Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

ФИЛИПП ОРЛИК

(1672-1742 гг.)

Гетман Украины в изгнании. Борец за свободу и независимость Украины. Политический деятель, дипломат. Автор первой украинской Конституции.

После смерти Мазепы, не оставившего завещания, осенью 1709 г. в среде казацкой старшины началась борьба за политическое наследие гетмана. В скорейшем избрании нового гетмана был заинтересован и Карл XII, вынашивавший планы выступления против Петра І в союзе с украинскими войсками. Одним из кандидатов в гетманы был племянник и единственный наследник Мазепы А. Войнаровский, отказавшийся от власти и претендовавший лишь на сокровища своего дяди, вывезенные из Украины. Выбор старшины, поддержанный и шведским королем, пал на генерального писаря Филиппа Орлика — наиболее умного и образованного среди соратников Мазепы, доверенное лицо покойного гетмана.

Однако Орлик предложение возглавить украинскую эмиграцию воспринял без энтузиазма — ведь гетманство могло лишь усложнить его положение как эмигранта, а ограниченные средства не позволяли выполнять функции гетмана. А. Войнаровский выделил Орлику из сокровищ, привезенных Мазепой, 3000 дукатов на содержание членов правительства «в экзиле» (в изгнании), дипломатические миссии, питание и вооружение запорожцев. Орлик согласился на некоторых условиях: Карл XII должен был официально заверить, что не успокоится, пока «московское ярмо не будет снято с Украины и страна не вернется к своим давним вольностям». Король согласился и вскоре после выборов гетмана в экзиле 10 мая 1710 г. издал соответствующий указ.

Предки Филиппа Степановича Орлика, богемские дворяне, оставили Чехию во время Гуситских войн XV в. и поселились в Кракове. В XVII в. одна из ветвей рода получила землю в пределах Великого княжества Литовского близ Вильно, где в селе Косути и родился будущий украинский гетман в изгнании. Отец Орлика, католик, погиб в 1673 г. под Хотином, сражаясь с турками. Мать, Ирена Малаховская, происходила из православной семьи.

Образование Орлик получил в Виленском иезуитском коллегиуме и Киево-Могилянской академии. В Академии Орлик изучал латынь, поэтику, стилистику, риторику и логику. Его стихи публиковали даже в академическом сборнике латиноязычной поэзии, печатавшем произведения таких светил как С. Яворский и Ф. Прокопович. Закончив учебу, Орлик в 1693 г. при содействии С. Яворского получил должность секретаря в консистории (духовном суде) киевского митрополита; затем в Полтаве служил в гетманской канцелярии. Для налаживания отношений с казацкой элитой молодой Орлик стал писать «панегирики» и в 1695 г. создал торжественный стих, посвященный Мазепе и опубликованный в Вильно. Другой «панегирик» в 1698 г. он посвятил нежинскому полковнику И. Обидовскому, родственнику Мазепы и зятю генерального писаря В. Кочубея. В том же году Орлик женился на Анне Герцик, дочери полтавского полковника, и завязал еще более тесные контакты с казацкой старшиной.

В 1699 г. И. Мазепа, ценивший образованных и культурных людей, назначил Орлика старшим писарем в своей резиденции Батурине и стал крестным отцом его сына Григория (род. в 1702 г.). Чета Орликов имела также дочерей Анастасию, Марту, Марину и Екатерину и сына Якова.

Старший писарь Орлик владел многими селами в Стародубском, Черниговском и Полтавском полках. В 1706 г. его назначили генеральным писарем — канцлером (министром иностранных дел) Гетманщины. Это должность открывала доступ к гетману и предполагала участие в его переписке, что сделало Орлика очень влиятельным лицом. Когда Мазепа начал тайную переписку с поляками и шведами об отделении Украины от России, Орлик был осведомлен об этом и хотя сомневался в целесообразности подобных действий, исполнял все приказания гетмана прилежно. Он остался верным ему до конца, сохранил искреннее уважение к его памяти и часто бывал на могиле Мазепы.

