СЕМЬЯ ТАРНОВСКИХ

Происходили Тарновские от казака Ивана Ляшко, который в 1685 г. получил от прилукского полковника Горленко мельницу на реке Удай и сенокосный луг. И. Мазепа гетманским универсалом потвердил владения сыну Ляшко Федору, который взял себе фамилию Тарновский. Среди предков этого рода — Степан Тарновский, значковой войсковой товарищ, получивший от гетмана Скоропадского села Манджосовка и Белоцер ковка, а от Данила Апостола — гетманский универсал на купленную у Полуботков слободку Деревины. Сын Степана, Яков, поднялся уже до генерального бунчужного и был депутатом от шляхетства Прилуцкого полка в екатерининской Комиссии по созданию проекта нового свода законов. Один из Тарновских, Иван, в 1772-1777 гг. числился полковником гадяцким и принимал участие в российско-турецкой войне. В конце XVIII — начале XIX в. среди Тарновских — военные русской армии и крупные чиновники.

Семейное имение в селе Качановка досталось камер-юнкеру Григорию Степановичу Тарновскому (1788-1853 гг.) в наследство от матери, а той — от второго мужа Григория Почеки, который приобрел Качановку у сына всесильного екатерининского вельможи и президента Малороссийской коллегии Петра Румянцева. Название же — Качановка — пошло от хутора шляхтича Федора Каченовского, на месте которого и обустроил свою усадьбу фаворит Екатерины II.

Григорию Степановичу Тарновскому, уже как владельцу имения в Качановке, нравилось поддерживать бедных художников, не имевших собственного угла, похлопывать их по плечу, вкусно кормить, мягко стелить, а они, в знак благодарности, услаждали его музыкальными пассажами и яркими полотнами, а порой и стихосложением. В Качановке творили композитор Михаил Глинка, писатель Николай Гоголь, живописец Василий Штернберг, историк Николай Маркевич, поэт Виктор Забила и др. Сама атмосфера имения благоприятствовала этому.

Постепенно Качановка становится роскошным имением со светским укладом жизни. Следует отдать должное интеллекту и художественному вкусу Григория Тарновского. Он, будучи членом Свободного экономического общества в Санкт-Петербурге и автором статей по экономическим и аграрным проблемам в «Киевских губернских ведомостях», сумел вместе с тем собрать богатейшую коллекцию картин западноевропейских и отечественных художников, имел профессиональный домашний оркестр и театр, большую библиотеку художественной, исторической и публицистической литературы. Картины Григорий Тарновский привозил как из Петербурга, так и из-за границы, соответственно собрание полотен пополнялось произведениями отечественных и зарубежных художников, в том числе Д. Терниса, А. Ван-Дейка, К. Брюллова, О. Кипренского, В. Штернберга.

Григорий Тарновский искренне покровительствовал своим выдающимся гостям, в частности оказывал содействие творческому гению Т. Шевченко. По крайней мере, Григорий Степанович сохранил в Качановке и заботливо присматривал за всеми местами, связанными со знаменитыми личностями, бывавшими в его имении. К слову, художника Василия Штернберга, приятеля и однокашника Т. Шевченко по Академии искусств, Г. С. Тарновский содержал на собственные средства во время обучения. Признательный художник оставил живописные изображения пруда и дворца в Качановке, а также портреты Михаила Глинки и хозяина.

Наследство бездетного Григория Степановича Тарновского перешло к его племяннику Василию Васильевичу Тарновскому (1810-1866 гг.). Тот наделил дядиными владениями многочисленных родственников, но и себе оставил кое-что, ибо было из чего оставлять: Григорий Степанович владел девятью тысячами крепостных душ и землями в Киевской, Черниговской и Полтавской губерниях.

