СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

СОВЕТСКО-ФИНСКАЯ ВОЙНА

(1939-1940 годы)

Эта война, называемая также «зимней войной», возникла вследствие неспровоцированной советской агрессии против Финляндии. Согласно секретному приложению к советско-германскому пакту о ненападении от 23 августа 1939 года, Финляндия была отнесена к сфере влияния СССР. После того как не удалось добиться заключения с Финляндией договора о военной помощи и размещении на территории страны советских баз, как это произошло с государствами Прибалтики, а также уступки Советскому Союзу Карельского перешейка и полуострова Ханко в обмен на вдвое большую территорию к северу от Ладожского озера, Москва решила осуществить военную оккупацию Финляндии.

26 ноября 1939 года сотрудники НКВД осуществили провокационный обстрел советских позиций у пограничного поселка Майнила. После этого Советский Союз разорвал дипломатические отношения с Финляндией, и 30 ноября Красная армия начала широкомасштабное вторжение на финскую территорию. Месяцем ранее в СССР был сформирован корпус финской Народной Армии, призванный стать войсками марионеточного прокоммунистического правительства Финской Демократической Республики во главе с видным деятелем Коминтерна Отто Куусиненом.

21 ноября войска Ленинградского округа и подчиненного ему Балтийского флота получили директиву Военного Совета ЛВО, где отмечалось: «Финская армия закончила сосредоточение и развертывание у границы СССР». Советским войскам предписывалось начать наступление, план которого требовалось представить 22 ноября (тогда же был отдан приказ начать выдвижение к границе). Продолжительность операции планировалась в три недели. При этом специально оговаривалось: «О времени перехода в наступление будет дана особая директива», и предписывалось: «Подготовку к операции и занятие исходного положения вести скрытно, соблюдая все меры маскировки». Впрочем, слухи о грядущем советском нападении циркулировали даже среди гражданского населения приграничных районов. 23 ноября политуправление ЛВО направило в войска следующие указания: «Мы идем не как завоеватели, а как друзья финского народа... Красная армия поддерживает финский народ, который выступает за дружбу с Советским Союзом... Победа над противником должна быть достигнута малой кровью».

Победить «малой кровью», однако, не удалось. Лобовой штурм линии Маннергейма, силу и неприступность укреплений которой советская пропаганда впоследствии всячески преувеличивала, сорвался. Система финских укреплений на Карельском перешейке в действительности примерно в 10 раз уступала знаменитой французской линии Мажино по плотности дотов, дзотов орудий и минометов и, даже с учетом меньшего, по сравнению с приграничными территориями Франции, развития дорожной сети и наличия ряда озер в данном районе, не представляла непреодолимого препятствия для армий того времени. Тем не менее Красной армии не удалось за первые три недели не только, как планировалось, дойти до Хельсинки, но даже прорвать первую полосу финских позиций. На Карельском перешейке к 21 декабря 1939 года советское наступление полностью остановилось. 26 декабря советские войска перешли к обороне.

Военный Совет наступавшей на Карельском перешейке 7-й армии во главе с Мерецковым направил в Ставку Главного Командования донесение, где сообщал, что без разрушения основных дотов противника и мер по инженерному разграждению подступов к финским позициям успешное наступление невозможно.

Вспомогательный удар, наносившийся в труднопроходимых районах севернее Ладожского озера, закончился полным крахом. Две советские дивизии попали в окружение и были почти полностью уничтожены. Всего в том районе до конца войны было окружено и почти полностью уничтожено пять советских дивизий. Сказалось отсутствие подготовки к ведению боевых действий вообще и в зимних условиях в частности.

