Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

(1939-1945 годы)

Война за мировое господство происходила между Германией, Италией и Японией и их союзниками, с одной стороны, и Англией, США, СССР, Францией и их союзниками — с другой.

Война началась с нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года. Этому предшествовало заключение 23 августа советско-германского пакта о ненападении, развязавшего Гитлеру руки для агрессии против Польши. В секретном протоколе к этому пакту стороны разделили Польшу по линии рек Висла, Нарев и Сан. Кроме того, в сферу советского влияния отошли Финляндия, республики Прибалтики и румынская Бессарабия.

Германо-польский конфликт политически начался весной 1939 года, когда Германия потребовала передать ей Данцигский коридор, отрезавший Восточную Пруссию от остальной территории рейха. Для создания повода к войне германские спецслужбы организовали нападение своих агентов, переодетых в польскую военную форму, на радиостанцию в Глейвице в Силезии. Англия и Франция, давшие гарантии территориальной целостности Польского государства, 3 сентября 1939 года объявили войну Германии, но активных боевых действий не предпринимали.

Французская армия отличалась крайне низким моральным духом. Большинство ее солдат и офицеров не хотели «умирать за Данциг». Переброска же английского экспедиционного корпуса во Францию завершилась лишь к середине ноября 1939 года. Французское командование придерживалось исключительно оборонительного образа действий, да и мобилизация французской армии была завершена лишь через три недели после начала войны.

Польское военно-политическое руководство знало о значительном превосходстве вермахта и безнадежности стратегической обстановки, но решило оказать сопротивление, рассчитывая на конечную победу западных союзников. Польская разведка имела точные представления о дислокации 80 процентов германских соединений. Генеральный штаб Польши считал, что польский оборонительный план, предусматривающий оборону по линиям Нарева, Вислы, Верхней Варты и городов Белиц и Сайбуш в Силезии, не имеет шансов на успех, и немцев в лучшем случае удастся сдержать лишь считанные недели. Уверенности, что за это время французская армия перейдет в наступление, у поляков не было.

Польская армия уступала немецкой армии по численности вдвое и еще больше — по качеству и количеству танков и самолетов. Вермахт предпринял глубокий обход польской армии с севера и с юга. 17 сентября, когда основные силы поляков были уже разбиты, но еще продолжали борьбу, в Польшу также вторглась Красная армия, оккупировавшая восточные районы страны, населенные преимущественно украинцами и белорусами. К началу октября сопротивление поляков было сломлено. Почти вся польская армия оказалась в немецком и советском плену.

Первоначально Гитлер планировал сразу же после разгрома Польши обрушиться на Францию. Однако с приближением зимы ухудшились погодные условия, что ограничивало применение авиации в будущей кампании на Западе. Что еще важнее, немцы не успевали сосредоточить до начала зимы достаточные силы и запасы снабжения для генерального наступления против Франции. Поэтому Гитлер послушался советов своих генералов и отложил наступление до весны 1940 года. Если ретроспективно взглянуть на события первого месяца боевых действий, то единственным планом действий, дававшим Германии шансы если не на победу, то на «ничейный исход» развязанной фюрером мировой войны, было бы немедленное, еще в начале сентября, нанесение главного удара не против Польши, а против Франции. Учитывая низкие боевые качества французской армии, продемонстрированные позднее, в мае 1940 года, а также то, что в сентябре 39-го на европейском континенте еще не было британского экспедиционного корпуса, можно не сомневаться, что блицкриг против Франции удался бы в самом начале войны даже быстрее, чем это случилось в мае — июне 1940 года. Тогда бы стратегическая ситуация претерпела коренное изменение. Уже в октябре 1939 года вермахт остался бы один на один против Польши, которую бы вполне мог рассчитывать сокрушить до исхода осени. Не исключено, что в этом случае в Англии взяли бы верх сторонники мира с Германией. Но даже если бы этого не случилось, англичане, еще не завершившие мобилизации своей армии, вряд ли бы смогли в ближайшие месяцы противопоставить Германии что-либо серьезное. США к тому времени еще ни в коей мере не были втянуты в войну на стороне «Туманного Альбиона». Не исключено, что президенту Франклину Рузвельту не удалось бы тогда преодолеть сопротивление изоляционистов, и Америка так бы и осталась нейтральной во Второй мировой войне. Даже вероятный союз СССР и Польши в этой критической ситуации вряд ли бы спас положение. К тому же Красная армия могла уже увязнуть в конфликте с Финляндией, поторопившись захватить хотя бы часть добычи, пока вермахт связан на Западе. В этом случае немцы могли бы вторгнуться на советскую территорию не позднее мая — июня 1940 года. СССР пришлось бы вести борьбу с рейхом один на один, не имея к тому времени в серии ни танков Т-34, ни новых самолетов, ни «катюш», ни даже поставок по ленд-лизу. В такой схватке один на один Сталин имел бы все шансы проиграть.

Однако подобный сценарий имеет только теоретическое значение. Практически же Гитлер в самом начале войны не имел намерения вести боевые действия против западных союзников. Он надеялся достичь соглашения с Англией и Францией если не сразу же, то по крайней мере вскоре после планировавшегося молниеносного разгрома Польши. Поэтому варианты первоначального удара по Франции даже не рассматривались в германских штабах.

Перед началом решающих сражений во Франции стороны обратили свое внимание к Скандинавии. Как англо-французское, так и германское командование планировали десант в Норвегию. Оккупация этой страны считалась необходимой для контроля за путями экспорта шведской железной руды, критически важного для военной экономики Германии. Немцы, кроме того, собирались захватить Данию, чтобы поставить под свой контроль оба берега проливов, соединяющих Северное и Балтийское моря.

Германский десант упредил англо-французский всего на несколько дней. 9 апреля 1940 года вермахт, не встречая сопротивления, вторгся в Данию, и в тот же день германские войска высадились на норвежском побережье. Высший военный совет союзников еще 28 марта 1940 года принял решение 5 апреля начать минирование норвежских вод, а позднее осуществить высадку в этой стране. Фактически постановка мин была начата 8 апреля, а днем раньше началась погрузка на суда британских экспедиционных сил для десанта в Норвегии.

Германский флот понес тяжелые потери на минных заграждениях и от огня норвежских береговых батарей. Был потоплен германский крейсер «Блюхер». Несмотря на мужественное сопротивление немногочисленной норвежской армии, немцы овладели Осло и другими городами южной Норвегии. Британские войска высадились 14 апреля севернее Нарвика, захваченного ранее немцами. Положение немецкой группировки в Нарвике настолько осложнилось, что Гитлер 17 апреля разрешил их командиру генералу Дитлю пойти на интернирование в Швеции. Но вечером того же дня, по настоянию начальника штаба оперативного руководства вермахта генерала Иодля, фюрер приказал Дитлю «держаться до последней возможности».

28 апреля союзники заняли Нарвик, но войска Дитля удержали свои позиции южнее города. У англичан не было достаточных сил как для сухопутного похода с севера в южную Норвегию, так и для десанта в районе Осло. Крайняя узость линии фронта играла на руку немцам. 13 мая им удалось установить сухопутную связь с Дитлем. Поражение во Франции заставило британское правительство эвакуировать войска из Норвегии. 8 июня 1940 года союзники покинули норвежское побережье.

План германского наступления во Франции, выработанный в октябре 1939 года, после победы над Польшей, и носивший кодовое название «Гельб» («Желтый»), в основном повторял план Шлиффена. Главный удар предполагалось нанести через северную Бельгию в обход линии Мажино. Срок наступления был назначен на 12 ноября 1939 года. Но резко ухудшилась погода, приковавшая к земле авиацию. Только до января 1940 года срок начала операции изменялся 15 раз. Затем 10 января 1940 года последовала авария немецкого связного самолета, севшего на бельгийской территории, благодаря чему к союзникам попали документы по плану «Гельб».

От первоначального варианта решено было отказаться. Гитлер принял план начальника штаба группы армий «Юг» генерала Эриха фон Манштейна, предусматривавший нанесение главного удара в южной Бельгии через Арденны. Манштейну удалось убедить фюрера, что этот горный район проходим для танков и автомашин. Французское командование, напротив, преувеличивало недоступность Арденн и потому не ожидало здесь широкомасштабного неприятельского наступления.

Англо-французские войска, вступившие в Бельгию, очень скоро оказались обойдены прорвавшимися через Арденны германскими танковыми соединениями, прижаты к морю и принуждены к капитуляции. Немцы не имели численного перевеса над противником, а по количеству танков даже немного уступали союзникам (2800 машин против 3000). Однако низкие боевые качества французской армии, пассивность союзного командования и неправильная оценка им обстановки, а также нерациональная группировка англофранцузских войск привели к катастрофе. 10 мая 1940 года началось германское наступление, а уже 15 мая капитулировала Голландия, ряд стратегических пунктов которой был захвачен неприятельскими воздушными десантами. На следующий день пал Брюссель, а 28 мая капитулировала Бельгия.

Английская экспедиционная армия под командованием лорда Горта, сознававшего безнадежность продолжения борьбы на континенте, начала отход к порту Дюнкерк для последующей эвакуации на Британские острова. Англичане к тому времени уже раскрыли секрет германских шифровальных машин и читали переговоры германских штабов на Западе. Это помогло английскому командованию принять правильное решение. Контратака двух английских танковых батальонов у Арраса так напугала командующего группой армий «Юг» Рундштедта, что он добился от Гитлера получения 24 мая приказа на остановку наступления германских танков у Ла-Манша по линии Ланс — Гравелин в 16 км от Дюнкерка. Через два дня наступление возобновилось, но англичане сумели удержать подступы к Дюнкерку, пока к 4 июня не были эвакуированы 224тысячи британских солдат и 114тысяч— французских. Люфтваффе, вопреки обещанию Геринга, не смогли воспрепятствовать эвакуации.

Среди историков существует мнение, что «стоп-приказ» Гитлера сыграл роковую роль, не позволив уничтожить британский экспедиционный корпус у Дюнкерка и вывести тем самым Англию из войны, а это, в свою очередь, предопределило в дальнейшем войну на два фронта и конечное поражение Германии. Вряд ли это мнение справедливо. Ведь никто почему-то не обращает внимания на следующее обстоятельство: после того как немцы остановились, Горт тоже не сразу получил приказ на отступление. В Лондоне решали, есть ли еще шансы на продолжение борьбы, устоят ли французы, стоит ли оставлять английскую армию во Франции. Только 26 мая, в день возобновления германского наступления, Горту приказали начать отход к Дюнкерку с целью последующей эвакуации.

Вот что сообщает по этому поводу известный британский теоретик Джон Фуллер, близкий к Министерству обороны: «Быстрое наступление с юга вместе с неуклонным давлением с востока заставило все левое крыло союзных армий собраться в равностороннем треугольнике, основанием которого служила линия Гравелин, Тернеуцен, а вершина располагалась немного севернее Камбре. Северная половина восточной стороны треугольника. Удерживалась бельгийской армией, которая 24 мая подверглась ожесточенной бомбардировке. 25 мая она начала поддаваться. На следующий день, когда исчезла всякая надежда, что французские армии, находившиеся южнее Соммы, будут наступать на север, лорд Горт получил приказ: отступлением к побережью спасти все, что еще можно спасти от его армии». Можно не сомневаться, что если бы германские танковые группы продолжали 24 мая безостановочное движение к Дюнкерку, отступление англичан началось бы соответственно двумя днями раньше. Дело было не в каких-то задержках или ошибках, а в совершенно объективных вещах. Британская армия, в отличие от французской или бельгийской, не потеряла присутствия духа. Тех сил, которыми располагал Горт, включая 3 танковые бригады (последняя, 3-я, высадилась во Франции 25 мая, уже только затем, чтобы прикрыть эвакуацию), вооруженных тяжелыми танками с сильной броней, было вполне достаточно для того, чтобы удерживать небольшой дюнкерский плацдарм, где линия фронта была мала, а плотность боевых порядков максимальна, в течение 10 дней, необходимых для подготовки и проведения эвакуации.

Англичанам помогла и тихая, ясная погода. Волнения на море не было, и для эвакуации удалось использовать все суда, включая малотоннажные шхуны, яхты и катера. Кроме того, британская авиация не дала люфтваффе завоевать господство в воздухе над Ла-Маншем. «Харрикейны» и «Спитфайеры» не уступали «мессершмиттам», а британские летчики дрались не хуже асов Германа Геринга. Поэтому уничтожить армию Горта реальных шансов у немцев не было. Тем не менее разгром союзников в ходе операции «Гельб» был впечатляющим: около миллиона французов, голландцев и бельгийцев, попавших в окружение, оказались в плену.

После разгрома союзных войск в Бельгии, Голландии и Северной Франции вермахт 5 июня начал генеральное наступление на Париж. Немцам удалось легко прорвать линию Мажино, защищавшуюся значительно уступавшими противнику в людях и технике французскими частями. Париж был объявлен открытым городом и сдан немцам 14 июня 1940 года. 22 июня французское правительство маршала Петэна заключило перемирие, а 25-го все боевые действия были прекращены.

10 июня 1940 года под влиянием успехов немцев во Франции в войну на стороне Германии вступила Италия, но итальянское наступление в Альпах не имело успеха, несмотря на многократный численный перевес. Сказались как трудности горного театра военных действий, так и низкая боеспособность итальянской армии, в противоположность хорошей подготовке французских горнострелковых частей, сохранивших, в отличие от других войск, высокий боевой дух.

Гитлер торопился покончить с Францией, рассчитывая затем быстро расправиться как с Англией, так и с пока еще невоюющей Россией. Еще 23 ноября 1939 года, выступая перед руководством вермахта, он утверждал: «Сейчас фронт на Востоке удерживается всего несколькими дивизиями... Россия в данный момент не опасна. Она ослаблена многими внутренними обстоятельствами. К тому же с Россией у нас есть договор. Договора соблюдаются столь долго, сколь долго это является целесообразным... Сейчас у России далеко идущие цели, прежде всего — укрепление своей позиции на Балтийском море (неделю спустя Красная армия вторглась в Финляндию. — Авт.). Мы сможем выступить против России только тогда, когда у нас освободятся руки на Балтике. Далее, Россия желает усиления своего влияния на Балканах и направляет свои устремления к Персидскому заливу, а это отвечает интересам и нашей политики... В данный момент интернационализм отошел для нее на задний план. Если Россия от него откажется, она перейдет к панславизму. Заглядывать в будущее трудно. Но фактом является то, что в настоящее время боеспособность русских вооруженных сил незначительна. На ближайшие год или два нынешнее состояние сохранится... Время работает на нашего противника. Сейчас сложилось такое соотношение сил, которое для нас улучшиться не может, а может только ухудшиться».

Фюрер не ошибся в оценке уровня боеспособности Красной армии. Неудачная для советской стороны финская война только подтвердила это. Глава рейха в конце 1939 года считал самым ранним сроком возможного советского нападения на Германию 1941 год. Но Гитлер не учел, что Сталин мог оценивать боеспособность своих войск совсем иначе. В действительности уже в конце февраля 1940 года, когда еще продолжалась советско-финская война и существовала реальная опасность прибытия на помощь финнам англо-французского экспедиционного корпуса, Сталин одобрил директивы Красной армии и флоту, в которых главным вероятным противником были названы Германия и ее союзники. Также еще до заключения мира с Финляндией, 5 марта 1940 года, Политбюро приняло решение о расстреле 14,7 тысячи пленных польских офицеров и около 11 тысяч польских гражданских пленных из числа представителей имущих классов и интеллигенции. Все они были расстреляны на протяжении апреля и первой половины мая. Эта, казалось бы, абсурдная акция получает свое объяснение только в свете предположения, что Сталин уже летом 1940 года собирался напасть на Германию. Он рассчитывал, что Гитлер увязнет в затяжной борьбе на Западе и Красная армия сможет внезапно ударить немцам в спину, пользуясь тем, что на советско-польской границе осталось всего 12 слабых второочередных пехотных дивизий.

Сразу же после заключения мира с Финляндией 13 марта 1940 года основная часть дивизий и вся авиация с финского фронта стали перебрасываться на Запад. Здесь советские войска к июлю 1940 года имели против Германии и Румынии 84 стрелковых и 13 кавалерийских дивизий, подкрепленных 17 танковыми бригадами, в каждой из которых было по 200 и более танков. Сталин надеялся, что с 12 немецкими дивизиями такая армада, пусть даже не слишком хорошо показавшая себя в финской кампании, как-нибудь справится. И не случайно срок демобилизации тех, кто был призван на финскую войну, отложили до 1 июля 1940года. Вероятно, советское нападение планировалось на конец июня или начало июля.

В ночь с 6 на 7 мая 1940 года Сталин говорил в своем близком кругу: «Воевать с Америкой мы не будем... Воевать мы будем с Германией! Англия и Америка будут нашими союзниками!» Однако слишком быстрый крах французского сопротивления заставил советского вождя отложить нападение на Германию на 1941 год, когда планировалось завершить формирование новых механизированных корпусов и резко увеличить боевую мощь советской авиации, которая должна была получить новые машины. Пока же войска, предназначавшиеся для вторжения в Германию, во второй половине июня и в начале июля оккупировали Литву, Латвию, Эстонию, Бессарабию и Буковину. С новых плацдармов Красная армия могла угрожать Восточной Пруссии, южному побережью потерпевшей поражение, но не сломленной Финляндии, и румынским нефтяным промыслам.

Гитлер ничего об этих планах Сталина не знал. Но фюрер понимал, что рано или поздно Советский Союз ударит по Германии, чтобы обеспечить себе гегемонию в Восточной Европе, а если повезет — то и на западе континента. Точно так же Сталин нисколько не сомневался, что Гитлер когда-нибудь обратится против СССР, чтобы захватить обширные территории Восточно-Европейской равнины в качестве обещанного «жизненного пространства» для германского народа.

Оба диктатора не ошибались относительно намерений друг друга, но ошибались относительно сроков осуществления этих намерений. Если в 1939 году Гитлер допускал, что Сталин может напасть в 41-м, то в 1940 году, после победы над Францией и неудачного выступления Красной армии Финляндии, фюрер не верил в советское нападение в будущем году.

Гудериан свидетельствовал: «Гитлер не верил ни донесениям о военной мощи огромного государства, предоставляемым военными инстанциями, особенно нашим образцовым военным атташе в Москве генералом Кестрингом, ни сообщениям о мощи промышленности и прочности государственной системы России». В июне 1940 года, еще до капитуляции Франции, Гитлер сообщил начальнику штаба оперативного руководства вермахта генералу Иодлю и начальнику Генштаба сухопутных сил генералу Гальдеру о намерении ликвидировать «большевистскую опасность, как только это позволит стратегическое положение Германии». Уже 3 июля Гальдер поручил своим сотрудникам начать прорабатывать решение «восточной проблемы» путем «нанесения удара по России, чтобы принудить ее признать господствующую роль Германии в Европе».

Перед нападением на Россию, чтобы избежать войны на два фронта, Гитлер решил покончить с Англией. 16 июля 1940 года он издал директиву о подготовке операции по высадке на Британские острова. В качестве предпосылки для осуществления десанта фюрер требовал: «Английская авиация должна быть настолько морально и фактически подавлена, чтобы она больше не могла противодействовать переправе германских войск в качестве заслуживающей упоминания силы... Желательно незадолго до переправы сковать британские военно-морские силы как в Северном, так и в Средиземном море, где будут действовать итальянцы. Уже сейчас надо попытаться нанести урон британскому флоту с помощью авиации и торпедных атак».

Чтобы завоевать господство в воздухе, люфтваффе с 10 июля 1940 года начали массированное наступление на Англию, но не преуспели в этом. Против 900 истребителей и 1280 бомбардировщиков, находившихся в боевой готовности (всего люфтваффе на Западе располагали 3000 самолетов) британские королевские ВВС смогли выставить лишь 700 истребителей и 500 бомбардировщиков. Однако у англичан было одно решающее преимущество. Их самолеты действовали с аэродромов в Южной Англии и могли быстро возвращаться на базы для пополнения запасов горючего и боеприпасов, совершая таким образом по несколько вылетов в день. Германские же самолеты действовали на пределе своего радиуса и не могли делать ежедневно более одного вылета. Кроме того, подбитые британские самолеты имели гораздо больше шансов дотянуть до своих баз, чем германские, многие из которых падали на обратном пути в воды Ла-Манша. Также и британские летчики, спасшиеся со сбитых машин на парашюте, как правило, возвращались в строй, тогда как их немецкие коллеги отправлялись до конца войны в лагеря военнопленных. Британские «спитфайеры» были не хуже немецких Me-109, а большие потери опытных летчиков люфтваффе быстро уровняли позиции сторон и в сфере уровня боевой подготовки пилотов.

Всего к исходу октября 1940 года, когда воздушная «Битва за Британию» закончилась, немцы безвозвратно потеряли 1733 машины, а англичане — только 915. В условиях, когда господство в воздухе завоевать не удалось, а британский надводный флот оставался неизмеримо сильнее германского, высадка на Британские острова была невозможна.

3 сентября 1940 года Гитлер определил 21 сентября днем проведения десанта — операции «Морской лев». Он рассчитывал, что к тому времени британские истребители будут нейтрализованы. Однако 15 сентября для люфтваффе настал черный день, когда безвозвратные ежедневные потери достигли максимума — 60 самолетов. В результате германское вторжение в Англию пришлось отложить на неопределенный срок. Этому решению Гитлера способствовали и большие потери, которые английская авиация нанесла германским судам, сосредоточенным в портах Ла-Манша. К тому времени был потоплен или поврежден 21 транспорт из 170 и 214 десантных барж из 1918. Уже 18 сентября был отдан приказ о рассредоточении транспортов, чтобы не подставлять их под неприятельские бомбы. Основные усилия в борьбе против Британской империи немцы теперь перенесли в бассейн Средиземного моря.

Германия надеялась вынудить Англию к миру с помощью подводной войны и действий надводных кораблей-рейдеров против британского торгового судоходства. Однако от тактики надводного рейдерства пришлось отказаться после того как британскому флоту с большим трудом и с потерей линейного крейсера «Худ» удалось выследить и 27 мая 1941 года потопить крупнейший немецкий линкор «Бисмарк». Его гибель совпала по времени с захватом гермайскими десантниками Крита. Турецкий министр иностранных дел так прокомментировал эти события: «У англичан еще много островов, разбросанных по всему миру, а второго «Бисмарка» у немцев не будет».

