Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

НИКОЛАЙ ПИРОГОВ

(1810-1881 гг.)

Золотыми буквами в историю мировой медицины вписано имя Николая Ивановича Пирогова. Его многогранная деятельность как анатома, хирурга, педагога и теоретика поражает грандиозностью, точностью способов исследования и мышления, простотой и актуальностью.Николай Иванович Пирогов родился в 1810 г. в Москве. Закончил медицинский факультет Московского университета — получил диплом в семнадцать лет. В 22 года защитил докторскую диссертацию. Работу врача начал в городе Дерпт (Юрьев, ныне — Тарту в Эстонии), затем два года трудился в клиниках Германии. Молодой Пирогов приехал в Берлин с намерением изучить все новое, что могли дать величайшие представители немецкой медицины. Но в скором времени жестоко разочаровался: медицинская наука в Германии, в частности хирургия, была оторвана от её основ — анатомии и физиологии, они существовали сами по себе. С первых шагов в науке Пирогов понял, что «нет медицины без хирургии, и нет хирургии без анатомии». Он работает по 16 часов в сутки, оперируя, читая лекции. Для того, чтобы еще увереннее вести хирургические операции, из года в год работает в анатомическом театре.

Срок пребывания за границей заканчивался, пора было возвращаться на родину и приступать к научной и педагогической деятельности. В 26 лет ученый возвращается в Дерпт и уже как профессор возглавляет кафедру хирургии Дерптского университета. Вопреки существовавшим в Дерите традициям — избирать русских профессоров лишь на кафедру русской словесности — Н. Пирогова избрали экстраординарным профессором хирургии.

В Дерпт Николай Иванович прибыл в марте 1836 г., а уже в начале апреля начались его лекции по хирургии. Десятки сложных научных и моральных вопросов поставила жизнь перед молодым хирургом. Кристально чистый человек, он хорошо понимал огромную ответственность, которая легла на его плечи. Казалось, что опыта недостаточно, хотя каждый из предыдущих двенадцати лет целенаправленной работы можно было по напряженности усилий сравнить с двумя-тремя годами обычного обучения.

Студенты восхищались молодым профессором и его оригинальным методом преподавания, сочетавшим теорию с клинической практикой. Вскоре Пирогов стал любимцем студенчества. На лекциях, во время бесед у кровати больного, во время упражнений в анатомическом театре или в дружеской беседе за чашкой чая — везде Пирогов учил студентов мыслить творчески, предостерегал от ошибок, которые допускал он сам или другие хирурги.

В этот начальный период профессорской и клинической деятельности Пирогов начал издание «Анналлов Дерптской хирургической клиники».

Это была врачебная исповедь: он подвергал суровой оценке собственную медицинскую деятельность. «Анналы», вышедшие двумя томами на протяжении 1837-1839 гг., содержали сорок восемь тем, относящихся к хирургии и патологической анатомии. Эта работа Пирогова возмутила всю врачебную среду: молодой хирург нарушил традицию, существовавшую среди врачей столетиями, — не выносить сора из избы. Прежде никогда и ни при каких обстоятельствах врачебные ошибки, вызывавшие осложнение болезни, не становились предметом широкого обсуждения.

Почти одновременно с «Анналами» вышел в свет второй классический труд — «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций». В нем Николай Иванович, как он пишет в предисловии, «вынес на суд общества плод своих восьмилетних занятий». Со временем эта работа была удостоена Российской Академией наук Демидовской премии.

В университете существовал фонд средств для командировок ученых, и Николай Иванович решил добиваться поездки в Париж, чтобы осмотреть французские госпитали. В январе 1838 г., получив помощь от университета, он отправился во Францию. Вторая заграничная поездка, как и первая, наглядно показала, что медицина и в частности хирургия в наиболее развитых странах Западной Европы остается на очень низком научном уровне. Пирогов даже в начале своего пути был на голову выше известных иностранных хирургов. Наставленный на путь истинный еще в студенческие годы Муаровым, Мухиным и другими русскими учеными, Пирогов шел вперед семимильными шагами. Позади оставались все, кто не мог или не хотел порывать с устаревшими взглядами на науку, все, кто не понимал, что будущее хирургии — в изучении анатомии, физиологии и патологии, в глубоком изучении здорового и больного человеческого организма.

Вернувшись в Дерпт, Николай Иванович много и плодотворно работает в хирургической клинике и анатомическом театре. Из разных городов и сел Прибалтики, из соседних губерний просили принять в клинику больных, слава о чудесном докторе разносилась с удивительной скоростью. Но все чаще задумывался он над будущим. Двадцать две кровати в клинике не давали возможности развернуться на всю силу, необходимо было общение с широкими кругами ученых, маленький Дерпт сковывал. Все острее ощущалась потребность переехать в большой университетский город.