Только подтянув подкрепления, Красная армия возобновила наступление на Карельском перешейке 1 февраля 1940 года. Теперь здесь действовал Северо-Западный фронт под командованием С.К. Тимошенко, включавший две армии — 7-я и 13-я. Они предприняли несколько частных наступательных операций, чтобы дезориентировать противника в отношении направления главного удара. Ежедневно в течение нескольких дней советские войска обрушивали на укрепления линии Маннергейма по 12 тысяч снарядов. Финны отвечали редко, но метко. Красноармеец 97 стрелковой дивизии Н.К. Шевчук вспоминал: «С финской стороны в ответ прогремело 3—4 залпа или артиллерийских выстрела. Первый снаряд — недолет, второй — перелет, а третий или

Советские воины осматривают дот линии Маннергейма в 1940 г. четвертый точно накрывал наше орудие. Поэтому советским артиллеристам приходилось отказываться от наиболее эффективной стрельбы прямой наводкой и вести с закрытых позиций и главным образом по площадям, так как разведка целей и корректировка были налажены плохо. Пять дивизий 7-й и 13-й армии, проводившие частное наступление, не смогли добиться успеха.

Утром 11 февраля началось генеральное наступление Артподготовка продолжалась 2,5—3 часа. В первый день дивизии 7-й армии смогли вклиниться в систему обороны Суммского укрепленного узла, о падении которого командование фронта в тот же день поспешило известить Москву. В действительности Сумма была взята только 14 февраля. 13-я армия также потеснила финнов и вышла на рубеж Муолаа — Ильвес — Салменкайта — Ритасари. Финское командование, осознав, что прорыв в районе Сумма ликвидировать не удастся, 23 февраля начало отход на тыловую оборонительную полосу, чтобы сохранить целостность фронта. К тому времени, еще 21-го числа, Красная армия была вынуждена приостановить наступление из-за больших потерь и истощения боеприпасов.

Атаки возобновились два дня спустя. При этом финнам удалось нанести частичное поражение нескольким батальонам 23-го стрелкового корпуса 13-й армии и даже взять пленных, но это никак не повлияло на общий ход боев. К концу февраля советские войска вышли к финским тыловым оборонительным позициям в районе Выборга. Сражение за этот город продолжалось вплоть до заключения перемирия.

Между тем начались советско-финские переговоры по завершению войны. Сталин убедился, что правительство Куусинена не пользуется никакой поддержкой в народе, а Финский Народный корпус неспособен вести бои. Советский вождь предвидел, что весной 1940 года на Западе развернутся крупномасштабные бои между германскими и англо-французскими войсками. Он хотел иметь к этому времени иметь под рукой основные силы Красной армии, чтобы в подходящий момент нанести удар по Германии и обеспечить свою гегемонию в Восточной и Центральной Европе. Поэтому от полного завоевания Финляндии временно решено было отказаться, ограничившись захватом рядом пограничных территорий. К тому же первые сражения показали, что советские войска неспособны быстро разгромить финскую армию.

Еще 2 января 1940 года Р. Гренваль, адъютант маршала Маннергейма, поддерживавшего секретный радиообмен с Москвой с середины 30-х годов, побывал на приеме у Сталина в Кремле. Однако достичь соглашения о перемирии не удалось. Вместе с тем из информации об этой беседе Маннергейму стало ясно, что Советский Союз в скором времени собирается сосредоточить свои основные военные усилия на Западе, а это открывало перспективы для достижения компромиссного советско-финского мира.

5 февраля в Стокгольме В. Таннер встретился с советским полпредом в Швеции А М Коллонтай. До этого через министра иностранных дел Швеции Карла Гюнтера советская сторона дала понять, что договор теперь может быть заключен только на более жестких условиях, чем те, что обсуждались осенью 1939 года. В тот же день, 5 февраля, Высший военный совет Англии и Франции принял решение направить экспедиционный корпус в Скандинавию для помощи Финляндии. Шведское правительство всерьез рассматривало возможность посылки на помощь финнам батальонов добровольцев (два из них в конце февраля прибыли на северный участок фронта и сменили там финскую бригаду, перебрасываемую на Карельский перешеек). Министр иностранных дел В. Таннер и главнокомандующий Маннергейм скептически отнеслись к реальности англо-французского десанта. Но премьер-министр Р. Рюти полагал, что это обещание можно будет использовать для давления на Советский Союз.

Две английские дивизии, предназначавшиеся для отправки во Францию, были оставлены в метрополии и начали подготовку к высадке в Норвегии совместно с 1—2 французскими дивизиями. Считалось, что для действенной помощи Финляндии необходимы силы не менее чем в 30—40 тысяч человек. Однако что делать, если Швеция и Норвегия откажут в транзите, союзники не знали.

