Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

РУССКО-ЧЕЧЕНСКИЕ ВОЙНЫ

(1994-2000 годы)

Войны Российской Федерации с одним из своих субъектов — Чеченской Республикой, заявившей в конце 1991 года о своей государственной независимости.

Собственно российско-чеченская война началась 11 декабря 1994 года вторжением федеральных войск в Чечню. Этому предшествовал трехлетний процесс отдаления чеченских властей от Москвы, начатый осенью 1991 года под руководством бывшего генерала Советской Армии генерала Джохара Дудаева, избранного первым президентом Чечни. После краха СССР Дудаев заявил о независимости Чечни от России, хотя и не порвал всех связей с Москвой, особенно в финансово-экономической сфере. После ликвидации двоевластия в октябре 1993 года российские власти попытались восстановить свой контроль над чеченской территорией В северном Надтеречном районе республики, не признавшем власть Дудаева, на российские деньги были созданы отряды оппозиции, вооруженные российским оружием. 26 ноября 1994 года при поддержке танков с российскими экипажами оппозиционеры попытались овладеть столицей Чечни Грозным, но были почти полностью уничтожены и пленены верными Дудаеву войсками. В плен попало более 70 российских военнослужащих. Они были освобождены еще до начала полномасштабной русско-чеченской войны. Среди погибших и пленных танкистов оказались нанятые российскими спецслужбами офицеры Кантемировской дивизии, в октябре 1993 года обстреливавшие московский Белый дом.

После провала попыток свергнуть Дудаева с помощью чеченской оппозиции была начата полномасштабная войсковая операция силами нескольких дивизий армии и внутренних войск. Численность группировки достигала 60 тысяч солдат и офицеров, включая элитные воздушно-десантные войска и московскую дивизию внутренних войск (бывшую имени Дзержинского). Им противостояла созданная Дудаевым регулярная чеченская армия, называвшаяся ополчением и насчитывавшая до 15 тысяч человек. Она была вооружена танками, бронетранспортерами, боевыми машинами пехоты (БМП), артиллерией, пулеметами и легким стрелковым оружием, оставшимися на армейских складах после вывода из Чечни российских войск в 1992 году. Часть вооружения и боеприпасов Дудаеву позднее удалось нелегально закупить в России. Боевой авиации у чеченцев не было, а все учебные транспортные самолеты, располагавшиеся на аэродроме вблизи Грозного, были уничтожены перед вторжением в результате бомбардировок российской авиации.

Официально в России война именовалась «мерами по восстановлению конституционного порядка в Чеченской Республике» и преследовала цель «разоружение незаконных вооруженных формирований». Российские политики и военные рассчитывали, что боевые действия не продлятся больше двух недель. Министр обороны генерал Павел Грачев еще накануне вторжения в Чечню заявил, что Грозный мог быть взят за два часа одним российским воздушно-десантным полком. Однако федеральные войска встретили ожесточенное сопротивление и сразу же понесли большие потери.

Чеченцы не имели авиации, многократно уступали противнику в артиллерии и танках, однако за три года независимости успели превратиться в профессиональных бойцов, а по уровню боевой подготовки и командования значительно превосходили российских солдат, многие из которых были недавно призваны в войска. Непосредственно операциями с чеченской стороны руководил начальник Главного штаба генерал Аслан Масхадов, бывший полковник Советской Армии. Чеченские войска удачно сочетали позиционную оборону с мобильной, успевая вовремя уйти от массированных ударов российской авиации.