В 1841 г. Н. Пирогов получил назначение в Петербургскую медико-хирургическую академию, но здешняя кафедра хирургии не имела клиники, где можно было бы наряду с теорией преподавать практику хирургии. Это противоречило основному принципу Пирогова: учить студентов у кровати больного. Необходимо было создавать кафедру госпитальной хирургии.

На Выборгской стороне, рядом с Медико-хирургической академией, находился Второй военно-сухопутный госпиталь на две тысячи кроватей. Пирогов предложил превратить этот огромный госпиталь в ряд госпитальных клиник при соответствующих кафедрах. Учреждение первых в истории медицинского образования госпитальных клиник — огромная заслуга великого ученого.

18 января 1841 г. утвердили перевод из Дерпта в Петербург. Одновременно Н. Пирогов стал директором Института практической анатомии, созданного при Академии по его инициативе. Целый год после прибытия в Петербург он изо дня в день оперировал в отвратительных помещениях госпиталя, а в старых банях того же госпиталя делал анатомические вскрытия. И в феврале 1842 г. заболел. Еще с прошлого лета, после долгих часов, проведенных в госпитале, его часто лихорадило. Тогда же один из врачей определил происхождение болезни: госпитальные и анатомические занятия в отравленном воздухе. Теперь Николай Иванович совсем слег. Болезнь продолжалась шесть недель. Он лежал неподвижно и отказывался от лекарств. Мать и сестра, которые к тому времени уже переехали в Петербург, заботливо присматривали за ним.

В Петербурге Николай Иванович часто бывал в доме Березиных. Одинокому врачу все больше нравилась серьезная и радушная Екатерина Березина. Девушке было двадцать лет, Пирогову тридцать, но разница в возрасте не мешала взаимопониманию и симпатии, которая затем перешла в любовь. Екатерина Дмитриевна стала его женой. Быть женой человека, относящегося к науке как к цели всей своей жизни, нелегко. Строгий и требовательный к себе, Пирогов и от близких ожидал того же. Он старался ободрить жену и убедить, что его счастье в науке будет и её счастьем. На трудном жизненном пути она — первый его помощник.

В ноябре 1843 г. в семью пришла большая радость — родился сын. Супруги с любовью следили за развитием маленького Николая. Через три года родился Владимир. Екатерина Дмитриевна после родов заболела воспалением мозга и в страшных мучениях умерла. Осиротевший Пирогов тяжело переживал смерть жены. Николаю и Владимиру бабушка Елизавета Ивановна заменила мать. Но весной 1850 г. и она умерла, дети осиротели вторично.

Николая Ивановича беспокоила мысль о малышах-сиротах, лишенных материнской ласки. Занятый с утра до ночи в академии, он не мог уделять им нужного внимания. И когда на жизненном пути появилась Александра Антоновна Бистром, он внутренне был подготовлен к изменениям в личной жизни. Она стала женой Пирогова. Теперь он мог целиком отдавать себя науке. В начале 1880-х годов Александра Антоновна открыла в Киеве, на Вознесенском подъеме, №15, хирургическую больницу, а также содержала на собственные средства приют для выздоравливающих при университетских клиниках; при её участии и по её инициативе был основан приют для детей арестантов.

Будто из чудесного неисчерпаемого источника, появлялись одна за одной работы Н. Пирогова. И каждая способна была сделать его имя бессмертным. На протяжении семи лет, с 1847 по 1854-й, Н. Пирогов первым в истории науки ввел в клинической медицине эфирный и хлороформный наркозы, осуществил уникальное исследование холеры, открыл новый способ изучения тела человека — ледовую анатомию. И, наконец, обогатил хирургию гениальной костнопластической операцией стопы.

Свои открытия Н. Пирогов делал порой при совершенно неожиданных обстоятельствах. Так, на Сенной площади в мясной лавке ему пришло в голову замораживать трупы; в студии известного скульптора родилась блестящая идея о применении гипса для лечения переломов костей.

Целой эпохой в истории военной медицины стала деятельность Н. Пирогова в период Крымской войны (1853-1856 гг.). Ученый сам участвовал в организации медицинского обеспечения боевых действий и лечении раненых, проявил себя блестящим реформатором военно-медицинской службы. С именем Н. Пирогова связано первое в мировой практике привлечение женщин к уходу за ранеными на театре военных действий. По его предложению была создана Хрестовоздвиженская община сестер милосердия. Великий хирург сам учил женщин присматривать за ранеными.

