Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

СВЯТАЯ РАВНОАПОСТОЛЬНАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА

(около 890-969 гг.)

Выдающейся личностью эпохи Киевской Руси была святая равноапостольная княгиня Ольга. От природы эта женщина обладала острым умом, неудержимой энергией, широтой взглядов и твёрдой волей. Первая княгиня-христианка хорошо осознавала значение новой веры, понимала необходимость реформ, стремилась достичь процветания своего государства.

О раннем периоде жизни будущей киевской княгини источники ничего не сообщают. Неизвестно, где и когда она родилась, из какой семьи происходила, была ли княжеского рода, — исследователи по-разному освещают эти вопросы. Наиболее распространенным является мнение, что Ольга родилась около 890 г. в Пскове, в землях кривичей. «Повесть временных лет» утверждает, что Олег привез Игорю в 903 г. невесту из Плескова (северная диалектная форма названия «Псков»); «была она мудрой и смышлёной; от нее родился сын Святослав». Тем не менее, имя «Ольга» — «Хельга», будто бы указывает на скандинавское происхождение княгини, отсюда — традиция считать её шведкой, дочерью одного из дружинников Рюрика, который был наместником в Пскове. Существует также гипотеза, что Ольга могла быть болгарской царевной (её родной город «Плесков» отождествляют с болгарской столицей «Плиски»), однако эта версия неубедительна.

В церковных «Житиях Ольги» щедро используются народные легенды и сказания о ней. Богословы изображают Ольгу обычной крестьянской девушкой из села Выбутино. Как-то в псковских лесах она случайно повстречала княжича Игоря, приехавшего на охоту, и перевезла его в лодке на другой берег реки. Пораженный красотой и умом Ольги, Игорь женился на ней. Авторы «Житий» простым происхождением княгини еще больше подчеркивали её будущее величие.

После сообщения о свадьбе Игоря и Ольги в 903 г. летопись долгое время ничего не упоминает об их дальнейшей судьбе. Муж Ольги был фактически отстранен от власти собственным воспитателем Олегом Вещим вплоть до смерти последнего в 912 г. С приходом к власти перед Игорем возник ряд проблем. Летопись упоминает о военных столкновениях с древлянами в 913 и 914 гг., а также о войне с уличами; в 915 и 920 гг. князь Игорь воевал с печенегами. Важное значение имели и два похода против Византии — неудачный 941 г. и успешный 944 г.

Военные походы требовали значительных затрат, что обусловливало усиление экономического давления на собственный народ. Обострение ситуации привело к трагедии. В 945 г. киевский князь решил повторно собрать дань с древлян, вспыхнуло восстание, во время которого княжеская дружина была разбита, а сам Игорь убит — разорван между двумя деревья-ми. В 52 года Ольга осталась вдовой и заняла киевский стол до совершеннолетия сына — Святослава Игоревича.

Начало её правления ознаменовалось подавлением древлянского восстания. «Повесть временных лет» подробно описывает три Ольгиных мести за мужа. Весной 945 г., когда княгиня готовилась к походу в непокорные земли, прибыли древлянские послы сватать её за своего князя Мала. В этом не было ничего необычного: по тогдашним представлениям, тот, кто убил вождя, мог унаследовать его власть, лишь женившись на его вдове. Ольга приказала живыми закопать послов в землю у себя во дворе. Ещё одну группу послов она сожгла в бане. Тем временем войско было готово. С княгиней выступил в первый свой поход и сын Святослав. Он был еще настолько мал, что копье, брошенное им, смогло перелететь лишь через голову его коня. Однако для княжеской дружины это был сигнал к бою. Ольге удалось хитростью истребить войско древлян и разгромить их столицу — Искоростень. Осада города продолжалась целый год, его защитники голодали, но не сдавались. Тогда княгиня начала переговоры: пообещала горожанам легкую дань и велела принести с каждого двора по три голубя и три воробья. Жители Искоростеня с радостью согласились. А Ольга тем временем приказала своим воинам привязать к каждой птице горящий трут и отпустить на волю. Птицы полетели к родным гнездам и.подожгли город. Древлянская столица была уничтожена, а уцелевшим людям пришлось платить тяжелую дань и признать главенство Киева.

Ольге предстояли и другие государственные дела. Важной дальновидной мерой княгини стала административно-хозяйственная реформа, состоявшая в четкой регламентации и упорядочении налогов и дани с подвластных Киеву племен. Занялась она и организацией собственного княжеского хозяйства. Летопись так рассказывает об Ольгиных начинаниях: «И идёт Ольга по Деревьстей земли с сыном своим и с дружиной, уставляющи уставы и уроки. И суть становища ея и ловища... И по Днепру перевесища, и по Десне. И есть село ея Ольжичи и доселе». Чтобы реформа была эффективной, Ольге пришлось провести раздел угодий между собственниками, поставить «знамения», то есть княжеские знаки, которые отделили государственные владения и обеспечили их охрану, а также определить специальные места — «погосты», куда свозились поборы с населения. Постепенно стараниями княгини отдельные славянские земли, объединенные Киевом, превращаются в государственную территорию, а конфликты, подобные древлянскому восстанию, становятся невозможными.

Решив внутренние вопросы, Ольга обращается к сложным проблемам внешней политики, в частности в русско-византийских отношениях. Договор с Византией 944 г. почти не действовал, так как оба властителя, заключившие его, сошли с политической арены: Игорь был убит древлянами, а император Византии Роман I Лакапин отстранён от власти и отправлен в монастырь собственными сыновьями. Для налаживания отношений с греками Ольга отправилась в Константинополь и добилась личного приема у византийского императора Константина VII Багрянородного, который оставил подробное описание этого события. Не называя года визита, он, тем не менее, указывает точные даты посещения русской архонтиссой Ольгой императорского дворца: впервые она была приглашена в среду 9 сентября, вторично — в воскресенье 18 октября. Во время этой поездки Ольга приняла и святое крещение (в христианстве получила имя Елена). Крёстным отцом княгини стал сам император.