Василий Васильевич, став хозяином Качановки, осуществлял и общественно-политическую деятельность. В свое время он окончил Нежинскую гимназию высших наук князя Безбородько, юридический факультет Московского университета. Учительствовал в Житомире, по юридическим и этнографическим вопросам написал статьи «Юридический быт Малороссии», «О разделении семей в Малороссии», «Повесть украинского степняка», «О малороссийском журнале» и др.. Сфера интересовавших его вопросов была довольно разнообразной: проблемы народонаселения в Российской империи, добыча полезных ископаемых, лесоиспользование, шелководство, скотоводство, рыболовство, овцеводство, коневодство, мануфактурная промышленность, быт, народное образование, страхование и т. п.. Василий Тарновский активно участвовал в подготовке реформы 1861 г. Он был членом Черниговского губернского дворянского комитета, который занимался улучшением быта и обустройством помещичьих крестьян; членом-экспертом редакционной комиссии при Главном комитете по вопросам крестьянства; членом полтавской Временной комиссии по вопросам подготовки реформы.

На ниве народного образования Василий Тарновский был не только теоретиком, а и практиком, основал народные школы для крестьян в Качановке, Антоновке, Парафиевке с хорошей оплатой учителям. Временами и сам учил детей грамоте, в чем ему помогали сыновья.

Великодушное отношение проявил В. Тарновский к творчеству Пантелеймона Кулиша, подарив писателю тысячу рублей серебром на издание «Записок о Южной Руси» и предоставляя помощь в дальнейшем.

Но наибольшую благосклонность Василий Тарновский проявил к Тарасу Шевченко, с которым познакомился еще в 1843 или 1845 году, будучи управляющим дядиного имения в селе Потоки. По приглашению В. Тарновского Т. Шевченко провел в Потоках две летних недели, а зимой вместе с Костомаровым, Белозерским, Ґалаґаном часто бывал на званых литературных вечерах, которые Тарновские устраивали в Киеве. Во время ареста и следствия над поэтом семья Тарновских перепрятывала его стихи. После освобождения из ссыдки, чтобы поддержать его материально и морально, Василий Васильевич с Ґалаґанами приобрел семнадцать рисунков Шевченко, тем самым положив начало коллекционированию его творческого наследия. В петербургском доме Тарновских поэт был желанным и дорогим гостем.

Василий Васильевич Тарновский-младший (1838-1899 гг.) достойно продолжил отцовскую традицию благотворительности. Собственно благодаря ему Украина владеет большинством сохраненных шевченковских про-изведений, поэтических и живописных, а также личных вещей.

Родился Василий Тарновский-младший в 1838 г. в селе Антоновка (ныне Пирятинский р-н Полтавской обл.). Начальное образование получил в Москве, затем учился в инженерном училище в Петербурге, со временем окончил историко-филологический факультет Киевского университета Св. Владимира. Кроме официальных курсов, изучил многие сферы человеческой культуры, постоянно занимаясь самообразованием, работая над собой. Был активен в общественной жизни: избирался Борзенским (1869-1872 гг.) и Нежинским (1875-1887 гг.) уездным маршалком. За добросовестную службу был отмечен орденами Св. Владимира (1884 г.) и Св. Анны (1888 г.). Главной страстью его жизни было коллекционирование.

Получив в распоряжение собственные средства, Василий Тарновский-младший погружается в сферу коллекционирования и благотворительной деятельности. Вероятно, это было его призванием, так как к служебной карьере он не имел склонности, возможно, из-за пожизненного увечья.

Деятельность В. Тарновского-младшего можно считать своеобразной вершиной устремлений, заложенных в «семейной душе» Тарновских. Собирать вещи, связанные с историческим прошлым украинского народа, 18-летний Тарновский начал еще в Москве, где учился в частном пансионе. Вещи покупал, когда позволяли средства, выделенные отцом, на Сухаревском рынке, а во время каникул — в украинских селах и отвозил их на свою московскую квартиру, точнее, в комнату, которую снимал вместе с братом. Уже к тому времени комната ценителя всего национального, по словам брата, напоминала небольшой музей украинской истории — она была полна оружия, посуды с гербами героев Украины и прочих предметов старины. Со временем коллекцию перевезли в Качановку, в библиотеку усадьбы. Позже пришлось прорезать двери в кабинет и его тоже обустроили под музей.