С 1856 г. Н. Пирогов оставляет профессорскую деятельность в Медико-хирургической академии и погружается в область образования. Все лучшие надежды хирург связывал теперь с молодым поколением. Он опубликовал статью «Вопрос жизни», в которой подверг беспощадной критике систему воспитания и образования. В том году Н. Пирогов стал попечителем Одесского учебного округа, а через два года — попечителем Киевского учебного округа. Он содействовал организации воскресных школ, первую из которых открыли в Киеве в 1859 г., был одним из инициаторов создания университета в Одессе и медицинского факультета Киевского университета. Тем не менее, натолкнувшись на непонимание администрации, в 1861 г. Н. Пирогов вынужден был уйти в отставку. И все же пребывание в Киеве на протяжении двух с половиной лет оставило заметный след. Не случайно он стал первым ученым-медиком, которого избрали почетным членом Киевского университета.

Воспитанник Первой киевской гимназии профессор М. Бунге вспоминал: «С появлением Н. Пирогова в Киеве будто по мановению волшебной палочки изменился весь облик гимназии. Кто не был свидетелем этого перерождения, тот едва поверит, что один человек мог осуществить за столь короткое время такие колоссальные перемены во всем гимназийном устройстве. Прежний дух гимназии полностью изменился».

Николай Иванович заботился о студентах, живущих в нужде. При его содействии в Киевском университете были организованы первые кассы материальной помощи. Перед отъездом из Киева он подарил университету свой фотопортрет с надписью: «Люблю и уважаю молодость, так как помню свою». Ныне это фото хранится в Центральном музее медицины Украины. И студенты, и профессора считали период, когда попечителем был Н. Пирогов, «светлейшей страницей в жизни Киевского университета». Ему принадлежат слова: «Мы все знаем, что следует уважать старость,., но не все знают, что и молодость нужно уважать...»

В 1862 г. Н. Пирогову поручают руководить подготовкой к профессуре молодых отечественных ученых в Германии (Гельдельберг). Это была его последняя официальная должность. В это время он заканчивает «Основы общей военно-полевой хирургии» — работу на 1100 страниц, в которой подытожил весь свой огромный опыт.

После неудачного покушения на царя Александра II в 1866 г. в Российской империи начался разгул реакции. Министром образования назначили Д. Толстого, первым «весьма полезным делом» которого было устранение Н. Пирогова от руководства подготовкой молодых ученых. Институт профессорских стипендиатов был признан вредным и разогнан. Пирогова уволили без заслуженной пенсии.

Полный энергии и сил ученый был вынужден уехать в своё имение в селе Вишня (ныне в городской черте Винницы), где провел последние годы жизни. Лишь дважды, на короткое время, он выезжал из имения. Первый раз по приглашению Общества Красного Креста — на фронт во время франко-прусской войны в 1870 г.; затем — в Болгарию, в период российско-турецкой войны 1877-1878 гг. Семь месяцев пробыл 67-летний Н. Пирогов на театре боевых действий, работая, как всегда, самоотверженно и с вдохновением.

Закончилась война, и Николай Иванович вернулся в своё село. За хирургической помощью к нему приезжали не только из других городов России, но и из-за границы. Он писал «Дневник старого врача», продолжал лечить. Киевские газеты отмечали, что врач Пирогов «дважды в неделю, с 8 часов утра и до 8 вечера, принимал бедных бесплатно». Он устроил небольшую больницу, аптеку, избирался мировым судьей Полтавского земства.

В 1881 г. настало 50-летие научной и врачебной деятельности Николая Ивановича Пирогова. В Вишню, по поручению общественных и научных организаций, приехали выдающиеся русские ученые и среди них — знаме-нитый хирург профессор Н. Склифосовский. Николая Ивановича пригласили в Москву, чтобы в городе его детства и юности отпраздновать полувековой юбилей. Он согласился. Великий И. Репин оставил нам картину прибытия великого ученого в Москву: из вагона, украшенного гирляндами цветов, навстречу ликующей толпе выходит седовласый юбиляр. На одном из приемов Николаю Ивановичу была вручена грамота почетного гражданина Москвы.

Неизлечимая болезнь забирала последние силы. 5 декабря 1881 г. Николай Иванович Пирогов умер. Тело ученого было забальзамировано и сохраняется уже свыше ста лет в склепе, над которым выстроена церковь. Ныне на территории имения открыт музей гениального хирурга.

В честь великого ученого первые всероссийские съезды врачей назывались пироговскими. Вклад Н. Пирогова в развитие медицины — это огромный труд, удивительно умелое сочетание науки и практики, смелое внедрение новаторских идей. Вся жизнь великого ученого — это подвижнический путь служения людям.