Для строительства крупного надводного флота, в том числе совершенно необходимых для успешного ведения войны на море авианосцев, у Германии не было ни времени, ни средств, поскольку основные мощности промышленности использовалась для нужд сухопутных сил и авиации. Единственный немецкий авианосец «Граф Цеппелин» так и остался недостроенным. В подводной же войне в первые годы Германии удалось достичь впечатляющих успехов. Число подводных лодок, постоянно участвующих в боевых походах, было увеличено с 10—15 осенью 1940 года до 35—40 летом 1941 года и оставалось на этом уровне почти всю войну. Кульминации подводная война достигла в марте 1943 года, когда в Атлантике германские подлодки потопили неприятельские суда общим тоннажем около 0,5 миллиона бруто-регистровых тонн, а на других морях — еще около 200 тысяч брт. Однако в дальнейшем широкое использование авиации и радаров помогло союзникам справиться с подводной угрозой. Американская судостроительная промышленность увеличила свои мощности и смогла компенсировать потери торгового судоходства. Количество уничтоженных подлодок стало стремительно увеличиваться. Так, в июне 1943 года немцы потеряли 21 подводную лодку, а в июле — уже 33.

Тоннаж же потопленных судов уменьшился и в 1944 году редко когда превышал 100 брт в месяц. Всего за годы войны немецкие подводные лодки потопили 3000 союзных судов водоизмещением около 14,5 миллиона брт, а также 178 военных кораблей и 11 вспомогательных крейсеров. Погибло около 70 тысяч военных моряков и около 30 тысяч моряков торгового флота союзников. За это же время в Англии было построено новых торговых судов общим водоизмещением в 4,5 миллиона брт, а в США — около 35 миллионов брт, что в сумме почти втрое превышало потопленный тоннаж. Из 1153 подводных лодок, поступивших на вооружение германского флота, 659 лодок было потоплено в море, 63 стали жертвами бомбардировок в гаванях, а еще 58 погибли в результате аварий. Из уцелевших к концу войны лодок 219 были затоплены экипажами после капитуляции, а 154 переданы союзникам. Из примерно 40 тысяч немецких подводников около 24 тысяч погибли, а 5 тысяч попали в плен.

В последние месяцы войны были введены в строй новейшие германские подлодки XXI проекта. Они обладали подводным ходом в 17,5 узла — почти вдвое большим, чем любые другие подлодки в мире. Пользуясь шнорхе-лем — устройством для подзарядки аккумуляторных батарей и электротурбинами, работавшими без подачи атмосферного воздуха, эти лодки могли проплывать до 10 тысяч миль, ни разу не всплывая на поверхность. Кроме того, к концу войны в боевых действиях приняли участие легкие подлодки с электродвигателями, так называемые «тюлени» (XXIV проект), развивавшие подводную скорость до 24 узлов. Если бы эти лодки были созданы годом-двумя раньше, то, как считают многие военно-морские эксперты, исход подводной войны мог бы быть иным.

Тем временем подготовка к нападению на СССР набирала темп. 21 июля 1940 года Гитлер приказал главкому сухопутных войск вплотную заняться «русской проблемой». Фельдмаршал Браухич доложил, что сосредоточение войск потребует от 4 до 6 недель и что для операции против России потребуется 80—100 дивизий. Уже 31 июля фюрер заявил своим генералам и адмиралам: «Надежда Англии — Россия и Америка. Если надежда на Россию отпадет, отпадет и Америка, ибо отпадение России в невероятной мере усилит значение Японии в Восточной Азии... С Россией должно быть покончено весной 41-го... Операция имеет смысл, если мы это государство уничтожим одним ударом. Одного лишь захвата определенного пространства недостаточно. Остановка зимой чревата опасностью. Поэтому лучше выждать, но принять твердое решение разделаться с Россией. Это необходимо также и ввиду положения в Балтийском море. Два крупных государства на Балтике не нужны. Итак, май 1941-го, на проведение операции — 5 месяцев. Лучше всего еще в этом году. Но не выходит, так как нужно подготовить единую операцию».

Гитлер отказался от нападения на Россию в 1940 году, поскольку уже не оставалось требуемых 5 месяцев до наступления зимних холодов. Для русской кампании предполагалось выделить 120 дивизий, которые позднее должны были быть усилены еще 20 вновь сформированными дивизиями. С июля 1940 года началась переброска немецких войск на Восток.

В ноябре прошли переговоры Гитлера с Молотовым в Берлине. Глава советского правительства прямо не отверг немецкие предложения о распространении советского влияния на юг, в сторону Персидского залива, за счет Ирана и британских владений, но при этом заявил о стремлении Москвы получить контроль над Болгарией, Румынией и черноморскими проливами. Такие претензии показались Гитлеру чрезмерными. Он ни с кем не собирался делить господство над Европой. 18 декабря 1940 года фюрер подписал директиву о проведении в жизнь плана «Барбаросса» — так называлась предстоящая операция против СССР. Ее начало было назначено на 15 мая 1941 года.

Главный удар наносила группа армий «Центр» фельдмаршала фон Бока на московском направлении. Группа армий «Север», которой командовал фельдмаршал риттер фон Лееб, должна была захватить Прибалтику, а затем Ленинград. Целью группы армий «Юг» под командованием фельдмаршала фон Рундштедта был захват Киева, а затем занятие Донбасса и поход на Кавказ. В качестве союзников Германии должны были действовать Румыния, Финляндия, Венгрия и Словакия. Немцы рассчитывали также на участие итальянского экспедиционного корпуса. Конечной целью ставилось достижение линии Архангельск — Астрахань, с которой люфтваффе должны были разрушить Уральский промышленный район и парализовать военный потенциал СССР. Для удержания этой линии предполагалось оставить 60 дивизий, а остальные перебросить для действий на Ближнем Востоке и в бассейне Средиземного моря. После победы над СССР основные усилия германской военной промышленности планировалось переориентировать на нужды авиации и флота, с помощью которых Гитлер рассчитывал сокрушить Британскую империю.

Однако план «Барбаросса» был абсолютно нереалистичен и не соответствовал возможностям вермахта. В течение одной только летне-осенней кампании немецкие войска не могли продвинуться так далеко вглубь советской территории, хотя в первые недели войны темпы продвижения танковых и моторизованных дивизий были выше расчетных. Ведь запасов горючего имелось только на три месяца, а состояние российских дорог еще со времен Пушкина никого не располагало к оптимизму. В случае же, если бы Красная армия и после поражений в приграничных сражениях сохранила бы боеспособность, для удержания фронта от Архангельска до Астрахани не хватило бы не только 60, но и всех 150 дивизий, использованных Гитлером в 1941 году на советско-германском фронте. Люфтваффе не имели стратегических бомбардировщиков и поэтому даже с линии Волги никак не могли разрушить, уральские заводы. Ведь и союзники с их «летающими крепостями» лишь в, последние месяцы войны смогли нанести существенный ущерб промышленности Германии.

Основная часть предназначенных для вторжения дивизий начала перебрасываться к советским границам только с февраля 1941 года, причем почти все танковые дивизии и вся авиация перебрасывались на Восток в последние две недели перед нападением на СССР. Сталин расценивал перемещение германских соединений на Восток как оборонительное мероприятие против возможных советских наступательных намерений. Он был уверен, что Гитлер не нападет на СССР до завершения войны с Англией, и сам готовился к нападению на Германию. В стратегическом плане развертывания Красной армии, принятом в марте 1941 года, срок начала наступления против Германии был назначен на 12 июня. Однако выдержать его не удалось из-за неприбытия войск и материальных запасов.

15 мая в Генштабе Красной армии был разработан план превентивного удара по Германии, который предполагалось нанести, судя по срокам проведения подготовительных мероприятий, в первой половине июля. Основным направлением наступления было выбрано юго-западное, где в районе Краков — Катовице 152 советские дивизии, по мысли разработчиков плана генералов Василевского и Ватутина, должны были нанести поражение 100 немецким дивизиям. На самом деле здесь вермахт располагал только 30 дивизиями, и советский удар пришелся бы в пустоту. Наступающая группировка Красной армии неминуемо попала бы под фланговый удар самой мощной группы армий «Центр» и была бы разгромлена.

К 1 июля 1941 года советские войска должны были закончить выдвижение к германской границе. 4 июня Политбюро приняло решение к 1 июля сформировать польскую дивизию Красной армии из числа «благонадежных» польских военнопленных и советских граждан с польскими фамилиями. Точно так же перед нападением на Финляндию в СССР был сформирован финский корпус Красной армии, а в германской армии накануне нападения на Советский Союз создавались украинские разведывательно-диверсионные батальоны «Нахтигаль» и «Роланд» и эстонский разведывательно-диверсионный батальон «Эрна».

Немцы ничего не знали об этих приготовлениях. От первоначального срока нападения 15 мая им пришлось отказаться из-за событий на Балканах. Здесь еще в октябре 1940 года Италия напала на Грецию. Но итальянцы не смогли преодолеть сопротивление греческой армии, лучше подготовленной к боевым действиям в горных условиях, и отступили в Албанию, где началась позиционная война. 1 марта 1941 года Болгария, а 25 марта Югославия присоединились к Тройственному пакту Германии, Италии и Японии. Болгарии за пропуск германских войск на свою территорию была обещана греческая часть Македонии и Фракии, а Югославии за благожелательный для Германии и Италии нейтралитет — Салоники. Однако 27 марта прогерманское правительство Югославии во главе с принцем-регентом Павлом было свергнуто в результате военного переворота. К власти пришло правительство генерала Симовича, ориентировавшееся на Англию После этого 12-я немецкая армия генерала Листа, уже начавшая развертывание на болгарской территории против Греции, была переориентирована на действия против Югославии. Для этого потребовалась переброска дополнительных войск.

К германскому блоку была привлечена также Венгрия, чья армия приняла участие в боевых действиях против Югославии. 5 апреля Советский Союз заключил с Югославией договор о дружбе и ненападении, но уже 6-го германская авиация бомбардировала Белград, а сухопутные части вермахта вторглись в Югославию с болгарской, румынской и венгерской территории. Итальянская армия предприняла наступление в Далмации и Словении. Армия Югославии не выдержала ударов со всех сторон. Части югославской армии, сформированные из хорватов, словенцев, македонцев и боснийцев, или расходились по домам, или переходили на сторону неприятеля. Немцы имели подавляющее превосходство в авиации и танках. 12 апреля пал Белград, а 17 апреля армия Югославии капитулировала. В плен попало 314 тысяч солдат и офицеров.

Одновременно с войной против Югославии немцы вторглись в Грецию. Греческая армия, основные силы которой были скованы в борьбе против итальянцев в Албании, оказалась не в состоянии сражаться на два фронта и 21 апреля капитулировала. Греки предпочли сдаться немцам, а не итальянцам, которых они прежде били. Но по настоянию Муссолини вермахт вынужден был согласиться на повторную капитуляцию 23 апреля в Салониках, когда греки капитулировали не только перед Германией, но и Италией. Английские войска эвакуировались из материковой Греции на остров Крит. 27 апреля немцы вступили в Афины, а к 11 мая заняли Пелопоннес и прибрежные острова.

20 мая германские парашютисты высадились на Крите, заняли аэродромы, где высадились транспортные самолеты с подкреплениями. Ценой больших потерь к 1 июня немцы очистили остров от англичан. В ходе десанта на Крит (операция «Меркурий») немцы потеряли более 4 тысяч убитыми и около 2 тысяч ранеными из 22 тысяч участников. Потери англичан убитыми и пленными превысили 12 тысяч человек. Еще 2 тысячи британских моряков погибли на потопленных люфтваффе кораблях. Британскому флоту удалось эвакуировать только 16,5 тысячи солдат и офицеров, в том числе 2 тысячи греков. Решающую роль сыграло немецкое превосходство в воздухе. Однако большие потери среди отборных соединений десантников заставили вермахт отказаться в дальнейшем от проведения крупномасштабных наступательных операций.

Еще одним второстепенным театром войны с сентября 1941 года стала Северная Африка. Здесь итальянские войска из Ливии вторглись в Египет, но были разбиты уже в декабре в ходе контрнаступления английской армии генерала Уэйвелла. 5 января 1941 года англичане взяли итальянский укрепленный пункт Бардию, 22 января пал важный порт Тобрук, а за ним 6 февраля — столица Киренаики Бенгази. Численное превосходство итальянцев (в 3—4 раза) не принесло им никакой пользы. Англичане наголову превосходили противника как по уровню подготовки личного состава, так и по числу и качеству танков. Только пленными до 12 февраля, когда английское наступление было остановлено из-за решения премьер-министра Черчилля направить войска в Грецию, итальянская армия потеряла 135 тысяч человек и 256 танков.

Немцы решили прийти на помощь незадачливому союзнику. 12 февраля 1941 года в Триполи прибыл генерал Роммель, назначенный командующим Африканским корпусом, а двумя днями позже здесь высадились первые германские подкрепления — разведывательный батальон и противотанковый дивизион 5-й легкой африканской дивизии. 11 марта появился и ее танковый полк. Полностью переброску моторизованной дивизии удалось завершить к середине апреля, а 15-й танковой— к концу мая. Роммель решил перейти в контрнаступление 31 марта, не дожидаясь сосредоточения всех сил. Немцы при поддержке двух итальянских дивизий 4 апреля заняли Бенгази. Неделю спустя англичане были отброшены в Египет. Только в Тобруке остался небольшой гарнизон. Если бы британское руководство продолжало наступление в Триполитании, а не отвлекло бы оттуда силы для безнадежного предприятия на Балканах, то Англия могла бы достичь крупного стратегического успеха. В феврале итальянская армия была деморализована, и войска Уэйвелла могли бы легко занять всю Ливию еще до прибытия сколько-нибудь значительных контингентов немецких войск. Британской империи не пришлось бы держать в течение еще двух лет крупных сил для защить Египта и борьбы с германо-итальянскими войсками в Северной Африке. Английские же войска в Греции почти не повлияли на ход и исход Балканской кампании. Благодаря им немцы потратили лишние две недели на подготовку и проведение операции по захвату Крита. Однако здесь было задействовано слишком мало немецких войск (всего 22 тысячи человек), чтобы это помогло повлиять на сроки начала кампании против СССР.

Параллельно с боями в Северной Африке англичанам удалось уничтожить итальянские силы в Эфиопии, Эритрее и Сомали. В феврале 1941 года британские войска вторглись в Итальянское Сомали из Кении. 25 февраля они взяли Могадишио, а 6 апреля — Аддис-Абебу, куда вернулся император Эфиопии Хайле Селассие. Большую помощь англичанам оказывали эфиопские повстанцы. 19 мая 1941 года итальянские войска маршала герцога д'Аосты капитулировали. Английская армия взяла в плен 230 тысяч человек. Остатки итальянских войск были блокированы в юго-западной и северозападной Эфиопии, и к осени 1941 года с ними было покончено. Британская империя в результате высвободила значительные силы для Северо-Афри-канского театра военных действий.

22 июня 1941 года Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Первоначально вермахт на Востоке располагал 126 дивизиями и 3 бригадами общей численностью около 2,5 миллиона человек. В июле и августе 41-го им на помощь пришли 27 дивизий второго эшелона. Армию вторжения поддерживали 3602 танка и штурмовых орудий (из них 230 командирских танков были лишены вооружения и использовались в качестве передвижных бронированных пунктов управления) и 1830 боевых самолетов.

Им противостояли 186 дивизий Красной армии из 303, имевшихся в наличии. Советские соединения на Западе, с учетом 400 тысяч призванных в апреле 41-го из числа тех, кто ранее не привлекался к военной службе, и 800 тысяч, призванных из запаса в мае — июне, в самый канун немецкого нападения, насчитывали около 4,2 миллиона человек. Эту группировку поддерживали 12 800 танков, включая 1475 новейших Т-34 и KB, из которых До 540 были боеготовыми к 22 июня. Кроме того, за пределами западных приграничных округов советские войска имели 10,3 тысячи танков. Вермахт же за пределами Восточного театра военных действий располагал лишь 350 танками в Северной Африке. В распоряжении Красной армии на Западе находилось около 10 тысяч боевых самолетов, а всего советские ВВС имели примерно 25 тысяч боевых машин против 5229 у люфтваффе. За счет армий союзников — Финляндии, Румынии и вступивших в бой в июле и в августе венгерских, итальянских и словацких войск армии вторжения удалось примерно достичь численности соединений Красной армии мирного времени (с началом войны численность этих соединений возросла за счет мобилизации военнообязанных), но никак не сравняться с противником по числу танков и самолетов. Однако советское командование не смогло реализовать свой численный и технический перевес, причем не столько из-за внезапности германского нападения, сколько из-за низкого уровня боевой подготовки бойцов и командиров, неумения управлять новейшими самолетами и танками и самолетами и грамотно применять их на поле боя*.

Главный удар немцы наносили в Белоруссии. 26 июня пал Минск, где оказались окружены основные силы 4-й и 13-й армий Западного фронта. Две другие армии, 3-я и 10-я, оказались отрезаны в Белостокском выступе. Общее число пленных достигло 330 тысяч человек. Сталин обвинил в поражении руководство Западного фронта и расстрелял его штаб во главе с командующим генералом Д.Г. Павловым. Войска советского Юго-Западного фронта, имея шестикратное превосходство в танках над немецкой группой армий «Юг», нанесли встречный контрудар, но были разбиты в большом танковом сражении в районе Луцк — Дубно, во многом благодаря господству в воздухе люфтваффе. Сказалось и то, что советские танкисты довольно бестолково маневрировали, напрасно расходуя моторесурсы и горючее, и плохо умели ремонтировать вышедшие из строя машины. Уже к 30 июня безвозвратные потери танков на Юго-Западном фронте составили 2648 танков из 4200 введенных в бой. Им противостояли лишь 750 немецких танков, в том числе лишь 210 — средних, а остальные — легкие, тогда как одних Т-34 и KB здесь насчитывалось 761. Советские войска вынуждены были оставить Львовский выступ и отойти к Днепру. Во второй половине июля в районе Умани были окружены и уничтожены 6-я и 12-я советские армии.

Прорыв группы армий «Центр» в Белоруссии и выход 4-й танковой группы Гота и 2-й танковой группы Гудериана 16 июля к Смоленску лишил устойчивости весь фронт Красной армии. Второй эшелон советских войск на Украине, где Сталин перед войной планировал нанести главный удар, был срочно переброшен к Смоленску. Это позволило на месяц задержать здесь немецкие войска, но в Прибалтике и на южном крыле Красная армия вынуждена была отступать. В ходе Смоленского сражения немцам удалось взять около 180 тысяч пленных из состава окруженных в городе советских войск, но сил для развития наступления на Москву было недостаточно.

21 августа 1941 года Гитлер издал директиву, которую Гальдер назвал «решающей для всей Восточной кампании». Она гласила: «Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками. На редкость благоприятная оперативная обстановка, сложившаяся в результате выхода наших войск на линию Гомель, Почеп, должна быть незамедлительно использована для проведения операции смежными флангами групп армий «Юг» и «Центр» по сходящимся направлениям. Цель этой операции — не только вытеснение за Днепр 5-й русской армии частным наступлением 6-й немецкой армии, но и полное уничтожение противника, прежде чем его войска сумеют отойти на рубеж Десна, Конотоп, Суда. Тем самым войскам группы армий «Юг» будет обеспечена возможность выйти в район восточнее среднего течения Днепра и своим левым флангом совместно с войсками, действующими в центре, продолжать наступление в направлении Ростов, Харьков».

Эта директива знаменовала собой временный отказ от наступления на Москву и поворот основных сил вермахта на юг с целью овладения промышленным и продовольственным потенциалом Украины. Одновременно группа армий «Север» должна была установить блокаду Ленинграда и не допустить тем самым активных действий советского флота на Балтике против транспортов, доставлявших из Швеции жизненно важную для экономики Германии железную руду.

Среди генералов и историков впоследствии были споры, имела ли директива от 21 августа роковое значение для Восточного похода вермахта, и мог бы Гитлер выиграть войну, если бы тогда начал наступление не на Киев, а на Москву. Так, Гудериан пытался убедить Гитлера, что «после достижения военного успеха на решающем направлении и разгрома главных сил противника будет значительно легче овладеть экономически важными районами Украины, так как захват Москвы — узла важнейших дорог — чрезвычайно затруднит русским переброску войск с севера на юг... Войска группы армий «Центр» уже находятся в полной боевой готовности для перехода наступления на Москву, в то время как предполагаемое наступление на Киев связано с необходимостью произвести переброску войск на юго-запад, на что потребуется много времени. В последующем же для наступления на Москву танковым частям придется пройти еще раз это же расстояние от Рославля до Лохвицы в 450 км, что вызовет дополнительный износ материальной части и усталость личного состава». Фюрер, однако, не внял всем этим доводам.

В результате наступления на Киев основные силы Юго-Западного фронта оказались в окружении. С севера кольцо замкнули войска 2-й танковой группы и 2-й армии, с юга— 1-й танковой группы и 17-й армии, захватившие плацдарм на восточном берегу Днепра у Кременчуга. Сталин и начальник Генштаба маршал Шапошников опоздали с отходом войск Юго-Западного фронта из излучины Днепра и с оставлением Киева, несмотря на просьбы командующего фронтом генерала Кирпоноса и главнокомандующего войсками Юго-Западного направления маршала Буденного. Сталин надеялся, что Брянский фронт генерала Еременко разобьет танковую группу Гудериана или, по крайней мере, не позволит ей выйти в тыл Юго-Западному фронту. Но Еременко не преуспел в выполнении этой миссии.

