СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

ВОЙНЫ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО

(334—323 годы до н.э.)

Войны царя Македонии Александра в союзе с греческими государствами, имевшие целью завоевание Персидской империи.

Походу на Персию предшествовало завоевание Греции отцом Александра Филиппом. В период с 357 по 348 год Филипп завоевал все греческие колонии на фракийском побережье. За это время македонянам также покорилась Фессалия, но соединенные силы афинян, спартанцев и ахеян отразили попытку Филиппа проникнуть в среднюю Грецию через Фермопильский проход. В 342 году власть Македонии признали Эвбея, Эпир и Этолия. Это обеспокоило Афины, где диктаторскую власть обрел Демосфен, создавший антимакедонскую коалицию. В 339 году Филипп вторгся в среднюю Грецию Решающая битва, обеспечившая победу Македонии, произошла в 338 году при Херонее. Против македонян сражались армии Афин, Фив, Коринфа и некоторых других полисов во главе с Демосфеном. С обеих сторон армии насчитывали по 30 тысяч человек. Главный удар нанесло левое крыло македонской армии, которым командовал Александр. Оно разгромило фиванское войско и предопределило общий успех. Лучшая подготовка македонских гоплитов обеспечила им победу. В дальнейшем большинство участников Херонейской битвы приняло участие в походе на Восток.

Филипп замышлял войну против Персии — самого богатого государства того времени. Для этой цели Македония в 338 году создала союз всех греческих государств, за исключением Спарты. Но в разгар подготовки похода на Восток, в 337 году, Филипп был убит. Войско возглавил его сын Александр.

В 336 году македонский авангард во главе с Парменионом вторгся в Малую Азию. В это время вспыхнуло антимакедонское восстание в Фивах, где оказался в осаде небольшой македонский гарнизон. Узнав об этом, Александр с основной частью армии двинулся в Беотию. Он атаковал Фивы, из цитадели которых совершили вылазку осажденные македоняне. Город был взят, а 30 тысяч фиванцев проданы в рабство.

Пока Александр расправлялся с Фивами, Парменион потерпел ряд неудач в борьбе с греческим полководцем Мемноном, служившим царю Дарию, и 335 вынужден был отступить к Геллеспонту. От полного разгрома Пармениона спас Александр, переправившийся в 334 году в Малую Азию во главе 35-тысячного греко-македонского войска. Персы, хотя и имели флот, значительно превосходящий по числу кораблей флот греков (400 судов против 160 у Александра), не смогли помешать высадке. Македонский царь оставил в Греции 12 тысяч пехотинцев и 1,5 тысячи кавалеристов, чтобы поддерживать свое господство в стране и отражать возможные вылазки Спарты и персидские десанты. В отличие от греко-персидских войн V века до н.э. и Пелопоннесской войны, в новой войне между греко-македонским союзом и Персидской империей господство на море не имело существенного значения для исхода боевых действий. В отличие от Балкан, на территории Малой Азии и Сирии, где проходили первые сражения, производилось достаточно продовольствия, чтобы прокормить армию Александра.

Мемнон предлагал не принимать боя с македонским войском, а отступать вглубь страны, уничтожая все запасы фуража и продовольствия. Затем, когда армия Александра ослабнет, полководец предлагал дать ему бой, собрав все войска из восточной части Персидского государства. Однако Дарий не хотел без боя отказываться от богатых малоазийских провинций и недооценивал силу неприятельской армии.

Первое сражение произошло у реки Граник в Малой Азии. Здесь Александр столкнулся с наиболее боеспособной частью персидского войска — греческими наемниками. После Пелопоннесской войны наемничество широко распространилось в Греции. Гражданские ополчения к концу этой войны фактически превратились в профессиональные армии. Многие греческие воины за двадцать с лишним лет почти непрерывных боевых действий привыкли к военному ремеслу. Оставшись без работы в родном полисе, они нанимались на службу к персам. Кроме того, в войске царя Дария III, противостоявшем армии Александра, находились и греки из подвластной Персии Малой Азии.

