возле Женевы.

С осени 1876 г. вместе с единомышленниками, среди которых были A. Лехоцкий, С. Подолинский, Ф. Вовк, а со временем М. Павлик, М. Драгоманов работает над созданием типографии и редакции журнала «Громада» (начал выходить с 1880 г.). Наряду с художественными произведениями («Лихі люди» и «Хіба ревуть воли, як ясла повні?» П. Мирного, «Марія» Т. Шевченко и др.) в журнале впервые публикуются знаменитое письмо B. Белинского к Н. Гоголю (1880 г.), письма И. Тургенева и К. Кавелина к А. Герцену как выразительные свидетельства современной политической мысли. Это была первая украинская политическая газета. Тогда же возник и первый украинский кружок социалистического направления, возглавляемый М. Драгомановым.

В 1886 г. М. Драгоманов окончательно порывает со «Старой громадой», члены которой были недовольны его весьма радикальными взглядами и отказались от дальнейшего финансирования деятельности. Опасаясь преследований в годы усиления реакции при Александре III, «Старая громада» постепенно свертывает свою деятельность. И в этих довольно неблагоприятных условиях, когда царское правительство, введя в действие «эмский» указ, ополчилось против любых проявлений культурной, не говоря уже о государственной, политической самостоятельности украинского народа, М. Драгоманов создает украинскую внецензурную прессу. Фактический полпред украинства за границей, он исполнил для своей нации миссию не менее важную, чем Герцен — для России. Он являлся последовательным сторонником идеи социализма, основанного на принципах федерализма, максимального применения местного самоуправления. Свободное волеизъявление каждой общины и каждой личности с учетом не узкопартийных, а общечеловеческих интересов — такой была общая действительно демократическая платформа этого ученого, блестящего публициста и политического деятеля. Этот принцип он последовательно отстаивал в своих товарищеских взаимоотношениях с русскими революционерами А. Желябовым, М. Бакуниным.

Если сжато охарактеризовать венско-женевский период деятельности М. Драгоманова, то можно определить в нём несколько принципиально важных проблем: это попытка популяризировать социализм, который был бы приемлем для украинской общины и не угнетал свободу индивидуума, — громадовский социализм; это последовательная пропаганда конституционных гарантий — федеративного устройства государства, широкого распространения местного самоуправления и свободы личности; критика унитарно-централизационного принципа в построении государства, партии и т. п.; пропаганда идей социального и духовного развития украинской нации; приобщение её к европейскому образу жизни; критика репрессивно-диктаторской роли российского царизма как внутри страны, так и вне её границ. В конце концов, все они подчинены идее свободного развития украинской нации и человеческой личности.

Последние годы М. Драгоманов провел в Софии, где стал профессором общей истории только что созданной Высшей школы, предтечи нынешнего Софийского университета. Несмотря на прогрессирующую болезнь, он, кроме чтения лекций, постоянно занят исследованием болгарского фольклора, поддерживает регулярные связи со своими украинскими корреспондентами. На страницах новых украинских изданий «Народ», «Жите и слово» и др. то и дело появляются статьи и рецензии М. Драгоманова. Он мечтает создать историю украинской литературы в духе статьи «Шевченко, украинофилы и социализм».

Здесь, в Софии, рождается одна из лучших работ ученого — «Чудаческие мысли об украинском национальном деле», пронизанная острой критикой перелицованной «московской» нетерпимости украинских национальников. Как положительную программу ученый выдвигает идею общей борьбы украинцев и россиян против политико-административной системы, за свободу и децентрализацию.

София 90-х годов XIX в. прочно притягивала взоры украинцев. Ведь М. Драгоманов был одним из инициаторов создания радикальной партии в Галичине, стремился повлиять на духовное развитие Леси Украинки, которая внутренней сущностью своей так похожа была на дядю. И те идеи, которые он когда-то отстаивал в «Исторической Польше и великорусской демократии», в её продолжении — «Свободный союз — свободное общество: опыт украинской политико-социальной программы», должны были реализовываться в практической деятельности партии. Отдельные его мысли в новых исторических условиях воспринимаются критически, но система научного мышления ученого была свободна от политической конъюнктуры, поэтому и ныне способна удивить прочностью и непоколебимостью основных положений. Дело здесь в главном: человек широкой натуры, Драгоманов в течении нескольких десятилетий объявлял войну «всем религиозным, национальным, политическим и социальным идеям, не отвечающим универсальному общественному и научному прогрессу», даже если их полное или частичное признания украинскими социалистами могло завоевать минутную популярность у народа.

Образное сравнение своей жизни со светом в лампаде перед тем, как она угаснет, к сожалению, оказалось пророческим. Изнурительная работа, постоянная материальная нужда, расхождения во взглядах со старыми друзьями окончательно подорвали и без того слабое здоровье .ученого. 20 июня 1895 г. Михаила Драгоманова не стало. Похоронили его в Софии. После смерти мужа Людмила Драгоманова вернулась в Киев, где и дожила до начала гражданской войны.

Плодотворная и. многогранная деятельность М. Драгоманова остается образцом служения Украине, а сам он принадлежит к тем, кто стал славой украинской земли. Своими работами, мыслями, идеями М. Драгоманов перевернул взгляды и мировоззрение украинцев. По словам И. Франко, он — «большой флаг со многими кистями идей и мыслей», и значение этих идей и мыслей актуально и сегодня.