НИКОЛАЙ КОСТОМАРОВ

(1817-1885 гг.)

Жизненный и творческий путь этого человека можно в общих чертах охарактеризовать так: от истории к политике и через нее снова к истории. Величайшее завоевание на этом пути — постановка и обоснование вопроса о самостоятельности украинского народа и его истории. Николай Иванович Костомаров занимает почетное место в созвездии выдающихся отечественных мыслителей, ученых, политических и культурных деятелей XIX в. Более всего он известен как талантливый историк, который сформулировал, обосновал и развил в своих монографиях и исследованиях идею необходимости изучения жизни народных масс. Он известен также как борец против самодержавия и крепостничества, за федерацию славянских республик.

Не раз возникали вопросы: что делало этого человека, к слову, с распространенной репутацией чудака, кумиром общества на протяжении 1840-1880-х годов? Что привлекало к нему молодежь? Благодаря чему он достиг положения популярнейшего историка?

Будущий всемирно известный историк родился 4 мая 1817 г. в слободе Юрасовка Острогожского уезда Слободско-Украинской губернии. Его отец, Иван Петрович, происходил из рода казаков-переселенцев, основателей Острогожского полка на Слобожанщине. Смолоду служил в армии, сражался в войске Суворова при взятии Измаила, в 1790 г. в чине капитана вышел в отставку, поселился в своем имении, где увидел свет и провел детство и отрочество Николай. И. Костомаров постоянно занимался самообразованием, увлекался произведениями энциклопедистов XVIII в. Д.Аламбера, Дидро, Вольтера и др. Вместе с тем, старался дать достойное образование сыну, который, безусловно, ощутил влияние сложного отцовского мировоззрения.

Как упоминал сам Н. Костомаров, в характере отца не было никакой барской спеси; верный идеям своих французских наставников, он ни в грош не ставил дворянское достоинство. Будто в доказательство этих убеждений, не захотел родниться с дворянскими фамилиями и, уже в преклонных годах задумав жениться, избрал крестьянскую девушку Татьяну Мыльникову. После рождения Татьяной сына Иван Петрович повенчался с ней, а в 1827 г. вступил в брак. Нужно учесть, что это был брак дворянина с крепостной, которому, безусловно, противились родственники жениха. Когда Николаю исполнилось 10 лет, он все еще, как рожденный вне брака, находился в крепостной зависимости. Неожиданно, в 1828 году, при довольно загадочных обстоятельствах погиб его отец. Из своих детских лет сам Н. Костомаров считал счастливыми лишь те, что предшествовали гибели отца, — он рос в помещичьем доме, не ощущая ничего, кроме родительской ласки и радостного настроения. После смерти отца, не успевшего оформить усыновление, мальчик остался крепостным.

Благодаря отказу в пользу племянников — тогда законных наследников И. Костомарова — от большой части своего вдовьего наследства, Татьяне Петровне удалось добиться желанной воли для сына. Первой заботой её было продолжить обучение Николая, но она не отважилась везти его снова в Москву, где он учился до смерти отца, а отправила в Воронеж, в частный пансион, для подготовки ко вступлению в гимназию.

По окончании Воронежской гимназии 16-летний Николай стал студентом словесного отделения Харьковского университета. В первые годы он напряженно занимается изучением языков, в том числе французского, итальянского, и особенно латыни, которую очень полюбил. Перейдя на третий курс, Костомаров поселился в доме известного украинского поэта П. Гулака-Артемовского, преподававшего тогда в Харьковском университете российскую историю. Усиленные занятия историей переросли в стремление узнать как можно больше о происхождении и развитии всех народов, и студент неутомимо работает над пополнением запаса исторических знаний. В 1837 г. он успешно сдал все экзамены на степень кандидата, которой и был удостоен советом университета 8 декабря.

