Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

ПЕТР КАЛНЫШЕВСКИЙ

(1691-1803 гг.)

Последний кошевой атаман Запорожской Сечи, военный и политический деятель, дипломат, организатор освоения земель Нижнего Приднепровья, кавалер Золотой медали на Андреевской ленте Российской империи.

Петр Иванович Калнышевский родился в селе Пустовойтовка близ города Ромны, Лубенского полка (ныне Сумской обл.). Происходил из украинской шляхетско-старшинской семьи. Как гласит легенда, сын казацкой вдовы попал на Запорожье в восемь лет. Там он учился в школе при сечевой церкви и прошел путь от оруженосца до кошевого атамана. За время службы в Войске Запорожском Калнышевский избирался походным полковником (1752-1761 Гг.), войсковым есаулом (1754 г.), войсковым судьей (1763-1765 гг.).

В 1755 г. казацкий кош впервые назначил Калнышевского кошевым атаманом — главнокомандующим всего войска, которого избирали из наиболее опытных, храбрых и находчивых старшин. Калнышевский оставался кошевым до 1762 г., когда его, как особу, нежелательную для правительства, устранили от должности. Однако авторитет бывшего кошевого среди казачества был настолько велик, что в 1765 г. его избрали атаманом во второй раз. Вместе с ним тогда были назначены войсковым судьей Павел Головатый и генеральным писарем Иван Глоба. В 1775 г., когда российское правительство ликвидировало Запорожскую Сечь, их арестовали вместе с кошевым атаманом Калнышевскнм.

В свое время Калнышевский содействовал развитию на Запорожье земледелия и скотоводства. Благодаря его руководству и хозяйствованию, Юг современной Украины превратился в автономный политический и экономический организм. Кошевой стал одним из богатейших людей в Украине — владельцем хуторов, зимовников, пахотных полей и пастбищ, 16 тысяч голов скота. Для увеличения численности населения Запорожья он содействовал крестьянам, бегущим от панской неволи, в колонизации свободных земель, неоднократно освобождал земляков из татарского плена и предоставлял им земельные наделы. Так стараниями кошевого в степи появлялись все новые и новые села.

Калнышевский прославился и как меценат: на собственные средства соорудил церкви в Лохвице, Ромнах, Петриковцах, казацком Межигирском монастыре под Киевом. Храму родного села атаман подарил драгоценное «Евангелие» стоимостью 600 руб. золотом.

Во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Калнышевский проявил себя талантливым руководителем казачества и в 1771 г. был награжден именной Золотой медалью с бриллиантами на Андреевской ленте и надписью «Войска Запорожского кошевому Калнышевскому за отменную храбрость против врага, поступки и особенное к службе старание». Такие медали российское правительство вручало донским и запорожским казакам, зачисленным в армию Румянцева.

В 1773 г. атаману присвоили воинское звание генерал-лейтенанта. Калнышевский был опытным воином, выдающимся полководцем, мудрым политиком и умелым хозяйственником. Однако он не проводил все время на Запорожье, вдали от «цивилизации», — неоднократно бывал в столице, возглавляя казацкие посольства к Петру III и Екатерине П.

Хотя запорожцы исправно несли сторожевую службу и принимали активное участие в войнах с Турцией 1736-1739 и 1769-1774 гг., российское правительство относилось к ним подозрительно, считая потенциальными бунтовщиками. Более столетия, со времени Переяславской рады 1654 г., Запорожская Сечь оставалась «головной болью» для российского правительства. В частности запорожцы укрывали беглых крепостных, игнорируя грозные окрики Москвы и Петербурга. Подконтрольная им территория представляла собой неугасимый источник недовольства и бунта. Когда в 1773 г. вспыхнуло восстание Е. Пугачева, запорожцы его поддержали и собрались идти на Москву. После этого императрица решила, что с приднепровской казацкой республикой нужно покончить как можно скорее. До этого времени Запорожье было необходимо царизму, поскольку существовала угроза со стороны Крымского ханства, однако после подписания в 1774 гг. мирного соглашения с Турцией необходимость в казацкой защите южных границ отпала — крымский хан принял русское подданство. Судьбу Сечи решила её конфронтация с генерал-губернатором вновь созданной Новороссийской губернии — князем Г. Потемкиным. Ему и было поручено уничтожить Сечь.