Последующие неудачи финской армии на Карельском перешейке заставили Хельсинки колебаться между заключением тяжелого мира и возможностью продолжать сопротивление с помощью западных союзников. Таннеру в Стокгольме было сказано, что Швеция не будет направлять в Финляндию регулярные войска, но готова содействовать в достижении мира. 17 февраля шведское правительство объявило, что не допустит на свою территорию войска Англии и Франции. 22 февраля Москва известила Швецию о своих условиях: аренда полуострова Ханко сроком на 30 лет, передача Советскому Союзу всего Карельского перешейка вместе с Выборгом и района Сортавала к северо-востоку от Ладожского озера Новая граница, таким образом, примерно соответствовала той, что была установлена Ништадтским миром 1721 года после Великой Северной войны. Финляндия должна была также заключить с Советским Союзом договор о совместной обороне Финского залива.

Тем временем войска 7-й армии 2 марта вышли на подступы к Выборгу с юга, а части 13-й армии теснили финнов к реке Вуокса, угрожая Кексгольму. На рассвете 4 марта был захвачен плацдарм на западном берегу Выборгского залива. Финским войскам в Выборге грозило окружение. 7 марта 50-й корпус перерезал железную дорогу Выборг — Антреа. Контратаками финны смогли несколько замедлить продвижение советских частей, но коренного перелома не достигли. Соединения 13-й армии форсировали Вуоксу, а 8-я армия Штерна готовилась к окружению противника в районе Лоймола к северу от Ладожского озера.

Неудачи финских войск вынуждали Хельсинки идти на постепенное принятие советских условий, как бы они ни были тяжелы. Маннергейм опасался, что усталость финских войск, которые уже ввели в дело все резервы, может привести к тому, что фронт вот-вот рухнет. Ниукканен верил, что армия, особенно с западной поддержкой, все же сможет продержаться достаточно долго. Рюти же надеялся на вступление в войну на стороне Финляндии Швеции, что помогло бы остановить советское наступление на Карельском перешейке. Помощь экспедиционного корпуса Англии и Франции он соглашался принять лишь в самом крайнем случае.

Поскорее заключить мир Финляндию побуждала не только Швеция, но и Германия. До немцев дошли слухи о готовящейся англо-французской высадке в Скандинавии. Гитлер справедливо усмотрел здесь угрозу оказаться отрезанным от шведской железной руды. Побывавшему в конце февраля в Берлине бывшему премьер-министру Финляндии Т. Кивимяки в германском МИДе посоветовали заключить мир на любых условиях и ждать окончания мировой войны, чтобы получить компенсацию от победителей.

Маннергейм вспоминал «11 марта английское и французское правительства выступили с декларациями, где выражали намерение помочь Финляндии, в случае, если та об этом попросит. Но перед лицом неясных факторов, с действием которых было связано возможное продолжение войны, финская делегация подписала мирный договор поздно вечером 12 марта». В этот же день правительства Англии и Франции решили отправить экспедиционный корпус в Скандинавию, независимо от официального финского запроса.

Высадка была намечена на 20 марта. К тому времени союзники надеялись уговорить финнов обратиться с просьбой о помощи. На заседании британского кабинета 12 марта глава «Форин офис» лорд Галифакс заявил: «Россия опасается Германии и не желает видеть Германию слишком сильной... В то же время она не хочет войны с нами... Если начнется война с Россией, она, возможно, будет ограничена отдельными театрами военных действий и не перерастет в официальное объявление войны». Союзники все еще надеялись, что в случае высадки экспедиционного корпуса дело, в худшем случае, ограничится локальными стычками с советскими войсками и не перерастет в большую войну. 12-го числа первые корабли уже вышли в море, но были возвращены после получения известия о заключении Финляндией мира.