Прикрывшись от Брянского фронта тремя дивизиями, Гудериан основ-ные силы бросил на юг и 16 сентября соединился с 1-й танковой группой в районе Лохвицы. 19 сентября Киев пал. Генерал Кипронос и большинство офицеров его штаба погибли при прорыве из окружения. В плен попало 665 тысяч красноармейцев В качестве трофеев немцам достались 884 танка и 3718 орудий. С учетом такого исхода надо рассматривать и неосуществившийся вариант с наступлением на Москву еще в августе. Можно не сомневаться, что в этом случае немцам удалось бы уничтожить оборонявшиеся на западном направлении войска Западного, Резервного и Брянского фронтов, как это и произошло в октябре. Но тогда Красная армия наверняка немедленно ушла бы с днепровской дуги, и основные силы Юго-Западного фронта были бы двинуты к Москве, составив второй эшелон прикрытия столицы. Возможно, немцам удалось бы разбить и эти армии, но затем наступила бы распутица, что дало бы время советскому командованию для подтягивания к Москве резервов, и события дальше развивались бы так же, как это и произошло в действительности «Поворот на юг» никак не ухудшил стратегическое положение Германии Наоборот, он позволил уничтожить крупную группировку Красной армии на юго-западном направлении, которая в ином случае могла бы избежать разгрома.

Группа армий «Север» тем временем смогла блокировать Ленинград и отразила попытки советских войск соединиться с осажденными. Позднее в октябре советские войска продолжали попытки прорвать блокаду, но отнюдь не для того, чтобы спасти жителей осажденного Ленинграда от голодной смерти. Сталин собирался прорубить коридор, чтобы отвести войска Ленинградского фронта на защиту Москвы, бросив население города на произвол судьбы. Если бы тогда удалось прорубить коридор, это грозило бы настоящей катастрофой. Мало кто из ленинградцев уцелел бы при таком развитии событий. Ведь германское руководство не собиралось кормить жителей города, как почти не кормило оно миллионы советских пленных в первые полгода войны. У Гитлера даже существовал план просто затопить Ленинград и в таком виде передать эту местность финнам. Да и войска Ленинградского фронта при отступлении сквозь узкую «горловину» у станции Мга могли бы понести очень тяжелые потери и почти полностью потерять боеспособность, как позднее, весной и летом 42-го на Волховском фронте, почти целиком погибла 2-я ударная армия генерала Власова при попытке преодолеть подобную же узкую горловину у Мясного Бора, простреливаемую насквозь немецкой артиллерией. Тогда бы они вряд ли существенно усилили оборону Москвы, зато освободившиеся войска группы армий «Север» могли бы серьезно помочь группе армий «Центр», двинувшись в обход советской столицы с северо-запада или подкрепив северное крыло центральной группировки вермахта. Здесь как раз тот случай, когда получилось прямо по поговорке: не было бы счастья, да несчастье помогло. Красной армии осенью 41-го не Удалось прорвать блокаду Ленинграда, и благодаря этому войска Ленинградского фронта остались на прежних позициях, где смогли сковать максимум неприятельских сил. И значительная часть ленинградцев выжила благодаря снабжению через Ладожское озеро, хотя почти миллион горожан погиб от голода, холода и болезней, вызванных блокадой.

Чтобы остановить отступление и предотвратить массовую сдачу в плен, Сталин и его генералы издавали драконовские приказы. 16 августа 1941 года появился приказ наркома обороны № 270, который, кроме Сталина, подписали Молотов, Тимошенко, Шапошников, Буденный, Ворошилов и Жуков. Он предписывал расстреливать на месте командиров и политработников, а семьи попавших в плен красноармейцев «лишать государственного пособия и помощи». Командующий Ленинградским фронтом генерал армии Г. К. Жуков пошел еще дальше. 28 сентября он издал поистине людоедскую шифрогамму № 4976, где говорилось: «Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны». В сравнении с этим сталинский приказ № 270, «в развитие» которого и издана шифровка, выглядит гнилым либерализмом, а сам Иосиф Виссарионович кажется великим человеколюбцем. Ведь он ничего не говорил о возможном расстреле вернувшихся из плена, а семьи пленных красноармейцев предписывал только «лишать государственного пособия и помощи». Георгий Константинович же, как кажется, готов был расстреливать и грудных младенцев (раз речь идет о всех членах семьи, без исключения). Слуги тирана, над которыми постоянно висел дамоклов меч расстрела за военные неудачи, были еще более жестокими, чем их господин. Однако подобные приказы, призванные запугать бойцов и командиров Красной армии, никак не влияли на динамику числа пленных. После них были гигантские котлы под Киевом и Вязьмой с сотнями тысяч пленных. Да и в 1942 году в плен попало более 1,6 миллиона советских военнослужащих. Число пленных определялось общей оперативно-стратегической обстановкой, а не страхом красноармейцев перед собственными начальниками.

Группа армий «Юг» захватила Донбасс и Харьков, а 21 ноября — Ростов. У Азовского моря в октябре были окружены несколько советских дивизий и взято более 100 тысяч пленных. 11-я немецкая армия нанесла тяжелое поражение 51-й Отдельной советской армии и к середине ноября захватила весь Крым, за исключением Севастополя.

Главный же удар немецкое командование теперь направило на Москву, чтобы еще до зимы овладеть советской столицей. 30 сентября 1941 года войска группы армий «Центр» перешли в наступление на брянском, а 2 октября — на вяземском направлении. Основные силы трех советских фронтов оказались в окружении и к 20 октября были ликвидированы. В плен попало 663 тысячи человек, а в качестве трофеев немцы захватили 1242 танка и 6412 орудий.

Даже качественное превосходство советских танков не смогло предотвратить разгром под Вязьмой, хотя «тридцатьчетверки» доставили немцам немало неприятных минут. Генерал Блюментрит вспоминал: «Во время сражения за Вязьму появились русские танки Т-34. В 1934 году эти танки были самыми мощными из всех существовавших тогда танков... 37-мм и 50-мм противотанковые орудия нашей пехоты были беспомощны против танков Т-34... Требовалось по крайней мере 75-мм орудие, но его еще только предстояло создать. В районе Вереи танки Т-34 как ни в чем не бывало прошли через боевые порядки 7-й пехотной дивизии, достигли артиллерийских позиций и буквально раздавили находившиеся там орудия. Понятно, какое влияние оказал этот факт на моральное состояние пехотинцев. Началась так называемая «танкобоязнь»». Только в 1942 году у вермахта появилась 75-мм противотанковая пушка. Она была установлена на более или менее на равных драться с Т-34, хотя и уступал советскому танку в маневренности».

Сталин срочно вызвал из-под Ленинграда Жукова и назначил его командующим Западным фронтом, который включал немногочисленные войска, избежавшие окружения. Наступившая в конце октября распутица замедлила продвижение немецких войск. К тому времени германская Восточная армия йз-за выхода из строя большой части танков и автомашин уже в значительной степени утратила свою мобильность, позволявшую ей побеждать численно превосходящего противника. Так, уже в начале сентября в танковых группах осталось меньше половины боеспособных танков от того числа, что было в начале кампании. К началу октябрьского наступления процент боеспособных танков поднялся, но затем вновь упал из-за больших эксплуатационных потерь. Из общего числа 500 тысяч автомобилей и мотоциклов до конца 1941 года вышло из строя 106 тысяч машин, а остальные испытывали нехватку горючего. Большие потери были и в лошадях.

Генерал Типпельскирх вспоминал: «В середине октября сильные снегопады с дождями помешали стремительному преследованию. Временно наступившее улучшение погоды и приведение в порядок дорог с помощью всех имеющихся средств сделали возможным достижение некоторых успехов: на юге 2-я танковая армия подошла вплотную к Туле, в центре были заняты Алексин, Можайск и Волоколамск. Затем наступил период полной распутицы. Двигаться по дорогам стало невозможно... Даже так называемые шоссе стали непроезжими. Наступление остановилось. Русские выиграли время, чтобы укрепить оборону, пополнить войска и подтянуть резервы». Ему вторит Блюментрит: «Мы, конечно, знали, что нас ожидает распутица, — нам приходилось читать о ней в книгах. Но реальная действительность превзошла все самые печальные опасения. Распутица началась в середине октября, во время боев в районе Вязьмы, и непрерывно усиливалась до середины ноября... В этом уголке мира проложено всего несколько шоссейных дорог. Вся территория страны покрывается непролазной липкой грязью... Даже тракторы передвигаются с большим трудом. Много тяжелых орудий застряло на дорогах, и поэтому не было использовано в Московской битве. Танки и другие гусеничные машины часто засасывало грязью».

Но не стоит неудачу блицкрига в России объяснять только распутицей, а потом суровой зимой. «Генерал Мороз» и «генерал Грязь» сыграли свою роль, но отнюдь не решающую. Германское руководство не только не позаботилось заранее о подготовке к осенним дождям и к зиме, но и не имело достаточных ресурсов для такого рода мероприятий. Зимнее обмундирование было заготовлено лишь для 60 дивизий, которые предполагалось оставить в России после окончания операции «Барбаросса». Не было заготовлено ни морозоустойчивых смазочных масел, ни антифриза. Катастрофически не хватало гусеничной техники, способной двигаться по размытым дождями проселкам. По состоянию своих дорог Россия отставала не только от Франции, но и от Польши. Германская промышленность не в состоянии была восполнить безвозвратные потери в танках. За время с июня по ноябрь 1941 года было произведено 1813 танков, а их безвозвратные потери достигли 2251. Положительный баланс по штурмовым орудиям (295 машин было произведено и только 75 потеряно) не мог компенсировать этот урон, поскольку штурмовые орудия использовались лишь для поддержки пехоты, а не для выполнения самостоятельных задач. Гитлер не принял во внимание предупреждения Гудериана, Кестринга и других специалистов по России о прочности советской государственной системы. Она не рухнула после первых месяцев поражений, а людских и материальных ресурсов страны хватило для образования нового фронта обороны под Москвой, а затем и для проведения контрнаступления.

Первый успех пришел к советским войскам на юге, где они 29 ноября отбили Ростов и отбросили неприятеля за реку Миус. А 5—6 декабря в контрнаступление перешли армии Калининского и Западного фронтов на московском направлении. Ценой огромных потерь они отбросили немцев к началу января 1942 года на 100—150 км от Москвы. Потери советских войск были просто потрясающими. Например, средние ежедневные потери 323-й дивизии 10-й армии Западного фронта в ходе наступательных боев 15—17 декабря 1941 года составили 560 убитых и пропавших без вести. Для сравнения: вся германская Восточная армия, насчитывавшая 150 дивизий, во второй половине декабря 41-го теряла в среднем в день убитыми и пленными лишь немногим больше — 681 человек. Бойцы бросались в сражение плохо обученными и вооруженными, а командиры не имели навыков управления войсками в современном бою.

Окружить группу армий «Центр», как планировал главнокомандующий Западным направлением Жуков, не удалось. Немцы смогли удержать ржев-ско-вяземский плацдарм, с которого угрожали Москве. Двигавшаяся на Вязьму ударная группа 33-й армии сама попала в окружение и в апреле 1942 года была почти полностью уничтожена. К концу этого месяца наступление советских войск на западном направлении окончательно остановилось.

Под Ленинградом Красная армия в декабре 41-го выбила немцев из Тихвина, сорвав их планы по созданию второго кольца блокады и установления контроля над побережьем Ладожского озера. По льду озера проходила «дорога жизни» к осажденному городу. Однако деблокировать Ленинград на этот раз не удалось. В Крыму части 44-й и 51-й армий в конце декабря высадились на Керченском полуострове, освободили Керчь и попытались прорваться к Севастополю. Но наступление не имело успеха. Однако 11-я немецкая армия под командованием Манштейна вынуждена была прекратить штурм главной базы Черноморского флота, чтобы удержать фронт на Керченском полуострове.

Неудача завершающего этапа первой кампании в России побудила Гитлера 19 декабря принять на себя командование германскими сухопутными силами. Он сместил главкома фельдмаршала Браухича и командующих всеми тремя группами армий. Фюрер отдал «стоп-приказ», категорически запрещающий несанкционированный отход. Блюментрит утверждал: «Гитлер инстинктивно понял, что любое отступление по снегам и льду через несколько дней приведет к распаду всего немецкого фронта... Дивизии не разрешалось отступать больше чем на 5—10 километров за одну ночь. Большего и нельзя было требовать от войск и гужевого транспорта в тех невероятно тяжелых условиях. Так как все дороги были занесены снегом, отступать приходилось по открытой местности». В конце концов, немцам под Москвой, как ранее Жукову в октябре, путем применения жестких мер удалось добиться стабилизации фронта.

Единственный шанс на победу в борьбе с Россией для Германии заключался в том, чтобы привлечь на свою сторону часть населения СССР, недовольную большевистским режимом. К концу 1941 года в немецком плену оказалось около 3,9 миллиона советских военнослужащих. И немцам поступали соответствующие предложения. Еще 12 декабря командовавший войсками под Вязьмой генерал-лейтенант М.Ф. Лукин, оказавшись в плену и только-только оправившись от тяжелого ранения, передал от имени группы заключенных вместе с ним генералов предложение германской стороне создать русское контрправительство, которое доказало бы народу и армии, что можно бороться «против ненавистной большевистской системы», не выступая против интересов своей родины. При этом Лукин говорил допрашивавшим его немецким офицерам: «Народ окажется перед лицом необычной ситуации: русские встали на сторону так называемого врага, значит, перейти к ним — не измена Родине, а только отход от системы... Даже видные советские деятели наверняка задумаются над этим, возможно, даже те, кто еще может что-то сделать. Ведь не все руководители — заклятые приверженцы коммунизма». Подобные предложения поступали и от немецких офицеров и генералов вермахта, считавшими необходимым создание антибольшевистского правительства, которое смогло бы сформировать армию из русских военнопленных, которых к концу 1941 года насчитывалось 3,9 миллиона человек. Однако расовая политика нацистов, рассматривавшая славян как «недочеловеков», а земли на Востоке — как объект для германской колонизации, не позволяла им смотреть на антикоммунистически настроенных русских как на своих естественных союзников

Подавляющее большинство пленных не пережило зиму 1941/42 года. К марту 1942 года в живых из них оставалось не более 1,1 миллиона человек. В тот момент даже вермахт в России испытывал острые проблемы с продовольствием и теплой одеждой. О том же, чтобы кормить и одевать пленных, никто и не думал. Россия была беднее других европейских стран, и в ней господствовал тоталитарный режим. Эти обстоятельства самым трагическим образом сказывались на судьбах военнопленных, и не только советских. После Сталинграда из сдавшихся в плен солдат армии Паулюса не выжил почти никто.

С точки зрения Гитлера, гибель русских пленных была полезна, поскольку уменьшала численность «расово неполноценного» населения на территории, подлежащей германской колонизации. Спасаясь от голодной смерти, около 800 тысяч пленных пошли служить в вермахт «добровольными помощниками». Их определяли на тыловые должности, не связанные с ношением оружия. Боевые же части немцы первоначально формировали только из тех коллаборационистов, которых считали «арийцами». Так появились две латышские и одна эстонская дивизия СС, казачий корпус и казачий походный стан. Русские же коллаборационисты долгое время использовались только в качестве вспомогательного военного персонала или в пропагандистских целях. Была создана Русская Освободительная Армия во главе с попавшим в плен в июле 1942 года бывшим командующим 2-й Ударной армией генералом Власовым, но ему не давали возможность формировать боевые части. Немцы опасались, что бывшие военнопленные, получив оружие и оказавшись на фронте, могут перебежать к своим.

В Смоленске 27 декабря 1942 года было обнародовано обращение Русского комитета к бойцам и командирам Красной армии, подписанное его председателем генерал-лейтенантом А.А. Власовым и секретарем, майором В.Ф. Малышкиным, бывшим начальником штаба 19-й армии. В этом обращении большевизм объявлялся «врагом русского народа» и главным виновником войны. Здесь же утверждалось: «История нашей родины не знает таких поражений, какие были уделом Красной армии в этой войне. Несмотря на самоотверженность бойцов и командиров, несмотря на храбрость и жертвенность русского народа, проигрывалось сражение за сражением. Виной этому — гнилость всей большевистской системы, бездарность Сталина и его главного штаба».

В 1942—1943 годах отдельные охранные или боевые пехотные батальоны, сформированные вермахтом из пленных русской национальности, были формально включены в возглавляемую Власовым Русскую освободительную армию (РОА). Иногда в ходе боевых действий их объединяли в полки. В конце 1942 года по приказу Гитлера многие военные формирования из русских, украинцев, белорусов, представителей мусульманских народностей и других выходцев из СССР «неарийской национальности» были переведены с Востока на Запад, а позднее — в Италию (русские «Хи-Ви» были даже в армии Роммеля в Северной Африке). Это наряду с отказом от формирования каких-либо русских политических органов и русской армии, равно как и других национальных органов, вызвало упадок боевого духа и рост дезертирства к партизанам.

Одновременно с блицкригом в России разворачивались боевые действия . в Северной Африке. В апреле и мае 1941 года германо-итальянские войска безуспешно штурмовали Тобрук. Началась длительная осада крепости. Армия Уэйвелла дважды пыталась деблокировать Тобрук, но безуспешно. Роммель проявил себя мастером танкового боя. В одном из таких боев 15-17 июня у Ридотта Капуццо англичане безвозвратно потеряли 91 танк из 200, а немцы — 12 из 100. Все попытки англичан разгромить германо-итальянские силы, несмотря на британское господство в воздухе (против 700 самолетов королевских ВВС сражалось лишь 200 немецких и 120 итальянских), закончились ничем. Только 17 ноября 1941 года началось крупномасштабное наступление, организованное новым главнокомандующим британских войск в Северной Африке генералом Окинлеком. После шедших с переменным успехом боев новозеландская пехотная дивизия при поддержке 90 танков прорвала блокаду Тобрука и соединилась с гарнизоном. В тот момент на стороне англичан было пятикратное превосходство в танках, но их бронетанковые силы действовали рассредоточено, и Роммелю без больших потерь удалось отступить на запад.

Немцы в начале декабря нанесли контрудар и разбили неприятельскую танковую бригаду. Затем 27 декабря у Эль-Хасеята Роммель разгромил другую бригаду, уничтожив 65 английских танков из 95. После этого германо-итальянские войска заняли позицию у Аджедабии. Англичане в январе 1942 года вынудили к капитуляции несколько неприятельских гарнизонов у египетской границы, захватив в плен 20 тысяч итальянцев и немцев.

7 декабря 1941 года во Вторую мировую войну вступила Япония, внезапно, без объявления войны, атаковав главную американскую военно-морскую базу в Пёрл-Харборе на Гавайских островах. Японское правительство, в котором решающим голосом обладали военные, рассчитывало завоевать гегемонию в Восточной Азии и обеспечить Японию сырьем, топливом и продовольствием. Для этого считалось необходимым захватить Китай, Бирму,

Малайзию, Филиппины, Индонезию и ряд других тихоокеанских островов. Здесь главным соперником Японии являлись США, отрицательно относившиеся к японской оккупации Индокитая после краха Франции, и грозившие Стране восходящего солнца экономическими санкциями — нефтяным эмбарго и замораживанием японских активов в американских банках. Они были введены 26 июля 1941 года, после отказа японцев вывести войска из Французского Индокитая. К концу ноября японо-американские переговоры зашли в тупик, и японское нападение стало весьма вероятным. Однако командование флота не приняло никаких дополнительных мер безопасности в Пёрл-Харборе.

7 декабря 360 японских самолетов, поднявшиеся с авианосцев, застали противника врасплох. Хотя американская разведка расшифровала японские коды и еще 27 ноября послала предупреждение о возможном нападении, на него не обратили внимания. Из 8 американских линкоров 4 были потоплены, 1 выбросился на берег, а 3 оказались серьезно повреждены. В результате японцы завоевали на полгода господство в Тихом океане.

3 американских авианосца в момент нападения были в море, а 1 — ремонтировался в Калифорнии. Некоторые историки полагают, что это было той счастливой случайностью, которая спасла американцев от полного краха. Если бы в Пёрл-Харборе погибли бы не только линкоры, но и авианосцы, то американскому флоту было бы гораздо труднее восстановить свои позиции. Необходимо заметить, однако, что при наличии в Пёрл-Харборе авианосцев японским бомбардировщикам пришлось бы иметь дело с базирующимися на них истребителями, а авианосцы адмирала Ямамото подверглись бы удару американской авианосной авиации. Так что в этом случае исход боя мог бы быть гораздо менее благоприятен для японской стороны, чем это было в действительности.

Японцы потеряли 29 самолетов и еще несколько десятков разбились при посадке на авианосцы. Потери же американской авиации в Пёрл-Харборе составили 311 самолетов. Ошибкой японцев стало то, что они не атаковали мастерские и склады топлива, где находились 400 тысяч т мазута. Эти потери американцам было бы куда труднее возместить, чем гибель устаревших линкоров (новейшие были лишь повреждены).

Японские войска высадились на Филиппинах и в Малайе. К 6 мая 1942 года прекратили сопротивление державшиеся дольше всех американские войска на филиппинском острове-крепости Коррехидор. Их командующий генерал Макартур незадолго до капитуляции покинул Филиппины на торпедном катере. 15 февраля 1942 года пал Сингапур. К середине марта под контроль японцев перешла Индонезия. Японская армия вторглась в Бирму и угрожала Индии. Японцы планировали захват Соломоновых островов, острова Мидуэй и Новой Гвинеи, но здесь натолкнулись на серьезное противодействие.

18 апреля 1942 года американские бомбардировщики В-25 с авианосцев совершили налет на Токио. Он не имел серьезного военного значения, но поднял моральный дух американцев, потрясенных Пёрл-Харбором. А 8 мая произошло сражение американского и японского флота в Коралловом море. Каждая из сторон потеряла по одному авианосцу, эсминцу и вспомогательному судну потопленными, и по одному авианосцу поврежденным. Американцы лишились при этом 74 самолетов, а японцы более 80, и вдвое больше, чем противник, людей. Но потопленный американский авианосец «Лексингтон» был в 2,5 раза больше водоизмещением, чем японский «Сехе». Однако стратегически бой в Коралловом море можно было счесть скорее успехом американцев, так как они не допустили высадки японского десанта в Порт-Морсби на Новой Гвинее.

Адмирал Ямамото решил идти к Мидуэю, чтобы вынудить основные силы американского флота к генеральному сражению. Он рассчитывал, что американцы постараются любой ценой защитить Мидуэй, находившийся в 1100 милях от Пёрл-Харбора. Японцы рассчитывали атаковать сначала Алеутские острова, а потом, когда туда двинется американский флот адмирала Нимица, занять Мидуэй и поймать противника в ловушку.