Только 21 декабря федеральные части вышли к Грозному и в новогоднюю ночь 1995 года пошли на плохо подготовленный штурм Грозного. Чеченцы почти беспрепятственно пропустили наступавших в центр Грозного, а затем стали расстреливать бронетехнику и пехоту с укрепленных позиций на заранее пристреленных улицах города. Бойцы федеральных войск не имели планов города и почти не ориентировались в нем, действовали несогласованно и фактически без единого командования. Часть их была уничтожена, часть блокирована в занятых зданиях, и лишь немногим удалось прорваться обратно. В плен попало до 500 человек. Были сожжены или взяты чеченцами почти все российские танки, введенные в Грозный. Начались затяжные уличные бои, когда российские солдаты медленно занимали город, дом за домом, квартал за кварталом. В этих боях чеченцы воевали более умело, действуя небольшими мобильными группами, командиры которых могли самостоятельно принимать решения в быстро меняющейся обстановке без сплошной линии фронта. Лишь немногие из российских командиров обладали этими качествами. Авиация бомбила Грозный и другие города и селения Чечни неприцельно, по площадям. От бомбежек страдало почти исключительно мирное население. Гибель родных и близких только усиливала ненависть чеченских солдат и офицеров к федералам. В Грозном же по злой иронии судьбы жертвами бомб и снарядов становились в первую очередь русские жители. Мирное чеченское население в основном успело покинуть осажденный город и укрыться у родственников в горах, русским же уходить было некуда. В марте чеченские войска оставили Грозный. В апреле и мае российская армия прорвалась в предгорные и горные районы на юге Чечни, овладев всеми городами республики. Чтобы выиграть время для перехода регулярной армии к партизанской войне с труднодоступных баз в горах, в середине июня отряд в 200 человек под командованием одного из наиболее известных чеченских полевых командиров Шамиля Басаева, бывшего студента, а ныне генерала, совершил рейд на ставропольский город Буденновск. Здесь солдаты Басаева захватили в заложники до тысячи мирных граждан, согнали в городскую больницу и угрожали уничтожить их, если не будет объявлено прекращение огня и начало российско-чеченских переговоров (накануне почти вся семья Басаева погибла под российскими бомбами). Федеральные войска предприняли неудачный штурм больницы, в ходе которого погибло несколько десятков заложников. После этого премьер-министр Виктор Черномырдин согласился выполнить требования террористов, а также предоставил террористам автобусы, чтобы они могли добраться до чеченских гор с частью заложников для гарантии безопасности. В Чечне Басаев освободил оставшихся заложников и оказался вне досягаемости российских войск. Всего на улицах Буденновска и в больнице погибло около 120 мирных граждан. Басаев предпринял свой рейд без санкции чеченского командования, но впоследствии Дудаев и Масхадов одобрили его действия.

Бесчеловечная акция Басаева привела, однако, к временному прекращению кровопролития в Чечне, пока продолжались переговоры. В октябре они были прерваны, после того как глава российской делегации командующий внутренними войсками генерал Анатолий Романов был тяжело ранен в результате покушения (до сих пор он находится в бессознательном состоянии). Обстоятельства этого покушения, осуществленного с помощью радиоуправляемого фугаса, не ясны и сегодня.

После срыва переговоров федеральные войска возобновили наступление в горных районах Чечни. Они не раз захватывали там города и селения, но удержать занятые позиции длительное время оказалось невозможно, поскольку чеченцы блокировали пути снабжения. Российские части устали от войны. Их боеспособность, и без того низкая, упала до критического предела. Федеральным войскам так и не удалось разгромить главные чеченские силы. Масхадов и Дудаев смогли сохранить контроль над своими основными отрядами. В декабре чеченские силы на несколько дней заняли второй по величине город республики Гудермес, продемонстрировав России и всему миру свою силу.

В конце декабря 1996 года отряд численностью около 200 человек под командованием зятя Дудаева Салмана Радуева, позднее произведенного в генералы, совершил рейд против вертолетной базы в дагестанском городе Кизляре. Рейд окончился неудачей, и отряду грозило окружение со стороны федеральных войск. Тогда Радуев, по примеру Басаева, захватил заложников в городской больнице. Сначала он требовал прекращения войны и вывода российских войск из Чечни, затем, под давлением властей Дагестана, удовлетворился обещанием свободного пропуска в Чечню под прикрытием живого щита из заложников. В январе 1996 года у границы Дагестана и Чечни колонна автобусов с террористами была обстреляна российскими вертолетами. Радуев и его люди захватили в плен милицейский пост из бойцов новосибирского отряда милиции особого назначения (ОМОНа) и заняли оборону в близлежащем дагестанском селении Первомайское. Отряд Радуева был осажден внутренними войсками и спецподразделениями МВД и службы безопасности численностью в 2,5 тысячи человек. Через несколько дней войска пошли на штурм, ворвались в Первомайское, но были отброшены на исходные позиции. Милицейские спецподразделения, обученные борьбе с вооруженными преступниками, были плохо приспособлены для ведения обычного уличного боя с подразделением противника. Под покровом ночи большинству радуевцев с частью заложников удалось прорваться из окружения. Бой у Первомайского еще раз доказал чеченцам слабость российских войск.