Вскоре Николай Костомаров решил попробовать себя в военном деле, для чего поступил в Кинбуриский драгунский полк юнкером. Как ни удивительно, это время стало знаменательным, в большой степени обусловив его дальнейшую судьбу. Дело в том, что в Острогожске, где стоял тогда полк, имелся богатый архив уездного суда, содержавший дела бывшего казацкого полка за все время существования города. Юнкер, который уже был кандидатом истории, вместо изучения военных артикулов с увлечением занялся архивными поисками и очень скоро понял, что не создан для военной службы и принесет больше пользы обществу в другой сфере. Поэтому он оставил службу и полностью отдался историографии. Проработав целое лето в архиве, Н. Костомаров составил историческое описание Острогожского слободского полка. Этот очерк вместе с другими произведениями был изъят у него во время ареста в 1847 г. в Киеве по делу Кирилло-Мефодиевского общества.

После окончания университета Н. Костомаров начинает преподавательскую деятельность. В 1837 г. он работал учителем лучшего в Харькове частного благородного пансиона для мальчиков, который содержал выходец из Швейцарии А. де Роберте. Костомаров читал курс российской истории и, по определению одного из воспитанников, кроме развития умственного, благотворно влиял и на «моральную сторону» своих учеников.

В ноябре 1838 г. Н. Костомаров успешно сдал экзамены на степень магистра исторических наук, после чего получил разрешение писать диссертацию на избранную им самим тему — о значении унии в истории Западной Руси. Весной 1841 г. он представил диссертацию факультету, но защиту запретили, а тираж изъяли за крамольный характер многих выражений.

Вскоре Н. Костомаров подготовил другую диссертационную работу — научное разыскание «Об историческом значении русской народной поэзии». Оно было напечатано в Харькове в августе 1843 г. и в начале 1844 г. представлено к защите. Защитив диссертацию, он получил степень магистра исторических наук.

Занимаясь наукой, Костомаров, между тем, вынужден был в 1842 г. поступить на службу, чтобы добыть средства к существованию: устроился на должность помощника инспектора студентов в Харьковском университете и был представлен на чин коллежского секретаря. Но вскоре, 30 апреля 1843 г., ушел в отставку, так как ощущал, что не имеет ни способностей, ни склонности к этой работе.

После отставки Костомаров отказывается от должности учителя в Орле ради научных интересов и начинает читать историю в Харьковском мужском пансионе. Это время он считал одним из приятнейших в жизни, так как тогда особенно увлекся написанием монографии о Богдане Хмельницком.

Степень магистра истории не открыла Н. Костомарову доступа к университетской кафедре в Харькове. В его характере всегда было много самостоятельности, во взглядах — новизны, оригинальности, в суждениях — смелости и прямоты, порой резкости. А такие люди нелегко прокладывают себе путь. Как бы там ни было, но, вероятно, неудовлетворенность своим общественным положением, а уж затем желание побывать в тех местах, где происходили исследуемые им события времен Б. Хмельницкого, заставили молодого ученого искать места в Киевском учебном округе. В конце сентября 1844 г. ему было предложено занять для начала должность старшего учителя истории Ровенской гимназии. В свободное от педагогической деятельности время Костомаров много путешествует по Волыни, разыскивая материалы-источники времен Б. Хмельницкого. Знакомство с этими легендарными местами и жизнью их обитателей имело важное значение для углубления национального сознания ученого, формирования его как историка. '

Учительствование Николай Иванович продолжил на должности преподавателя истории знаменитой мужской Первой киевской гимназии, куда был переведен 4 августа 1845 г. Одновременно он стал читать общую и российскую историю в женском Образцовом пансионе Л. И. де Мельян. Кроме того, вел уроки в девичьем пансионе Залесской.

Путь Николая Костомарова к профессуре в Киеве был нелегким и длинным. 4 июня 1846 г. на заседании совета Университета Св. Владимира его единогласно избрали на должность адъюнкта кафедры российской истории. В конце 1846 г. Костомаров начинает читать российскую историю также и в Киевском институте благородных девиц.

Пребывание в Киеве примечательно также его первым участием в работе научного учреждения, собиравшего и издававшего исторические материалы, — Временной комиссии по разбору древних актов. Н. Костомаров стал членом-сотрудником этой комиссии в 1846 г. и свою деятельность начал прежде всего с подготовки к изданию летописи С. Величко, переданной профессором Московского университета, историком, академиком Петербургской Академии наук М. Погодиным. Эта работа прекратилась из-за ареста Николая Ивановича.