Подписанный в Москве мир был для Финляндии тяжелым. К Советскому Союзу отошла территория Карельского перешейка с Выборгом, острова в Финском заливе, западное и северное побережье Ладожского озера с городами Кексгольмом, Сортавала, Суоярви, территорию далее к северу от Ладоги с городом Куолаярви и часть полуостровов Рыбачий и Средний на Крайнем Севере. Петсамо, захваченный Красной армией в первые дни войны, был возвращен финнам. Полуостров Ханко поступал на 30 лет в аренду Советскому Союзу для создания там военно-морской базы. 31 марта 1940 года уступленные Финляндией территории, за исключением Карельского перешейка, были объединены с Советской Карелией в Карело-Финскую ССР, партийную организацию которой возглавил все тот же Куусинен. О Финляндской Демократической Республике больше не вспоминали, но Карело-Финская союзная Республика и 71-я особая дивизия оставались как бы «бронепоездом на запасном пути». В случае благоприятной военно-политической обстановки к ней всегда можно было присоединить и остальную Финляндию. Сталин хотел, чтобы правительство в Хельсинки это помнило.

Красная армия в «зимней войне» понесла очень большие потери. Согласно спискам, составленным уже после Великой Отечественной, с финского фронта в 1939—1940 годах не вернулось 131 476 человек. По некоторым данным, в эти списки не попало до 20—25 процентов погибших, так что истинное число погибших достигает, возможно, 170 тысяч человек. В плену оказалось около 5655 советских военнослужащих (по некоторым оценкам — до 6000). Из них более 5,5 тысячи были репатриированы на Родину, 111 человек (по другим данным — 113) умерли в плену от ран и болезней, а более 20 человек (по другим оценкам— более 100) остались в Финляндии. От 150до 450 советских пленных записались в антисоветскую Русскую Народную Армию, которая под руководством бывшего секретаря Сталина Бориса Бажанова собиралась бок о бок с финнами бороться против большевиков, но так и не успела вступить в бой. Судьба военнослужащих этой армии не вполне прояснена и сегодня. Было ли большинство ее бойцов репатриировано в СССР, получила ли часть из них тайное убежище в Финляндии, помимо тех, кто официально оставался на финской территории до середины 1941 года, или их по финским документам переправили в третьи страны, точно определить пока не представляется возможным. Потери Красной армии ранеными и больными, по всей вероятности, превысили 500 тысяч человек. Автобронетанковые войска Красной армии безвозвратно потеряли в боях с противником 650 танков, около 1800 было подбито, а более 1500 вышли из строя по техническим причинам. В качестве трофеев финны захватили 131 танк. Безвозвратные потери советской авиации составили не менее 522 машин (из которых 182 разбились в авариях). Финны безвозвратно потеряли 67 самолетов и 27 танков.

Финские потери составили 22 810 погибших в бою и умерших от ран, болезней и в плену военнослужащих. Кроме того, во время боевых действий, главным образом вследствие воздушных бомбардировок, погибло 1029 гражданских лиц. Из 11 370 иностранных добровольцев (в том числе 8042 — из Швеции), прибывших в Финляндию, погибло 43 человека и 190 было ранено. Потери финской армии ранеными достигли 43 557 человек (из этого числа примерно 200 раненых оказались в плену). Из плена вернулось 863 финских солдат и офицеров, а 20 человек предпочли остаться на советской территории. В результате советско-финской войны Финляндия превратилась во врага СССР и в 1941 году стала союзником Германии. Финские территории, захваченные Красной армией, не принесли агрессору никаких стратегических выгод. Все эти территории были отбиты финнами в течение одного-двух месяцев после германского нападения на Советский Союз. Почти все укрепления линии Маннергейма были взорваны советскими саперами еще весной 40-го — весной 41 года. Сталин не предполагал, что Красной армии когда-нибудь придется обороняться против финнов. Наоборот, он рассчитывал очень скоро повторить поход в Финляндию и на этот раз покорить «Суоми-красавицу». Но даже поражение Германии во Второй мировой войне и успешное наступление советских войск на Карельском перешейке летом 44-го не привели к оккупации Финляндии. Финны и тогда смогли нанести очень большие потери атакующим и сохранить свою независимость, хотя, согласно условиям перемирия в сентябре 1944 года, вынуждены были отдать Советскому Союзу Печенгу.





СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

МОСКВА «ВЕЧЕ» 2001
Соколов Б.В.