Ко времени похода Александра Персидская держава сохраняла лишь призрачное единство. Сатрапии (наместничества) превратились в полусамостоятельные государства, которые весьма неохотно выделяли воинов и припасы в армию царя и к тому же враждовали друг с другом. Александр же располагал единой армией Македонии и всех крупных греческих полисов (кроме Спарты). Внутренняя слабость Персии была главной причиной, почему Дарий не рискнул принять план Мемнона. Ведь в случае отступления персидского войска многие сатрапии могли без боя перейти на сторону Александра.

В битве при Гранике численный перевес был на стороне греко-македонского войска. Александр имел в своем распоряжении 32 000 пехотинцев и 5100 кавалеристов. Дарий мог противопоставить ему не более 20 тысяч пеших воинов, половину из которых составляли греки, и не более 3 тысяч кавалеристов-персов. Персидские войска заняли оборонительную позицию в сильно пересеченной местности, прикрытую Граником, рассчитывая отразить нападение превосходящих сил противника. Александр построил в центре фалангу гоплитов с «косым клином», а на флангах поставил кавалерию и легкую пехоту. Сильнейшая часть фаланги форсировала Граник и рассеяла персидских лучников до того, как они смогли нанести ей сколько-нибудь существенные потери. Македонская конница рассеяла персидских кавалеристов, а потом обрушилась с фланга на греческих наемников, которые понесли наиболее тяжелые потери. Войско Дария вынуждено было отступить.

В сражении при Гранике греко-македонское войско потеряло убитыми 85 всадников и 30 пехотинцев Можно предположить, что не менее 500 человек было ранено. О потерях персидской армии достоверных сведений нет, но эти потери наверняка в несколько раз превышали потери греков и македонцев.

После победы при Гранике армия Александра без боя захватила большинство греческих городов Малой Азии. Только Милет и Галикарнас пришлось брать штурмом. Персы под командованием греческого полководца Мемнона смогли эвакуироваться оттуда морем. Сам Мемнон вскоре умер, что было большой потерей для Персидской империи. Она лишилась единственного достойного противника Александра. После взятия Милета Александр отослал почти весь свой флот к берегам Эллады — в нем больше не было нужды, поскольку богатые малоазийские города обеспечили греко-македонской армии надежное снабжение

В 333—334 году македоняне без боя заняли Карию, Ликию и Памфилию на юго-западе Малой Азии. Затем Александр захватил Киликию и двинулся в Сирию. Туда же пришел из Вавилона Дарий с вновь сформированной армией.

Следующее крупное сражение между ними произошло в 333 году при заливе Исса в Сирии на побережье Средиземного моря. Обе армии стояли на разных берегах реки Пинар. На стороне греко-македонского войска был общий численный перевес и преимущество в пехоте. Персы же имели несколько более многочисленную кавалерию, но место сражения для ее действий было выбрано неудачно. Персидские всадники находились за рекой на равнине и могли атаковать неприятельскую фалангу только тогда, когда она уже весьма значительно потеснит персов. Как и при Гранике, слабейшее войско заботилось об обороне, а не о наступлении.

В начале сражения Дарий двинул в бой личную гвардию и оставшиеся у него греческие отряды. Их подкрепляли персидские гоплиты и лучники, а также кавалерия. Александр сам возглавил атаку тяжелой кавалерии на правом фланге против личной гвардии Дария. После ожесточенного боя Дарий с телохранителями покинул поле сражения. В этот момент левый фланг греко-македонского войска теснила персидская конница. Александр бросил против нее фессалийскую кавалерию, которая смогла обратить неприятеля в бегство. После этого персидская пехота оставила поле боя.

В битве при Иссе греко-македонская армия потеряла убитыми 300 пехотинцев и 150 кавалеристов. Раненых было не менее 2 тысяч. Среди них оказался и сам Александр. Потери персидской армии были значительно больше, но точных данных о них нет, равно как нет надежных сведений о ее численности. Приводимые греческими источниками цифры, будто Дарий при Иссе располагал 600 тысячами человек, стоят не больше, чем утверждения Геродота о многомиллионной армии Ксеркса. Хотя подобные легендарные цифры вводили в заблуждение еще каких-нибудь 180 лет назад даже гениев военного искусства, вроде Наполеона Бонапарта. Поверженный французский император, находясь на Святой Елене, утверждал: «Победу одерживают не числом. Александр победил триста тысяч персов во главе двадцати тысяч македонян».