Майским днем 1775 г. генерал-поручик П. Текелли (наместник Потемкина в должности командующего в Новороссии) занял с войсками Сечь. Одновременно отдельные отряды оккупировали казацкие паланки. Заняв ключевые позиции и наведя на Сечь пушки, Текелли вызвал к себе казацкую старшину и зачитал ей манифест императрицы о ликвидации Сечи. Свое решение Екатерина II обуславливала тем, что существование Сечи представляет угрозу безопасности империи. Желая быть суровой, но справедливой, императрица подчеркивала, что помнит храбрость казаков во время войны с турками. В связи с этим она приказывала всем желающим остаться на бывшей Сечи и получить для возделывания землю. Казацкую же старшину, лояльную к правительству, манифест уравнивал в правах с русским дворянством.

Казаки во главе с Калнышевским для предотвращения кровопролития решили не оказывать сопротивления.

После ликвидации Сечи бывшего кошевого атамана препроводили в Петербург. Военная коллегия признала его виновным в неповиновении правительству. Историки считают, что причиной монаршего гнева стали планы Калнышевского основать с верной ему старшиной и казаками новую Сечь за пределами империи. Старого Калнышевского приговорили к смертной казни, которую, по просьбе самого Потемкина, заменили пожизненным заключением в Соловецком монастыре. А посему последний кошевой атаман запорожцев 25 лет провел в заключении, лишенный права переписки и общения.

Учитывая военные заслуги Калнышевского, на содержание и питание почетного узника правительство ежегодно выделяло значительные средства. Императрица надеялась, что последний атаман Войска Запорожского раскается, ведь ему в то время уже исполнилось 85 лет. Надеялся на это и Потемкин и периодически интересовался у Синода — жив ли еще атаман? Однако Калнышевский пережил и «светлейшего князя», и «императрицу Всея Руси». За все время заточения узник ни разу не обратился ни к Екатерине II, ни к её преемникам с просьбой о помиловании. В 1801 г. внук императрицы Александр I приказал освободить Калнышевского и предоставил ему право выбора места проживания. Однако бывший кошевой не пожелал покинуть Соловецкий монастырь из-за солидного возраста (ему исполнилось 110 лет) и слабого здоровья — он ослеп и стал угрюмым, однако сохранил здравый рассудок. Ознакомившись с указом императора, Калнышевский написал ответ Архангельскому губернатору, в котором не без иронии поблагодарил за освобождение и попросил разрешения окончить жизнь в обители, к которой за 25 лет успел привыкнуть.

Калнышевский прожил в монастыре еще два года, умер в 1803 г. и был похоронен рядом с Преображенским собором. Могила славного атамана, сильного духом и телом, не сохранилась: в 1930-х годах в Соловецком монастыре вновь была создана тюрьма — уже для врагов советской власти, и на месте монастырского кладбища были разбиты огороды, которые возделывали политзаключенные. От захоронения Калнышевского осталась только каменная могильная плита.

После ликвидации Сечи часть запорожцев основала в турецкой провинции Добрудже (современная Румыния) Задунайскую Сечь, существовавшую до 1828 г. Другие казаки ушли на Кубань и основали там кубанское казачество. Из казаков, оставшихся в Российской империи, правительство сформировало Черноморское казацкое войско, принимавшее участие в русско-турецкой войне конца XVIII в.

Манифест Екатерины II 1775 г. превратил запорожские зимовники в казенные села, а самих воинов-казаков — в посполитых крестьян, некоторые из которых вскоре разбогатели, создав огромные степные хозяйства.

Русское правительство начало раздачу земель Запорожского Коша, вошедших в состав Новороссийской и Азовской губерний. Наряду с российскими вельможами получали наделы также дворяне и офицеры. Для скорейшего освоения этих земель Екатерина II предоставила льготы колонистам разных национальностей — грузинам, грекам, болгарам, калмыкам, молдаванам, евреям и больше всего немцам.

На месте последней запорожской Подпольненской Сечи возникло село Покровское, в котором до XX в. сохранялось казацкое кладбище XVIII в. и действовала старинная Покровская церковь. После создания Каховского водохранилища последняя Сечь была затоплена. На её месте во время празднования 500-летия украинского казачества был установлен памятный знак — крест.