Увлечение национальным прошлым было настолько сильным, что, даже находясь в России, Тарновский-младший одевался в украинскую одежду. Писательница Марко Вовчок в одном из писем к мужу в 1857 г. так описывала свою встречу с юношей: «Видела Василька Тарновского в синих шароварах, в сорочке вышитой и чумарке, приветствовал нас любезно...».

Когда семья приезжала зимовать в Киев, В. Тарновский вез с собой и украинский музей. Впервые Василий Васильевич познакомил киевлян со своей уникальной коллекцией в 1876 г. Тогда он снял квартиру на углу улиц Лютеранской и Левашевской в доме Александра Гудимы-Левковича, брата будущего киевского губернатора Сергея Гудимы-Левковича.

Человеком большой души была жена В. Тарновского-младшего София Васильевна — тактичная, высокообразованная, музыкальная, она поддерживала своего мужа в его добрых начинаниях и оказывала на него положительное влияние.

Древности В. Тарновский-младший находил не только у антикваров, он прилагал немалые усилия, разыскивая их по помещичьим имениям, мещанским квартирам, крестьянским домам. Много ездил по Украине, состоял в переписке с владельцами реликвий, консультировался у известных знатоков отечественной культуры Д. Яворницкого, А. Лазаревского, И. Репина, В. Горленко, Н. Костомарова, П. Кулиша, Н. Беляшевского. Ездил даже на археологические раскопки казацких лагерей, собрав таким образом немалую коллекцию казацкой старины.

Вместе с Д. Яворницким и полковником Евгением Корбутом, который умел фотографировать, Василий Тарновский путешествовал по Украине, изучая и скупая реликвии. В его маршруте значились Киев, Кременчуг, Екатеринослав, днепровские пороги, Александровское, Никополь, Капулёв-а, Чертомлыцкая Сечь, Новая Сечь.

Круг знакомых В. Тарновского не ограничивался коллекционерами, общался он также и со многими выдающимися деятелями своего времени — писателями, художниками, композиторами. Многие из них передавали Василию Васильевича свои рукописи. Именно так попали к нему рукописные произведения П. Кулиша, с которым он поддерживал дружеские отношения. Он, как и отец, продолжал помогать писателю: обеспечивал книгами иностранных авторов для перевода (скажем, оригиналом Байрона), собирал рукописи-автографы П. Кулиша, 2 ноября 1896 г. побывал на Ганнином хуторе у Кулишей. Уже после смерти Пантелеймона Александровича состоял в переписке с его женой — известной писательницей Анной Барвинок, поддерживал её морально и материально. Тарновский-младший организовал и оплатил упорядочение могилы Пантелеймона Кулиша и установку памятника.

Но самую ценную услугу Василий Васильевич оказал украинской культуре, заботливо собирая все, что принадлежало Тарасу Шевченко или напоминало о нем. Он вырезал из русских и иностранных газет и журналов материалы с любым упоминанием о Великом Кобзаре, которые затем систематизировал по годам и вклеивал в шевченковский альбом.

Коллекционер еще в юности познакомился с Кобзарем и тот настолько увлёк его, что фанатичная страсть собирать все связанное с творчеством или личностью поэта осталась на всю жизнь. Без преувеличения Василия Васильевича можно назвать творцом Шевченкианы, ведь его собрание стало основой экспозиции Национального музея Т. Г. Шевченко в Киеве и музея поэта в Каневе. Ему удалось создать коллекцию, мимо которой, по словам Б. Гринченко, не может пройти ни один биограф Шевченко, если он хочет составить по-настоящему глубокое жизнеописание поэта.

Началом коллекции стала серия рисунков, акварелей-пейзажей Кара-Тау и Новопетровского укрепления. Эти произведения в 1857 г. Т. Шевченко прислал друзьям с просьбой продать, чтобы поправить свое затруднительное материальное положение. По другим сведениям, началом коллекции стали офорты, подаренные поэтом В. Тарновскому в Качановке в 1859 г.

