Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

ИВАН ГОНТА

(?-1768г.)

Один из предводителей Колиивщины — гайдамацкого восстания 1768 г. на Правобережной Украине. Борец за независимость украинского народа против гнета панской Полыни.

Иван Гонта родился в селе Розсошки на Уманщине (ныне Христиновского р-на) в крестьянской семье. Позже, пребывая на должности уманского сотника, Гонта в награду за службу получил в собственность ч-га Орадиевка и Розсошки.

В молодости Гонта вступил в «надворную милицию» владельца Умани Потоцкого и в 1757 г. занимал должность старшего сотника. По свидетельствам современников, он был привлекателен, умен, с достоинством вел себя в благородном обществе, пользовался уважением как подчиненных, так и своего хозяина — Потоцкого. Последний даже освободил сотника из-под власти поляков-полковников и подчинил его непосредственно губернатору Умани. Однако, несмотря на авторитет в уманском шляхетском обществе, имел Гонта и врагов. Губернатор неоднократно получал доносы на сотника, но, не имея доказательств вины, не осмеливался лишить его должности.

После заключения Андрусовского мирного соглашения между Польшей и Россией на Правобережной Украине во второй половине XVII в. возобновились порядки, против которых незадолго до того боролись украинские казаки во главе с Б. Хмельницким: колонизация шляхтой края и захват ею новых земель, навязывание православному населению унии и католицизма. Это вызвало народный протест, который поначалу приобрел форму разбойных нападений на .имения помещиков. Участников таких ватаг в народе прозвали гайдамаками. Впервые слово «гайдамаки» встречается в документе 1717 г., где оно употребляется в значении разбойников, опустошавших имения.

Сначала гайдамацкие отряды появились на Волыни и Подолье, затем — в Киевском и Брацлавском воеводствах. Под названием «гайдамаки» действовали не только украинские крестьяне и мещане, но и раскольники-старообрядцы, молдаване, русские солдаты, донские казаки и даже польские обедневшие шляхтичи. Постепенно их действия сосредоточились в одном направлении — против польских панов и евреев-арендаторов.

Особенно действенным в организации гайдамацких отрядов было участие отдельных монахов киевских православных монастырей, обеспечивавших восставших припасами и оружием, дававших им приют после походов.

В Брацлавском воеводстве во главе гайдамаков встал казак Верлан, объявивший, что имеет приказ от российской императрицы с разрешением уничтожать всех поляков и евреев, а освобожденный от них край присоединить к Российской империи. Верлан объявил себя казацким полковником и стал набирать из крестьян войско. Но политическая ситуация в Польше резко изменилась: ставленник российского правительства Лещинский бежал за границу, а большинство шляхты признало королем Августа III. В этих новых условиях российские солдаты силой оружия подавили восстание Верлана, угрожавшее охватить всю Украину.

Движущей силой новой волны гайдаматчины стали запорожцы, в 1734 г. вернувшиеся в Украину из изгнания (в котором находились с 1709 г.) и возродившие Сечь. Из запорожцев вышло большинство предводителей отрядов, начавших борьбу с ненавистными «ляхами» и шляхтой. В северной части украинских степей, на запорожских хуторах, создавались приюты для гайдамаков, откуда каждую весну их отряды отправлялись в Польшу, грабя и убивая панов, уничтожая целые шляхетские местечки. После этого они возвращались на Запорожье. Польское правительство жестоко наказывало каждого пойманного «холопа» — их вешали, четвертовали, сажали на кол. Однако это только увеличивало храбрость гайдамаков в стычках с поляками.

Следующая вспышка восстаний в 1750 г. была быстро ликвидирована.

В 1760-1770-х гг. гайдамацкое движение запылало с новой силой. На этот раз восстания"на Правобережной Украине были направлены против польского угнетения, католического и униатского духовенства, шляхты и евреев-арендаторов магнатских имений, церквей и корчм. Последний всплеск гайдаматчины произошел в 1768 г., когда на Правобережье создалась критическая ситуация, угрожавшая перерасти в гражданскую войну польской шляхты. Часть шляхты, недовольная правлением Станислава Августа — ставленника и фаворита российской императрицы Екатерины II, собралась на съезд в подольском городе Бар (ныне Винницкой обл.). Там был создан союз (так называемая «Барская конфедерация»), направленный против короля и, соответственно, России. Таким образом польская элита стремилась сохранить свои права и привилегии, а также главенство католической церкви.