Об Орлике как личности мы можем судить по его дневнику. Он был очень религиозным человеком, каждый день посещавшим священника и ходившим в церковь. В эмиграции, в греческих Салониках, Орлик часто участвовал в теологических диспутах. Украинский гетман в экзиле и в далеких путешествиях не упускал возможности бывать в библиотеках и книгохранилищах, и не просто как пытливый читатель, а вынашивая идею написать историю Великого Раскола. Замысел, этот, к сожалению, остался нереализованным. Из дневника Орлика становится понятно, что он был внимательным, мягким, прекрасно воспитанным человеком, любившим хорошее общество и тепло относившимся к своей большой семье. Он был также и добрым помещиком, — крестьяне даже после его отъезда тепло отзывались о справедливом и благожелательном отношении к ним.

5 апреля 1710 г. в Бендерах в присутствии старшины и запорожцев Орлик был избран гетманом. Во время церемонии он заключил со своими избирателями соглашение — «Бендерскую конституцию», регламентирующую условия получения власти. Написанная по образцам соглашений польской шляхты с их выборными королями, «Конституция» состояла из 16 статей, касающихся политики, и изменений, которые мазепинцы надеялись ввести после возвращения в Украину. «Конституция» начинается обзором истории украинского казацкого народа — когда-то могущественного, но притесненного вначале Польшей, а затем Москвой, с которой пробовал воевать Мазепа, заключив союз со Швецией.

1-я статья «Конституции» провозглашала, что православие должно быть господствующей религией в Украине и ни одна другая вера, особенно иудаизм, непозволительна. Во 2-й статье будущая Украина определялась как государство, граничащее с Польшей и Россией. В 3:й статье говорилось о не-обходимости союза с Крымским ханством. Статьи 4 и 5 были посвящены вопросам, касавшимся запорожцев: о необходимости вывода российских войск с Нижнего Днепра для предотвращения их вмешательства во внутренние дела украинского казачества и возвращении казакам города Трахтемиров, переданного им польским правительством в XVI в. вместе с другими стратегически важными городами Надднепрянщины. В статьях 6-9 речь шла об ограничении власти гетмана и расширении прав казацкой старшины: все важные государственные решения гетман должен был принимать на советах с генеральной старшиной. Гетману также запрещалось лично наказывать посягавших на его честь — эти дела передавались в специальный старшинский трибунал. В делах, касавшихся Войска Запорожского, гетман должен был использовать специальных чиновников, а не личных слуг. «Конституция» вводила должность генерального подскарбия, чтобы гетманы «не путали» собственные доходы с войсковой казной. Гетман также лишался доступа к государственным средствам и должен был жить на доходы от своих имений. Статьи 10-16 предостерегали старшину от покупки должностей (которые были только выборными); освобождали от уплаты налогов семьи казаков, находившихся в военных походах; уменьшали государственные налоги для малоимущих слоев населения и гарантировали права жителей украинских городов — мещан.

«Конституция» Орлика, исполненная духа просвещения и благих намерений, признавала права старшины, запорожцев, мещан и простого люда; осуждала абсолютистские проявления в деятельности гетмана и чиновничью коррупцию, утверждала принцип выборности старшины, проводила грань между государственной и частной сферами. Однако текст документа вызывает некий скепсис — многое из задекларированного в ней лишено реальной почвы: гетман пребывал в изгнании, старшина была лишена права распоряжаться судьбой своих крестьян, а Низовье Днепра не могло быть передано запорожцам, поскольку находилось под властью Российской империи. Хотя намерения мазепинцев были достойны похвалы, большинство из них так и осталось на бумаге, никогда не воплотившись в жизнь.

В 1711 г. правительство Орлика заключило с татарами военный союз против России. После этого гетман в экзиле начал рассылать по Украине универсалы, призывая к антироссийскому выступлению. Эти воззвания были услышаны, ведь еще не забылись зверства, чинимые войсками Петра I.

31 января украинско-татарское войско двинулось из Бендер на Правобережную Украину, где армия увеличилась впятеро. В конце марта Орлик дошел почти до Киева. Однако татары своими бесчинствами скомпрометировали гетмана, и имя Орлика в Украине еще долго связывали с воспоминаниями о набеге ордынцев. Попытки казаков остановить татар и стычки между ними стали причиной провала похода.