После смерти Кобзаря В. Тарновский-младший хотел, чтобы народного певца похоронили в Качановке. Каждый год в шевченковские дни Василий Васильевич устраивал большие поминальные обеды, на которые собирались единомышленники, ценители поэта. Заслугой В. Тарновского-младшего стала постоянная забота об упорядочении могилы поэта на Тарасовой горе. Когда Т. Шевченко похоронили, местные помещики подняли шум, протестуя и указывая на опасность для них такого соседства. Тогда Тарновский обратился в Полтавское губернское земство, и оно обязало заботиться о захоронении. Материальные затраты взял на себя Тарновский. На упорядоченной могиле он установил большой крест с чугунным барельефом поэта, отлитым по эскизу-рисунку самого Василия Васильевича.

В последние годы своей жизни Василий Васильевич брал в аренду пароход и устраивал с семьей паломничество к могиле Кобзаря. Парализованными ногами взбирался на Тарасову гору... Благодаря ходатайствам В. Тарновского-младшего перед киевским генералом-губернатором A. П. Игнатьевым, был снят запрет с празднования шевченковских годовщин в Украине, и Василий Васильевич не пропустил ни одного вечера памяти поэта в помещении киевского Литературно-артистического общества.

Собирание и сохранение реликвий требовало больших затрат, и однажды Василий Васильевич увидел, что задолжал... Пришлось продать родительское имение в Качановке. Встал вопрос и о дальнейшей судьбе уникальной коллекции. Кто продолжит его дело, каким образом сохранить от растаскивания уникальные вещи? Конечно, Тарновский хотел, чтобы его доброе имя осталось в человеческой памяти — вполне естественное желание добродетеля. Дети Василия Васильевича мало интересовались отцовскими увлечениями, и он боялся, что исторические ценности они просто продадут.

B. Тарновский обратился к Киевской городской Думе с предложением основать и содержать музей, который будет носить его имя, но «отцы города» отказали меценату. Тогда он попытался привлечь Черниговскую архивную историческую комиссию — результат был таким же. Василий Васильевич остановился на Черниговской губернской земской управе, которая радушно откликнулась на бесценный дар. На земском губернском собрании 24 февраля 1897 г. было принято решение: принять уникальное собрание в собственность земства и создать музей имени В. Тарновского. Однако, когда встал вопрос о том, чтобы подыскать пристойное помещение, случилась определенная задержка.

С 1889 г., после продажи Качановки, В. Тарновский постоянно проживал в Киеве, но, несмотря на материальные трудности, оставил собрание у себя. Он жил в доме №48 на углу Театральной площади и улицы Большой Владимирской, музей занимал там целый этаж. Все вещи были размещены в отдельных стеклянных витринах, систематизированы. Имел Василий Васильевич и огромную библиотеку: одной лишь украинистики свыше двадцати тысяч томов! Пока дом-музей находился в Киеве, он всегда был открыт для посетителей, а экскурсоводом был сам хозяин, несмотря на почтенный возраст и парализованные ноги (передвигался в самокатном кресле). И чрезвычайно радовался коллекционер, когда видел неподдельный интерес к экспонатам, а значит — к национальному прошлому.

Василий Васильевич-младший умер 13 июня 1899 г., так и не увидев своего музея обустроенным. Похоронили его в Киеве на Аскольдовой могиле, а в 1930-х годах перезахоронили на Зверинецком кладбище.

Тем временем дело с музеем в Чернигове*исподволь, но продвигалось. Борис и Мария Гринченко составили окончательный каталог коллекции. В октябре 1901 г. открылась экспозиция в оборудованном помещении, земство утвердило смету на содержание музея. В 1923 г. из пяти черниговских музеев был образован объединенный Черниговский государственный музей, куда влилась и коллекция В. Тарковского. Под музей отвели просторное здание бывшего Крестьянского банка.

Сегодня Черниговский исторический музей, в котором хранится коллекция, заслуженно носит имя Василия Васильевича Тарновского.