Все попытки Москвы создать дееспособную чеченскую администрацию окончились крахом. В последний период во главе пророссийского правительства стоял Доку Завгаев, бывший лидер компартии и председатель Верховного Совета Чечено-Ингушетии, разогнанного по инициативе Дудаева демонстрантами осенью 1991 года. Триллионы рублей, выделяемые на восстановление разрушенной экономики Чечни, расхищались банкирами и чиновниками разных уровней. Администрация Завгаева, не имея никакой реальной власти, была не в силах предотвратить обстрелы и бомбардировки чеченских селений российской артиллерией и авиацией. В результате Завгаев утратил популярность в своем родном Надтеречном районе, жители которого ранее были в оппозиции к Дудаеву.

В марте 1996 года Басаев на несколько дней вошел в Грозный. «Террорист № 1» на этот раз посадил своих бойцов на легковые автомашины. На большой скорости они передвигались по улицам, атакуя федеральные блокпосты и комендатуры, сами оставаясь практически неуязвимыми. Российская армия ничего не смогла сделать с басаевцами, пассивно ожидая, когда они покинут город. Как стало ясно впоследствии, мартовский рейд Басаева был всего лишь репетицией более масштабной операции.

В середине апреля вблизи селения Ярыш-Мардан в засаду попала колонна федеральных войск, потерявшая погибшими около 100 человек. Чеченцы же в этом бою потерь практически не понесли.

21 апреля 1996 года Дудаев был убит в результате взрыва авиационной ракеты, наведенной на сигнал его сотового телефона. Пост президента Чечни занял вице-президент Зелимхан Яндарбиев, известный чеченский поэт, но как политик уступавший по популярности Дудаеву, Масхадову и Басаеву. В конце мая во время приезда Яндарбиева в Москву с ним было заключено соглашение о прекращении огня. Накануне президентских выборов российское руководство было заинтересовано в достижении в Чечне хотя бы временного мира. Оно надеялось, что после гибели Дудаева сопротивление чеченцев ослабнет и удастся утвердить в стране правительство Завгаева.

После победы на выборах Бориса Ельцина федеральные войска возобновили наступление в Чечне и бомбардировку горных селений. 6 августа чеченская армия вошла в Грозный. Эта операция была разработана Масхадовым еще весной. Однако чеченское руководство отложило ее проведение на время после президентских выборов в России, полагая, что победа Ельцина для Чечни будет наименьшим злом. За несколько дней до начала операции в специальных листовках жителей Грозного предупредили, что в самое ближайшее время в городе начнутся бои и им надо запастись водой и продовольствием и не выходить на улицу. Однако командование федеральных войск не придало значения этим листовкам и было захвачено врасплох. В городе и его окрестностях располагалось до 15 тысяч солдат и офицеров армии и внутренних войск и бойцов ОМОНа.

Первоначально в Грозный вступило около 2 тысяч чеченских ополченцев под личным руководством Масхадова и Басаева (последний непосредственно командовал грозненской группировкой). К тому времени у чеченцев уже не было бронетехники и почти не осталось артиллерии. Однако по боевому опыту, умению воевать и моральному духу они далеко превосходили солдат федеральных войск, не проявлявших никакого желания умирать во имя «наведения конституционного порядка в Чечне». Многие российские подразделения фактически заняли позицию вооруженного нейтралитета, не обстреливая противника, если тот, в свою очередь, не покушался на занимаемые ими позиции.

За неделю боев чеченцы овладели большей частью Грозного, блокировав российские войска в основных административных зданиях и помещениях блокпостов и комендатур. К тому времени численность чеченской группировки в Грозном возросла до 6—7 тысяч человек, благодаря переходу на ее сторону части подчинявшейся Завгаеву городской милиции и переброски подкреплений из других районов Чечни. Контратаки федеральных войск с расположенных в грозненских пригородах Ханкала и аэропорт Северный были отбиты. Российские части понесли большие потери. Отдельные подразделения федеральных войск, чтобы вырваться из окружения и получить медикаменты для раненых, прибегли к позорной практике захвата заложников среди мирного населения. По некоторым оценкам, было сожжено до 200 единиц бронетехники, а несколько танков и боевых машин пехоты (БМП) чеченцам удалось захватить невредимыми. Как писала в те дни российская пресса: «Под натиском разрозненных бандформирований наши войска оставили город Грозный». Чеченские войска также освободили города Гудермес и Аргун и нанесли ряд ударов по федеральным частям в предгорьях.