Поводом к выступлению шляхты стал закон об уравнении в правах православного населения с католиками, принятый польским правительством. Станислав-Август обратился к Екатерине II с просьбой помочь подавить восстание шляхты, охватившее Правобережную Украину. В ответ императрица будто бы издала «Золотую грамоту», призывавшую украинский народ подняться против поляков в защиту православия. Однако, скорее всего, эта грамота была подделкой, изготовленной игуменом черкасского Мотронинского монастыря М. Значко-Яворским, который таким образом надеялся поднять православное население Украины на восстание. Атаман Запорожского Коша И. Калнышевский, которому была адресована «грамота», распознал в ней фальшивку и не поддался на провокацию. Было очевидно, что призыв к крестьянскому восстанию на Правобережье, которое могло охватить и Левобережье, не отвечал интересам русского правительства. К тому же вопрос о присоединении Правобережья к Российской империи уже был решен. Задержка заключалась лишь в необходимости «умиротворения края» и прекращении анархии, при которой паны грабили королевские владения и нападали друг на друга, а крестьяне были доведены до отчаяния. Однако польским патриотам нужен был миф, способный объединить поляков и украинцев на борьбу с общим врагом Речи Посполитой. Для этого и понадобилась сфабрикованная «Золотая грамота».

Уравнение Станиславом-Августом в правах православных с католиками вызвало резкий протест участников «Барской конфедерации», начавших притеснения украинского населения. Это возмутило православных крестьян и мещан, а присутствие российских войск вселяло в них надежду на помощь. Ситуацией воспользовался запорожец Максим Зализняк — послушник Мотронинского монастыря, расположенного в Холодном яру возле Черкасс. Возглавленное им гайдамацкое восстание получило название Колиивщина. Вскоре большой отряд Зализняка захватил местечки Жаботин и Лысянка на Черкасщине, вырезав там шляхту и евреев. Затем гайдамаки подошли к Умани, за стенами которой укрылась польская шляхта окрестных земель. Умань принадлежала одному из врагов Станислава-Августа — магнату Потоцкому, и представляла собой одну из мощнейших крепостей Правобережья. Среди восставших распространились слухи, будто русская царица прислала им на помощь войско. Надворные казаки Потоцкого во главе с сотником Гонтой, высланные против повстанцев, присоединились к Зализняку, как и отдельные российские солдаты и офицеры. При взятии Умани в июле 1786 г. гайдамаки, как и в Лысянке, уничтожали всех, кто попадался на их пути: польскую шляхту, студентов Василианского коллегиума, католическое духовенство, евреев... Это событие вошло в историю как «уманская резня». По свидетельствам очевидцев, Гонта пытался прекратить бойню и спасти как можно больше людей. На казацкой раде, созванной в Умани, Зализняка провозгласили гетманом, Гонту — полковником.

Правительство Екатерины II для сохранения порядка в Польше приказало подавить восстание. Общими усилиями польских королевских и царских войск повстанцы были разгромлены. Гонта и Зализняк наивно считали российских офицеров своими союзниками, поскольку те, по приказу Екатерины II, усмиряли восставших польских магнатов и шляхту, а потому спокойно приняли приглашение генерала Кречетникова в российский военный лагерь на банкет. Там все 845 повстанцев были арестованы.

Каждого из предводителей Колиивщины судили по законам того государства, подданным которого он являлся. Зализняка российский военно-полевой суд приговорил к вечной каторге в Сибири. С Гонтой обошлись чрезвычайно жестоко: польский суд, заседавший в городе Кодно, приговорил его к мучительной смерти. По приказу коронного гетмана К. Браницкого в селе Сербы возле Могилева-Подольского с приговоренного живьем сняли двенадцать ремней кожи, после чего четвертовали. Отрубленная го-лова и куски тела уманского сотника долго висели на воротах Могилева и еще 13 украинских городов. Поражение гайдамаков и казнь Гонты стали большой радостью для шляхты, в глазах которой он был предателем и злодеем.

После 1768 г. гайдамацкое движение начало угасать, поскольку из-за усиления влияния России на внутренние дела Речи Посполитои исчезли причины для религиозных притеснений православного населения.

Однако даже после смерти борец за народную свободу Гонта пользовался большим народным уважением. Еще в XIX в. бытовали слухи о «сыне Гонты», который, дескать, скоро продолжит отцовское дело освобождения Украины от панского гнета.

Гайдамацкое восстание 1768 г. взбудоражило современников и нашло широкое отражение в польской и украинской литературе, фольклоре, народных картинах. Яркое свидетельство тому — распространение портретов гайдамацких атаманов. В церкви села Розсошки до 1847 г. хранился овальный портрет, на котором сотник Гонта был изображен с энергичным поворотом головы, лихо закрученными усами, гордым и самоуверенным взглядом, придававшими ему вполне благородный вид. Пожалуй, нос с горбинкой и массивный подбородок не были помехой тому, чтоб назвать его красавцем.