Ямамото располагал 8 авианосцами, 11 линкорами, 22 крейсерами, 65 эсминцами, 21 подводной лодкой и еще около 80 боевых кораблей меньших размеров. У Нимица было лишь 3 авианосца и 73 других боевых корабля, но ни одного линкора. Положение американцев облегчалось тем, что они читали японские коды и могли заблаговременно узнавать о передвижениях неприятельских кораблей.

3 июня японские самолеты атаковали американские базы на Алеутских островах, причинив им значительные разрушения. При этом было потеряно 8 японских и 3 американких самолета. Японцам не удалось подавить оборону Алеутских островов, американцам — нанести ущерб авианосцам противника. Главное же, не попался в ловушку и не отвел свои силы к северу. Уже 6 июня канский разведывательный самолет обнаружил в 700 милях к юго-западу атолла Мидуэй отряд японских кораблей. Нимиц ожидал атаки с северо-запада и держал свои авианосцы в 300 милях к северо-востоку от Мидуэя. Обнаруженное японское соединение атаковали базировавшиеся на атолле бомбардировщики В-17, но безрезультатно.

4 июня 108 японских самолетов совершили налет на Мидуэй. Тем временем летающая лодка «Каталина» обнаружила два японских авианосца северо-западнее атолла. Японские бомбы разрушили почти все объекты на Мидуэе, кроме взлетно-посадочной полосы. Американцы потеряли 16 самолетов, а японцы — 6. Неэффективным оказался налет американских бомбардировщиков на японские авианосцы. Из 10 машин было сбито 7. Последующие налеты бомбардировщиков морской пехоты также не нанесли авианосцам заметного ущерба.

Половина базировавшейся на атолле авиации была уничтожена, и японцы готовились торжествовать победу. Но тут вступили в дело самолеты с американских авианосцев. Они атаковали противника в тот момент, когда японские самолеты готовились взлететь для новой атаки Мидуэя с одного из американских авианосцев, и находились на палубах с полным запасом горючего и подвешенными бомбами и торпедами. Почти все американские торпедоносцы были сбиты, не добившись попаданий в авианосцы. Но они отвлекли на себя неприятельские истребители, расчистив путь пикирующим бомбардировщикам. Те атаковали авианосцы «Акаги», «Kara» и «Сорю» и подожгли их.

Единственный оставшийся неповрежденным японский авианосец «Хирю» бросил свои самолеты в атаку на американский «Йорктаун». Тот оказался под прикрытием 28 истребителей (частью — с «Энтерпрайза» и «Хорнета»). Лишь 8 бомбардировщиков с «Хирю» прорвались к цели. «Йорктаун» получил три попадания, но не потерял ход. Однако следующая атака японских торпедоносцев оказалась для него роковой. Несколько самолетов было сбито но две торпеды попали в «Йорктаун». Авианосец остановился, имея крен в 26°. Команда покинула его. Американский самолет-разведчик обнаружил «Хирю», и его атаковали бомбардировщики с «Энтерпрайза» и «Хорнета». Три из них были сбиты, но остальные прорвались. В «Хирю» попали четыре бомбы. Авианосец был охвачен огнем.

Незадолго до этого Ямамото, ранее полагавший, что у американцев лишь один авианосец, узнал, что их все-таки три и что один из них выведен из строя самолетами с «Хирю». Тогда Ямамото срочно вызвал к Мидуэю 2-е оперативное соединение адмирала Какута от Алеутских островов, имевшее 2 авианосца. Однако вскоре японский командующий получил донесение, что «Хирю» горит, и понял, что проиграл сражение. Но он считал, что не все потеряно, и готовился атаковать Мидуэй. Вечером Ямамото отправил своим подчиненным бодрую телеграмму: «Флот противника фактически разбит и уходит на восток. Объединенный японский флот готовится преследовать остатки американского флота и захватить Мидуэй... Оперативное соединение вместе с силами 2-го флота и подводными лодками скоро обнаружит и атакует противника». Эта телеграмма была отправлена в 19.15 4 июня, а 10 минут спустя затонул «Kaгa». Остальные три авианосца Ямамото ушли под воду на следующий день.

Принявший командование над силами в районе Мидуэя адмирал Спрюэнс уклонился от сражения с более мощными линкорами противника и отошел на восток, не удаляясь, однако, слишком далеко от Мидуэя. 5 июня американская подводная лодка «Тамбор» обнаружила 4 японских крейсера. Свершая противолодочный маневр, крейсера «Могами» и «Микума» столкнулись друг с другом и получили серьезные повреждения. Поврежденные корабли были атакованы 12 пикирующими бомбардировщиками. Сбитый самолет был направлен его пилотом капитаном 1-го ранга Флемингом на «Микуму», и крейсер получил новые повреждения. Убедившись, что перед ним нет японского флота и что все четыре неприятельских авианосца погибли, Спрюэнс вечером 5-го пошел обратно к Мидуэю. 6 июня американские самолеты атаковали поврежденные крейсера и сопровождавшие их эсминцы. «Микума» затонул вместе с 1000 человек экипажа, а сильно поврежденный «Могами» смог добраться до острова Трук, где ему пришлось ремонтироваться больше года.

Разгром японского флота был полный. Кроме четырех авианосцев и тяжелого крейсера, японцы потеряли 322 самолета и 3,5 тысячи погибшими и пленными, включая несколько сот своих лучших летчиков. Американцы лишились авианосца, эсминца и 150 самолетов. У них погибло лишь 307 человек. Теперь господство на Тихом океане перешло к американскому флоту. Американцы начали постепенно вытеснять японцев с захваченных ранее позиций.

На советско-германском фронте в январе 1942 года Красная армия перешла во всеобщее наступление, но, понеся большие потери, добилась лишь местных успехов. К апрелю наибольшие потери понесли войска на западном направлении. Здесь лесисто-болотистая местность затрудняла применение танков. Сталин по совету начальника Генштаба Шапошникова и главнокомандующего юго-западным направлением Тимошенко решил перенести главный удар на Украину. Здесь советские войска захватили плацдарм в районе Барвенково, откуда можно было попытаться обойти и окружить харьковскую группировку противника. Наступление на Харьков планировалось как начало операции по полному изгнанию немцев с Украины. После освобождения города войска Юго-Западного фронта должны были выйти к Днепру. Одновременно армии Крымского фронта должны были вырваться с Керченского полуострова, деблокировать Севастополь, освободить Крым и ударить в тыл обороняющихся на Украине немецких войск. Однако 8 мая Манш-тейн, упредив изготовившегося к наступлению противника, атаковал первым. Войска генерала Козлова были захвачены врасплох. Построенная в один эшелон оборона не выдержала удара танков, поддержанных пикировщиками. Армии Крымского фронта были сброшены в море, только пленными потеряв 150 тысяч человек и лишившись всей боевой техники. Немногим удалось добраться на судах и подручных средствах до Тамани.

Наступление советских войск с Барвенковского выступа и из района Вол-чанска началось 12 мая и в первые дни развивалось успешно. 6-я немецкая армия Паулюса, усиленная румынскими и венгерскими войсками, пятилась к Харькову. Тем временем 1-я танковая армия Клейста из района Славянска 17 мая нанесла удар под основание барвенковского выступа, смяла 9-ю армию Южного фронта и, во взаимодействии с войсками Паулюса, окружила ударную группировку Юго-Западного фронта. Было пленено 240 тысяч красноармейцев и захвачено 2026 танков и 1249 танков. Эта победа облегчила выполнение решения о новом генеральном наступлении вермахта на южном крыле Восточного фронта, в принципе принятого Гитлером еще в конце 1941 года.

Это наступление началось 28 июня 1942 года и имело своей целью захват Кавказа с его нефтяными источниками, а также Нижнего Поволжья от Сталинграда до Астрахани. В Крыму 11-я армия пошла на штурм Севастополя, который пал 2 июля. Морем удалось эвакуировать только высший командный состав Отдельной Приморской армии и Черноморского флота. 100 тысяч защитников Севастополя попали в плен.

Фюрер рассчитывал, что, лишившись нефти и промышленного и сырьевого потенциала этих регионов, Красная армия не сможет продолжать широкомасштабные боевые действия. После захвата Кавказа германские войска должны были вторгнуться в Иран и сокрушить позиции Британской империи на Среднем Востоке.

Немцам удалось легко прорвать фронт, занять Ростов, Новочеркасск и Воронеж и двинуться к Сталинграду и Кавказу. Наступление в двух расходящихся направлениях вело к растяжению линии фронта, для удержания которой немцам все активнее приходилось использовать на второстепенных участках итальянские, румынские и венгерские части, не отличавшиеся высокой боеспособностью.

За 8 дней до начала немецкого наступления советское командование узнало о нем, когда самолет с немецким офицером, имевшим при себе важные оперативные документы по плану «Блау», в условиях плохой видимости по ошибке сел на нейтральной полосе и был захвачен красноармейцами. Однако Сталин решил, что на юге Гитлер будет наносить только один из двух своих главных ударов, тогда как второй последует на западном направлении, и не отдал Тимошенко резервных дивизий из-под Москвы. Сталин заявил во время телеграфных переговоров с Военным Советом Юго-Западного фронта вечером 20 июня: «Возможно, что перехваченный приказ вскрывает лишь один уголок оперативного плана противника. Можно полагать, что аналогичные планы имеются и по другим фронтам. Мы думаем, что немцы постараются что-нибудь выкинуть в день годовщины войны и к этой дате приурочивают свои операции».

Между тем, для наступления на большей части советско-германского фронта у вермахта в тот момент просто не было достаточных сил и средств. Если зимой и весной 1942 года Сталин недооценивал противника, то после крымской и харьковской катастроф оправдалась поговорка, у страха глаза велики. Но советским войскам первое время удавалось отступать вглубь страны, избегая крупных окружений. Лишь в районе Миллерово немцам удалось захватить 89 тысяч пленных, но это не шло ни в какое сравнение даже с результатами харьковской операции, не говоря уж о «котлах» 41-го года. Советское командование собиралось упорно оборонять Сталинград и Кавказ, жертвуя пространством между Доном и Волгой. Вместе с тем Сталин был недоволен недостаточной, по его мнению, стойкостью бойцов и командиров и 28 июля 1942 года издал приказ № 227, где констатировал: «Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке (такого избытка не было никогда и в мирные 30-е годы, так что данный тезис был чистой сталинской фантазией, отражавший пропагандистский стереотип о «зажиточной колхозной жизни». — Авт.). Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах... Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину... Ни шагу назад1 Таким теперь должен быть наш главный призыв. Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности... Паникеры и трусы должны истребляться на месте». Функции истребления должны были выполнять заградительные отряды, а всех нарушителей дисциплины отправляли в штрафные батальоны и роты «искупать вину кровью». Тем не менее, непосредственного влияния на военную ситуацию этот драконовский приказ не оказал, а на месте как «трусы и паникеры» часто расстреливались ни в чем не повинные люди.

Интересно, что Сталин, как и другие военные и политические руководители, знал о неизбежности отступления Красной армии в ближайшие месяцы. Ведь еще 13 июля Молотов, Ворошилов и освобожденный двумя месяцами раньше по болезни с поста начальника Генштаба Шапошников предупреждали союзных военных атташе в Москве, что советские войска вынуждены будут отступать до Волги и заставят немцев зимовать в этом районе, и что только Сталинград, Новороссийск и Кавказ будут удерживаться всеми имеющимися средствами. Но войскам Сталин предпочитал изображать отступление лета 42-го года как результат трусости и недисциплинированности отдельных бойцов и командиров. Он рассчитывал, что под угрозой расстрелов и штрафбатов красноармейцы будут сражаться упорнее и нанесут больше урона врагу. В действительности порой выходило наоборот. Опасаясь репрессий, командиры всех уровней порой запаздывали с отходом, а это вело только к дополнительным потерям. Так, в августе с опозданием была проведена эвакуация советского плацдарма на западном берегу Дона у Калача. В результате немцы разбили 8 дивизий, взяли в плен до 57 тысяч человек и уничтожили около тысячи танков и 650 самолетов.

Уже с 23 июля немецкое наступление велось в расходящихся направлениях. Группа армий «А» шла на Кавказ, а группа армий «Б» — на Сталинград 23 августа 1942 года немецкий 14-й танковый корпус вышел к Волге севернее Сталинграда. В тот же день люфтваффе совершили массированный налет на город. Ценой больших потерь три советские армии непрерывными контратаками задержали продвижение северной группировки 6-й армии и не позволили ей овладеть Сталинградом с ходу.

Только в начале сентября немцы достигли сталинградских окраин. Больше двух месяцев шли ожесточенные уличные бои в городе. Немцы применили тактику штурмовых групп, состоящих из отделения или взвода пехоты, усиленного саперами, огневыми средствами (пулеметами, огнеметами, минометами, противотанковыми орудиями) или танком (штурмовым орудием). Оборонявшие Сталинград красноармейцы несли значительно большие потери, чем противник, но упорно защищали каждый дом или корпус завода.

К середине ноября почти весь город был занят соединениями 6-й и 4-й танковой армий, но выбить 62-ю и 64-ю советские армии из узкой полосы прибрежных кварталов так и не удалось. На Кавказе тем временем немецкие войска овладели Новороссийском, Краснодаром, Ставрополем, нефтепромыслами Майкопа и Пятигорска и вели борьбу за перевалы Большого Кавказского хребта. Перевалы в конце концов перешли под контроль немецких горных стрелков, но прорваться в Закавказье вермахту не удалось.

Из-за разногласий с Гитлером начальник Генерального штаба германских сухопутных сил Гальдер вынужден был 24 сентября 1942 года уйти в отставку. Он видел опасность того, что немецкие дивизии узким клином вышли к Сталинграду, тогда как стороны клина прикрывают гораздо более слабые войска союзников. Гальдеру также не нравился большой разрыв между сталинградской и кавказской группировками, прикрытый лишь небольшим количеством войск. Он предлагал прекратить наступление на Кавказе и укрепить высвободившимися силами фронт у Сталинграда. Фюрер, однако, все еще мечтал о марше на Баку, а потом, когда стала очевидна невозможность достижения поставленных целей, пытался удержать все приобретения кампании, рассчитывая перезимовать на завоеванных позициях и весной 43-го вновь устремиться в Закавказье и к низовьям Волги. Считая, что население Сталинграда должно быть беззаветно преданно своему вождю, Гитлер предполагал всех жителей мужского пола уничтожить, а женщин — депортировать. Но этим планам не суждено было сбыться.

Советская Ставка Верховного Главнокомандования еще с сентября начала готовить контрнаступление с целью окружения 6-й немецкой армии в Сталинграде. Сталин рассчитывал на юге разгромить все действующие там армии Германии и союзников, не дать им уйти с Кавказа и из междуречья Дона и Волги, а затем освободить Левобережную Украину. На центральном же участке фронта предполагалось ликвидировать Ржевско-Вяземский плацдарм, а затем нанести удар по направлению к Балтийскому побережью, отрезав находившуюся под Ленинградом группу армий «Север». Координировал действия Донского, Сталинградского и Юго-Западного фронтов начальник Генерального штаба Василевский. Он же вместе с Жуковым был автором плана контрнаступления.

Оно началось 19 ноября, а уже 23-го армия Паулюса и большая часть соединений 4-й танковой армии Гота оказались в «котле». Советские войска атаковали прикрывавшие фланги сталинградской группировки дивизии румынской 3-й армии, которые очень скоро обратились в бегство. Германское командование знало о готовящемся советском наступлении к северу и к югу от Сталинграда, но недооценила его масштаба и мощи. 1 декабря 1942 года начальник штаба 6-й армии генерал Артур Шмидт, загодя предупреждавший о грядущем советском наступлении, признал: «Все мы не разглядели опасности во весь ее рост... и в очередной раз недооценили русских». Сил же для отражения советских атак не было ни у 6-й армии, ни в распоряжении группы армий «Б».

Попытка деблокады, предпринятая в декабре фельдмаршалом Манштей-ном, возглавившим группу армий «Дон» (так теперь называлась группа армий «Б»), провалилась из-за недостатка войск и, главным образом, из-за мощного советского наступления на среднем Дону, в ходе которого были разбиты 8-я итальянская, 4-я румынская и 2-я венгерская армии. Одну из трех танковых дивизий немецкой деблокирующей группировки генерала Гота пришлось бросить для отражения советских угроз на Дону, и это вынудило Манштейна прекратить наступление на выручку Паулюсу. Но советское командование, опасаясь, что Гот соединится с окруженными, бросило против него 2-ю гвардейскую армию генерала Малиновского, ранее предназначавшуюся для стремительного броска на Ростов. В действительности нужды в такой переброске не было, поскольку немецкое наступление к Сталинграду окончательно остановилось еще до прибытия туда войск Малиновского. Гот все еще оставался на расстоянии более 60 км от «котла», тогда как у 6-й армии горючего было лишь на 30 км пути. 31 января — 2 февраля 1943 года армия Паулюса капитулировала. Советские войска взяли более 90 тысяч пленных, а всего окруженная в Сталинграде группировка потеряла до 300 тысяч человек

В конце декабря Гитлер санкционировал отход с Кавказа. Войска Манш-тейна смогли удержать Ростов до тех пор, пока через него успела пройти 1-я немецкая танковая армия. 17-я армия в это время отошла на Таманский плацдарм у Новороссийска. Как отмечал в мемуарах бывший начальник оперативного управления Генштаба генерал С М Штеменко, успешный отход 1-й немецкой танковой армии стал возможен также благодаря ошибкам командования Закавказского фронта «Преследование отходящего противника началось недостаточно организованно и с опозданием Средства связи оказались неподготовленными к управлению наступательными действиями В итоге уже в первый день преследования части перемешались. Штабы не знали точного положения и состояния своих войск 58-я армия отстала от соседей и оказалась как бы во втором эшелоне. 5-й гвардейский Донской кав-корпус и танки не смогли опередить пехоту. Командование фронта пыталось навести порядок, но без особого успеха».

Но ошибки были совершены и на более высоком уровне. Если бы 2-я гвардейская армия была бы брошена Ставкой Верховного Главнокомандования на Ростов, а не против уже остановившейся деблокирующей группировки Гота, то, вероятно, далеко не всем немецким войскам удалось бы уйти с кавказских гор. Ростов тем не менее Манштейну пришлось оставить, чтобы сконцентрировать все силы, вместе с только что переброшенным из Западной Европы танковым корпусом СС, для удара на занятый 16 февраля Красной армией Харьков

Начавшееся 18 февраля 1943 года наступление группы армий «Юг» оказалось неожиданным для Воронежского фронта, войска которого двигались к Днепру 15 марта танковый корпус СС ворвался в Харьков, а 18 марта захватил Белгород. Однако основная часть советских войск избежала окружения. Немцы взяли 14 тысяч пленных, 676 танков и 580 орудий. Так образовался южный фас Курской дуги. В ходе зимнего наступления 1943 года Красная армия освободила Курск и в январе прорвала блокаду Ленинграда, хотя пробитый к осажденному городу коридор простреливался немецкой артиллерией насквозь.

Одновременно с наступлением под Сталинградом войска Западного и Калининского фронтов под общим руководством заместителя Верховного Главнокомандующего Жукова атаковали Ржевский плацдарм. Однако немецкая оборона выдержала. Советские ударные группировки попали в окружение и лишь с большими потерями, лишившись почти всей боевой техники, в конце декабря и начале января 43-го прорвались к своим.

В целом весной 1943 года вермахт в России оказался примерно на тех же позициях, с каких начал бросок к Сталинграду и Кавказу летом 42-го. Однако исход кампании 1942 года был отнюдь не ничейным. Были почти полностью уничтожены соединения двух немецких армий — 6-й полевой и 4-й танковой, а также 4 армии союзников — итальянская, венгерская и две румынских. В результате уцелевшие союзные дивизии в 43-м году не играли сколько-нибудь существенной роли на фронте и использовались для охраны тыловых районов и борьбы с партизанами.

Советские потери и в людях и в технике были еще больше, но, по сравнению с людскими ресурсами СССР, использовавшихся к тому же с большим напряжением, чем германские, и помощью союзников по ленд-лизу они были относительно менее тяжелыми, чем потери рейха и его союзников. Возможно, более благоприятным для Германии вариантом действий в 1942 году был бы переход к обороне после разгрома советских войск в Крыму и под Харьковом. Тогда соотношение потерь было бы гораздо более благоприятным для вермахта, сравнимым с этим показателем во время контрнаступления под Москвой и во время безуспешных атак Красной армии на Ржевско-Вяземский плацдарм в течение 1942 года, когда красноармейцев гибло порой в 20—30 раз больше, чем солдат вермахта Несомненно, что переход немцев к обороне Сталин и его генералы использовали бы для нового мощного наступления по всему фронту. Это была бы еще одна кровавая баня для Красной армии, которая могла бы затянуть войну на год-другой. Но даже такой поворот событий вряд ли бы спас Гитлера от поражения. На процесс создания в США атомной бомбы события на советско-германском фронте повлиять никак не могли. В случае же затягивания войны в Европе американцы наверняка сбросили бы первые такие бомбы не на Японию, а на Германию.

Для Советского Союза же оптимальным был бы преимущественно оборонительный образ действий в рамках стратегии истощения. Это привело бы к относительно большим потерям вермахта и относительно меньшим потерям Красной армии, чем это было на самом деле, и, возможно, даже приблизило бы окончание войны. Но Сталин и советские генералы и маршалы придерживались стратегии сокрушения, не обращая внимания, что имевшийся в их распоряжении человеческий материал для этого рода стратегии годился мало. Наступление — более сложный вид боевых действий, чем оборона. Поэтому он требует более подготовленных бойцов и командиров, умеющих хорошо обращаться и взаимодействовать со сложной боевой техникой — танками и самолетами, играющими особо большую роль в наступательном бою. В Красной армии же образовательный уровень солдат был не слишком высок, а командный состав привык действовать по шаблону. В советской системе всякая инициатива была наказуема, а человеческая жизнь не стоила почти ничего. Поэтому воевать предпочитали числом, а не умением, не тратя времени и средств на подготовку военнослужащих. Летчиков учили по принципу «взлет — посадка» (освоившие эти два элемента летного мастерства считались годными для боевой работы), а механики-водители танков получали практику вождения в 4—5 раз меньше, чем требовалось для того, чтобы уверенно водить бронированную громаду.