Аресту предшествовала его политическая деятельность в кругу прогрессивной интеллигенции, часть которой вошла в созданное в Киеве в середине 40-х годов Кирилло-Мефодиевское братство, основателями которого были Н. Костомаров, чиновник Н. Гулак, выпускник университета В. Белозерский и др. Главными целями тайного общества были уничтожение крепостного права и установление федеративного устройства, в славянских государствах. Н. Костомарову принадлежит авторство важнейшего программного документа братства — «Книги бытия украинского народа».

Именно в этот период Николай Иванович решает вступить в брак с очаровательной и одаренной киевлянкой, До недавнего времени пансионеркой и его ученицей, Алиной Крагельской. 28 марта 1847 г., по доносу студента А. Петрова, Н. Костомарова, а затем и Т. Шевченко, прибывшего в Киев на его свадьбу, и других участников Кирилло-Мефодиевского общества арестовали и отправили в Петербург на следствие. Молодые люди встретились вновь лишь в 1870 г., если не принимать во внимание единственное их свидание.

Это кратковременное свидание состоялось 14 июня 1847 г. в приемной коменданта Петропавловской крепости. После этого некоторое время они состояли в переписке, а в 1851 г. Алина Леонтьевна по настоянию матери вышла замуж за М. Киселя, с которым прожила 19 лет. Влюбленные встретились вновь спустя десятилетия; но это были уже другие человеческие судьбы: одна, не познавшая радости семейного счастья, другая — вдовья. Они повенчались 9 мая 1875 г. в церквушке деревни Дидивцы на Полтавщине.

Кирилломефодиевцы понесли разные наказания. По царскому приговору, Н. Костомаров на год был заключен в Петропавловскую крепость, где с 30 мая 1847 г. сидел в Алексеевском равелине. Затем его выслали в Саратов с запретом «служить по научной линии», где он находился с июня 1848 г. по декабрь 1855 г.

Весь период заключения, а потом и ссылки рядом с Николаем Ивановичем находилась его мать, Татьяна Петровна, которая, кроме прочего, обеспечивала сына книгами и, конечно, беспрестанно ходатайствовала об облегчении его судьбы.

В Саратове Н. Костомаров занимает должность переводчика при губернском правлении, знакомится с такими просвещенными людьми как О. Пыпин, Д. Мордовцев и др. В начале 1851 г. начинаются знакомство и многолетняя дружба его с Н. Чернышевским.

Н. Костомаров, насколько позволяло положение, участвовал в общественно-политической жизни города. Это прежде всего деятельность в губернском статистическом комитете (на должности делопроизводителя с 1854 г.), а также работа, связанная с подготовкой предложений к проекту по освобождению крестьянства от крепостной зависимости. Со временем Николай Иванович будет удостоен многих отечественных и зарубежных наград, чинов и званий за свой вклад в науку и культуру. Однако первой, его наградой, возможно, самой дорогой, была серебряная медаль на Александрийской ленте за работу по освобождению крестьян.

В ссылке Н. Костомаров не оставляет занятий историей, завершает задуманные и начатые ранее произведения, осуществляет новые замыслы, в том числе по актуальной российской тематике. Поэтому, когда с него сняли запрет печататься, вскоре увидели свет «Иван Свирговский, украинский гетман XVI века» (1855 г.), «Борьба украинских Козаков с Польшей в первой половине XVII века до Богдана Хмельницкого» (1856 г.), всемирно известные монографии «Богдан Хмельницкий и возвращение Южной Руси к России» (1857 г.) и «Бунт Стеньки Разина» (1858 г.) — работы, поставившие имя Костомарова рядом с именами первых отечественных историков. Н. Костомаров не оставлял работы над историей Богдана Хмельницкого до конца своей жизни: дополнял и исправлял в соответствии с новыми историческими материалами, осуществил несколько изданий.