Главное значение битвы при Иссе состояло в том, что после поражения во втором подряд генеральном сражении войско Дария оказалось деморализовано. Основная часть греческих наемников уцелела в бою. Однако потом большинство из них, по разным источникам, от 4 до 8 тысяч человек, покинули Дария и направились в Финикию, откуда на кораблях вернулись в Грецию. Таким образом, персы лишились наиболее боеспособной пехоты. Лишь небольшой отряд греков отступил вместе с Дарием за Евфрат. Если предположить, что первоначально наемников было около 10 тысяч и что около тысячи из них остались с персидским царем до конца, то общие потери служивших персам греков в битвах при Гранике и Иссе можно оценить в одну тысячу убитых и раненых. Потери же персидской части войска, вероятно, были в несколько раз больше.

Александру досталось много пленных. В его руках оказалась казна и гарем персидского царя, а также личная колесница Дария. Часть добычи была взята в лагере персов, а часть — в открывшем ворота победителю Дамаске, где греки и македонцы захватили почти весь персидский обоз.

Войско Александра двинулось в Финикию. Большинство финикийских городов сдались без боя, предоставив в распоряжение завоевателя свой флот. Главная база персидского флота Тир пал только после семимесячной осады в 332 году. В распоряжении македонского царя были флотилии финикийских и кипрских городов, значительно превосходившие тирский флот. Но Александру пришлось, преодолевая ожесточенное сопротивление осажденных, построить дамбу, соединившую остров, на котором находился Тир, с материком. Только тогда его армия смогла подступить к стенам города и сломить сопротивление его защитников. Стены Тира разрушались с помощью стенобитных машин, поставленных на корабли. Город был захвачен, когда стены оказались разрушены. 8 тысяч горожан было убито, а 30 тысяч — проданы в рабство.

Из Финикии Александр двинулся в Египет. На верность ему присягнула Иудея. Только в пограничной Газе персидский гарнизон во главе с одним из приближенных Дария Батисом оказал сильное сопротивление. После двухмесячной осады все защитники крепости были убиты. Египет же сдался Александру без боя, а местные жрецы охотно признали его божественное происхождение.

Оставшиеся в Малой Азии греко-македонские отряды отразили персидские атаки, предпринятые из Армении и Месопотамии. Дарий предложил заключить мир, предлагая уступить часть малоазийского побережья и заплатить большой выкуп за пленных, в том числе своих родственников. Персидский царь готов был заключить союз с завоевателем, но Александр требовал полной капитуляции, требуя, чтобы «царь царей» пришел к нему как к «подлинному господину всей Азии». Дарий в ответ предложил разделить свою империю, отдав Александру все средиземноморские провинции, который тот уже завоевал. Македонский царь был непреклонен. Тогда Дарий стянул все оставшиеся в его распоряжении войска на подступы к Вавилону. Александр же весной 331 года выступил из Египта в поход вглубь Персии. У деревни Гавгамелы к северу от Вавилона произошло последнее крупное сражение этой войны.

Войско Дария теперь состояло почти исключительно из представителей азиатских народностей. Впервые персы собирались использовать против Александра 100 боевых колесниц, оснащенных острыми серповидными ножами, и 15 слонов. Численность персидской армии неизвестна, но вряд ли она превышала 30 тысяч человек, учитывая потери в предыдущих сражениях, уход греческих наемников, оккупацию неприятелем половины территории империи и малую мобилизационную способность восточных сатрапий Персидской державы. Александр же, получивший подкрепления из Греции и сумевший навербовать пополнения в малоазийских городах, имел на этот раз армию в 56 тысяч человек, включая 4 тысячи (по другим данным — 7 тысяч) кавалеристов и 30 тысяч гоплитов. Персы имели превосходство в коннице: по оценке Дельбрюка, у них было до 12 тысяч всадников. Численность же персидской пехоты лишь немного превышало это число. Чтобы нейтрализовать превосходство неприятеля в коннице, Александр построил свое войско так, чтобы оно могло отражать атаки со всех сторон.