В Северной Африке 1942 год ознаменовался в январе новым наступлением Роммеля, но оно продолжалось всего две недели и 7 февраля было остановлено у Эль-Газалы. С января люфтваффе и итальянская авиация усиленно бомбили Мальту — «непотопляемый авианосец Англии», откуда британская авиация атаковала направлявшиеся в Ливию конвои. Это позволило на некоторое время парализовать мальтийские аэродромы и наладить снабжение Африканского корпуса. Главнокомандующий Юга фельдмаршал Кес-сельринг настаивал на десанте на Мальту, но эта операция так и не была осуществлена, не в последнюю очередь — из-за отсутствия достаточного числа подготовленных парашютистов и памяти о больших потерях на Крите. 26 мая Роммель, располагая 4 итальянскими пехотными, 1 итальянской танковой и 1 итальянской моторизованными дивизиями и 2 немецкими танковыми и одной легкопехотной дивизией, начал свое последнее наступление к Суэцкому каналу. Он разбил неприятельские войска у Бир-Хакейма и осадил Тобрук.

На этот раз британский флот, подвергавшийся ударам германо-итальянской воздушной армады, не надеялся снабжать крепость в течение длительного времени. В ходе внезапного штурма 20—21 июня, когда танки прошли к крепости по проходам в минных полях, проделанных пикирующими бомбардировщиками, Роммель захватил Тобрук, пленив 35-тысячный гарнизон. Поражения англичан были обусловлены тем, что они использовали свои танки рассредоточено, тогда как Роммель концентрировал свои гораздо меньшие бронетанковые силы в решающих пунктах, где достигал численного превосходства. Кессельринг был против похода в Египет, предлагая сосредоточить всю авиацию для действий против Мальты. Но свежеиспеченный фельдмаршал Роммель отказался подчиниться Кессельрингу и итальянскому верховному командованию и пригласил Кессельринга пообедать с ним в Каире. Гитлер и Муссолини санкционировали египетский поход, обернувшийся для них катастрофой.

28 июня Африканский корпус взял Мерса-Матрух, где захватил 6 тысяч пленных и запасы снабжения. А 30 июня немецкие и итальянские танки стояли уже у Эль-Аламейна, в 100 км от Каира. Узнав о продвижении Роммеля, британский флот покинул Александрию и ушел в Красное море, а в каирских архивах начали жечь секретные бумаги. Но англичане у Эль-Аламейна выстояли. К 3 июля после трехдневного наступления в Африканском корпусе осталось в строю лишь 26 танков. В результате его продвижение остановилось. Командующий 8-й английской армией генерал Окинлек попытался осуществить охват неприятеля, но из-за плохой координации действий потерпел неудачу. Весь июль борьба продолжалась с переменным успехом. В течение августа Роммель получил значительные подкрепления. Теперь он имел 440 танков против 700 английских.

Окинлека сменил Монтгомери. 30 августа германо-итальянские силы перешли в наступление, но были остановлены ударами авиации и артиллерийским огнем у Алаф-Хальфы. 3 сентября Африканский корпус и итальянские дивизии начали общий отход. Англичане перешли в наступление только 23 октября. 230 тысячам британских солдат противостояло 53 тысячи итальянцев и 27 тысяч немцев. Против 1440 неприятельских пушечных танков у Ромме-ля было только 540 машин, из которых лишь 210 были вооружены пушками. 8-я армия располагала 500 американскими танками «шерман» и «грант», с которыми могли на равных сражаться лишь 30 немецких танков T-IV, оснащенных длинноствольными 75 мм орудиями. Английские войска с воздуха поддерживали 1200 боеготовых самолетов против 350 исправных итальянских и германских машин. К тому же в момент наступления заболевший Роммель находился на лечении в Германии. Через 2 дня он срочно вернулся в Африку, но к тому времени англичане глубоко вклинились в неприятельскую оборону.

Потери наступающих в танках были вчетверо больше, чем обороняющихся, но соотношение сил в бронетехнике еще больше изменилось в пользу Монтгомери. К концу сражения британское превосходство в танках стало 20-кратным. Роммелю пришлось отступить к Мерса-Матруху, а оттуда в ночь на 7 ноября он отошел на Сиди-Баррани, с трудом избежав окружения. К 11 ноября британские войска вышли на ливийскую границу. В плен попало 20 тысяч итальянцев и 10 тысяч немцев. Англичане подбили и захватили в качестве трофеев 450 танков и более тысячи орудий. Несколько тысяч немецких и итальянских солдат погибло. Роммель располагал теперь только 7,5 тысячи бойцов. 10 тысяч немцев и еще большее число итальянцев избежали плена, но утратили вооружение и снаряжение.

Беда для держав Оси не пришла одна. 8 ноября 1942 года американские и британские войска численностью 110 тысяч человек под командованием американского генерала Эйзенхауэра высадились во французской Северной Африке, преодолев короткое, но ожесточенное сопротивление французского флота и береговых батарей. Главнокомандующий войсками правительства Виши адмирал Дарлан приказал прекратить огонь и стал сотрудничать с США и Англией. Немцы срочно высадили в Тунисе 5-ю танковую армию генерала фон Арнима, а также заняли неоккупированную часть Франции. Для прикрытия высадки с южного крыла советско-германского фронта была переброшена значительная часть авиации, которой так не хватало под Сталинградом в первые дни советского контрнаступления. Роммель смог отвести свои дивизии к Тунису, и 23 февраля 1943 года они остановили 8-ю английскую армию на позиции Марет. «Лису пустыни» удалось еще нанести поражение американским дивизиям 1-й английской армии, действовавшей во французской Северной Африке. При этом было взято 2,5 тысячи пленных. Но данный успех никак не повлиял на конечный итог борьбы. 13 мая 1943 года германо-итальянская группа армий «Тунис» капитулировала. В плен сдалось 252 тысячи человек.

Господство союзной авиации и флота в Средиземноморье воспрепятствовали снабжению группы армий Арнима, сменившего заболевшего Роммеля, и ее эвакуации. Такую эвакуацию, вероятно, еще можно было бы осуществить в январе — феврале 1943 года, когда войска Роммеля достигли Туниса. В это время союзники были заняты снабжением высадившихся войск и вряд ли смогли бы воспрепятствовать перевозки германских и итальянских дивизий из Туниса в Сицилию. В Тунисе немцам и итальянцам надо было бы держать лишь минимум войск, необходимый для арьергардного прикрытия эвакуации. Войска Роммеля и Арнима целесообразнее было бы держать на Сицилии. Тогда не только не случилось бы тунисской капитуляции, но и, вполне возможно, союзники не смогли бы овладеть Сицилией и высадиться на юге Италии вплоть до конца 1943 года.

На Тихоокеанском театре в начале 1943 года главные события развертывались на острове Гуадалканал. Там еще в августе 1942 года высадились американские морские пехотинцы. В сражениях у Гуадалканала японский флот понес тяжелые потери. 7 февраля 1943 года японская армия покинула Гуадалканал. Ее потери погибшими составили 25 тысяч человек, из которых 9 тысяч умерли от голода и болезней, но из-за медлительности американских войск эвакуация прошла успешно. Японский флот потерял только один эсминец.

В Бирме англичане предприняли наступление для освобождения этой страны, но не достигли поставленной цели. Английские войска, основу которых составляли индийские дивизии, пытались овладеть прибрежным районом Аракан. Однако фронтальные атаки японских позиций привели лишь к большим потерям. Сказался низкий уровень подготовки недавно сформированных соединений К тому же среди британцев разразилась эпидемия малярии. В результате к маю 1943 года, когда начался сезон муссонных дождей, сделавший крупномасштабные боевые действия невозможными, армия английского генерала Уэйвелла стояла на тех же позициях, с которой начала наступление осенью 42-го.

В следующий сухой сезон, осенью 1943 года, японцы, в свою очередь, предприняли наступление в Бирме, чтобы вторгнуться в Индию и сорвать ожидавшееся английское наступление, призванное открыть пути снабжения войск китайского генералиссимуса Чан Кай-ши с юга. Японским войскам удалось перейти индийскую границу, но в апреле 44-го они были остановлены упорной обороной у Импхала и Кохимы. Затем в ходе контрнаступления англичане отбросили истощившего свои силы противника к бирманскому городу Чиндуину. Японцы потеряли 54 из 84 тысяч участвовавших в боях солдат, англичане — только 17 тысяч. Тут сказался японский кодекс бусидо, требовавший от самураев презрения к смерти, и расточительность командования, беспощадно тратившего недорого стоившие солдатские жизни. Те же покорно шли на смерть, поскольку погибшим в бою синтоистская религия обещала вечное блаженство в иной жизни.

Для наступления в сухой сезон 1944/45 годов у японцев уже не было ни горючего, ни боеприпасов. Кампания в Бирме закончилась новым наступлением британских войск в октябре 44-го. В начале мая 1945 года японцы сдали втрое сильнейшему противнику бирманскую столицу Рангун, на которую наступали морской десант и сухопутные части с севера. Японское командование было занято в ту пору сражением за Филиппины и не могло послать подкреплений в Бирму. 650 бомбардировщикам и 177 истребителям союзников противостояли всего 50 японских истребителей, так как почти вся авиация Японии вынуждена была отражать американское наступление на Тихом океане. Снабжение же английской армии обеспечивали американские транспортные самолеты.

На советско-германском фронте обе армии готовились к летней кампании 1943 года, рассчитывая достичь успехов на юге, в районе Курской дуги. Немцы, окончательно отказавшись от планов наступления на Москву, в феврале — марте эвакуировали Ржевско-Вяземский плацдарм. Ни для СССР, ни для Германии планы противника не были загадкой. Советская Ставка не без колебаний решила дать возможность вермахту ударить первым, чтобы, измотав неприятеля в оборонительных боях, перейти затем в наступление. Немецкое командование рассчитывало, окружив и уничтожив путем двустороннего охвата несколько советских армий в Курском выступе, высвободить на Востоке достаточные силы для обороны Италии и Сицилии и сорвать советское наступление в летнюю кампанию 43-го года. Теперь вермахт на Восточном фронте не ставил больше перед собой достижения стратегических целей, а только оперативно-тактические. Гитлер после поражений под Сталинградом и в Северной Африке рассчитывал затянуть войну. Фюрер надеялся на изобретение немецкими учеными «чудо-оружия», которое кардинальным образом изменит ход войны, и, в меньшей степени, на раскол в Антигитлеровской коалиции. Он не знал, что гонка по самому главному — атомному проекту рейхом уже по сути проиграна. Перевес же немцев в реактивных истребителях, самолетах-снарядах Фау-1 и баллистических ракетах Фау-2 не мог сыграть решающей роли из-за их относительной малочисленности и технического несовершенства. Вошедшие в строй в последние месяцы войны большие подводные лодки, оборудованные специальным устройством для подзарядки аккумуляторных батарей — «шноркелем» и способные к длительному автономному подводному плаванью, могли изменить ход борьбы в Атлантике, но было уже слишком поздно. Если бы эти лодки появились годом раньше, они могли бы если не изменить результат войны, то затянуть е. Было бы сорвано снабжение союзных армий на Западе, да и Англия догла бы испытать острый кризис снабжения из-за подводной блокады. Как следствие, высадку в Нормандии отложили бы на год, и этот год немцы могли бы еще удерживать Прибалтику, Белоруссию и Правобережную Украину. В том, что некоторые военные проекты были реализованы слишком поздно, отчасти виноват сам Гитлер, вплоть до конца 1942 года требовавший отдавать приоритет разработкам, способным принести практическую пользу фронту не позже чем через полтора года. Только в 1943 году, с провозглашением тотальной войны, все силы были брошены на более долгосрочные и масштабные проекты.

Первоначально наступление на Курск немцы предполагали предпринять в мае 1943 года. Однако Гитлер далеко не был уверен в успехе и хотел усилить атакующие группировки максимальным числом новых танков «Тигр» и «Пантера», превосходивших советские Т-34 и КВ. В итоге наступление началось только 5 июля. Две группировки, 9-я армия с севера и 4-я танковая армия вместе с оперативной группой «Кемпф» с юга, двигались на Курск по сходящимся направлениям. Северная группировка к 11 июля смогла продвинуться лишь на 10—15 км, а южная — на 40—50 км. Немцам не удалось завершить прорыв советской обороны. 11-го числа началась разведка боем войск Западного и Брянского фронтов против орловского плацдарма, в наступление на который они перешли на следующий день. Через три дня к ним присоединились понесшие большие потери в оборонительном сражении войска Центрального фронта.

Уже 12 июля немецкое командование вынуждено было прекратить наступление группы армий «Центр» и бросить войска ударной группировки на помощь 2-й танковой армии, оборонявшей Орел. То, что соединения Центрального фронта перешли в наступление в невыгодной группировке, сложившейся еще в ходе оборонительного сражения, и недостаточная глубина планировавшегося охвата противника привели к тому, что окружить орловскую группировку немцев не удалось, она была только постепенно вытеснена с плацдарма. Красная армия освободила Орел 5 августа 1943 года.

На южном фасе Курской дуги 12 июля 2-й танковый корпус СС разбил в танковом сражении у Прохоровки 5-ю гвардейскую танковую армию Ротмистрова. В этом крупнейшем танковом сражении 273 немецким танкам противостояли 850 советских. 2-й танковый корпус СС потерял безвозвратно не более 5 танков, а еще 38 танков и 12 штурмовых орудий были повреждены. Безвозвратные потери 5-й гвардейской танковой армии достигли 334 танков и САУ. Число поврежденных советских танков по-разному оценивается различными источниками — от 100 до 400 машин. Столь неблагоприятное для советской стороны соотношение безвозвратных потерь в бронетехнике объясняется тем, что поле боя осталось за немцами. Как признавал в докладной записке Сталину о танковом сражении в районе Прохоровки член Военного Совета Воронежского фронта Н.С. Хрущев, «противник при отходе специально созданными командами эвакуирует свои подбитые танки и другую материальную часть, а все, что невозможно вывезти, в том числе наши танки и нашу материальную часть, сжигает и подрывает. В результате этого захваченная нами поврежденная боевая часть в большинстве случаев отремонтирована быть не может, а может быть использована как металлолом, которую мы постараемся в ближайшее время эвакуировать с поля боя». Столь невыгодное для советской стороны соотношение потерь в танках объяснялось более низким уровнем подготовки наших танкистов и плохим управлением со стороны командующего 5-й гвардейской танковой армии и командиров ее корпусов. В частности, танки 29-го корпуса, понесшего наибольшие потери — 150 танков и САУ из 212, в том числе 117 безвозвратно, вводились в бой массированно, а не по эшелонам. Танки мешали друг другу и становились хорошей мишенью для «тигров», пробивавших броню «тридцатьчетверок» на большой дистанции.

После Прохоровского сражения немецкие дивизии продолжали медленно продвигаться на Курск с юга вплоть до 16 июля. Теперь они преследовали только цель нанести советским войскам максимальные потери, чтобы ослабить их возможности для становившегося уже неизбежным контрнаступления. Советское командование значительно преувеличивало как немецкие силы, участвовавшие в операции «Цитадель», так и потери противника Так, в докладе Военного Совета Воронежского фронта от 24 июля 1943 года о результатах оборонительного сражения под Курском утверждалось, что против войск фронта действовало до 4 тысяч немецких танков. В числе участвовавших в боях Ватутин и Хрущев показали даже 24-й танковый корпус, разрешение на ввод которого в сражение Манштейн так и не смог получить от Гитлера до окончания немецкого наступления на Курск. В действительности же к началу Курской битве во всей группе армий «Юг» насчитывалось только 1303 танка, 190 устаревших танков и 253 штурмовых орудия, из которых более 100 машин не принимали участия в операции «Цитадель». Также и данные о безвозвратных потерях немецких войск в танках и самолетах были очень далеки от действительности. Советские летчики доносили о 3700 уничтоженных неприятельских самолетах в ходе всей Курской битвы, включая советское контрнаступление. Между тем, по немецким архивным данным, общие безвозвратные потери люфтваффе за июль и август 1943 года составили 3213 боевых самолетов, из которых на Восточном фронте было потеряно только 1030 машин. Безвозвратные потери противника в танках командование Воронежского фронта в период оборонительного сражения определяло в 2644 танка и 35 штурмовых орудий, а командование Центрального фронта — в 928 танков и 32 штурмовых орудия. В действительности войска группы армий «Центр» во время наступления на Курск безвозвратно потеряли 87 танков и штурмовых орудий, а группа армий «Юг» — 161 танк и 14 штурмовых орудий. Советские же безвозвратные потери в танках во время обороны Курска составили на Центральном фронте в период до 15 июля 651 танк и САУ, а на Воронежском фронте до 16 июля— 1204 танков и САУ. До 23 июля войска Воронежского фронта безвозвратно потеряли еще 395 машин. Советские потери более чем в 7 раз превысили немецкие.

В обороне под Курском советское командование действовало совершенно беспощадно по отношению к собственным солдатам. Инвалид войны Павел Соловьев вспоминает такой эпизод Курской битвы: «Мне было 17 лет, когда я попал на фронт. Около года я был на переднем крае этой войны, где смерть ежесекундно висела над головой и человеческая жизнь не стоила ломаного гроша. Это была гигантская мясорубка, перемалывающая миллионы человеческих жизней. Причем надо признать установленный факт, что немцев погибло около пяти миллионов, а наших в пять раз больше. Мы стояли в бороне. Ночью со стороны противника слышался гул моторов, который становился все громче. Пополз слух, что это немецкие танки. И действительно, только рассвело, показались танки. Это было первое появление немецких «тигров». Они медленно приближались, стреляя на ходу. Позади танков шли автоматчики. У нас на огневой, как назло, не оказалось бронебойных снарядов, были только осколочные. Командир приказал мне сбегать в тыл и поторопить доставку. Я сломя голову без оружия и пилотки побежал выполнять приказание. Тут я заметил, что по всему полю, пятясь, отступает пехота. Среди отступающих я заметил капитана, который, матерясь, пытался остановить солдат. Причем он расстреливал каждого, к кому подбегал. Я бежал прямо на него. В этой ситуации я не мог объяснить причину, зачем я бегу и куда. Он подбежал ко мне: «Где твое оружие, сволочь» и в упор выстрелил в меня. Пуля просвистела над ухом. Я упал на землю и с ужасом ждал контрольного выстрела. Но капитан был уже далеко от меня. Он расстреливал каждого, к кому подбегал. Я поднялся и побежал на передовую в свой расчет. Снаряды нам подвезли. Мы отбили танковую атаку, потеряв 2/3 своего батальона. После боя меня бил озноб. Смерть тебя ждала не только впереди, но и сзади. О войне написано много. Но вся правда еще не написана. Для меня правдиво о войне писали только писатели Вячеслав Кондратьев, Василь Быков да еще Виктор Астафьев».

В свете этого свидетельства можно предположить, что и жуковская шифрограмма № 4976 за те десять дней в сентябре— октябре 41-го, пока она действовала, успела претвориться в жизнь. Как и приказ № 270, она призвана была запугать бойцов и командиров, но без реального претворения в жизнь угроза действует слабо. До семей пленных, конечно, добраться не успели, а вот расстрелять несколько десятков красноармейцев, обвиненных в том, что побывали в плену, вполне могли.

16 июля, в связи с началом советского наступления на Донбасс, на фронте реки Миус командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Манштейн вынужден был прекратить наступление и начать отвод войск на позиции, которые они занимали до 5 июля. Танковый корпус СС был выведен с фронта и предназначался для переброски в Италию Однако в итоге туда отправилась лишь одна дивизия. Две других были возвращены на Восточный фронт и совместно с двумя дивизиями 3-го танкового корпуса нанесли контрудар по советскому плацдарму за Миусом. Ко 2 августа плацдарм был ликвидирован, и советские войска потеряли здесь 18 тысяч пленных и 700 танков. Резервный же немецкий 24-й танковый корпус, который Гитлер так и не позволил Манштейну использовать для развития наступления, теперь пригодился, чтобы остановить советское наступление на Донце юго-восточнее Изюма. Однако под натиском втрое превосходящих сил Красной армии немцы вынуждены были к 23 августа оставить Белгород и Харьков и начать отход к Днепру.

29 августа в руки советских войск перешел Таганрог. К середине сентября немцы потеряли Мелитополь, а к концу месяца вынуждены были отойти за Днепр на всем протяжении реки к югу от Киева. Хотя новая позиция и была названа Гитлером неприступным «Восточным валом», отсутствие системы долговременных укреплений и недостаток войск и боевой техники не позволяли надеяться на длительное удержание вермахтом днепровской дуги.

К середине октября немцы также эвакуировали Таманский полуостров. Людские ресурсы Германии к тому времени уже истощились. Вермахт не мог уже восстанавливать потери, которые несла действующая армия. В результате ее численность с 1 июля по 1 октября 1943 года сократилась на 390 тысяч человек. Рейх больше не в состоянии был выдерживать борьбу на Востоке и в Италии. После же открытия. Второго фронта во Франции в июне 1944 года германскую армию постигла катастрофа на всех фронтах.

В результате летней кампании 1943 года на советско-германском фронте немецкие войска лишились последних плацдармов, с которых они могли бы угрожать стратегически важным советским районам. О наступлении на Востоке вермахту пришлось забыть навсегда. Теперь все больше внимания приходилось уделять западным театрам военных действий, хотя там события еще не оказывали прямого влияния на ход событий на Восточном фронте. В частности, высадка на Сицилии англо-американских войск отнюдь не являлась решающей причиной прекращения операции «Цитадель».