Командующий российскими войсками в Чечне генерал Константин Пуликовский потребовал от жителей Грозного за двое суток покинуть город, собираясь подвергнуть его массированным бомбардировкам и обстрелам. В этом случае неизбежна была бы гибель не только примерно 2 тысяч федеральных военнослужащих, блокированных в осажденных зданиях и оставшихся без продовольствия, воды и боеприпасов, но и десятка тысяч горожан, которые никак не могли покинуть город за столь короткий срок. Срочно прибывший в Чечню секретарь Совета безопасности России генерал Александр Лебедь добился отмены приказа Пуликовского о новом штурме Грозного. Лебедь убедился в полной небоеспособности российских войск в Чечне, о чем заявил публично.

В конце августа в дагестанском городе Хасавъюрте он подписал с чеченским руководством соглашения, по которым устанавливалось прекращение огня, федеральные войска, за исключением двух бригад, выводились из Чечни (сторонники независимости называют страну Ичкерией), а определение политического статуса республики откладывалось на период не позднее конца 2001 года. Чеченцы, однако, настаивали на выводе всех федеральных войск и отказались гарантировать безопасность военнослужащих остающихся в окрестностях Грозного бригад.

23 ноября 1996 года президент Ельцин подписал указ о выводе из Чечни до конца года последних двух бригад. Когда федеральные войска покинули республику, там состоялись президентские выборы. На них победил Масхадов. Его власть распространилась на всю республику. Вернувшиеся в Надтеречный район местные ополченцы вынудили отказаться от власти сторонников Завгаева. В мае 1997 года президенты Ельцин и Масхадов подписали мирный договор между Россией и Чечней, где стороны обязались никогда не использовать силу или угрозу ее применения в отношениях друг с другом. Это означает признание Россией Чечни независимой де-факто. Однако признать чеченскую независимость де-юре, т. е. официально согласиться с тем, что Республика Ичкерия не является больше частью территории России и установить с ней дипломатические отношения как с иностранным государством, российское руководство пока еще не готово. История знает примеры, когда между реальным обретением независимости и ее признанием бывшей метрополией проходили десятилетия. Так, Нидерланды фактически отделились от Испании уже к 1572 году, но испанская монархия признала новое государство после ряда войн только в 1607 году.

По официальным данным, в Чечне за все время конфликта погибло и пропало без вести около 6 тысяч российских военнослужащих, пограничников, милиционеров и сотрудников службы безопасности. Никакими суммарными данными о безвозвратных потерях чеченской армии мы сегодня не располагаем. Можно только предположить, что из-за меньшей численности и более высокого уровня боевой подготовки войска Чечни понесли значительно меньшие потери, чем федеральные войска.

Общее число погибших жителей Чечни чаще всего оценивается в 70— 80 тысяч человек, в подавляющем большинстве — гражданских лиц. Они стали жертвами обстрелов и бомбардировок со стороны федеральных войск, а также так называемых «зачисток» — осмотра российскими солдатами и сотрудниками МВД оставленных чеченскими формированиями городов и сел, когда нередко от пуль и гранат федералов погибали мирные жители. Самые кровавые «зачистки» проводились в селе Самашки недалеко от границы с Ингушетией.

Вторая чеченская война началась после вторжения в августе 1999 года чеченских отрядов Шамиля Басаева и Хаттаба в Дагестан в расчете на содействие местных вахабитов, взрывов жилых домов в Москве и Буйнакске и вторжения федеральных войск в сентябре. План этого вторжения, по некоторым данным, был разработан еще весной 1999 года. К началу февраля 2000 года российская армия овладела Грозным, который был практически стерт с лица земли. В феврале — марте федеральные войска проникли в южные горные районы Чечни, но установить эффективный контроль над ними не смогли. На всей территории Чечни в настоящее время продолжается широкомасштабная партизанская война. К концу 2000 года российские потери, по официальным, вероятно, значительно приуменьшенным данным, составили около 3 тысяч погибших и пропавших без вести. Достоверных данных о потерях чеченских вооруженных формирований и мирного населения нет. Можно предположить только, что гражданских лиц погибло

в несколько раз больше, чем военных. Как в дальнейшем будут развиваться события в Чечне покажет время.





СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

МОСКВА «ВЕЧЕ» 2001
Соколов Б.В.