В апреле 1859 г. ученый получил приглашение от Петербургского университета на кафедру российской истории. Здесь он начал систематическое чтение своего знаменитого курса отечественной истории. Количество слушателей постоянно возрастало, так как лекции, как справедливо отмечал слушатель М. Барсуков, «кого-то, как говорится, влекли на площадь», а его самого «неудержимо влекли к Полному собранию русских летописей». Аудитория, вспоминал Николай Иванович, «всегда была битком набита лицами всякого звания, и между ними было множество женщин и девиц». Часто Н. Костомаров проводил свои лекции в большом университетском зале, где могли разместиться все желающие. Он имел огромную популярность.

Отдых от работы Н. Костомаров находил во встречах с друзьями и близкими по духу людьми, среди которых, кроме Т. Шевченко и В. Белозерского, были Н. Чернышевский и Н. Добролюбов, профессор Петербургского университета историк К. Кавелин и другие научные и общественно-политические деятели. Именно с той поры ведут начало знаменитые «вторники Костомарова» — вечера, на которые Собирался цвет тогдашнего общества.

Вместе с тем, ученый энергично занимается изданием актов по истории средневековой Украины. Эту работу, как член Археографической комиссии с 1860 г., он продолжал до конца жизни: под его редакцией за период 1861-1885 гг. вышло 12 томов «Актов Южной и Западной России». В 1860 г. Н. Костомаров был приглашен также для участия в работе Императорского русского географического общества в качестве действительного члена. Научные интересы ученого были чрезвычайно широки, они не замыкались на вопросах истории Украины или России.

1862-м годом навсегда завершилась блестящая преподавательская карьера Н. Костомарова, хотя его неоднократно приглашали, даже избирали на кафедры разных университетов страны. Этому препятствовали «высочайшие» чиновники. В частности на недопущении «по соображениям политическим» к Киевскому университету настаивал генерал-губернатор М. Анненков; не смог Н. Костомаров занять и кафедру Харьковского университета, профессором которого был избран.

Ученый погрузился в занятия наукой. Он предпринимает частые поездки и путешествия по стране и за границу, активно участвует в развитии и популяризации украинской культуры, выступает с публичными лекциями на благотворительных вечерах, выполняет поручения научных обществ, рецензирует, редактирует множество разнообразнейших изданий, принимает участие в работе археологических съездов. Официальной же была служба в Археографической комиссии Министерства народного образования.

Н. Костомаров дважды (в 1864, 1868 гг.) отказывался от предложения возглавить кафедру российской истории Киевского университета Св. Владимира. Хотя имел такое желание, а также желание вернуться в Украину и дожить свой век в Киеве. Его не пустили ни в Киев, ни на кафедру, несмотря на то, что многочисленные университеты и научные общества, даже академии, в том числе иностранные, избрали его действительным или почетным членом. Так, в апреле 1866 г. он стал действительным членом Московского археологического общества, в 1869 г. — членом-корреспондентом Сербского ученого содружества, в 1870 г. — Южно-Славянской Академии и т. п.

В последние годы своей жизни, несмотря на болезнь и ухудшение зрения, ученый продолжал посещать архивы, осуществлял разные поездки, в том числе на археологические съезды в Казани (1877 г.) и Тифлисе (1881 г.). Не оставлял он и любимых пеших прогулок по городу, а главное — по-прежнему беспощадно работал.

Титанический труд Н. Костомарова конца 70-х — начала 80-х годов увенчался опубликованием в 1882 г. монографии «Мазепа» — первого научного фундаментального произведения на эту тему в мировой историографии. На создание «Мазепы» ушло около пяти лет ежедневной изнурительной работы — как правило больше восьми часов в сутки. И это в его возрасте, при подорванном здоровье и частичной потере зрения.

7 апреля 1885 г. Николай Иванович умер в своей петербургской квартире. Похоронен он на Волковом кладбище.

За 20 последних лет жизни Н. Костомаров написал свыше 200 работ, ставших энциклопедиями судеб и характеров выдающихся личностей прошлого. В огромном творческом диапазоне выдающегося историка видное место занимают труды об Украине. Его перу принадлежат фундаментальные монографии о Б. Хмельницком, И. Мазепе, П. Полуботке, Ю. Хмельницком и др. Оппозиционность к российскому самодержавию, приоритетность в исследовании массовых народных движений — основной стержень исторического и литературного наследия Николая Ивановича Костомарова.