Потери Красной армии в 1943 году убитыми и ранеными были столь же велики, как и прежде Вот только один пример. В ходе наступления в период с 27 февраля по 15 марта 1943 года 60-я стрелковая дивизия полковника Игнатия Кляро потеряла убитыми и пропавшими без вести, даже по значительно приуменьшенным данным, 740 человек, или в среднем около 44 человек в день. Действия дивизии были признаны успешными, так как ее командир за эти бои получил генеральское звание. Вся же германская сухопутная армия за март 1943 года потеряла убитыми и пропавшими без вести, согласно данным централизованного учета военкоматов, 43 323 человека. Можно предположить, что около 40 тысяч из этих потерь приходилось на Восточный фронт, остальные же — на бои в Тунисе. В тот момент на Востоке, если принять группировку на 1июля 1943 года, Германия располагала примерно 165 дивизиями (без учета 10 охранных и 8 учебно-полевых и резервных дивизий, не принимавших участия в боях, а также 12 авиаполевых, организационно входивших в состав люфтваффе). Средние потери одной дивизии Восточного фронта за март 43-го можно оценить в 242 человека, а средние ежедневные потери — в 8 человек, т. е в 5,6 раз меньше, чем в советской 60-й дивизии. Но надо принять во внимание общий недоучет потерь в 60-й дивизии за указанный период, который, если судить по динамике численности личного состава и пополнений, составлял не менее 182 человек, причем скорее всего, почти все они были убиты и пропали без вести. Тогда средние ежедневные потери дивизии Кляро поднимаются до 55 человек, и соотношение с потерями среднестатистической немецкой дивизии Восточного фронта составит 7:1.

После капитуляции итало-германских войск в Тунисе союзники начали подготовку к высадке на Сицилии. Она началась 10 июля 1943 года с выброски воздушного десанта на побережье залива Джела. Десантники понесли большие потери. Из-за сильного ветра и огня зенитной артиллерии противника американские парашютисты высадились с разбросом на территории около 50 миль в диаметре. Британские десантники высаживались со 134 планеров, 17 из которых упали в море. Тем не менее появление большого числа приятельских парашютистов в тылу вызвало панику в рядах итальянских войск. Итальянцы оказали лишь слабое сопротивление морским десантам, чотя располагали 4 пехотными дивизиями и 6 дивизиями береговой обороны. 4 немецкие дивизии, напротив, оказали упорное сопротивление и только 17 августа переправились через Мессинский пролив в Италию, сохранив почти всю материальную часть.

В связи с вторжением союзников на Сицилию Муссолини был 25 июля арестован по приказу короля. Новое правительство маршала Бадольо начало тайные переговоры о сепаратном мире, о которых, однако, довольно скоро стало известно немцам. Когда 8 сентября было объявлено о выходе Италии из войны и заключении перемирия, на Апеннинском полуострове находилось уже 15 немецких дивизий, которые смогли быстро разоружить итальянскую армию. Специальный отряд немецких десантников освободил Муссолини из-под ареста. Дуче провозгласил Италию республикой и возглавил фашистское правительство, обосновавшееся в курортном городке Сало на севере страны. Это правительство не обладало почти никакой реальной властью и находилось в полной зависимости от немцев.

Немецкие войска под командованием фельдмаршала Кессельринга смогли остановить продвижение союзников к северу от Неаполя. Поскольку протяженность линии фронта была очень невелика, немцы смогли создать очень плотную оборону, преодолеть которую лобовой атакой не могли даже имевшие значительное численное и техническое превосходство англо-американские войска, которыми командовал британский фельдмаршал Александер. Поэтому союзники широко использовали высадку морских десантов в тылу врага. С помощью подобного охвата с моря им удалось захватить и удержать в январе — феврале 1944 года плацдарм в районе Анцио, откуда они могли угрожать Риму.

В октябре 1943 года советские войска захватили ряд плацдармов за Днепром. Попытка использовать для этой цели две воздушно-десантные бригады окончилась провалом. Из-за недостатка транспортной авиации и неопытности экипажей часть десантников попала прямо в Днепр, а часть — прямо на немецкие позиции. Парашютисты оказались рассредоточены на большой территории и не смогли сорганизоваться для действий в составе подразделений. Большинство их погибло или попало в плен, так и не сумев захватить плацдарм. Тем не менее, сухопутным войскам удалось захватить два плацдарма севернее и южнее Киева.

Столица Украины была освобождена 6 ноября 1943 года. В ходе последовавшего контрудара немецким войскам удалось приостановить продвижение противника и вернуть Житомир. Однако новое наступление советских войск, начавшееся в конце декабря, заставило немцев оставить Приднепровье. Последняя группировка вермахта, оборонявшаяся на Днепре в районе Черкасс и Корсунь-Шевченковского, попала в окружение и с большими потерями вырвалась из него к 20 февраля 1944 года. Из 58 тысяч окруженных к своим пробилось лишь около 35 тысяч человек. 12 тысяч попало в плен, остальные погибли. В руки советских войск перешел также район Никополя с залежами стратегически важных марганцевых руд, который Гитлер требовал оборонять особенно упорно. В окружение попали также дивизии 1-й танковой армии в районе Черновцов и Каменец-Подольского, но им удалось соединиться с деблокирующим танковым корпусом СС и в начале апреля без больших потерь в людях, но с тяжелыми потерями в материальной части выйти в район Станислава.

В апреле— мае 1944года Красная армия освободила Крым. Немецкие и румынские войска понесли большие потери во время его эвакуации от действий советской авиации и подводных лодок. Одновременно в апреле армии 2-го и 3-го Украинского фронтов вышли к границам Румынии. В январе 1944 года была снята блокада Ленинграда, а немецкая группа армий «Север» оказалась отброшена к рубежу река Нарва — Чудское озеро — река Великая.

На западном направлении немцы были оттеснены к границам Белоруссии, но им удалось удержать важные железнодорожные узлы Витебск и Оршу, которые войска Западного фронта безуспешно пытались захватить в результате одиннадцати наступательных операций в период с октября 43-го по март 44-го года. В результате образовался так называемый «белорусский балкон», угрожавший флангам советских войск, наступавших на Украине и в Прибалтике. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования решила именно в Белоруссии предпринять генеральное наступление в летней кампании 1944 года.

В целом перед высадкой союзников в Нормандии германские войска на Востоке понесли ряд тяжелых поражений и вынуждены были оставить половину территории, завоеванной в 1941—1942 году. Однако им удалось избежать уничтожения в окружении своих крупных группировок и сохранить боеспособность.

Руководители СССР, Англии и США встретились впервые вместе в Тегеране с 28 ноября по 1 декабря 1943 года Сталин, Черчилль и Рузвельт обсуждали вопрос об открытии второго фронта — высадки союзников во Франции Рузвельт и Черчилль обещали осуществить ее в мае 1944 года и сдержали обещание.

6 июня 1944 года армии союзников высадились в Нормандии. Перед этим, 4 июня, германские войска в Италии вынуждены были оставить Рим. Немцы сосредоточили во Франции 59 дивизий, в том числе 9 танковых, общей численностью около 900 тысяч человек с 1552 танками и 310 штурмовыми орудиями. Но немецкое командование ожидало основного удара в Па-де-Кале, а не в Нормандии. Англо-американская армия вторжения имела подавляющее превосходство в людях, танках и самолетах. Правда, самолетам приходилось действовать с аэродромов в Англии, что уменьшало количество боевых вылетов, которые они могли совершить. Кроме того, высадившиеся войска испытывали определенные трудности снабжения, осуществлявшегося судами через Ла-Манш.

Только к концу июля союзникам удалось совершить прорыв под Авран-шем и вырваться на оперативный простор. Значительная группировка немецких войск оказалась в «котле» у Фалеза, и только половине окруженных удалось прорваться. Немецкие «тигры» и «пантеры» превосходили по своим боевым качествам английские и американские танки, но это преимущество с лихвой компенсировалось господством союзников в воздухе. Германская бронетехника уничтожалась ударами англо-американской авиации.

К концу августа Франция была освобождена. 3 сентября союзники взяли Брюссель, а 4 сентября английские танки овладели Антверпеном. В ноябре союзные войска вышли к германской границе. 19-я немецкая армия оказалась в полуокружении в Эльзасе, где она продержалась до 10 февраля 1945 года, когда смогла отступить к верхнему течению Рейна.

Высадка англо-американских войск в Северной Франции 6 июня 1944 г.

17 сентября 1944 года союзники начали крупную воздушно-десантную операцию в районе Арнема на Нижнем Рейне. Здесь была высажена 1-я английская воздушно-десантная дивизия, чтобы захватить плацдарм за Рейном. На соединение с ней должна была наступать 1-я канадская армия. Однако наступление канадцев провалилось. На помощь десантникам была брошена польская парашютная бригада. К своим смогли прорваться только 3 тысячи из 10 тысяч английских десантников. Польская бригада также была почти полностью уничтожена. Главнокомандующий союзными силами в Европе американский генерал Дуайт Эйзенхауэр вынужден бьш отложить планировавшееся вторжение в индустриальное сердце Германии Рур. Единственным успехом стал захват 20 сентября частями 82-й американской воздушно-десантной дивизии при поддержке британской бронетанковой дивизии моста через Рейн у Неймегена.

Как отмечает Джон Фуллер, если бы союзники не ограничились высадкой воздушных десантов, то могли бы достичь гораздо большего: «Говорили, что если бы не погода, которая с 19 сентября была скверной, то в Арнем были бы переброшены сильные подкрепления, и его можно было бы удержать. Конечно, человек не командует ветрами. Однако англичане и американцы господствовали на морях. Поэтому позволительно спросить, почему эту смелую и явно рискованную операцию не поддержали высадкой морского десанта в Фрисландии? Если бы непосредственно перед выброской воздушного десанта там высадили на берег хотя бы 15—20 тысяч человек, разве такая неожиданная диверсия не заставила бы немцев, учитывая незначительность германских гарнизонов в Северной Голландии, действовать на двух направлениях вместо одного?»

К моменту советского наступления в Белоруссии, начавшегося 21 июня 1944 года, численность германской армии на Восточном фронте сократилась до 2,25 миллиона человек по сравнению с 2,6 миллиона к 1 октября 1943 года. За это время на Востоке стало на 30 дивизий меньше. Необходимость перебросить дополнительно на Запад 34 дивизии (из них 21 была вновь сформирована, а 11 передано с других театров) не позволило восстановить численность Восточной армии хотя бы до уровня осени 43-го. Кроме того, после начала вторжения на Западе туда был переброшен находившийся на .пополнении в Польше танковый корпус СС, что лишило германские войска на Востоке последнего подвижного резерва.

На фронте группы армии «Центр» 38 немецких дивизий (из них 4 — в резерве) противостояли советским 156 стрелковым и 12 кавалерийским дивизиям, 2 стрелковым бригадам, 10 танковым и 2 механизированным корпусам, 15 танковым, 1 механизированной и 2 самоходно-артиллерийским бригадам, а также 4 пехотным дивизиям, 1 танковой и 1 кавалерийской бригадам 1-й армии Войска Польского. 700 тысячам немецких солдат противостояли более 2,5 миллиона советских, а в боевых частях перевес Красной армии был еще заметнее. Даже если бы все солдаты немецкого Восточного фронта были переброшены в Белоруссию, равновесия сил все равно бы не наступило.

Командующий группы армий «Центр» предлагал оставить далеко выдающиеся в неприятельские позиции выступы у Витебска и Бобруйска и сконцентрировать войска для обороны на Березине, что позволяло значительно сократить протяженность линии фронта. Но Гитлер запретил отход. Немецкой разведке было известно, что в летнюю кампанию 1944 года главный удар советское командование планирует нанести в Белоруссии, а вспомогательный — на Львовском направлении. Однако кардинальным решением мог быть только отход со всего «белорусского балкона» с одновременным отступлением группы армий «Север» как минимум — до рубежа Западной Двины, а более вероятно — до границ Восточной Пруссии. Такой отход пришлось бы осуществлять в мае и начале июня. Но в этом случае летнюю кампанию 44-го года вермахту пришлось бы начинать на Буге и Немане, что приблизило бы Красную армию к сердцу рейха. Теперь Гитлер боролся только за выигрыш времени, поэтому требовал от войск как можно более долгой обороны территорий, прикрывавших границы Германии. Отход из Белоруссии в данном контексте становился бессмысленен.

В ходе советского наступления фронт группы армий «Центр» был прорван в нескольких местах. Крупные немецкие группировки были окружены в Витебске, Бобруйске и восточнее Минска. 57 600 захваченных там пленных были проведены через Москву 17 июля 1944 года.

В начале августа в Варшаве вспыхнуло восстание, подготовленное Армией Крайовой — вооруженными силами находившегося в Лондоне польского правительства в изгнании. Однако Сталин остановил наступление своих войск с захваченных на Висле плацдармов до тех пор, пока немцы не разобьют повстанцев. Германское командование это быстро поняло и в середине августа перебросило 5 танковых дивизий из-под Варшавы на север, чтобы прорубить коридор и восстановить сухопутную связь между группами армий «Север» и «Центр». Эта операция теряла смысл в случае советского наступления на Варшаву. Ослабленные немецкие силы не смогли бы его сдержать, а тем более удержать на севере фронт от Латвии до Одера. Но войска 1-го Белорусского фронта на Висле не сдвинулись с места, пока немецкая 3-я танковая армия пробивалась к Балтийскому морю у Тукумса.

В результате группы армий «Север» и «Центр» вновь на короткое время соединились Но Гитлер отказался дать разрешение на отход из Прибалтики, мотивируя это необходимостью сохранения морских коммуникаций со Скандинавией, а также возможным неблагоприятным воздействием на позицию Финляндии, которая после начала в июне советского наступления на Карельском перешейке все более склонялась к выходу из войны. Финское правительство в начале сентября прекратило боевые действия против Красной армии, а в октябре советские войска вновь вышли к Балтике и перерезали сухопутную связь группы армий «Север» с Германией. Впоследствии она была оттеснена в Курляндию, где продолжала сопротивление до конца войны.

В сентябре советские войска заняли пригород Варшавы Прагу на правом берегу Вислы, но восстание поляков уже агонизировало. В начале октября остатки повстанцев, оттесненные от берега реки, капитулировали. В ноябре попытки армий 1-го и 3-го Белорусского фронтов форсировать Вислу севернее Варшавы и вторгнуться в Восточную Пруссию потерпели неудачу.

Зато полный успех сопутствовал Красной армии в Румынии. Начавшееся 21 августа наступление в Молдавии 2-го и 3-го Украинского фронтов ускорило переворот в Бухаресте. Король Михай арестовал диктатора маршала Иона Антонеску и разорвал союз с Германией. Румынские войска повернули оружие против вермахта. Главные силы группы армий «Южная Украина» были окружены в районе Ясс и Кишинева. Только ее штаб и резервные и тыловые части смогли отступить в Трансильванию. В плен попало более 180 тысяч немецких и румынских солдат и офицеров.

От Германии отпала и Болгария, правительство которой 8 сентября 1944 года объявило войну рейху. Но это не предотвратило вторжения Красной армии в Болгарию. 9 сентября в Софии произошел коммунистический переворот. Правительство возглавил бывший глава Коминтерна болгарский коммунист Георгий Димитров. Болгарская армия вместе с советскими войсками начала боевые действия в Венгрии. В декабре 1944 года Красная армия окружила Будапешт.

Поражения, поставившие рейх на край пропасти, заставили его руководителей обратить более пристальное внимание на РОА и попытаться с помощью генерала Власова и его соратников избежать тотального разгрома. Еще 16 апреля 1943 года, вскоре после создания командования восточных войск, ведая коллаборационистскими формированиями, начальник штаба группы армий «Север» генерал Кинцель, критикуя уставы, предназначенные для этих формирований, писал командующему восточных войск генералу Гельмиху, что в них обходится главный вопрос: «что будет с их, бойцов восточных войск, родиной после войны», поскольку совершенно неверно думать, что они «сражаются на стороне Германии из благодарности за освобождение от большевизма». «Для бойцов восточных войск на самом деле вопрос стоит так: перейдем ли мы из большевистского рабства в рабство германское или мы боремся за свободу и независимость своей Родины?»

Для того, чтобы такого рода предположение получило хотя бы формальное одобрение, потребовался разгром немецких войск во Франции и Белоруссии летом 1944 года. 14 сентября Власов был принят Гиммлером. Командующему РОА было обещано сохранение России в границах на 1 сентября 1939 года при условии широкой автономии для нерусских народов и казачь их областей. Гитлер и Гиммлер согласились на формирование 1-й дивизии РОА (600-й пехотной). В январе 1945 года начала формироваться и 2-я диви-зия РОА (650-я пехотная). Тогда, осенью 1944 года, Германия готовилась к контрнаступлению в Арденнах, рассчитывая нанести решающее поражение западным союзникам и принудить их к сепаратному миру. После этого рассчитывали бросить все силы на Восток и разгромить Красную армию. Здесь то и должны были сыграть свою роль дивизии РОА.

К тому времени мечты о «жизненном пространстве» на Востоке стали химерой. Гиммлер обещал Власову власть в России, но понимал: генералу никогда не бывать в Кремле. Участие солдат РОА в боевых действиях, по замыслу немцев, должно было деморализовать красноармейцев, вызвать массовое дезертирство и тем облегчить положение вермахта, позволить германским войскам затянуть войну. Но в бой власовские дивизии вступили всего лишь в апреле 1945 года, когда перебегать из Красной армии на сторону немцев и РОА могли либо сумасшедшие, либо те, кто, не зная о ялтинских договоренностях, надеялся укрыться на территории, занятой англо-американскими войсками. Да и сами власовцы очень скоро ушли с фронта, pacсчитывая сдаться западным союзникам. По пути туда они 6 мая вошли Прагу, оказав помощь чешским повстанцам, сражавшимся с эсэсовскими частями. Но узнав, что Прагу займет Красная армия, бойцы РОА покинули столицу Чехословакии. Почти все они во главе с Власовым и другими генералами был выданы Советскому Союзу Англией и США. Из более чем 50 тысяч власовцев не более 10 тысяч избежали выдачи. Та же печальная судьба постигла донских и кубанских казаков, сражавшихся на стороне Германии.

Тем временем еще в октябре 1944 года Гитлер принял решение о проведении в декабре широкомасштабного наступления в Арденнах с участием двух танковых армий. Целью наступления был захват порта Антверпен. Расчет был на то, что с падением Антверпена условия снабжения союзных войск резко ухудшатся. Немцы надеялись захватить также Брюссель и большую часть бельгийской территории, разгромив более одной трети всех действовавших на Западном фронте американских дивизий. Американские войска обладали меньшим боевым опытом, чем британские, и немецкое командование полагало, что с ними будет легче справиться.

К началу октября 1944 года вермахт располагал на Западе 28 пехотными дивизиями, 3 парашютными дивизиями, 3 моторизованными дивизиями, 4 танковыми дивизиями, а также боевыми группами и остатками ранее разгромленных соединений, чья сила была эквивалентна примерно 4 дивизиям. Кроме того, в стадии формирования находились 6 пехотных дивизий из запасных частей. В Италии немцы имели 20 пехотных и горнострелковых дивизий.

Наступление началось 16 декабря, когда установилась ненастная погода и союзники не могли воспользоваться своим превосходством в воздухе. В первые дни боев 200 тысячам немецких солдат и офицеров противостояли только 83 тысячи американских. Наступающие обладали также двукратным превосходством в танках. Немцам к 21 декабря удалось захватить важный транспортный узел Сен-Вит, разбить 106-ю и 99-ю американские пехотные дивизии и окружить Бастони, где находились крупные склады горючего, которого так не хватало немецким танкам, 101-ю американскую воздушно-десантную дивизию. Однако стойкость защитников Бастони, важного узла дорог, сорвала немецкие планы быстрого продвижения к Маасу.

21 декабря, с улучшением погоды, начала активно действовать союзная авиация, в конце концов остановившая продвижение германских танковых колонн. 1 января 700 немецких самолетов бомбили аэродромы союзников в Бельгии, Голландии и Франции, уничтожив 156 машин. В тот же день началось немецкое наступление в Эльзасе. В первые два дня оно имело успех, но уже 4 января немцы были остановлены контратакой союзных войск.

На следующий день перешла в наступление группа армий «Верхний Рейн», которой номинально командовал рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, оттеснившая необстрелянные американские части, только что прибывшие на фронт, почти до самого Страсбурга. Здесь американские резервы остановили неприятеля. Наступление же 19-й немецкой армии от Кольмара было остановлено французскими войсками в 30 милях от Страсбурга у последнего моста перед городом.

4 января немецкие танковые дивизии начали отходить от Бастони, чтобы помочь 6-й танковой армии СС, подвергавшейся сильным контрударам. Уже 8 января Гитлер санкционировал вывод с фронта четырех ее дивизий для переброски на Восточный фронт, где ожидалось советское наступление. Однако они предназначались не для его отражения, а для контрнаступления в Венгрии с целью деблокады окруженного Будапешта.

В середине января англо-американская авиация вывела из строя железнодорожные пути и подвижный состав, а также много танков и автомашин. К концу месяца немцы отступили на исходные позиции, как в Арденнах, так и в Эльзасе. Потери американцев составили 19 тысяч убитых, 15 тысяч пленных и 47 тысяч раненых. Англичане потеряли 200 убитых и 1200 раненых. Потери французских войск составили несколько сот убитых и раненых. Сколько-нибудь достоверных данных о потерях немцев в Арденнском сражении нет, но можно предположить, что они были не меньше, чем потери союзников. По американской оценке, немецкие потери в Арденнах составили около 90 тысяч человек.

Кампания 1944 года на Тихом океане ознаменовалась почти полным уничтожением японского флота. Японское командование сосредоточило все силы для удержания Филиппин. Здесь в сражении в заливе Лейте 23—26 октября было потоплено 3 авианосца, 3 линкора, 10 крейсеров и 9 эсминцев из состава эскадры японского адмирала Куриты. Почти все они стали жертвами атак с воздуха. Американский флот лишился 3 авианосцев и 3 эсминцев.

После битвы в заливе Лейте против американского флота действовали почти исключительно летчики-«камикадзе», но они не смогли нанести противнику значительных потерь. У пилотов-смертников было мало шансов прорваться к неприятельским кораблям сквозь мощный зенитный огонь и истребительное прикрытие. К тому же бронированные палубы американских тяжелых авианосцев способны были выдержать прямое попадание таранящего самолета с бомбовой нагрузкой.

