Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

ДМИТРИЙ ЛЕВИЦКИЙ

(1735-1822 гг.)

Лучший портретист времен Екатерины II — эпохи Просвещения, академик петербургской Академии искусств. Первый живописец России конца XVIII в., портреты которого не уступали лучшим произведениям французских и английских мастеров.

Дмитрий Левицкий родился в Киеве в семье талантливого гравера Григория Левицкого-Носа (1697-1769 гг.), происходившего из казаков села Маячка на Полтавщине. Искусству рисования он обучался в Польше, где в Гданьске и Вроцлаве в 1720-х годах его знали как мастера Гжегожа Левицкого. Вернувшись в Украину, Г. Левицкий поселился в Киеве на Подоле и выполнял заказы типографий Печерской лавры и Могилянской академии. Г. Левицкий одним из первых украинских мастеров познакомился с гравюрами «рембрантовского круга», со свойственной им барокковой экспрессией. Его гравюры на меди отличает настоящий художественный дар, композиции мастерски изображают святых и сцены из Библии. Творчество этого мастера повлияло на многих украинских графиков второй половины XVIH в., он же стал первым учителем сына Дмитрия, который с детства помогал отцу в исполнении графических работ.

Закончив, как и отец, семинарию и Киевскую академию, Дмитрий в 1752-1755 гг. под началом русского живописца Антропова уже расписывал купола и кафедру проповедников Андреевской церкви в Киеве. Подружившись с семьей Левицких, Антропов предложил Дмитрию поехать с ним в Петербург.

Юноше не было и 20 лет, когда он переселился в северную столицу, где работал помощником Антропова, впоследствии ставшего крестным отцом его детей. Как портретист Левицкий формировался в творческой атмосфере европейского Петербурга, избежав влияния «патриархальной» эстетики иконописцев Киево-Печерской лавры и украинских портретистов того времени.

Уже в 1762 г. Левицкий считался «модным» мастером. За портреты адъюнкт-профессора Г. Козлова с женой и архитектора А. Кокорина, созданные в 1769-1770 гг., он получил звание академика. Учитывая специфическую и не очень почитаемую в то время профессию портретиста, это был исключительный для России случай. С 1779 г. Левицкий преподавал в портретном классе Академии искусств, среди его учеников было немало выдающихся украинских и русских художников, в том числе В. Боровиковский. С 1780 г. Левицкий стал членом академического совета, а в 1788 г. ушел в отставку. Однако в начале XIX в. художника, из уважения к его заслугам перед искусством, вновь пригласили на эту должность.

Левицкий писал портреты, как этого требовали эстетические и этические нормы эпохи, — натура представлялась в наиболее выгодном свете. Таким является портрет Д. Голицына (1772 г.): вельможа в парадном мундире, со всеми наградами, широким жестом указывает на мраморный бюст императрицы Екатерины II.

В 1773 г. Левицкий создал портрет промышленника и мецената П. Демидова, которого изобразил на фоне предметов, символизирующих его благотворительность и любимые занятия: в домашнем халате, без орденов, опирающимся на лейку для полива комнатных растений.Выдающийся талант живописца высоко ценили современники, он пользовался уважением при дворах нескольких российских монархов — Екатерины II, Павла I, Александра I. Его парадные портреты отражают дух блестящей екатерининской эпохи, исполненной противоречий, где декоративная пышность соединялась со стремлением к рациональному мышлению, а вера в идеалы Просвещения шла рядом с ежедневным бытом.

Левицкого можно назвать мастером удачной композиции и универсальным художником: его творчество объединяло все виды портрета — от монументального до камерного. Моделями служили представители всех сословий — от приходского священника до императрицы. Произведения Левицкого легко выделить среди других портретов того времени: все изображенные на них люди улыбаются.

Среди картин, созданных для многочисленных императорских дворцов и аристократических домов, наиболее известным является аллегорический идеализированный портрет Екатерины II — законодательницы, пребывающей в храме богини Правосудия (1783 г.). Художник мастерски выписал складки драгоценной одежды императрицы, изображенной на фоне морского пейзажа.

Левицкий умел быть и светским, и лиричным, особенно в женских портретах. Интересной, с точки зрения психологизма, является серия из семи портретов воспитанниц 1-го выпуска Смольного института благородных девиц (1772-1776 гг.), выполненная по заказу императрицы. Каждая из девушек, одетых в театральные костюмы, имеет индивидуальные черты, умело переданные художником.

Из 24 полотен, экспонируемых в Третьяковской галерее в Москве, вершиной творчества художника считается портрет польской графини Урсулы Мнишек (1783 г.). На полотне овальной формы, как в зеркале, загадочно улыбается молодая женщина с гордо поднятой благородной головой в высоком парике.

Творческому наследию художника принадлежат и портреты императора Александра І в детстве, княжны Александры Павловны и отца художника — Григория Левицкого.

Следует отметить, что едва ли не до конца своей деятельности Левицкий придерживался украинской художественной традиции. Национальное своеобразие его живописи состоит прежде всего в значительном реализме изображений, порой даже вызывающем улыбку зрителя. Юмор и наблюдательность — две характерные особенности творчества этого выдающегося украинского и одновременно русского живописца. Искусствовед А. Бенуа писал: «Если сопоставить его портреты с современными Левицкому произведениями французских и английских художников, сразу поражает одно чрезвычайно существенное обстоятельство: соответствуя им по техническим качествам, портреты Левицкого отличаются еще какой-то особенной серьезностью, весомостью, добросовестной и внимательной правдивостью». Именно эти качества роднили русскую и украинскую портретные традиции XVIII в. Еще одной особенностью творчества Левицкого было неприятие «сущности классицизма» - «поисков героического образа». Ведь героический портрет не получил распространения в Украине того времени, — реализм приземлял образы крупнейших вельмож. Неудивительно, что воспитанному в этих традициях Левицкому все труднее было сопротивляться требованиям императорского двора и выражать свои просветительские взгляды в откровенно реалистической форме. Придать же своим полотнам абстрагированную форму классицизма он был не в силах. Ему удавалось какое-то время, не отрываясь от украинской объективной традиции, совершенствовать собственную технику и приспосабливать её к требованиям времени. Но преданность натуре в воспроизведении черт лица, тщательное копирование особенностей фигуры (хоть бы и с изрядным брюшком) - то, чего Левицкий достиг как портретист на родине, было никому не нужно в Петербурге.

Хотя современники и не смогли должным образом оценить весь талант Д. Левицкого как гениального портретиста, это сделали потомки. Во время Всемирной выставки в Лондоне в 1862 г. газета «Тайме» назвала художника «русским Рейнолдсом, Гейнсборо и Рамзеем (известные английские живописцы XVIII в.- Авт.) в одном лице». Сегодня полотна выдающегося украинца украшают многие российские и украинские художественные музеи.