Вот как описывается крещение русской княгини в «Повести временных лет»: «Отправилась Ольга в греческую землю и пришла к Царьграду. И правил тогда Константин, сын Льва. Увидев Ольгу, добрую сущю зело лицом и смыслённу, удивился её уму и, разговаривая с ней, сказал: «Достойна ты царствовать с нами в столице нашей». Она же ответила царю: «Я — язычница. Если хочешь окрестить меня, крести сам — иначе не окрещусь!» И окрестили её царь с патриархом». После крещения император предложил княгине: «Хощу ти пояти собе жену». На что Ольга ответила, что она его крестная дочь и по христианским канонам брак между ними невозможен. Царь признал, что Ольга его перехитрила: «Переклюкала меня, ecu Ольга».

Вряд ли во время русско-византийских переговоров мог подниматься вопрос о бракосочетании: княгиня была уже немолода, а император женат. Возможно, речь шла о совсем другом династическом браке: есть основания полагать, что Ольга предложила обручить своего сына с дочерью императора, но получила отказ.

Характерной особенностью всех древнерусских источников является то, что они связывают крещение Ольги с её визитом в Константинополь. Император же Константин ни единым словом не упоминает об акте крещения киевской княгини. Сложно вообразить, что такой важный факт мог остаться без его внимания. Интересно, что в свиту княгини входил священник Григорий, прибывший с ней из Киева. Значит, Ольга уже была христианкой? Когда же она крестилась? Ученые называют разные даты. Высказывается мысль, что Ольга могла креститься вместе с мужем еще в 944 г., когда они находились в Константинополе. Тогда выходит, что древлянское восстание и убийство Игоря имело еще и антихристианскую направленность. Существуют предположения, что она могла креститься в Киеве в 955 г. Называют и разные даты визита Ольги в Царьград. «Повесть временных лет» датирует это событие 955 г., западноевропейские хроники относят к 959 г., а современные исследователи — к 946 или 957 гг.; некоторые даже считают, что Ольга дважды побывала в Константинополе.

Император вручил Ольге «дары многи», а патриарх при отъезде домой благословил: «Благословенна ты в жонах руських, яко возлюби свет, а тьму остави». Тем не менее, итоги визита разочаровали Ольгу. Её миссия имела торгово-политическую направленность. Возможно, она хотела восстановить или дополнить договор своего мужа с греками 944 г. и провести переговоры относительно крещения Руси. Мечтала она также получить от императора королевский титул. Свое путешествие Ольга начала весной и через месяц, где-то в начале мая, прибыла с посольством в Суду, Константинопольскую гавань, где и дожидалась приема более четырех месяцев, вынужденная все это время жить на корабле. Несмотря на то, что Ольгу все же пригласили ко двору, планам её не суждено было сбыться. Более того, приём, описанный императором, носил унизительный для русской княгини характер. После поездки в Царьград русско-византийские отношения остались напряженными.

Вскоре после возвращении Ольги в Киев на Русь прибыли византийские послы и напомнили княгине об обещанных встречных дарах императору: «Яко много дарих тя; ты бо глаголяши ко мне, яко аще возвращюся в Русь, многи дары прислю ты: челядь, воск и скору и воя многи в помощь». Княгиня резко возразила на это: «Яще ты рци тако ж постоите у мене в Почайне, яко же аз в Суду, то тогда ти дам».

Противоречия с Византийской империей были настолько глубокими, что Ольге пришлось искать альтернативы византийской ориентации. В 956 г. она направила послов во Франкфурт-на-Майне, к немецкому императору Оттону I с предложением основать на Руси епархию, подчиненную папе римскому. Это был бы болезненный удар по Константинополю, хотя в середине IX в. конфликт между православием и католицизмом еще не привел к окончательному разрыву. На Русь был назначен епископ Адальберт, но его миссия не имела успеха. В 962 г. западные миссионеры вынуждены были возвратиться домой.

Ольга-христианка прославилась «добрыми делами» — помощью бедным и милостыней. Она также уничтожала языческие капища и строила христианские церкви. Так, в «Памяти и похвале» Иакова Мниха читаем: «И потом требища бесовская сокруша, и нача жить во Христе Исусе, возлюбивши Бога». С именем Ольги связывают строительство первого Софийского собора в Киеве, церкви Святого Николая на Аскольдовой могиле и Троицкой церкви в Пскове, родном городе княгини. В одном из «Апостолов» XIV в. записано: «В ть же день (И мая) священне Святия Софья Киев в лето 6460 (952 г.)». Этот храм, построенный и освящённый во время правления Ольги, был разрушен в 970-971 гг. её сыном Святославом. Сведения о строительстве Троицкой церкви в Пскове содержатся в одном из «Житий Ольги». Поддерживала Ольга и строительство небольших частных часовен, молелен и маленьких церквушек.

Ольга умерла 11 июля 969 г. на 77-м году жизни. Известно, что она завещала «не творить над нею тризны». Где именно похоронили княгиню, неизвестно, возможно, это была одна из христианских церквей, построенных ею в Киеве. В «Повести временных лет» рассказывается о погребальном обряде над её телом, осуществленным христианским «презвутером», то есть священником. Там же упоминается, что в 1007 г. князь Владимир перенес останки княгини в Десятинную церковь, где она и была похоронена в каменном саркофаге. Потомки по достоинству оценили огромные заслуги княгини Ольги в деле государственного строительства и особенно в христианизации Руси: за переход к христианству Русская православная церковь еще в домонгольский период канонизировала её.