В последние недели войны немцы также попытались воспользоваться услугами пилотов-смертников, которые должны были таранить англо-американские «летающие крепости», но без особого успеха. Геббельс отмечал в дневнике 15 марта 1945 года: «Фюрер согласился использовать примерно 300 смертников с 95-процентной гарантией самопожертвования против групп вражеских бомбардировщиков, с тем чтобы при любых обстоятельствах один истребитель сбивал один вражеский бомбардировщик. Этот план был предложен еще несколько месяцев назад, но его не поддержал Геринг». И, кстати сказать, совершенно правильно сделал. Пилоты германских истребителей на Западе и так, по сути, были смертниками, поскольку имели очень мало шансов пробиться к цели сквозь огонь пулеметов «летающих крепостей» и сквозь пушечный огонь прикрывавших их тяжелых истребителей Р-47 «Тандерболт». В этих условиях тем меньше шансов у них было совершить таран, если и на дистанцию прицельного выстрела выйти можно было лишь с огромным трудом.

Единственная попытка применить массовые тараны люфтваффе была предпринята 7 апреля — в день последних массированных налетов союзной авиации на германские города. Геббельс вынужден был признать, что «успехи не столь велики, как хотелось бы». Союзники, похоже, вообще не заметили атаки «камикадзе фюрера».

7 апреля бомбардировки городов рейха по площадям были прекращены, поскольку почти все города уже лежали в развалинах. Теперь англо-американская авиация обрушивала бомбы только на конкретные стратегические и военно-промышленные объекты, еще уцелевшие корабли германского флота, аэродромы (тот же Геббельс сетовал, что во время одного налета на земле было уничтожено 100 новейших реактивных истребителей Ме-262, с которыми ни один английский, американский или советский истребитель не мог соревноваться в скорости), укрепленные позиции, а также отступающие колонны войск и беженцев на дорогах.

На Тихоокеанском театре американцы 9 января 1945 года высадились на острове Лусон. 18 февраля капитулировал 4-тысячный гарнизон крепости Коррехидор, а к концу апреля Филиппины были в основном очищены от японских оккупантов. Уцелевшие японские части были оттеснены от побережья, и во внутренних районах страны вплоть до конца войны с ними боролись филиппинские партизаны.

Далее настал черед острова Окинава, с которого можно было воздействовать на морские пути из Северного Китая и Кореи в Японию. Другой целью был остров Иводзима, расположенный на полпути между Марианскими и Японскими островами. Оттуда можно было более эффективно осуществлять бомбардировки Японии. 19 февраля 1945 года две дивизии американской морской пехоты высадились на Иводзиме и к середине марта заняли весь остров. В ходе боев пришлось использовать еще одну дивизию морской пехоты и другие подкрепления. Из 23-тысячного японского гарнизона 4,6 тысячи человек были убиты и 15,3 тысячи ранены. Лишь 200 человек сдались в плен. Потери американцев превысили потери японцев и составили 19 тысяч раненых и 7 тысяч убитых и умерших от ран. Единственным успехом японцев в борьбе за Иводзиму стало потопление летчиком-«камикадзе» одного неприятельского авианосца и повреждение второго. Американцы восхищались мужеством неприятеля, продолжавшего в течение месяца упорно обороняться в безнадежной обстановке.

На Окинаве располагалась более мощная группировка японцев, насчитывавшая 67 тысяч регулярных войск и примерно 35 тысяч местных ополченцев и моряков, влившихся в ходе боев в состав регулярной армии. 1 апреля началась высадка на Окинаву шести американских дивизий 10-й армии,

насчитывавшей 182 тысячи человек. На Окинаве базировались значительные силы японской авиации, препятствовавшие американским «летающим крепостям» вести прицельное бомбометание укрепленных позиций основательно зарывшейся в землю пехоты.

Японские войска без большого сопротивления оставили север Окинавы, но повели упорную борьбу за южную, хорошо укрепленную часть острова. Здесь американцев ждали доты, блокгаузы и укрепленные артиллерийские позиции, соединенные друг с другом траншеями и подземными ходами сообщения. От бомбардировок обороняющиеся прятались в многочисленных пещерах. 6 апреля японцы нанесли контрудар силами авиации и флота. Перед этим летчикам-смертникам удалось повредить 39 американских кораблей, в том числе 2 линкорам и 1 эскортному авианосцу.

В день начала наступления «камикадзе» потопили 2 эсминца к северу от Окинавы, а потом, когда 200 самолетов прорвались к побережью острова, был потоплен еще один эсминец, а также танко-десантное судно и два корабля с боеприпасами. 22 судна получили повреждения. Правда, почти все японские самолеты были сбиты истребителями и зенитной артиллерией. Последний гигантский японский линкор «Ямато» (его брат-близнец «Мусаси» водоизмещением 64 тысячи т погиб в битве в заливе Лейте), легкий крейсер и 8 эсминцев были потоплены в результате массированных воздушных налетов с авианосцев. Лишь 4 эсминца вернулись на базу.

«Камикадзе» в дальнейшем смогли повредить авианосцы «Хэнкок», «Эн-терпрайз» и «Банкер Хилл». Были повреждены и 4 английских авианосца, прикрывавших высадку на Окинаве. Американская авиация наносила удары по аэродромам на Кюсю, но из-за их удаленности, многочисленности и хорошего зенитного прикрытия не смогла нейтрализовать все взлетно-посадочные полосы.

К 10 июня кадры «камикадзе» истощились, а американские войска смогли перейти в последнее наступление. 21 июня было объявлено о захвате острова. На следующий день командующий японскими войсками генерал Усидзима и члены его штаба покончили с собой в бункерах на юге острова. 11 тысяч японцев сдались в плен, остальные погибли. Погибли также 24 тысячи мирных жителей Окинавы, ставших жертвами союзной артиллерии и авиации. Американцы потеряли 13 тысяч убитыми и 15 кораблей. Еще примерно 200 судов получили повреждения, причем многие из них уже не подлежали ремонту. С захватом Окинавы была завершена блокада Японских островов и захвачен плацдарм для будущего.

12 января 1945 года началось давно готовившееся наступление Красной армии с плацдармов за Вислой. По утверждению тогдашнего начальника Генштаба германских сухопутных сил, «превосходство русских выражалось в соотношении: по пехоте 11:1, по танкам — 7:1, по артиллерии — 20:1. Если оценивать противника в целом, то можно было говорить без всякого преувеличения о его 15-кратном превосходстве на суше и по меньшей мере о 20-кратном превосходстве в воздухе». Если не на всем советско-германском фронте, то на направлениях главных ударов перевес Красной армии, возможно, был близок к цифрам, названным Гудерианом. В конце декабря он безуспешно добивался переброски дополнительных сил с Западного фронта на Восточный. Гитлер, поддержанный Йодлем, отказался, заявив: «На востоке мы еще можем жертвовать территорией, а на западе нет». Фюрер надеялся, что новое наступление вермахта в Эльзасе парализует активность союзников и поможет немцам удержать Рур. Напрасно Гудериан доказывал, что Рурский npoмышленный район уже выведен из строя действиями англо-американской авиации и поэтому рассчитывать теперь можно только на промышленный районы Востока — Моравию и Верхнюю Силезию.

Когда началось советское наступление в Польше, немецкий фронт был легко прорван. Немецкие дивизии, хотя и избежали окружения, но понесли очень большие потери и откатывались к Одеру. 16 января 1945 года Гитлер снял с Западного фронта 6-ю танковую армию СС, но перебросил ее не Польшу, а в Венгрию, для деблокады Будапешта. Он мотивировал свое peшение необходимостью удержать венгерские нефтеперерабатывающие заводы, оставшиеся после уничтожения «летающими крепостями» почти всея заводов по производству синтетического бензина единственными источниками горючего для Германии. Контрудар в Венгрии у озера Балатон имел лишь частичный успех, и прорваться к Будапешту армии Зеппа Дитриха не удалось. 13 февраля 1945 года 180-тысячная германо-венгерская группировка в Будапеште капитулировала.

В Польше советские войска 20 января достигли германской границь 10 февраля командующий 1-м Белорусским фронтом Жуков составил план Берлинской операции, собираясь начать наступление на столицу рейха 19-20 февраля. Между Одером и Берлином немецких войск было мало. Однако Сталин перенацелил войска на Померанию и Восточную Пруссию. После войны Жуков объяснял это решение опасением, что немцы нанесут контрудар из Восточной Померании во фланг его фронту. Такой контрудар, не достигший большого успеха, действительно состоялся у Арнсвальде 16 i 17 февраля, но участвовало в нем только 6 дивизий, тогда как Жуков располагал 6 армиями. Вероятно, действительной причиной «поворота на Север стали подозрения Сталина, что союзники, вопреки договоренностям, достигнутым на встрече руководителей СССР, США и Англии в Ялте 4—11 февраля 1945 года, захватят Померанию и Пруссию, может быть, при содействии самих немцев. Из-за этих беспочвенных страхов (никаких следов планов «броска на Кенигсберг» в англо-американских архивах не обнаружено) была упущена реальная возможность захватить Берлин в феврале 45-го и тем самым приблизить конец войны.

Чувствуя, что конец войны приближается, лидеры союзных держав сочли необходимым встретиться, чтобы наметить контуры послевоенного устройства Европы. Встреча Рузвельта, Черчилля и Сталина состоялась в Ялте 4 февраля 1945 года и длилась восемь дней. Здесь обсуждали судьбу Германии и послевоенный раздел Европы. Западные лидеры фактически согласились на преобладающее советское влияние в Восточной Европе, но настаивали, чтобы в Польше, Венгрии и других странах были проведены свободные выборы. Тогда же были определены границы зон оккупации в Германии и Австрии и достигнуто соглашение, что советско-польская граница пройдет по линии Керзона. Взамен Польша должна была получить приращение за счет германских земель. В Ялте стороны также обязались репатриировать граждан союзных государств, оказавшихся в их зонах оккупации.

Еще до завершения Ялтинской конференции на Западе союзники 8 февраля начади генеральное наступление к Рейну и за Рейн. 23 февраля американские войска форсировали Рур. К 8 марта немцы были повсеместно оттеснены за Рейн, а 9 марта американцы захватили плацдарм на восточном берегу реки, у Ремагена, благодаря тому, что в их руки попал неповрежденный мост. В ночь с 22 на 23 марта был захвачен еще один плацдарм, южнее Майнца. Наступая с этих плацдармов, союзники 1 апреля овладели Падерборном и замкнули кольцо вокруг Рурского промышленного района, где в окружении оказались основные силы группы армий «Б» — более 300 тысяч солдат и офицеров. Путь с запада в центральные районы Германии был практически открыт: перед англо-американскими войсками была лишь одна 12-я армия генерала Венка. Создалась почти такая же ситуация, как под Москвой в октябре 41-го, только в зеркальном отображении. Тогда основные силы трех советских фронтов были окружены у Вязьмы и Брянска, и между передовыми частями вермахта и Москвой почти не было соединений Красной армии. В обоих случаях только сопротивление окруженных да распутица сдерживали продвижение неприятельских войск к столице. Но у Советского Союза еще оставались огромная территория, резервы на востоке страны и недоступный для ударов люфтваффе Уральский промышленный район, не говоря уже о таких мощных союзниках, как Британская империя и США. У Германии же в апреле 45-го после катастрофы на Западе оставался не менее грозный противник на Востоке, готовый вот-вот ринуться к Берлину, да и распутица в стране, где была хорошо развита сеть шоссейных дорог и автострад, не слишком мешала продвижению войск. 17 апреля, на второй день Берлинской операции, окруженная в Руре группировка прекратила сопротивление. В плен сдалось 317 тысяч человек, в том числе 24 генерала и 1 адмирал.

Черчилль предлагал Эйзенхауэру идти на Берлин, но главнокомандующий союзными войсками в Европе предпочел главные усилия сосредоточить на юге, где Гитлер планировал оборонять Альпийскую крепость, и на севере, чтобы захватить балтийские порты. Действительно, в тот момент на флангах германского фронта как на западе, так и на востоке были сосредоточены более значительные силы вермахта, чем в центре. Эйзенхауэр считал, что первоочередной разгром более сильных группировок вынудит Германию капитулировать, а Берлину он уже не придавал стратегического значения. Действительно, Гитлер предполагал сосредоточить основные усилия на обороне Альпийской крепости в составе Австрии, Баварии, крайних северных районов Италии и Чехии. Туда фюрер планировал перебраться из Берлина, и здесь же сосредоточил наиболее сильную группировку войск. Только уже после начала советского наступления на Берлин Гитлер, осознав безнадежность положения, предпочел смерть в столице рейха гибели в какой-нибудь безвестной альпийской деревушке.

Советское наступление на Берлин началось 16 апреля. Красная армия имела над противником пятикратное превосходство в людях и еще более значительное — в танках и самолетах. Наиболее тяжелые бои развернулись на Зееловских высотах, где наступал 1-й Белорусский фронт. Немцы узнали о времени начала атаки и отвели свои войска на обратные склоны высот, так что они не понесли больших потерь при артподготовке. Также бесполезны оказались и примененные по инициативе Жукова мощные прожектора. Они должны были, по замыслу, ослепить противника, но не могли пробить пелену пыли, поднявшуюся у германских окопов от снарядов и бомб. Скорее, от прожекторов был вред для самой Красной армии, поскольку их свет освещал немцам боевые порядки наступающих. Прорвать оборону на Зееловских высотах удалось лишь на третий день наступления. Потери советских войск здесь были столь огромны, что от гор трупов, выросших перед окопами, некоторые немецкие солдаты буквально сходили с ума. Сохранился рассказ одного советского командира, положившего весь батальон в атаке на Зееловские высоты. Когда он пробовал возразить, что немецкая система огня не подавлена и надо еще поработать артиллерии, ему пригрозили расстрелом, если немедленно не поведет бойцов в атаку. Когда остатки батальона уже собирались отступать, дзот внезапно замолчал. Когда командир с немногими уцелевшими солдатами (офицеры были выбиты почти все) ворвался в дзот и пристрелил второго номера, то выяснилось, что первый номер просто сошел с ума, увидев перед собой такую гору трупов. Иначе Красная армия воевать не могла.

И об этом предупреждали эмигранты еще до войны. Видный военный теоретик русской эмиграции полковник Арсений Зайцов к 16-й годовщине РККА писал: «Желание во что бы то ни стало иметь... политически-благонадежный командный состав покупается ценой резкого понижения его общей и чисто военной подготовки... Полная зависимость командного состава от органов компартии подрывает его престиж и, развивает в нем инстинкт приспособляемости и стремления угодить всесильному политическому начальству. Да и как проявить самостоятельность или свободно мыслить в стране, где даже наука введена в жестокое русло «марксистско-ленинского метода» и где инакомыслие равносильно политической неблагонадежности и беспощадно и немедленно карается властью?»

Более успешно действовал 1-й Украинский фронт маршала Конева, уже в первый день наступления взломавший немецкую оборону по реке Нейсе. В дальнейшем с санкции Сталина началась гонка танковых армий двух фронтов к Берлину. В результате германскую столицу брали войска как Жукова, так и Конева. Берлинский гарнизон, состоявший из 56-го танкового корпуса, был окружен. В другом «котле» к югу от Берлина, в районе Франкфурта-на-Одере, оказались основные силы 9-й немецкой армии. Войска 2-го Белорусского фронта под командованием маршала Рокоссовского к северу от Берлина, форсировав нижнее течение Одера, теснили противника к Эльбе. В Берлинской операции каждый советский фронт практически имел против себя только по одной неприятельской армии.

15 апреля на Эльбу с запада вышли американские войска. Им пришлось 10 дней ждать встречи с Красной армией. Эйзенхауэр запретил им наступать на Берлин, чтобы не углубляться слишком глубоко в будущую советскую оккупационную зону. Он предполагал сосредоточиться на очистке Рура и захвате южных и юго-восточных районов Германии.

Трудно сказать, какими могли бы быть последствия иного решения. Очень вероятно, что американцам и англичанам удалось бы достичь Берлина за 2— 3 дня, как считал командующий 9-й американской армией генерал Уильям Симпсон, т. е. еще тогда, когда советские войска дрались на Одере. В этом случае падение Берлина было бы, безусловно, ускорено, и Красная армия избежала бы тех больших потерь, которые она понесла при штурме города. Однако при таком развитии событий было бы вероятно, что Гитлер предпочел бы покинуть Берлин, который с запада оборонять было просто нечем, и отойти вместе с частью войск в Альпийскую крепость. Это могло бы продлить сопротивление группы армий «Центр» в Чехословакии, Австрии и Баварии. Кстати, командующий американской группы армий генерал Омар Брэдли оценивал возможные потери при наступлении от Эльбы до Берлина в 100 тысяч убитых и раненых. Предположение, что за свою столицу немцы будут сражаться особенно ожесточенно и бросят на ее защиту все силы, стало одним из побудительных причин для Эйзенхауэра отказаться от удара на Берлин и сосредоточиться на уничтожении основных группировок неприятельских войск

Между тем союзники значительно преувеличивали возможности противника по прикрытию Берлина с Запада. Войска на Одере уже были связаны начавшимся наступлением Жукова и Конева и не могли быть быстро переброшены на Запад. На Эльбе была лишь недавно сформированная 12-я немецкая армия генерала Венка численностью немногим более 100 тысяч человек. Она при всем желании не могла ни остановить американцев, ни нанести им стотысячные потери. Предпринятое Венком 16 апреля наступление с целью деблокады окруженной в Гарце 11-й армии закончилось катастрофой. Две дивизии 12-й армии столкнулись со вторым эшелоном 9-й американской армии и к 21 апреля были уничтожены в районе к северу от Брауншвейга.

По приказу Гитлера оставшиеся 5 дивизий армии Венка 22 апреля, после того как они ликвидировали неприятельский плацдарм за Эльбой к югу от Магдебурга и локализовали другой в районе Барби, были повернуты на Восток и двинулись на выручку Берлина Между тем 25 апреля войска Конева соединились с частями 1-й американской армии на Эльбе в районе Торгау, окончательно разрезав немецкий фронт на две изолированные группировки — северную и южную. Войска Венка наступали на Ютеборг для соединения с 9-й германской армией, чтобы потом вместе ударить на Берлин.

1 мая примерно 30 тысяч солдат и офицеров под руководством командующего 9-й армией генерала Буссе осуществили прорыв и в районе Белица встретились с частями 12-й армии. Это произошло после самоубийства Гитлера, застрелившегося в бункере Рейхсканцелярии 30 апреля, и накануне капитуляции берлинского гарнизона 2 мая. Несколькими днями ранее, 29 апреля, капитулировали немецкие войска в Италии, причем условия капитуляции также вступили в силу 2 мая.

Советские войска от Берлина были переброшены в Чехословакию и 9 мая освободили город, где началось антигерманское восстание. Ранее, 7 мая 1945 года, в Ставке Эйзенхауэра в Реймсе начальник штаба оперативного руководства генерал Иодль от имени правительства преемника Гитлера гросс-адмирала Деница вынужден был подписать акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил на всех фронтах.

8 мая боевые действия прекратились, но отдельные стычки с германскими частями, не получившими известия о капитуляции, продолжались вплоть до 15 мая. По требованию Сталина, который не был извещен заранее о капитуляции в Реймсе, подписанный там акт решено было считать предварительным, а окончательное подписание акта о безоговорочной капитуляции Германии произошло в берлинском пригороде Карлсхорсте 8 мая 1945 года. Группа армий «Центр» была вынуждена сдаться в плен Красной армии, после того как американское командование в Западной Чехии отказалось принять ее капитуляцию. Немецкие войска в Северной Германии, отступавшие перед фронтом Рокоссовского, вместе с войсками в Северо-Западной Германии, Дании и Голландии, под общим руководством фельдмаршала Буша сдались в плен англичанам, так же как и группа армий «Австрия». Остатки немецких войск в Курляндии и Восточной Пруссии сложили оружие перед Красной армией. 23 мая во Фленсбурге союзники арестовали правительство Деница.

Всего в период массовой сдачи вермахта в плен с конца апреля до середины мая 1945 года союзные войска взяли в плен около 4 миллионов немецких солдат и офицеров, а советские войска— около 1,4 миллиона. Кроме того, на завершающем этапе войны в Европе, с июня 1944 года по апрель 1945 года, союзные армии пленили 2 миллиона германских военнослужащих, а советские войска — около миллиона.

В последние месяцы войны германское командование пыталось заставить войска сражаться столь же суровыми мерами, как и командование Красной армии. Особенно неблагоприятной была ситуация на Западном фронте, где немецкие солдаты, зная, что Англия и США соблюдают Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными, сдавались в плен гораздо охотнее, чем на Востоке. В конце 1944 года фельдмаршал Кейтель издал приказ, где потребовал: «Немедленно открывать огонь из всех видов оружия по каждому солдату, явно переходящему на сторону противника. При возникновении подозрения о том, что солдат перебежал к противнику, необходимо тотчас же на месте организовать судебное разбирательство. Следствие проводить немедленно и добросовестно. Если в результате расследования будет установлен факт перехода к противнику, то судебное разбирательство следует закончить приговором к смертной казни и приговор утверждать. Семья приговоренных к смерти перебежчиков отвечает за преступления осужденного имуществом, свободой или жизнью. Меру ответственности в каждом отдельном случае определяет рейхсфюрер СС и начальник германской полиции... При отсутствии неопровержимых фактов перехода на сторону противника следствие надлежит закончить соответствующим актом... О смертном приговоре или наказании семьи в каждом отдельном случае необходимо немедленно поставить в известность части дивизии или соответствующего ей соединения». Германские заградотряды, так же, как и советские, должны были всеми средствами посылать солдат обратно в бой, не останавливаясь перед расстрелами, но при этом непременно требовалось созвать предварительно военный суд. Здесь было принципиальное различие с советской практикой бессудных расстрелов бойцов и командиров. Для германских солдат и офицеров могли иметь авторитет только репрессии, освященные судебным приговором. Для красноармейцев же, привыкших жить в страхе, военно-политическое руководство считало наиболее действенным средством массовые бессудные казни на месте и правых, и виноватых. Подобным же образом после объявления осадного положения в Москве в октябре 1941 года грабителей предписывалось расстреливать на месте.