Еще один повод захватить Правобережье мазепинцы получили в 1712 — 1713 гг., когда, желая создать Украинское княжество как буфер между собой и Россией, Османская Порта попыталась сделать Орлика правобережным гетманом. Однако мазепинцы с подозрением относились к мусульманским армиям, даже если они могли предоставить значительную помощь, и больше доверяли христианским правителям. Вообще же, зависимость от поддержки Швеции, Франции и Турции сковывала их, навязывала чужие интересы, часто противоречащие их собственным.

В 1714 г. Карл XII начал свой знаменитый рейд через всю Европу и Орлик со старшиной выехал из Бендер. Запорожцы при поддержке Турции основали в Олешках (ныне Херсонская обл.) новую Сечь. Начался новый этап биографии гетмана в экзиле: он стал политически бессильным и преследуемым, скитающимся политическим эмигрантом. В 1715-1720 гг. Орлик со сторонниками жил в Швеции, где Карл XII выделял на их содержание из государственной казны ежегодно 13 000 талеров, но гибель короля на войне 1718 г. вынудила мазепинцев искать новое пристанище.

Эмигранты прибыли во Вроцлав в Польше, где обитал дальний родственник гетмана — чешский барон Орлик. Тем временем агенты Петра I начали охоту на украинского гетмана в экзиле и попытались похитить его и переправить в Москву. Оставив семью во Вроцлаве, Орлик со старшим сыном Григорием добрался до Кракова, где обратился к политическим деятелям Речи Посполитой с призывом объявить войну России и создать на Правобережье Украины казацкое автономное государство. Однако время подобных проектов прошло. При содействии влиятельных друзей Орлик записал своего сына под чужим именем в королевский полк в саксонском городе Дрезден. В дальнейшем Григорий Орлик представлял интересы отца и «дело казацких вольностей» при разных правительствах — от Стокгольма до Бахчисарая. Сам гетман, укрывшийся в Османской империи, оказался в греческом городе Салоники, куда после 10-летней разлуки под чужим именем прибыл и Григорий. Позже он по поручению отца посетил Стамбул и Бахчисарай, где вел переговоры с правительствами крымского хана и турецкого султана.

Ударом стало известие о том, что запорожцы в 1734 г. вернулись под протекторат России. Орлик обвинил бывших сторонников в предательстве, но казаки ответили, что не желают воевать на стороне турок и татар против христианских братьев и крымский хан, если и добудет Украину, вряд ли отдаст её Орлику.

Концом политической карьеры Орлика стало подписание в 1739 г. мира между Россией и Турцией, сделавшее украинского гетмана в экзиле ненужным ни одному из великих государств Европы. Османская Порта, не заинтересованная в Орлике, приказала ему перебраться в Яссы, где он провел последние месяцы своей жизни. Но и после многих лет разочарований бывший гетман, несмотря на пожилой возраст, не прекращал своих усилий.

Как добропорядочная, но не очень сильная личность, Орлик всегда тянулся к влиятельным людям (Яворскому, Мазепе, Карлу XII) и добивался их расположения благодаря уму, эрудиции, приятным манерам. Он был слишком предан своим покровителям — мог бы покинуть Мазепу после Полтавского поражения, однако не сделал этого. Когда во время восстания татар 1713 г. крымский хан Девлет-Гирей, напав на Карла XII, под страхом смерти требовал от Орлика отречения от шведского короля, тот не поддался угрозам. Лучшим свидетельством того, что гетман был принципиальным и решительным человеком, является то, что, взвалив на свои плечи груз «освобождения Украины от ужасного московского ярма», он нес его в течение 30 лет, вплоть до самой смерти.

По сравнению с достижениями более поздних поколений украинских эмигрантов, Орлику удалось сделать много. Достаточно вспомнить высокий уровень его политических контактов: он и Григорий общались с Карлом XII, Людовиком XIV, Августом II, С. Лещинским, султаном Махмудом, ханами Девлет-Гиреем и Каплан-Гиреем, не говоря уже об их главных министрах и советниках. Шведский король, султан и ханы связали себя договорами о создании независимого от России Украинского княжества. Прецеденты, созданные Орликом и Мазепой, не были забыты и в XX в., когда началось возрождение самосознания украинской нации.