Персы начали сражение с атаки боевых колесниц и слонов, за которыми следовала конница. Однако македонские и греческие лучники и пращники перебили большинство колесничих и вожатых слонов. Неуправляемые животные обратились в бегство и смяли персидскую пехоту. Часть персидской конницы прорвалась сквозь строй греческой легкой пехоты на левом фланге, но натолкнулась на фалангу македонских гипаспистов (щитоносцев) — воинов с более длинными (до 3 м), чем у обычных гоплитов, копьями, и была остановлена. В это время на правом фланге Александр во главе македонской конницы прорвал строй тяжеловооруженной неприятельской пехоты и столкнулся с личной гвардией персидского царя. Дарий опять не выдержал и покинул поле боя. Персидские войска, узнав о бегстве царя, стали поспешно отступать. Александр бросился на помощь своему левому крылу, которым командовал Парменон. Там неприятельская конница теснила греко-македонскую пехоту. Часть персидских всадников ворвалась во вражеский лагерь и начала грабить его. Тем самым они упустили время для удара фаланге в тыл. Александр же ударил во фланг персам, атаковавшим Парменона, и заставил их отступить. Отступление вскоре превратилось в беспорядочное бегство. Много персов было перебито греко-македонской конницей или попало в плен. Потери же армии Александра составили около 500 человек убитыми.

После поражения при Гавгамелах организованное сопротивление персидской армии прекратилось. Дарий бежал в Бактрию, где в 330 году был убит бактрийским сатрапом Бессом, провозгласившим себя новым персидским царем под именем Артаксеркса IV. Однако вскоре он был выдан своими приближенными Александру и казнен. В том же году греко-македонское войско разграбило и сожгло персидскую столицу Персеполь. Затем оно двинулось в Среднюю Азию — в Бактрию и Согдиану. Там вспыхнула партизанская война. Некоторые македонские гарнизоны были перебиты. Только в 328 году Александру удалось подавить здесь сопротивление, казнив несколько тысяч человек. Предводитель восстания, один из приближенных Бесса Спитамен, был убит массагетами, в знак покорности приславших Александру его голову.

Македонский царь был провозглашен наследником Дария, объединившим в единое царство Грецию, Македонию и Персию. Укрепив свое господство в восточных сатрапиях, Александр решил завоевать Индию. В 327 году он перешел через Гиндукуш и двинулся к Инду. Отряды местного царя Таксилы препятствовали переправе. Тогда Александр приказал своим всадникам в нескольких местах имитировать переправу. Когда противник рассредоточил свои силы, отряд македонцев высадился на одном из островов выше по течению, а затем и на другом берегу. Когда армия Таксилы бросилась к месту переправы, Александр переправил основную часть войска вброд. С Таксилой ему удалось заключить союз против другого индийского царя — Пора.

В 326 году на реке Гидасп греко-македонские войска столкнулись с армией Пора, насчитывавшей 20 тысяч пехотинцев, 2 тысячи всадников, 300 боевых колесниц и 85 слонов. Александр выступил в индийский поход во главе армии в 40 тысяч македонян и греков, подкрепленных несколькими десятков тысяч азиатских союзников. Однако многие не выдержали тягот похода и непривычного тропического климата, а других пришлось оставить в гарнизонах завоеванных областей. К Гидаспу подошло около 30 тысяч человек. Из них непосредственно в схватке с Пором участвовало 11 тысяч человек, в том числе 5 тысяч — конных. Индийский царь, сознавая свою слабость, ожидал неприятеля за рекой и надеялся на приход подкреплений — войск своих вассалов. Александр приказал своей армии выдвигаться к реке, а потом быстро отходить назад. Так повторилось несколько раз. Вскоре индийцы перестали обращать внимание на эти упражнения, и Александру удалось переправить через Гидасп 11-тысячный отряд на 14 км выше того места, где стоял лагерем противник. Атаковавшая десант индийская конница была отбита. Тогда Пор бросился с главными силами своей армии к месту переправы. Главную ставку он делал на слонов, которых поставил в центре боевого порядка. Кавалерию обе стороны сосредоточили на флангах. Правофланговая македонская кавалерия во главе с Александром легко одолела индийских всадников и обошла индийскую пехоту. Однако когда македонцы приблизились к слонам, атака захлебнулась. Лошади пугались слонов, а те хоботами хватали воинов и бросали их в воду. В это время лучники, сидевшие в башенках на спинах слонов, осыпали македонцев стрелами. Тогда против слонов двинулись пелтасты, дротиками, камнями и стрелами поражавшие вожатых. Раненые слоны стали давить индусскую пехоту. Греческая и македонская конница тем временем зашла неприятелю в тыл с обоих флангов. Войско Пора не выдержало двойного удара и обратилось в бегство. Большинство слонов и 9 тысяч пленных, среди которых был сам Пор, достались победителям. Потери греко-македонского войска убитыми составили около 1000 человек, в том числе до 300 всадников.