В последние месяцы и даже годы войны люфтваффе уже не могли на равных противостоять англо-американской авиации. Также и подводный флот Деница потерпел поражение в битве за Атлантику задолго до окончания; боевых действий. А вот германские сухопутные силы сохраняли определенное тактическое превосходство над противником едва ли не до самого конца. Это доказывается успешным (в первые дни и даже недели) наступлением вермахта в Арденнах в декабре 1944 года и в Венгрии в январе и марте 1944 года, в условиях подавляющего превосходства противника в воздухе и в численности пехоты, орудий и танков. Этот феномен не может быть объяснен одним только качественным превосходством немецких танков, особенно ощутимым на Западе, где у союзников так и не появилось танков, сравнимых с «тиграми» и «пантерами». Здесь успешно бороться с германскими танковыми соединениями союзники смогли только с помощью своей авиации. Но и на Востоке «королевский тигр» пробивал броню самого мощного советского танка ИС-2 на такой дистанции, на которой 122-мм орудие ИСа не могло поразить его броню. Дело здесь прежде всего в уровне боевой подготовки германских сухопутных сил. Ведь в Германии основной упор делался на развитие сухопутной армии, а авиация и флот начали воссоздаваться только с 1935 года и не могли в полной мере наверстать отставание от Англии и США. Напротив, западные противники Германии начали создавать массовые сухопутные армии только после начала. Второй мировой войны (Америка — вообще с 1942 года), и их дивизии уступали в опыте и боевой подготовке немецким. Зато авиация и флот западных союзников, являвшиеся главным фактором обеспечения их безопасности, превосходили военно-морские и военно-воздушные силы немцев.

Что же касается СССР, то его авиация и флот, сильные количественно, по качеству кораблей и самолетов уступали американским и английским, а в определенной степени — и германским. Еще больше был разрыв в уровне подготовки личного состава, особенно в сухопутных войсках. Русская императорская армия была разрушена в 1917 году, а заменившая ее Красная армия не имела ни многовековых традиций, ни моральной спайки, ни опытных командиров. Сталин и его генералы предпочитали бросать в бой почти не обученную пехоту, чтобы закидать врага трупами, купить победу любой ценой. Потому и соотношение потерь СССР и Германии было таким, каким оно обыкновенно бывает только в колониальных войнах великих европейских держав с местным населением.

Возможно, Сталин учитывал то обстоятельство, что высокопрофессиональная армия часто пытается играть политическую роль и может создать угрозу его диктатуре. А, с другой стороны, такую армию невозможно заставить выполнять карательные функции по отношению к собственному народу. Поэтому Верховный Главнокомандующий предпочитал иметь вооруженные силы числом поболее, а ценою подешевле. Не в смысле стоимости техники — здесь Сталин не скупился, а в отношении уровня и качества общеобразовательной и профессиональной подготовки личного состава. Поэтому и в конце войны Красная армия воевала довольно плохо. Так, в апреле 1944 года командир 65 стрелкового корпуса Западного фронта генерал-майор В.А. Ревякин откровенно признавался: «У нас все еще до сих пор не научились воевать, воюем по шаблону, немец об этом уже знает, делает вывод и организует оборону, как ему надо». А только что назначенный командующим 4-м Украинским фронтом генерал армии А.И. Еременко записал в дневнике 4 апреля 1945 года, всего за месяц до победы: «Нужно спешить, а войска очень слабо подготовлены к наступательным действиям, на 4-м Украинском фронте своевременно не занимались этим решающим успех дела вопросом».

22 июня 1945 года, на следующий день после падения Окинавы, император Японии Хирохито предложил правительству начать мирные переговоры. Капитуляция Германии и выход союзников на ближние подступы к Японским островам создали стратегически безнадежную обстановку для Страны восходящего солнца. Почти весь ее военный флот был потоплен, поставки нефти прекращены, а промышленное производство из-за отсутствия энергии и сырья, а также американских бомбардировок сократилось в несколько раз. 26 июля правительства США, Великобритании и Китая в Потсдамской декларации выдвинули условия мира с Японией. От вооруженных сил требовалась безоговорочная капитуляция. От Японии должны были быть отторгнуты все ее колонии, а страну планировалось подвергнуть оккупации до тех пор, пока в результате свободных выборов не будет создано «склонное к миролюбию правительство».

Десятью днями раньше в США прошли успешные испытания атомной бомбы. В течение июля 500 и более бомбардировщиков ежедневно бомбили Японию. 10 июля самолеты с авианосцев вывели из строя все аэродромы в районе Токио. Англо-американской эскадрой были также потоплены или тяжело повреждены все японские военные корабли. 30 июля были разбомблены аэродромы и промышленные предприятия в центральной части острова Хонсю. Американское командование планировало в ноябре 1945 года захватить Кюсю, а в марте 1946 года высадиться в районе Токио. Но атомная бомба и вступление в войну Советского Союза значительно приблизили японскую капитуляцию.

6 августа атомная бомба была сброшена на Хиросиму, а 9 августа — на Нагасаки, вызвав гибель сотен тысяч мирных жителей.

8 августа Советский Союз объявил войну Японии. На рассвете 9 августа Красная армия вторглась в Маньчжурию, а на следующий день — в Корею. В ночь на 11 августа японское правительство решило согласиться на безоговорочную капитуляцию при условии, что в стране сохранится власть императора. Через Швейцарию и Швецию об этом тотчас же сообщили союзникам. Те ответили согласием, но с двумя оговорками: император должен подчиняться главе оккупационных сил и судьбу монархии должен будет решить японский народ. Пока японцы раздумывали над принятием этих оговорок, 3-й американский флот нанес удар по северу острова Хонсю и Курильским островам, а 13 августа бомбардировал Токио. 14 августа японский кабинет согласился на капитуляцию, и 15 августа боевые действия были прекращены.

Строго говоря, Квантунская армия, располагавшаяся в Северном Китае, уже никак не могла быть переброшена для защиты Японских островов из-за отсутствия горючего и транспортных средств, поскольку почти весь японский торговый флот был уничтожен подлодками и авиацией союзников. Но в моральном отношении наступление Красной армии было для Японии сильнейшим ударом, продемонстрировав безнадежность ее положения. Советские войска заняли Маньчжурию, Внутреннюю Монголию (туда вошли и войска Монгольской Народной Республики) и Северную Корею, американские — Южную Корею. 18 августа советские десанты высадились на Курильских островах, где встретили упорное сопротивление, продолжавшееся 5 дней. 1 сентября без боя были заняты Южно-Курильские острова, никогда прежде не входившие в состав России. Во время боев на Курилах советские потери составили до трех тысяч человек, японские — тысячу. Напротив, в Маньчжурии и Корее японские безвозвратные потери превышали советские. 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» в Токийской бухте был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии.

Япония, делавшая основной упор на развитие военно-морского флота, уступала своим потенциальным противникам в авиации и сухопутных силах. Японские летчики имели в целом достаточно высокий уровень подготовки, что и продемонстрировали в Пёрл-Харборе. Но их было слишком мало, и по числу пилотов Страна восходящего солнца значительно уступала США и Англии. Японская авиационная промышленность также не смогла угнаться за американской и во второй половине войны проигрывала противнику и в количестве, и в качестве боевых машин. Также и судостроение Японии не выдержало конкуренции с американскими верфями. Японская сухопутная армия ориентировалась на борьбу с таким слабым соперником, как армия Китая, и имела мало танков. Недостаток техники и опытных кадров японское руководство пыталось компенсировать фанатичным самопожертвованием своих солдат и офицеров. Не случайно в «камикадзе» брали в основном новобранцев, тогда как опытных пилотов стремились сохранить. Роль «камикадзе» выполняли, по сути, и миллионы советских солдат. Техники, правда, у них было в избытке, но управляться с ней как следует не умели, и оттого несли неоправданные потери. Кроме того, в Красной армии большое число танков и самолетов сочеталось с острой нехваткой средств связи и транспортных средств, что во многом сводило на нет преимущество в авиации и бронетехнике.

Потери всех стран, участвовавших во Второй мировой войне, убитыми, умершими от ран, ставшими жертвами репрессий, умершими от голода и болезней более, 60 миллионов человек, в том числе около 6 миллионов евреев и более 300 тысяч цыган, погибших в результате нацистского геноцида. По нашей оценке, основанной на соотношении числа убитых и раненых в Красной армии в 1942 году, советские вооруженные силы потеряли погибшими в боях, умершими от ран, болезней и несчастных случаев, а также расстрелянными по приговорам трибуналов приблизительно 22,4 миллиона человек. Кроме того, из 6,2 миллиона советских военнопленных примерно 4 миллиона умерли от голода, эпидемий репрессий. Еще около 16,9 миллиона мирных жителей СССР пали жертвами военных действий, репрессий со стороны германских оккупационных властей, умерли от голода и болезней. Общие безвозвратные потери Советского Союза составили около 43,3 миллиона человек (точность оценки — плюс-минус 5 миллионов), что превышало потери всех других государств — участников войны вместе взятых.

Советский Союз призвал в ряды своих вооруженных сил наибольшее число людей по сравнению со всеми другими странами — участницами Второй мировой войны. По официальным данным, с учетом численности армии мирного времени, всего было призвано 34,5 миллиона человек, из которых 3,6 миллиона было отозвано для работы в промышленности и военизированных формированиях различных ведомств. Для сравнения — в Германии было мобилизовано 17,9 миллиона человек, из которых 2 миллиона человек впоследствии отозвали для работы в промышленности. Однако в официальные цифры советской мобилизации не включен многочисленный местный призыв, проводимый непосредственно воинскими частями на освобождаемых (или оставляемых территориях). А этот призыв составлял очень значительную величину. Так, только в сентябре 1943 года и только один Южный фронт пополнился за счет местных ресурсов на 115 тысяч человек. Как проходил этот призыв, хорошо описал генерал Петр Григоренко: «К осени 1944 года людей в стране уже не было. Готовилась мобилизация 1927 года, т. е. семнадцатилетних юнцов. Но нам и этого пополнения не обещали. От 4-го Украинского фронта требовали изыскания людских ресурсов на месте — мобилизации воюющих возрастов на Западной Украине, вербовки добровольцев в Закарпатье и возвращения в части выздоравливающих раненых и больных. Нехватка людей была столь ощутима, что мобилизацию превратили, по сути, в ловлю людей, как в свое время работорговцы ловили негров в Африке. Добровольчество было организовано по-советски, примерно так, как организуется стопроцентная «добровольная» явка советских граждан к избирательным урнам». Всего, по моим расчетам, в Красной армии в годы войны служило около 46,5 миллиона человек, из которых, если верить официальным данным, для работы в промышленности и в военизированные формирования других ведомств было отозвано 3,6 миллиона человек. Тогда чистый призыв составит 42,9 миллиона человек против чистого призыва в Германии в 15,9 миллиона человек, что составляет, соответственно, 20,5% от общей численности населения СССР в 1941 году и 19,7% от населения рейха в 1939 году. Из 42,9 миллиона призывников около 12 миллионов должны составлять ополченцы и люди, призванные на местах непосредственно в части.

Судьба этих местных призывников с оккупированных территорий была особенно трагична. На них смотрели как на потенциальных изменников Родины и бросали в буквальном смысле на убой, чтобы у НКВД после войны было меньше работы по выявлению «неблагонадежных». Одну из бессмысленных и беспощадных к собственным людям атак, предпринятых в декабре 1943 года в Белоруссии пополнением, поступившим из только что освобожденной Орловской области, хорошо запечатлел бывший командир взвода лейтенант Валентин Дятлов: «Мимо, по ходу сообщения прошла цепочка людей в гражданской одежде с огромными «сидорами» за спиной. «Славяне, кто вы, откуда? — спросил я. — Мы с Орловщины, пополнение. — Что за пополнение, когда в гражданском и без винтовок? — Да сказали, что получите в бою...»

Удар артиллерии по противнику длился минут пять. 36 орудий артиллерийского полка «долбили» передний край немцев. От разрядов снарядов видимость стала еще хуже...

И вот атака. Поднялась цепь, извиваясь черной кривой змейкой. За ней вторая. И эти черные извивающиеся и двигающиеся змейки были так нелепы, так неестественны на серо-белой земле! Черное на снегу — прекрасная мишень. И немец «поливал» эти цепи плотным свинцом. Ожили многие огневые точки. Со второй линии траншеи вели огонь крупнокалиберные пулеметы. Цепи залегли. Командир батальона орал: «Вперед... твою мать! Вперед!.. В бой! Вперед! Застрелю!» Но подняться было невозможно. Попробуй оторвать себя от земли йод артиллерийским, пулеметным и автоматным огнем...

Командирам все же удавалось несколько раз поднимать «черную» деревенскую пехоту. Но все напрасно. Огонь противника был настолько плотным, что, пробежав пару шагов, люди падали как подкошенные. Мы, артиллеристы, тоже не могли надежно помочь — видимости нет, огневые точки немцы здорово замаскировали, и, вероятней всего, основной пулеметный огонь велся из дзотов, а потому стрельба наших орудий не давала нужных результатов». Потери среди этих пополнений были наиболее велики, а их учет — наименее налажен.

Потери германских вооруженных сил убитыми, умершими от ран, болезней и несчастных случаев, расстрелянных по приговорам трибуналов и умершими в плену можно оценить примерно в 4 миллиона человек, из них 2,6 миллиона на Востоке (в том числе 0,5 миллиона — в плену) и 1,4 миллиона — на Западе и других театрах (в том числе 0,3 миллиона — в плену). Потери гражданского населения Германии и Австрии можно оценить в 2,5 миллиона человек. Они пали жертвами бомбардировок и наземных боевых действий на территории Германии. Из общих потерь военнослужащих и гражданского населения в 6,5 миллиона человек на долю Австрии приходится около 350 тысяч человек. Следует также отметить, что в 4-миллионные безвозвратные потери вооруженных сил входят не только австрийцы, эльзасцы, поляки и чехи, служившие в германских вооруженных силах, но и некоторое число бывших советских военнопленных, служивших в вермахте и СС в качестве «добровольных помощников» (Hi-Wi) в тылу или солдатами и офицерами в боевых частях. Конечно, далеко не все они учтены в немецкой статистике потерь, и сколько их погибло, точно неизвестно. Вряд ли, однако, это число превышало несколько десятков тысяч человек, так как бывшие военнопленные в основном были «добровольными помощниками» и находились далеко от передовой. Все советские военнопленные, погибшие в германской армии, включены в 4 миллиона погибших в плену советских граждан.

Потери США составили 302 тысячи погибших и умерших от ран, болезней, несчастных случаев и по другим причинам. Британские вооруженные силы, включая войска Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южной Африки и Индии, потеряли около 400 тысяч погибших. Кроме того, на Британских островах от бомбардировок и ракетных обстрелов погибло несколько десятков тысяч мирных жителей. Потери Италии достигли 330 тысяч погибших военнослужащих, 70 тысяч погибших партизан и несколько десятков тысяч человек гражданских лиц. Гораздо более значительными были безвозвратные потери Японии. Только вооруженные силы потеряли около 2 миллионов человек погибшими, включая войну с Китаем, начавшуюся еще в 1937 году. Кроме того, потери среди мирного населения можно оценить величиной от 0,5 до 1 миллиона человек. Франция потеряла погибшими 190 тысяч военнослужащих и еще 20 тысяч партизан. Безвозвратные потери Польши составили 140 тысяч в армии и до 5 миллионов человек среди гражданского населения, главным образом евреев. Потери югославской армии, включая партизанскую армию Иосипа Броз Тито, оцениваются в 300 тысяч человек, а гражданского населения — более чем в один миллион. Румынская армия потеряла около 300 тысяч человек, в том числе 50 тысяч, воюя на стороне Антигитлеровской коалиции. Вооруженные силы Венгрии потеряли убитыми и умершими 200 тысяч человек, а Финляндии — 84 тысячи. Потери вооруженных сил Китая, как гоминьдановских, так и коммунистических, в борьбе с Японией в 1937—1945 годах можно, очень приблизительно, оценить в миллион погибших. Они во много раз превышали потери японцев на Китайском фронте. Значительными были и потери гражданского населения Китая. Иногда их вместе с потерями армии оценивают в 7 миллионов человек, но достоверность этой цифры весьма сомнительна.

Во Второй мировой войне выявилась стойкость тоталитарных режимов, их способность заставлять свой народ драться в безнадежных или кажущихся безнадежными условиях. Это относится прежде всего к Советскому Союзу и Германии. Также и военно-авторитарный режим, опирающийся на традиционный японский менталитет, в Японии проявил выдающуюся способность к сопротивлению. Капитуляция последовала после применения ядерного оружия и вторжения Красной армии в Маньчжурию, когда были исчерпаны все возможности к сопротивлению. Только фашистский режим в Италии, где тоталитаризм был выражен значительно слабее, сравнительно легко свергла в 1943 году королевская власть, которую поддержала и часть фашистов. Позднее же республиканское правительство Муссолини могло существовать лишь с опорой на германские штыки. Соответственно СССР, Германия и Япония понесли наибольшие потери (если брать только потери вооруженных сил) во Второй мировой войне. Западные демократии в целом смогли мобилизовать свои ресурсы для достижения победы, хотя быстрый крах Франции показал их уязвимость в критических условиях. Но тут большую роль играл и чисто географический фактор. Англия устояла не только благодаря высокой боеспособности и моральному духу армии и народа, но и вследствие того, что располагалась на островах, которые Германия, не имея сильного флота и стратегической авиации, не смогла захватить. Напротив, Франция очень быстро прекратила борьбу не только из-за слабости армии и нежелания большинства французов нести тяготы войны, но и по причине того, что территория французской метрополии легко могла быть оккупирована в ходе всего одной военной кампании. Также и Советский Союз от краха спасла не только численность населения и устойчивость правящего режима, но и, не в последнюю очередь, обширность территории. Все главные политические и военно-экономические центры страны в принципе не могли быть заняты неприятелем в ходе одной военной кампании, а далее в дело вступал и собственный людской и экономический потенциал, и помощь союзников.

Вторая мировая война также опровергла известный постулат о том, что главное — это разгром вооруженных сил неприятеля. Красная армия за всю войну потеряла погибшими примерно в 10 раз больше, чем противостоявшие ей соединения вермахта. Даже с учетом потерь союзников Германии на Восточном фронте соотношение потерь оказывается на уровне 8:1, а принимая более благоприятное для советской стороны соотношение раненых, больных и пленных— до 5:1. Немцы многократно уничтожили всю Красную армию, находившуюся на фронте, но не добились победы. Так, к концу 1941 года вышло из строя около 90 процентов кадровой советской армии и имевшейся в ее распоряжении боевой техники. Однако коммунистический режим имел практически неограниченные возможности для мобилизации и сделал невозможным создание каких-либо организованных групп, выступающих, как во Франции, за прекращение войны даже в казавшемся безнадежном положении. Также и германская территория была оккупирована союзниками раньше, чем были полностью ликвидированы боеспособные соединения германской армии. Сопротивление стало безнадежно после утраты основных промышленных районов в Руре и Силезии.

Итоги Второй мировой войны в Европе были подведены на встрече руководителей СССР, Великобритании и США в Потсдаме. Она началась 17 июля 1945 года и продлилась семнадцать дней. Вместо умершего Рузвельта приехал его преемник Гарри Трумэн. Уже в ходе конференции Черчилля сменил лидер победивших на парламентских выборах лейбористов Клемент Эттли. Накануне конференции Черчилль писал Трумэну: «Железный занавес опускается над фронтом русских. Мы не знаем, что делается позади него. Можно почти не сомневаться, что весь район восточнее линии Любек, Триест, Корфу будет в скором времени полностью в их руках». В Потсдаме был решен вопрос о репарациях — выплатах Германией ущерба странам — жертвам агрессии. Был создан Контрольный совет для управления оккупационными зонами до создания в Германии демократического государства. СССР была передана часть Восточной Пруссии с ее столицей — Кенигсбергом. Союзники фактически признали все территориальные захваты, осуществленные Сталиным в 1939—1945 годах, и его гегемонию в Восточной Европе, однако воспротивились ее дальнейшему распространению. Они отказались удовлетворить территориальные претензии СССР к Турции и требование о размещении в черноморских проливах советских военных баз. Отвергли они и поддержанные Сталиным претензии Югославии на Триест и на сохранение советской оккупации Северного Ирана. Не был окончательно решен вопрос о западных границах Польши, оставленный для будущей мирной конференции. Сталин предлагал провести их по Одеру и Западной Нейсе, отдавая полякам Бреслау (Вроцлав) и Штеттин (Шецин). Его партнеры настаивали отодвинуть границу к Восточной Нейсе, оставив эти города немцам. Фактически был установлен сталинский вариант германо-польской границы. Более 8 миллионов немцев были депортированы из Судет, Румынии, Венгрии, а также с территорий, отошедших Польше и СССР.

Уже на Потсдамской конференции проявились разногласия между западными союзниками и СССР, постепенно в 1946—1947 годах перешедшие в противостояние, названное «холодной войной». Для немедленного броска к Атлантике у Сталина не было ни сил, ни средств. Пока в Европе находилась американская армия и мощная авиационная группировка союзников, который в любой момент можно было подкрепить новой немецкой армией из бывших пленных (две трети вермахта сдалось западным союзникам) и атомной бомбой, любой поход к Пиренеям был для Красной армии авантюрой, обреченной на разгром. Но и США с Великобританией не собирались идти в новый крестовый поход для освобождения Восточной Европы от коммунизма. Во-первых, ни правительства, ни население, только что перенесшие ужасы Второй мировой войны, не были ни морально, ни материально готовы начать новую войну со вчерашним союзником. В Восточной Европе не было каких-либо жизненно важных для Запада пунктов или регионов, контроль над которыми стоило бы добывать ценою военных действий.

В результате Второй мировой войны Советский Союз поставил под свой контроль Восточную Европу, Китай, Северный Вьетнам и Северную Корею. Однако эти успехи в геополитическом отношении были более чем компенсированы объединением большей части побежденной Германии и других стран Западной Европы в 1949 году в военно-политический блок НАТО во главе с США. Несопоставимость экономических потенциалов западного блока, к которому тесно примыкала Япония, и коммунистического блока (их ВНП в 80-е годы соотносились как 10:1 и даже в еще большей пропорции) обусловила победу Запада в «холодной войне», ставшую очевидной с воссоединением Германии в 1990 году. Советско-китайская ссора в середине 60-х годов не сыграла в исходе этой войны сколько-нибудь существенной роли, прежде всего, по причине очень низкого военно-экономического потенциала Китая в то время.





СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

МОСКВА «ВЕЧЕ» 2001
Соколов Б.В.