Македонское войско двинулось к Гангу, но большинство солдат и командиров были слишком утомлены десятилетними боями и походами. Климат Индии был слишком непривычен для жителей Балкан. Уступая требованиям армии, Александр повернул назад. Он разделил свое войско на две части. Столицей своей империи Александр сделал Вавилон, куда и повел сухопутный отряд. Другой отряд поплыл морем к Персидскому заливу. Много воинов Александра погибло при переходе через пустыню Гедрозии. Вавилона они достигли лишь в начале 324 года. Александр готовился к походу на Запад, чтобы покорить Рим и Карфаген и сделать Средиземноморье «македонским озером». Новый «царь царей» мечтал сплотить греков, македонцев и жителей бывшей Персидской державы в единый народ. Сам он взял в жены знатную бактрианку Роксолану, а десять тысяч греков македонцев женил на персиянках. Александр также пытался упорядочить управление империей, где как старые сатрапы, присягнувшие ему на верность, так и новые, из пришельцев, творили полный произвол. В 323 году, в разгар подготовки похода на Запад, Александр умер от малярии. Вскоре новая империя распалась на ряд государств, примерно по границам прежних сатрапий. В сатрапиях, расположенных к западу от Евфрата, укрепились государства с преобладанием греческой культуры и с династиями, основанными сподвижниками Александра: Птолемеи в Египте, Селевкиды в Сирии и Малой Азии и несколько других, более мелких. Еще в двух царствах, Парфянском и Греко-Бактрийском, преобладала иранская культура.

Успехи Александра объясняются не только его полководческим талантом, но и высокой боеспособностью имевшегося в его распоряжении греко-македонского войска и внутренней слабостью Персидской империи. Македония и греческие полисы, выставлявшие всеобщее гражданское ополчение, обладали значительно большей мобилизационной способностью, чем держава Ахменидов, где в армию вербовались только представители воинственных кочевых племен и греческое население малоазийских полисов, а во флот — жители финикийских городов. Поэтому численный перевес всегда оказывался на стороне Александра. Как заметил римский военный писатель Фронтин, «Александр Македонский, имея огромное войско, всегда выбирал такую тактику, чтобы сражаться в открытом бою». На равных с греко-македонской армией в персидском войске могли сражаться только фаланги греческих наемников. Персидская кавалерия так и не выработала подходящей тактики, позволяющей сокрушить фалангу, а легковооруженные лучники Дария не могли противостоять гораздо лучше вооруженным и обученным греческим и македонским пелтастам. Александр умел прекрасно использовать не только сильные стороны своей армии, но и результаты достигнутых побед. Он следовал стратегии сокрушения, стремясь сосредоточить главные усилия против наиболее слабого пункта в позиции противника. Можно согласиться с характеристикой, данной Александру Дельбрюком. «Он искусно подводит войско к противнику, преодолевая препятствия местности и проводя его сквозь теснины; по-разному, в зависимости от обстоятельств, комбинирует различные роды войск для наиболее сильного совместного действия; обеспечивает стратегически свою базу и коммуникации, заботясь о снабжении, выжидает, пока подготовка и снаряжение заканчиваются, бросается вперед и преследует после победы до полного изнеможения».

Единственный шанс на успех у Дария заключался в применении стратегии измора. Не вступая в решительные сражения, он мог, используя просторы Персидской империи, с помощью своей конницы действовать против коммуникаций Александра и истощать противника в мелких стычках. Внутренняя непрочность Персии вряд ли позволила бы ему вести подобным образом длительную войну, однако какие-то возможности достижения компромиссного мира у Дария бы появились.





СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

МОСКВА «ВЕЧЕ» 2001
Соколов Б.В.